Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отсутствие плана урегулирования ситуации на Востоке Украины угрожает тем, что конфликт из затяжного превратится в замороженный

Мирные переговоры по ситуации на востоке Украины, которые должны были продолжиться сегодня в Минске после встречи в среду между представителями России, Украины и самопровозглашенных "народных республик" в Донецкой и Луганской областях, отменены.

После переговоров, состоявшихся в среду, конфликтующие стороны по-прежнему далеки от каких-либо примирительных соглашений. С момента очередной минской встречи глава "ДНР" Александр Захарченко успел заявить о национализации всех украинских предприятий, находящихся на подконтрольной ему территории. Губернатор Луганской области Геннадий Москаль, в свою очередь, заявил о двух случаях подрыва грузовиков с украинскими военными на заложенных сепаратистами фугасах и выразил мнение, что перемирие между воюющими сторонами вскоре закончится.

В контексте продолжающихся в Минске переговоров о ситуации на Востоке Украины в экспертном сообществе продолжается дискуссия о том, как Киев и Донецк должны строить между собой отношения. В интервью Радио Свобода ситуацию комментирует киевский политический эксперт, директор Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала:

– Официальный Киев не общается с так называемыми военно-политическими иностранными базами – ЛНР и ДНР. Киев пытается общаться напрямую с Россией, ибо от Российской Федерации, лично от президента Путина зависит, по большому счету, развитие событий в Донбассе. Киев на переговорах представляет бывший президент Украины Леонид Кучма, который, по большому счету, формально, никаких официальных полномочий не имеет. Во время этих минских встреч принимаются документы – протоколы или меморандумы, которые с точки зрения международного права не чреваты никакими юридическими последствиями для той стороны, которая не будет их выполнять. Эти соглашения практически не выполняются ни ЛНР и ДНР, ни Российской Федерацией. Я имею в виду пункты о выводе российских войск, прекращении огня, контроле над границей, наблюдении со стороны ОБСЕ и так далее. Если бы эти пункты были выполнены, я думаю, не было бы смысла снова встречаться: ЛНР и ДНР в случае выполнения всех пунктов протокола, подписанного в сентябре месяце, просто прекратили бы свое существование. Без поставок вооружений, наемников, посылки регулярных войск, инструкторов из Российской Федерации, перечисления финансовых ресурсов – эти образования совершенно нежизнеспособны.

– Но каким-то образом Киеву нужно определяться: либо эти квазигосударственные образования признавать, либо решать проблему военным путем – иначе получается ситуация межвременья, страдают миллионы людей, которые стали заложниками всей этой истории. Опыт последних десятилетий дает два основных решения: либо конфликт замораживается, как в Приднестровье, либо происходит военное решение, как это было, скажем, с Сербской Краиной в Хорватии. К какому решению, по вашим ощущениям, склоняется украинское руководство?

Виталий Бала

Виталий Бала

– У Украины позиция достаточно однозначная: Киев не собирается даже в той или иной степени признавать квазигосударственные образования. Есть как минимум два пути решения этой проблемы – долгий переговорный и быстрый военный. Те, кто придерживается силовых методов, говорят: будь на то политическая воля, мы этот вопрос достаточно быстро режим. Социологические исследования накануне парламентских выборов в Украине показали, что большинство граждан выступает против предоставления сепаратистам особого статуса или автономии, за решение этого вопроса силой. Но просто разрубить этот гордиев узел, я думаю, не получится. Ситуация еще не дошла до той точки, когда вызрело окончательное решение – или мы идем на какие-то условные признания, или решаем вопрос военным путем.

Мне кажется, что на сегодняшний момент никакого четкого плана действий у Киева нет, и мы действительно оказались в состоянии замораживания, затягивания решения. Это может затянуться на долгие годы. Это чревато ментальным, как я его называю, разрывом Украины: на сепаратистские территории и основную часть страны. Не вызывает сомнений, что часть жителей Донбасса, люди, которые оказались на контролируемых сепаратистами территориях, предпочли бы жить в Украине. Но есть и часть населения, которая хочет жить, условно говоря, в Советском Союзе, в прошлом. С моей точки зрения, решение этого вопроса не может быть однозначным.

– Хорошо, представим себе, что часть людей, которые живут на территории этих Донецкой и Луганской республик, – "валенки", "совки", как угодно их называйте. Но беда в том, что и они имеют право на свое мировосприятие. И задача демократического государства в том, чтобы попытаться предоставить подавляющему большинству своих граждан нормальные условия жизни – в соответствии с их представлениями о жизни. Их мнение тоже должно быть как-то учтено. Предположим, что большинству на Украине не нравятся "совковые настроения Донбасса, но в то же время Украина эту часть Донбасса с его совковыми настроениями не способна и не готова отпустить. Скажите, чем плоха идея федерализации? Почему украинский политический класс так этого боится?

Сработал тезис о том, что "мы пойдем в Россию – там зарплаты и пенсии лучше", то есть, грубо говоря, сказались надежды на то, что возвращение в виртуальный Советский Союз решит эту проблему

– Я лично, как руководитель Агентства моделирования ситуаций, знаю ситуацию в Донбассе изнутри. Мы работали в Донбассе во время избирательной кампании 2012 года, потом консультировали депутатов из этого региона. С моей точки зрения, главная причина проблем – это социально-экономическое положение граждан. У них сложилось представление, что вот плохо живут не потому, что их обворовывает местная власть и феодалы-олигархи, а потому что они живут в Украине. Сработал тезис о том, что "мы пойдем в Россию – там зарплаты и пенсии лучше", то есть, грубо говоря, сказались надежды на то, что возвращение в виртуальный Советский Союз решит эту проблему. Поэтому реинтеграция Донбасса в состав Украины должна сопровождаться повышением социально-экономического уровня жизни.

Говорим о так называемой федерализации или децентрализации, я думаю, слишком поверхностно. Агентство моделирования ситуаций предложило схему нового административного устройства Украины, одним из пунктов которого была бы так называемая децентрализация, условно говоря, перераспределение бюджетных средств. Основы нынешнего административно-территориального устройства Украины заложены в 1932 году, когда были сформированы первые семь областей. У нас есть предложение – укрупнить регионы, сформировать 10 крупных регионов, чтобы они были экономически самодостаточными, чтобы были какие-то культурные, исторические традиции в этих регионах. Это решило бы очень много проблем, начиная с первого пункта, о котором я говорил чуть выше: повышение социально-экономического уровня развития.

– Как в этой вашей схеме конфигурирован юго-восток Украины?

2015 год будет самым тяжелым годом в новейшей истории Украины. Практически перед страной стоит задача – выжить в широком смысле этого слова

– Причерноморье (Одесса, Херсон, Николаев), Крым отдельно; Донбасс, Надднепрянщина (Днепропетровск, Запорожская область). Это пока предложения для обсуждения. Федерализация и автономия – это не только вчерашний, а позавчерашний день, мутирование в поздний феодализм, когда цивилизация строилась вокруг больших городов. Надо попытаться сделать так, чтобы жизнь не была сконцентрирована в столице и трех-пяти крупных городах, подходить комплексно, системно, не говорить механически: давайте дадим федерализацию, дадим бюджет больше... В Украине сложилась ситуация, при которой подавляющее большинство граждан страны осознают необходимость радикальных изменений, строительство новых институтов государственности, фактически нового государства. Польша до 1 января 1999 года состояла из 49 воеводств, а сейчас их 16, реформа заняла десятилетие. Я думаю, что у нас этот период займет чуть меньше времени, но абсолютно очевидно, что это проблема не одного года.

– Вы занимаетесь профессиональным моделированием политических ситуаций. Вы сможете смоделировать наиболее вероятное развитие ситуации в течение будущего года? Какой будет Украина?

– Украина фактически находится в состоянии войны, а война всегда заметно сказывается на парадигме развития страны. С моей точки зрения, 2015 год будет самым тяжелым годом в новейшей истории Украины. Практически перед страной стоит задача – выжить в широком смысле этого слова. Вопрос в том, страна выживет просто или страна выживет, заложив фундамент для движения вперед.

2015 год, с моей точки зрения, должен решить три главные задачи. Первая – это, безусловно, вопрос войны и мира. Вторая – это экономического развития. Ситуативные реформы, с моей точки зрения – путь в никуда. Я думаю, надо строить абсолютно новые производственные связи и системы внутри страны. Война, несмотря на ее трагические последствия для истории любой страны, дает возможность для реальных радикальных изменений. И третья главная задача – внешняя политика. В первую очередь речь идет о паузе, которую Украина взяла по имплементации договора о Зоне свободной торговли с Евросоюзом. От решения этих трех проблем зависит, в каком состоянии Украина будет находиться в 2016 году, – считает киевский политтехнолог Виталий Бала.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG