Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Люди в черном, ОМОН и угрозы


Противники застройки в Подмосковье

Противники застройки в Подмосковье

Борьба с застройщиками в Москве и Подмосковье опасна для жизни и здоровья неравнодушных граждан

В ближайшие выходные жители московского района Теплый Стан, протестующие против строительства 18-этажной гостиницы, вновь выйдут на митинг. Предыдущая их акция закончилась столкновениями – полиция избила местного депутата Михаила Громова, а против четверых протестующих были возбуждены административные дела за "неповиновение сотрудникам полиции", позже они были арестованы на сроки от 7 до 12 суток.

Практически все жители Москвы и Подмосковья, которые осмеливаются бороться за свое право на благоприятную окружающую среду, так или иначе сталкиваются с насилием и угрозами. Это видно и по тому, как развивается ситуация в московском районе Раменки. Там строят многополосную автомагистраль к "технологической долине МГУ" (проект связывают с Екатериной Тихоновой, предполагаемой дочерью В. Путина). Жители активно протестуют против застройки, которая существенно затруднит им жизнь. После очередной акции 3 февраля протестующих, в числе которых были депутат Госдумы Владимир Родин и местный депутат Марина Ивлиева, избили представители ЧОПа, которым помогал ОМОН. Одна из активисток, Наталья Чернова, получила удар ковшом экскаватора и сейчас находится в больнице с сотрясением мозга.

Саму Марину Ивлиеву, которая возглавила протест в Раменках, уже называют "оппозиционной шушерой", подозревают в симпатиях к американскому Госдепу и сравнивают с Евгенией Чириковой – активисткой из Подмосковья, уехавшей в Эстонию. Вот что написал в своем ЖЖ прокремлевский политконсультант Олег Матвейчев:

"Надвигаются выборы, и вся политическая шушера зашевелилась. Наступил сезон, так сказать. Каждая сошка считает нужным высунуться. Все бы ничего, но деятельность этих товарищей нередко наносит хоть и мелкий, но реальный вред. Вот вам пример, о котором уже написали некоторые СМИ. В Раменках власти решили построить дорогу. Причем, давно. Но никак не могут этого сделать из-за той самой оппозиционной шушеры, о которой я писал чуть выше. Оппозиционеры подбивают людей на странные сходки, кричат невразумительные лозунги и тупо мешают строительству. Во главе оппозиционеров стоит мало кому известная госпожа Ивлиева, муниципальный депутат. Ивлиева идет по пути "ярых борцов", примеры которым мы знаем. Взять хотя бы пресловутую Чирикову, которая устраивала вакханалию в Химках. В 2011 году отмечена наградой Государственного департамента США "За храбрость", а теперь живет вместе со своей семьёй в Эстонии".

Вот аргументы жителей Раменок против дороги:

На угрозы и развернутую против него кампанию травли пожаловался и один из активистов движения против строительства "Мортонграда" в Красногорском районе Подмосковья, руководитель Московского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Евгений Соседов.

По словам Соседова, сначала неизвестные угрожали ему в интернете, а через несколько дней кто-то вывалил мешок навоза у его дверей и оставил оскорбительные надписи на стене. После очередной акции против "Мортонграда" неизвестные попытались избить еще одного активиста Георгия Пархоменко. Евгений Соседов предполагает, что за угрозами и нападениями может стоять строительная кампания "Мортон", проекты которой активно поддерживает губернатор Подмосковья Андрей Воробьев:

– Происходящие события и это давление я связываю со своей общественно-профессиональной деятельностью по защите подмосковных земель, в частности, с борьбой против проекта "Мортонград" "Ильинское-Усово" в Красногорском районе. Как только я и мои коллеги начали активно сопротивляться этому строительству (а это было еще в конце 2014 года), в тот же момент началась наша травля в интернете, в различных СМИ, начали появляться заказные публикации.

–​ А о чем там писали, о чем там говорилось?

Евгений Соседов

Евгений Соседов

– Публикации самого различного содержания, с какими-то совершенно бредовыми обвинениями, начиная с того, что мы какие-то проплаченные революционеры и агенты Госдепа, заканчивая совершенной чернухой и вмешательством в личную жизнь. Насколько я знаю, компания "Мортон", против проекта которой мы боремся, даже нанимала пиарщиков и детективные агентства, которые должны были собрать на нас какой-нибудь компромат.

–​ В чем конкретно заключаются угрозы?

"Скоро мы тебя жестоко изобьем"

– Первая прямая угроза прозвучала несколько дней назад. Под одним из моих постов в фейсбуке появился комментарий пользователя с пустой страничкой, где прямым текстом было сказано, что "скоро мы тебя жестоко изобьем". Это совпало с фазой активного начала строительства "Мортонграда". Сейчас они начали работы на строительной площадке. Кроме того, несколько дней назад у меня на лестничной клетке в подъезде был рассыпан мешок с навозом и была сделана надпись оскорбительного содержания на стене. Это произошло в тот день, когда мы вместе с активистами вышли на строительную площадку "Мортона", чтобы проверить законность проводимых работ. И там натолкнулись на такую, мягко скажем, агрессивную встречу. Там стояли "братки" в черном из некоего ЧОПа, которые препятствовали проходу местных жителей на площадку.

Одной из пожилых женщин сотрудники ЧОПа скрутили руки

Одной из пожилых женщин, которая пыталась пройти, даже скрутили руки. При этом полиция, которая приехала на место, не предпринимала никаких действий в отношении этих лиц. А на следующий день на моего коллегу Георгия Пархоменко, председателя территориального общественного самоуправления деревни Гольево, который много лет защищает землю в Красногорске, было совершено нападение. Когда он садился в машину, подошли двое неизвестных. Один попытался начать его избивать, а другой в это время все снимал на камеру. Конечно, мы это связываем именно с этим проектом и с этим строительством, которое сейчас ведется, с которым мы непосредственно боремся.

–​ Вы в полицию обращались?

– Конечно. Мы написали заявления. Сейчас предпринимаем еще ряд действий по информированию правоохранительных органов.

–​ В чем конкретно заключается суть проекта, против которого вы сейчас боретесь?

– Это так называемый "Мортонград" "Ильинское-Усово", который будет расположен на западе Подмосковья в сельском поселении Ильинское, непосредственно между усадьбами Архангельское и Ильинское. В настоящий момент это заповедная зона ближнего Подмосковья, такой самый экологически чистый район. Главное, что это район комфортного проживания местных жителей. Там по качеству жизни самый высокий показатель. На этой территории "Мортон" решил построить огромный многоэтажный комплекс на 60 тысяч человек. Фактически на этих полях будет несколько городов размером со Звенигород.

–​ А строительство уже ведется?

– В настоящий момент выдано разрешение, утвержден проект планировки. Минстрой Московской области утвердил его 30 декабря. И выдано разрешение на строительство тестового участка монорельсовой системы "Стрела". "Мортон" и подмосковные власти заявляют, что жители из этого будущего города будут ездить не по дорогам, а перемещаться по воздуху, на воздушном метро. Однако в проекте этого метро нет, о чем признаются сами представители компании "Мортон". В общем-то, его быть и не может, потому что просто нет трассы для прокладки этого метро. Тем не менее строительство уже началось. Мы считаем, что это такая рекламная акция, то есть будет построена одна станция. И как бы под нее будут привлекаться покупатели квартир.

–​ Почему они себя так довольно безнаказанно ведут? У них есть какие-то высокие покровители?

Такое наглое поведение компании я связываю с поддержкой со стороны губернатора Подмосковья Андрея Воробьева

– В СМИ много пишется о покровителях и связях "Мортона", в частности, с силовыми структурами, поскольку "Мортон" строил квартиры и для военных, и для МВД, и даже для ФСБ. Хотя, на мой взгляд, может быть, здесь прямой связи и нет. Но в Московской области такое наглое поведение компании я связываю с поддержкой со стороны губернатора Подмосковья Андрея Воробьева. В частности, проект "Мортонград" был утвержден при его активном содействии. Были проигнорированы тысячи обращений жителей, было полностью проигнорировано мнение жителей, выраженное на публичных слушаниях.

–​ Ваша борьба с "Мортонградом" –​ это не единственная кампания, когда москвичи и жители Подмосковья пытаются как-то противостоять незаконному, с их точки зрения, строительству. Люди выходят на митинги, на пикеты, их избивают, им угрожают. И все-таки ради чего они этим занимаются?

Люди этим занимаются от безысходности. А сами чиновники, видимо, не связывают свое будущее с этой страной

– Люди этим занимаются уже от безысходности. Потому что исчерпав все формальные способы обращений, участие в публичных слушаниях, поняв, что власти их полностью игнорируют, людям приходится выходить на улицы, на стройки, на митинги. Люди просто защищают свою нормальную среду обитания. Мы знаем, что сейчас Москва и Московская область уже находятся в зоне экологического бедствия. Наверное, уже можно говорить об экологической катастрофе. Так что уже застраиваются не только парки, леса и все зеленые зоны, сельхозземли, уже застраиваются и засыпаются даже водоемы, загрязняется водоснабжение.

"Мортонград" "Ильинское-Усово" будет построен в зоне санитарной охраны Рублевского водозабора, который питает питьевой водой миллионы москвичей – около 40 процентов территории Москвы. И, по мнению "Мосводоканала", на данной территории запрещено вообще любое строительство. Кроме того, здесь сложилась невыносимая транспортная ситуация, когда жители Подмосковья по два часа утром и вечером вынуждены стоять в пробках, чтобы добраться до работы, либо впихиваться в перегруженные электрички. Такие условия жизни нам создает власть. Приходится с этим как-то бороться, этому сопротивляться. А сами чиновники, очевидно, не связывают свое будущее с нашей страной, с этой землей. Возможно, они не считают ее своей родиной. Но мы здесь родились, хотим, чтобы здесь росли наши дети. Конечно, мы будем ее защищать.

Представитель "Мортона" Игорь Ладычук в интервью Радио Свобода сообщил, что к нападению на активистов, выступающих против "Мортонграда", кампания отношения не имеет:

– Это абсолютно голословное утверждение. Нам крайне неприятно, что кампания упоминается среди других компаний и проектов, против которых выступает Евгений Соседов. Мы неоднократно выходили с ним на связь, в том числе через его официальный аккаунт в фейсбуке, с тем что кампания не имеет никакого отношения к данным утверждениям, которые произносит Евгений. Мы пытались обращаться с тем, чтобы Евгений воздерживался от публичных обвинений, абсолютно не подтвержденных. Более того, это обвинения, под которыми нет никаких оснований. Мы готовы к диалогу. Мы готовы к разговорам. Поэтому для нас удивительно, что компания и наш проект упоминаются в числе других компаний и проектов, которые могут быть причастны к каким-то событиям, которые сейчас происходят вокруг персоны Евгения.

–​ А как вы относитесь к деятельности Евгения Соседова и других активистов, которые выступают против строительства "Мортонграда" в Красногорском районе?

– Это точка зрения людей, к которой мы прислушиваемся. И если поднять историю, то после публичных слушаний, проведенных в конце 2014 года, мы уже провели как минимум два публичных обсуждения проекта. Мы идем на диалог. Мы существенно доработали наш проект после того, как местные жители и активисты выразили ряд опасений. Мы значительно снизили этажность. Она теперь составляет максимум 9 этажей. Наш микрорайон стал высотой 7–9 этажей. Существенно доработали транспортную схему. Более того, вопреки голословным обвинениям, что мы никогда не построим инфраструктуру, мы сейчас абсолютно на законных основаниях, с разрешением на строительство, приступили к реализации проекта строительства транспортной системы "Стрела", который позволит улучшить транспортную обстановку в этом районе. Поэтому для нас важно слышать мнение противоположной стороны. Но методы, которые описывает Евгений, для нас неприемлемы. Мы к этому никакого отношения не имеем.

–​ Российские СМИ не раз писали о том, что кампания "Мортон", которая является крупнейшим застройщиком в Подмосковье, строила дома для МВД, ФСБ. Именно с таким тесным сотрудничеством с этими силовыми ведомствами некоторые СМИ связывают ваше могущество.

– Мы строим на собственной земле. В настоящий момент у нас крупных действующих контрактов с силовыми ведомствами нет. Всего за весь период нашей работы мы построили по госконтрактам порядка 700 тысяч квадратных метров жилья. На самом деле, это составляет менее 10 процентов от нашего портфеля проектов. Я думаю, что каждый, наверное, для себя решит, много это или мало. Но особых отношений с этими силовыми ведомствами у нас нет.

Эколог и политик Евгения Чирикова, долгое время боровшаяся против вырубки Химкинского леса в Подмосковье, в 2015 году уехала из России и обосновалась в Эстонии. У нее свой сайт Activatica.org, посвященный экологическим и социальным проблемам. Об опасностях, которым подвергаются активисты в России, Евгения знает не понаслышке: несколько раз на нее нападали и избивали, угрожали разрушить бизнес и отобрать детей. Защита своих прав в России – занятие неблагодарное и опасное, полагает Чирикова, но советует москвичам не сдаваться:

– С тех пор, как я уехала, ничего не изменилось. Та порочная практика, которая применялась против гражданских активистов в Химкинском лесу, никуда не делась, живет и здравствует. Мы видим это в Раменках, в парке Дружба, в парке Торфянка. Это разные застройки, каждый раз это подается под разными соусами, но всегда российская власть в этих конфликтах реализует право сильного. Совершенно бессовестно используются ЧОПы, их деятельность прикрывается сотрудниками полиции, ЧОПы ведут себя преступным образом, позволяют себе избивать жителей, избивать так, что люди попадают в больницу. И, собственно, то, что сейчас происходит в Раменках, абсолютно возмутительная история. У нас были лагеря в 2010 году, сейчас уже 2016-й, шестой год пошел. И абсолютно та же тактика: преступное избиение людей. Причем избиения происходят под камеры ведущих российских СМИ, доказательств полно, но попробуйте привлечь их к ответственности.

Евгения Чирикова

Евгения Чирикова

–​ Что бы вы посоветовали Евгению Соседову –​ против него сейчас развернута такая же кампания, как против вас в свое время...

– Женя Соседов – настоящий патриот, герой, и он оказался во врагах у нашей власти. Я за Евгения сейчас очень переживаю, и я бы очень рекомендовала ему сейчас не оставаться одному. Я в свое время буквально жила в Химкинском лесу, и меня всегда окружали люди. Было очень много ситуаций, когда меня просто отбивали, физически, от эфэсбэшников. И это было, на самом деле, очень для меня важно – постоянно находиться в окружении людей. Он сейчас очень рискует. Если он будет находиться один, с ним может всякое нехорошее произойти. У нас даже было что-то вроде дежурства, со мной всегда кто-то рядом находился, помимо моей семьи, кто-то из наших активистов в защиту Химкинского леса. Жене советую то же самое. Нигде одному ни в коем случае не ходить. Я думаю, что он человек довольно опытный, и он без меня это прекрасно понимает.

–​ Каков ваш прогноз: как будет развиваться ситуация со всеми этими стройками?

Нам надо еще немного потерпеть, кризис уже бьет по застройщикам

– Нам надо просто еще немножко потерпеть, вот этот кризис довольно сильно уже бьет и по застройщикам в том числе. Придет час – и у них просто не будет денег на то, чтобы заплатить ЧОПу. Каждый день простоя их техники – это деньги, которые они теряют. Вот почему они так бесятся и нанимают ЧОП. Шесть лет назад у них было больше денег и больше возможностей, они могли еще неонацистов против нас нанимать. Сейчас у них возможностей не так много, и это здорово. Поэтому у меня такой призыв: все, кто может поддержать жителей Раменок, приезжайте туда и помогайте.

–​ Как можно охарактеризовать градостроительную политику московских и подмосковных властей последних лет? В чем ее смысл?

Это бесчеловечная и безумная политика, они уничтожают нормальный образ жизни

– Это бесчеловечная и безумная политика. Идет застройка окно в окно, количество людей на квадратный метр становится просто… как в Шанхае, Бангкоке, еще в каких-то местах. Эти люди уничтожают не просто зеленые зоны, где происходит застройка, не просто парки, скверы, последние зеленые места, где можно хоть чуть-чуть передохнуть. Они уничтожают нормальный образ жизни. Что такое застройка? Это очереди везде, в любом социальном учреждении, в поликлинике, больнице, собесе... Это значит, что вы будете по 40 минут, как у нас в Химках, выезжать с парковки своего собственного дома. Это значит, что не будет нормальных дорог. Хотя дороги и строят, но они настолько непродуманные и забитые... А если платные, то за их пользование хотят столько денег, что вы по ним лишний раз не поедете, а на бесплатных вы будете толкаться черт знает сколько времени. Это значит, что ваш ребенок с трудом попадет в школу в третью смену, и в классе будет по 30 человек. Людей наталкивают в одно место, как сельдь в бочку, при этом регионы России просто обескровливаются, там жизни нет.

–​ А что в этом смысле происходит в Эстонии, куда вы переехали?

Таллин по количеству денег с Москвой сравнивать нельзя, при этом власти здесь не занимаются такой застройкой

– Да, я сейчас живу в маленькой и довольно небогатой стране – Эстонии. Таллин по количеству денег с Москвой и сравнивать нельзя, при этом власти здесь почему-то не занимаются такой застройкой. И людям дается право на то, чтобы они сами могли определять лицо города. Все эти маленькие симпатичные домики, которые вы видите в Таллине, очень часто построены на деньги самих жителей, которые живут в этих домиках, и эти люди не дадут разрушить свой любимый дом или сквер перед домом и построить жуткую многоэтажку. И честно говоря, жить в городе, у которого в сто раз меньше денег, чем в Москве, но при этом больше самоорганизации, намного приятнее. И природа лучше, и очередей нет ни в больнице, ни в школе, нигде. Совершенно непонятно, почему в прекрасном городе Москве и в Подмосковье, где жизнь могла бы быть очень счастливой, власти так упорно не хотят человеческого счастья людям.

–​ После того как вы начали выступать против вырубки Химкинского леса, чего только с вами не было. Вас избивали, угрожали, шантажировали, грозились отобрать детей. Вы покинули Россию. Вы чувствуете себя победителем или проигравшим?

Я считаю, что меня спасла гласность. У меня отнимали детей, и если бы не хорошая огласка, я бы сейчас сидела

– У меня сейчас ощущение, что я могу наконец-то спокойно заниматься своим любимым делом, сейчас у меня есть портал Activatica.org, и я приглашаю всех писать о своих экологических проблемах. Я считаю, что гласность меня в свое время просто спасла. У меня отнимали детей, и если бы не хорошая огласка этой новости, у меня бы просто их не было, и я бы сейчас сидела. Я знаю, что ко мне никто в дверь не постучится, я могу спокойно работать в сети, прямо скажу, расслабилась. Правда, вы знаете, не получается поскучать по Родине, потому что стоит немножко начать ностальгировать – и тут же, пожалуйста, на прошлой неделе, в программе "Человек и закон" показали про меня репортаж.

Мы долго говорили о том, что нельзя допустить добычу никеля в воронежском черноземе, на реке Хопер, активно били по этой теме, и про меня сделали совершенно отвратительную передачу. Это я развалила промышленность российскую, я по заданию Госдепа уничтожаю все самое хорошее в России, ну и так далее. Родина своим вниманием не оставляет. Это, конечно, не очень приятно, потому что переживают мои друзья, которые остались в России, и я очень переживаю за маму, и это все очень противно. Я понимаю, что все может закончиться каким-нибудь фабрикованием уголовного дела. Я сейчас уехала как специалист, по визе, и мне могут просто перекрыть въезд в Россию, заведя уголовное дело, введя меня в какие-нибудь базы. Такой вариант развития событий очень даже возможен. И это очень неприятно, потому что мне казалось, что Родина про меня уже забыла, – говорит Евгения Чирикова.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG