Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пистолет для "злого ребенка"


Пистолет "ограниченного поражения" МР-79-9ТM "Макарыч" – внешне почти неотличимый от боевого ПМ

Пистолет "ограниченного поражения" МР-79-9ТM "Макарыч" – внешне почти неотличимый от боевого ПМ

Бурная общественная реакция на мелкие поправки в закон о травматическом оружии показала, насколько болезненна эта тема для россиян

В российском обществе, особенно в социальных сетях, огромный ажиотаж вызвали технические поправки, внесенные в закон "Об оружии", в ту его часть, где регламентируются правила владения, ношения и хранения так называемого "оружия самообороны ограниченного поражения", или же "огнестрельного травматического оружия". Некоторые восприняли неверные сообщения, переданные рядом СМИ, как новость о решении правительства России все-таки разрешить гражданам носить для самообороны любое гражданское оружие, что вовсе не соответствует действительности.

Интерес к новости и реакция на нее сторонников и противников предоставления россиянам права на оружие показали, так или иначе, насколько эта тема волнует все общество. Психолог, специалист по кризисным социальным ситуациям Наталья Осухова подчеркивает, что этот накал страстей хорошо характеризует общую атмосферу в стране, живущую, особенно в последний год, в атмосфере "ни войны, ни мира":

– Эта напряженность очень остро чувствуется в людях. Паника среди одних, эйфория среди других в связи с этими малозначительными поправками мне говорит о кризисе доверия к окружающим, кризисе недоверия к общественным институтам, которые "не могут меня защитить, а значит, я обязан защитить себя сам". И главное, это свидетельствует о продолжающейся инфантилизации общества. Ведь стремление иметь оружие потрясающе характерно для подросткового возраста.

Травматические и газовые пистолеты, практически свободно продающиеся в России

Травматические и газовые пистолеты, практически свободно продающиеся в России

– Можно ли говорить, что в российском обществе культивируется эта мальчишеская маскулинность, инфантильная жестокость? Если обратить внимание на бесчисленное количество соответствующих объединений в интернете, на все эти "клубы боев без правил", на уровень посещаемости определенных сайтов, магазинов, на видеоигры, на видеоролики на YouTube, на кинофильмы, в общем, на страшноватый социальный фон?

– То, что эта детская маскулинность специально культивируется властью, однозначно сказать нельзя. Но все более агрессивные интонации государственных СМИ, например, определенно нагнетают страх. А ответ на страх всегда идет на первичном уровне, практически на уровне низших механизмов психики. А они, как известно, дают три реакции: или борьба, или бегство, или ступор. И один из видов реакции на страх – это агрессия, часто опережающая.

– То есть речь идет одновременно и о психической напряженности, и о реализации каких-то комплексов? Почему люди стали покупать оружие и, самое главное, стрелять из него, что происходит сплошь и рядом?

– Как только человек оказывается в состоянии страха, и его реакция – борьба, у него при первом же опасении, что на него сейчас "нападут", проявляется эта немотивированная и неконтролируемая агрессивная реакция. Если оружие под рукой, то, соответственно, он стреляет – именно оттого, что боится! Что бы он ни изображал в это время внешне.

– Сторонники легализации огнестрельного оружия много сейчас говорят о криминальной субкультуре, пронизывающей общество, о том, что вся страна, по большому счету, живет по бандитским представлениям о добре и зле, и об опасностях, подстерегающих на каждом шагу. И, что, соответственно, у законопослушного гражданина уже просто не осталось выбора, кроме как тоже приобрести какое-то оружие, чтобы обезопасить себя и близких.

Ответ на страх всегда идет на первичном уровне, практически на уровне низших механизмов психики

– Криминализовано все-таки не все общество, а только одна из его частей, наименее просвещенная, наименее культурная. Вот она-то на самом деле сразу же, с детства, попадет в эти спортивные клубы, в эти общества с соответствующими "понятиями". Если исследовать социальные сети, видно, кто это – даже по языку общения вы увидите страшный общественный срез, который заражен и культом силы, и милитаристскими настроениями, и жизненным подходом по принципу "защищу себя сам".

– Какой может быть общественная реакция на участившиеся случаи агрессии и преступлений с применением оружия? Я имею в виду и действия правоохранительных органов, и возможное появление групп так называемых "вигилантов". Разные "казачьи круги" растут, как на дрожжах, в каждом городе. Когда государство не способно взят на себя правоохранительные и правоприменительные функции, образуются альтернативные структуры, которые, в общем-то, формально тоже преследуют цель соблюдения закона – от судов Линча в США до "эскадронов смерти" в Латинской Америке. Но если в западном полушарии – это прошлое, то в России – страшное вооруженное будущее?

– Необходим сильный и беспристрастный закон, который действует одинаково для всех. Такой закон, который разбирается в каждом отдельном случае – и делает это разбирательство достоянием общества. Судить нельзя по шаблону, относиться к расследованиям "по штатным ситуациям", если мы говорим о государственных мерах. И еще одна важная вещь – предоставление человеку и обществу сфер для выхода энергии, сфер, где человек может по-другому реализовать себя. Не секрет, что маргинальная энергия, тенденция к риску, к агрессии, присутствующая у определенных людей, в России не канализируется никак. Человеку негде ее выразить. Единственным каналом выражения, далеко не всегда позитивным, остаются либо насилие на улице, либо социальные сети. И человек выплескивает негативные эмоции туда и так. А поскольку у страха глаза велики, то выплескивается туда, что видно на примере "украинской темы", по большому счету, "диванная партия войны".

Травматический пистолет "Оса", выстрелом из которого легко убить

Травматический пистолет "Оса", выстрелом из которого легко убить

– Я встречал статистические данные, что в современном российском обществе как минимум 40 процентов людей находятся в "психически пограничном состоянии". Для меня, как для неспециалиста, эти данные звучат так: в любой момент у каждого из этих 40 процентов "психически пограничное" состояние может все границы перейти. Что делать с этими 40 процентами, у многих из которых то или иное оружие уже на руках? Действовать запретительными мерами, или, наоборот, какими-то разрешительными?

– Нам и так не хватает мирной жизни. Поэтому оружие в руки давать нельзя. И далеко не всегда разрешение на право носить оружие снижает преступность. Если и не 40 процентов, то 20 процентов тех, о ком мы говорим, точно готовы применять оружие по поводу и без повода. Простите за банальность, но, как известно, то самое чеховское ружье, которое в первом акте висит, в третьем выстрелит! Хотя бы потому, что есть соблазн его достать – и, когда оружие в руках, нет необходимости выбирать другие методы. В инфантильном обществе, где столь велик градус общественной агрессии, общественной "борьбы всех против всех", оружие людям в руки давать нельзя, – уверена психолог Наталья Осухова.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG