Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Я дурак, мне можно!"


Как отличить "запретные" плоды от "легальных"?

Как отличить "запретные" плоды от "легальных"?

Юрист Константин Сасов – о "пищевом эмбарго" и властителях России, демонстративно уничтожающих продукты

Россельхознадзор продолжает отчитываться о выполнении президентского Указа от 6 августа об уничтожении запрещенных к ввозу продуктов питания: по данным ведомства на 15 августа, каждый день в России "приводятся в негодность" в среднем по 150 тонн продовольствия. Общее количество ликвидированной растительной и животной продукции, признанной контрабандой, по данным ведомства, составляет около 600 тонн.

По данным опроса “Левада-центра”, уничтожение продовольствия не одобряют 48 процентов россиян, под петицией с требованием отменить ликвидацию продуктов подписалось уже более 371 тысячи человек. Общество защиты прав потребителей, которое несколько дней назад обжаловало Указ об уничтожении продуктов в Верховном суде России, 17 августа распространило обращение к президенту Владимиру Путину и премьер-министру Дмитрию Медведеву с просьбой разъяснить, как должны поступать потребители в случае, если обнаружат санкционные продукты. Правозащитники из ОЗПП обращают внимание на то, что в Указе от 6 августа 2015 года не регламентируется порядок действий для самих потребителей, и просят президента и премьер-министра, в частности, ответить на вопрос: “По каким телефонам горячей линии гражданину, обнаружившему у себя в холодильнике “санкционный продукт”, следует звонить, чтобы экстренно вызвать группу немедленного реагирования Россельхознадзора для добровольной выдачи запрещенной еды для уничтожения”.

Константин Сасов

Константин Сасов

Кандидат юридический наук Константин Сасов уверен: указ об уничтожении еды и прошлогодний указ о продовольственном эмбарго нарушают конституционные права граждан на достойную жизнь и предпринимательство. В интервью Радио Свобода Константин Сасов рассказал подробнее о том, какие еще нормы закона нарушают президентские указы и каковы перспективы их обжалования в судах России и на что направлено решение властей о демонстративном уничтожении еды:

– Еще год назад я опубликовал статью о восьми законах, которые нарушал предыдущий указ, запрещающий ввоз санкционных продуктов. Первое, с чего я начал анализ – с Конституции. Наш основной закон гарантирует право граждан на достойную жизнь. Понятно, что еда и все ее разнообразие – это в том числе составляющая часть достойной жизни людей. Многие мои оппоненты говорили, что и без импорта хорошо – достоинство не теряется, но я с этим спорю, потому что ограничение продуктового рынка влечет сразу а) монополизацию рынка б) удорожание и в) снижение качества ассортимента. Это в общем-то и случилось. Через год мы увидели, что на 20% подорожала продукция, выбор стал меньше, много стало контрабанды, которая проникает сюда под видом белорусской, казахской и прочих, хотя на самом деле это та же самая еда – запрещенная. Второе нарушение – нарушение закона о безопасности, на который Указ ссылался. Прямых нарушений там нет, но весь закон о безопасности построен на принципах, которые нарушаться не должны. Но в данном случае нарушаются как раз базовые принципы, потому это влечет к монополизации экономики, нарушению международных договоров. Указ прямо противоречит своему основанию, на которое ссылается. Третье, на что я обратил внимание, – Гражданский кодекс. Он не допускает, чтобы права граждан ограничивались на подзаконном уровне. В этом случае как раз так и получается: права граждан на приобретение качественной, здоровой пищи, которая ни чему не противоречит, ограничивает торговый оборот подзаконным актом.

Западу показывают, что мы пойдем дальше, будем морить свой народ, пока вы не отстанете от наших друзей

Я разместил эту аргументацию в широком доступе, и даже предложил использовать ее заявителям. Кажется, в прошлом году этот Указ обжаловал предприниматель из Мурманска. Был такой Мурманский рыбзавод, для которого запрет на ввоз норвежской семги был очень опасен – в итоге предприятие обанкротилось, потому что это его единственное сырье. Мурманский рыбзавод обжаловал Указ в Верховном суде и проиграл. Верховный суд заключил, что нет нарушения прав, что предприниматель не доказал, что это ограничение для него слишком существенное. Я думаю, что если бы он сегодня обращался, у него было бы больше аргументов, потому что своей судьбой он проиллюстрировал, как нарушается его право на ведение предпринимательской деятельности.

– В своей статье вы писали, что запрет на ввоз продуктов – это неадекватный ответ на западные санкции. Сейчас, с вашей точки зрения, насколько демонстративное уничтожение продуктов – это адекватный ответ на то, что продукты ввозят в обход эмбарго, то есть на то, как аргументировал Ткачев необходимость уничтожения.

Если начинаешь уничтожать чужую еду, то скоро кончится своя

– И год назад я говорил, что эта мера неадекватная. Она невнятная и непонятная. В прошлогоднем указе не объясняется, в связи с какими международными санкциями вводится эмбарго. Международных санкций много. Они касаются и физических лиц (запрет на выезд), это и блокирование счетов, это и санкции против организаций (запрет на долгосрочное финансирование), то есть это целый комплекс санкций, и на что именно отвечает это продуктовое эмбарго – непонятно. Если это ответ на санкции физических лиц, то это явно неадекватный ответ, потому что не должен весь народ страдать из-за того, что какой-то отдельный чиновник не может выехать за границу. У нас по Конституции запрещается, чтобы права одного ущемляли права других. Здесь явный перекос. Что касается демонстративности – это прямое следствие. Еще год назад, когда был введен запрет, многие его просто не соблюдали, поскольку это не влекло никаких последствий, смотрели на него сквозь пальцы. Нынешнее демонстративное уничтожение – это угроза и предупреждение тем собственникам, которые в нарушении закона приобретают запрещенную продукцию. Они сейчас теряют деньги, они заплатили за продукты из своего кармана, а его на границе взяли и уничтожили. Это такая профилактика, мера, которая направлена на российских покупателей. Кроме того, демонстративность адресована Западу. Это своего рода показ, что мы все можем, смотрите, какие у нас есть возможности, мы не остановимся. Это как раз иллюстрация того, как в том фильме: "Я дурак, мне можно". Это грубо сказано, но таким образом Западу показывают, что мы пойдем дальше, будем морить свой народ, пока вы не отстанете от наших друзей. Конечно, это неадекватно тем западным санкциям, потому что можно себе представить, что будет делаться, если Запад введет, например, запрет на покупку российских энергоносителей. Можете себе представить, чем ответит Кремль? Я думаю, что начнут, как в том анекдоте, "бомбить Воронеж". Это, конечно, черная шутка, но она показывает, что санкции неадекватны и несоразмерны тем ограничениям, которые введены точечно против отдельных физических лиц, против отдельных организаций, которые как-то относятся к войне на Украине.

Пикет против уничтожения продуктов в пережившем блокаду Санкт-Петербурге, август 2015

Пикет против уничтожения продуктов в пережившем блокаду Санкт-Петербурге, август 2015

– На днях стало известно, что Общество защиты прав потребителей обжаловало в Верховном суде Указ об уничтожении продуктов, в том числе аргументируя это тем, что этот Указ нарушает Доктрину продовольственной безопасности. С вашей точки зрения, каковы шансы на то, что Верховный суд услышит аргументы Михаила Аншкова и его коллег?

– Иск достаточно обоснован – я знаю об аргументах ОЗПП. Действительно, эта монополизация рынка ни к чему хорошему не ведет и нарушает ту самую безопасность, в защиту которой тот самый Указ и выступил. Но я не вижу шансов для его победы именно в Верховном суде, потому что, к сожалению, ВС уже показал свою несостоятельность во время разбирательства с мурманским рыбзаводом, и в этом году по поводу указа с засекречиванием военных потерь в мирное время. Чтобы выиграть что-то в ВС, надо ждать политического решения. Больше шансов я вижу в Конституционном суде: если ОЗПП после проигрыша в ВС обратится в Конституционный суд примерно с такой же аргументацией, ссылаясь на то, что, кроме законов нарушается еще и Конституция – право на жизнь, право на достойную жизнь. Оно предполагает, что российские граждане должны иметь доступ к продуктам питания, которые не несут вреда здоровью и вполне безопасны.

Если Запад введет, например, запрет на покупку российских энергоносителей, можете себе представить, чем ответит Кремль? Я думаю, что начнут, как в анекдоте, "бомбить Воронеж"

– 17 августа ОЗПП выпустило довольно забавное обращение к Путину, в котором приводят цитаты из писем потребителей о том, что мол, они нашли "запрещенку" у себя в холодильнике и спрашивают совета, как поступить, на какие горячие линии звонить и когда Россельхознадзор приедет все это уничтожать. Понятно, что это обращение шуточное, но насколько можно судить, уничтожением должны заниматься не только на границе, но и ходить по магазинам и выявлять нелегальные продукты. С вашей точки зрения, в этой истории, как должны реагировать частные лица, потребители?

– Должны посмеяться. Понятно, что Указ непроработан и недоделан. По хорошему, за этим запретом на ввоз продуктов должны быть разветвленные санкции: какие будут последствия за нарушение. Какой-то из региональных судов разрешил торговлю санкционными продуктами, сказав, что ввоз запрещен, но не запрещена торговля. Видите, какая дырка. То есть надо вроде наказывать контрабандистов, но сам указ не содержит никаких правовых последствий, там нет механизмов реализации. То есть все картинки, которые сейчас показывают, это все незаконно и сверх меры. Есть запрет, но о том, что будет, если запрет нарушить, ничего не говорится. Демонстративность и популизм этого указа – неправовые. Видно, что это временная и непродуманная мера. Надеюсь, что она должна скоро уйти, потому что невозможно таким образом регулировать оборот.

– Вы как потребитель как воспринимаете ситуацию?

– Я крайне отрицательно к этому отношусь. Человеку, чтобы поесть продукт питания, который он любит и который ему необходим, теперь придется выехать за границу. Но это абсурд: заграждать российских граждан от еды. Есть такая пословица: история повторяется в первый раз в форме трагедии, а потом – в форме фарса. Трагедией был Голодомор 30-40-х годов, люди умирали от недоедания. А сейчас это происходит в форме фарса – запрещают чужую еду. Есть еще одна поговорка: от копейки отказался, копейку – не получишь. Если начинаешь уничтожать чужую еду, то скоро кончится своя. У меня такие ощущения от происходящего, – признается кандидат юридических наук Константин Сасов.

Раздавленные головки сыра, Оренбург, 6 августа 2015 года

Раздавленные головки сыра, Оренбург, 6 августа 2015 года

"Продуктовое эмбарго" в России были введено указом президента от 6 августа 2014 года. Под запрет попали “отдельные виды” сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, произведенные в странах, которые ввели экономические санкции в отношении российских юридических и физических лиц. Среди запрещенных продуктов оказались, в частности, мясные и молочные продукты, рыба, овощи, фрукты и орехи. Под действие эмбарго попали страны Европейского союза, США, Австралия, Канада и Норвегия. 25 июня 2015 года российское правительство продлило продуктовое эмбарго еще на год, а 6 августа 2015 года указ Владимира Путина предписал уничтожать запрещенные продукты, в случае, если они были ввезены в Россию. По данным издания Forbes, введение продовольственного эмбарго обойдется россиянам в 147,3 млрд рублей дополнительных расходов на питание за год.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG