Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хромой с человеческим лицом


Ким Чен Ын во время визита в пионерский лагерь. Дата съемки неизвестна

Ким Чен Ын во время визита в пионерский лагерь. Дата съемки неизвестна

Долгое отсутствие на людях лидера КНДР Ким Чен Ына породило массу гипотез – которые пока остаются не более чем домыслами

Вождь Северной Кореи Ким Чен Ын не появляется на людях с 3 сентября; в тот день его видели прихрамывающим на концерте с супругой Ли Соль Чжу. Среди прочего вождь, которому то ли 30, то ли 32 года (этого точно никто не знает), пропустил важное заседание Верховного народного собрания. Он тяжело болен? Или находится на отдыхе? Нельзя исключить и того, что он пал жертвой интриг в высших эшелонах власти в Пхеньяне. Однако ни одного твердого факта, подкрепляющего эти гипотезы, нет.

Средства массовой информации Южной Кореи уже несколько раз сообщили, что, по их данным, весьма серьезно болеющий лидер КНДР после травмы перенес операцию сразу на д​вух ногах и тяжело выздоравливает. Журналисты считают, что у Ким Чен Ына – целый букет диагнозов, в основном ставших следствием соответствующего образа жизни, который он вел с совсем юных лет, включая диабет, ожирение и подагру. При этом полное отсутствие главы государства на людях подогревает слухи о государственном перевороте, который мог произойти еще год назад и о котором никто до сих пор не подозревает во внешнем мире.

Ким Чен Ын и Ли Соль Чжу

Ким Чен Ын и Ли Соль Чжу

"Высшие чиновники ЦК Трудовой партии Кореи перестали подчиняться Ким Чен Ыну и руководят страной от его имени, в то время как северокорейский лидер фактически исполняет роль подневольной марионетки". Примерно так коротко можно сформулировать суть заявления нескольких северокорейских перебежчиков, прозвучавшего в этом сентябре на одной из пресс-конференций на Западе. В их числе – бывший высокопоставленный офицер Управления контрразведки Министерства общественной безопасности (Сахве Анчжон Сонъ) КНДР, одновременно являвшийся известным в Пхеньяне драматургом и чиновником министерства культуры, Чен Чин Сон. По его словам, при этом в ЦК северокорейской компартии идет жесточайшая борьба за власть между двумя фракциями, которые крайне условно можно назвать "консерваторами", то есть сторонниками сохранения абсолютно тоталитарного строя, и "либералами", стремящимися слегка реформировать политику и экономику страны – но исключительно ради личных интересов и обогащения.

О том, что Ким Чен Ын "исчез", широко оповещали мир западные средства информации. СМИ в КНДР о ситуации, мягко говоря, не распространяются. Поэтому агентство Reuters, которое даже не имеет своего бюро в Пхеньяне, заслуживает похвалы хотя бы за обнаружение на северокорейском телевидении сведений о Ким Чен Ыне, пусть и весьма скудных: "Наш социализм своим богатством и процветанием обязан неутомимым усилиям нашего маршала, который продолжает освещать путь нашему народу, подобно мерцающему огню, несмотря на нездоровье". New York Times, перепечатывая эту информацию, перевела ключевые слова несколько иначе: "несмотря на то, что чувствует он себя неважно". На телекартинке, сопровождающей текст, видно, как молодой и грузный вождь передвигается, прихрамывая на обе ноги. "Неважно – понятие растяжимое", – подмечают американские журналисты. Это может быть летальное заболевание, а может и хроническое, если вообще не легкая простуда?

Директор Исследовательского центра стран Восточной Азии при Стэндфордском университете Даниэль Снайдер подчеркивает, что Запад с жадностью глотает подобного рода информацию, поскольку она дает повод конструировать самые фантастические трактовки событий в стране, о которой в действительности очень мало что известно:

Даниэль Снайдер

Даниэль Снайдер

– Закрытость и загадочность Северной Кореи нас завораживают и устремляют в область догадок, не подкрепленных фактами. Тем не менее позволю себе два осторожных замечания. Первое: режим в Пхеньяне чувствует сегодня некую потребность делиться с собственным населением и внешним миром хотя бы минимальными сведениями о себе. О личной жизни отца или деда Ким Чен Ына государственное телевидение и не заикалось. Не позднее как два года назад первый секретарь исчез из поля зрения общественности на целых две недели – и ничего. Никаких объяснений. Пропаганда поносит противников КНДР, не скупясь на самые изысканные цветистые эпитеты, а когда разворачивает глаза вовнутрь, становится немногословной, унылой и серой. Поэтому так примечательны недавние признаки гласности, например, официальное сообщение о неудачном ракетном испытании. Или открытое признание огромных жертв и разрушений во время последних наводнений. Плюс обращенные к мировому сообществу публичные призывы о помощи.

Режим в Пхеньяне чувствует сегодня некую потребность делиться с собственным населением и внешним миром хотя бы минимальными сведениями о себе

Допускаю, что сохранять такой же тотальный контроль над информацией, как раньше, властям сложно. Это лишь в минимальной степени следствие развития интернета, а в куда большей – распространения мобильных телефонов и поездок северных корейцев в Южную Корею или в Китай. Это первое. А второе – даже небольшое приоткрывание Северной Кореи будет сопровождаться, мы полагаем, усилением репрессий в отношении лиц, заподозренных не то что в полноценном инакомыслии, а в слабом покушении на инакомыслие. Никаких признаков угроз власти семьи Кима мы сегодня не видим.

Член руководства КНДР, дядя Ким Чен Ына Чан Сон Тхэк действительно поплатился жизнью за интриги против вождя, но то, что его скормили живьем голодным собакам, – это дезинформация, уверен Даниэль Снайдер. Как и то, что Ким Чен Ын казнил публично свою якобы бывшую любовницу, певицу Хён Сон Воль, за распространение порнографии. Эта дезинформация, по мнению эксперта Стэнфордского университета, изготавливается, предположительно, в Сеуле или Токио, а наиболее вероятно, в самом Пхеньяне. Репутация свирепости, кровожадности и неумолимости нужна режиму, чтобы отбить у мирового сообщества всякое желание вмешиваться в его дела, с одной стороны. А с другой – сделать сообщество более покладистым в смысле удовлетворения требований режима: кому охота провоцировать гнев деспотичных варварских правителей?

Ким Чен Ын на военных учениях. Дата съемки неизвестна

Ким Чен Ын на военных учениях. Дата съемки неизвестна

​– Пока Ким Чен Ын, предположительно, был не здоров, он совершал инспекционные поездки на военные и гражданские объекты, о которых сообщали северокорейские СМИ. Хотя и без картинки. Я просто хочу подчеркнуть, что приоткрывание страны вполне совместимо с усилением личной власти лидера. Или его клана. Как маленькая правда в одном может легко сочетаться с нагромождением лжи во всем остальном. Верно, последние полгода в КНДР происходит очень активная кадровая ротация в высших эшелонах, но перестановки персонала не означают изменения генерального курса и не предвещают политической нестабильности. Это все укладывается в "генеральную линию". Может быть, я ошибаюсь, но ничего необычного я здесь не вижу, – говорит Даниэль Снайдер.

За три года на вершине власти Ким Чен Ын сильно прибавил в весе. Несколько раз он как будто вообще не мог стоять, и его перевозили в тележке с моторчиком, используемой при игре в гольф. Это подагра или диабет на фоне гипертонии, вслед за журналистами заключает одна группа западных аналитиков и по совместительству нефрологов, обнаруживших в роду Кима генетическую предрасположенность к отложениям солей мочевой кислоты. Британская Daily Mirror поведала миру, что Ким пристрастился к "буржуазному" сыру эмменталь и потому необыкновенно раздался, отчего и припадает на ногу. Газета одобрительно цитирует профессора университета Лидса на предмет того, что Ким вовсе не болен, а просто испытывает дискомфорт от ожирения и недостатка физических нагрузок. Другое британское издание, Daily Telegraph, приводит мнение своего эксперта, профессора университета в Токио, утверждающего, что если Ким и болен, то только политически, подразумевая под этим угрозу его власти со стороны нелояльных кланов в командовании вооруженных сил. Разочарованных, в частности, тем, что вождь отстранил их от государственного пирога и служебных льгот в виде доступа к источникам твердой валюты.

Ким Чен Ын инспектирует санаторий для ученых. Дата съемки неизвестна

Ким Чен Ын инспектирует санаторий для ученых. Дата съемки неизвестна

"Насколько точными были все прошлые прогнозы западных аналитиков и спецслужб по поводу Северной Кореи? – задается вопросом Даниэль Снайдер и сам на него отвечает:

– Особых оснований для научной гордости я здесь не наблюдаю. Как и в случае с Советским Союзом – когда эксперты в 50-60-70-е годы XX века наперебой предсказывали скорый крах системы, они ошибались. А рухнул СССР тогда, когда на первый взгляд мало что предвещало его конец. Экспертное сообщество заговорило о коллапсе КНДР в 90-е годы на фоне массового голода, унесшего как минимум сотни тысяч жизней. И ничего – режим выстоял. Так же как спустя десять лет руководство "разрулило" извечный кризис тоталитарных систем, связанных со сменой власти. Боюсь, наши эксперты усвоили эти уроки в избыточном масштабе, и теперь не станут кричать "волк, волк!", даже столкнувшись с системоразрушающим кризисом нос к носу. На сегодняшний день они убеждены, что режим, вымогая за счет ядерного шантажа подачки от Запада, Японии и Южной Кореи, сможет бессрочно покупать лояльность элит. Я лично уже давно не увлекаюсь прогнозами, а читаю хорошую аналитику. Которая игнорирует династическую экзотику северокорейской деспотии, акцентируя вместо этого внимание на ее структурном родстве с развалившимися административно-командными системами в Европе. В связи с этим настоятельно рекомендую вашим слушателям работы их соотечественника, прекрасного специалиста по Северной Корее Андрея Ланькова. Он именно аналитик, а не оракул.

Андрей Ланьков

Андрей Ланьков

Андрей Ланьков хорошо понимает, как происходило становление политических и общественных сил, которые помимо своей сознательной воли развалили в конце концов тоталитаризм в Восточной Европе. И, может статься, видит в слабых признаках гласности зарождение этих тенденций в КНДР, отмечает Даниэль Снайдер. Он отмечает также особенности работы западных информационных агентств, освещающих жизнь в сверхзакрытой "стране чучхе":

– Из западных информагентств правительство допустило в страну только Associated Press. И его сотрудники, конечно, далеко не свободны в своей профессиональной деятельности. То же верно в отношении российских и китайских журналистов, аккредитованных в Пхеньяне. В то же время, я знаю, власти дают визы корреспондентам Washington Post на освещение каких-то разовых мероприятий. Понятное дело, к ним приставляют сопровождающих. Но это еще одна, пусть крошечная, но брешь в системе. Наряду с тем, что северокорейцы, выезжая в Китай или на встречи с родственниками на Юге, узнают что-то о внешнем мире, прежде для них закрытое. Коррозия догматического сознания – процесс очень медленный.

Симптоматично, что слухи, будто всем мужчинам в КНДР предписано стричься под вождя – бока и затылок под ноль и короткие волосы на макушке, не подтвердились

Если наши журналисты, грубо говоря, не попались на постановочные сцены, устроенные северокорейскими пиар-технологами, то все они, гуляя по центру Пхеньяна, обратили внимание на отдельных прохожих, весьма модно одетых. Особенно женщин. Туфли на высоких каблуках с блестками; яркие, плотно облегающие платья. Прически и макияж под стать. Разительный контраст с типовыми в стране резиновыми сапогами и утилитарными башмаками на платформе. На юношах были тугие рубашки с эластичными вставками на спине и со стоячими воротниками. Симптоматично, что слухи, будто всем мужчинам в КНДР предписано стричься под вождя – бока и затылок под ноль и короткие волосы на макушке, не подтвердились. Кстати, главная законодательница мод в стране – первая леди Ли Соль Чжу. Она носит короткую стрижку и черные платья от Шанель. Не берусь делать далеко идущие выводы из этой информации, добытой нашими журналистами, но в том, что сегодня мы знаем о Северной Корее больше, чем раньше, есть и их заслуга, – говорит директор Исследовательского центра стран Восточной Азии при Стэндфордском университете Даниэль Снайдер.

Северокорейские девушки-военнослужащие. Июнь 2014 года

Северокорейские девушки-военнослужащие. Июнь 2014 года

В этом году впервые за пятнадцать лет на открытии сессии Генеральной Ассамблеи ООН выступил посланец Северной Кореи – министр иностранных дел Ли Су Ён. Совет Безопасности, наказавший Пхеньян жесткими санкциями за ракетно-ядерные испытания, министр назвал "вдохновителем практики применения самых вопиющих двойных стандартов: он закрывает глаза на преступления Израиля в Газе и позволяет США безнаказанно бомбить Сирию". "Совет Безопасности должен быть самым кардинальным образом реформирован, дабы он более не служил форумом для распространения лжи", настаивал шеф северокорейской дипломатии. Экспертное сообщество обдумывает, допустимо ли делать из слов докладчика далеко идущие выводы о его истинном отношении к главному органу Организации Объединенных Наций.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG