Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лех Валенса, псевдоним "Болек"


Политический триумф Леха Валенсы: антикоммунистическая демонстрация в Гданьске в конце 1988 года

Политический триумф Леха Валенсы: антикоммунистическая демонстрация в Гданьске в конце 1988 года

Репутация бывшего президента Польши может быть запятнана связями с коммунистическими спецслужбами

В Польше обнаружены подлинные документы, свидетельствующие о том, что бывший президент республики, а в коммунистический период – лидер запрещенного профсоюза "Солидарность", сломившего тоталитарную власть в стране, в 1970-е годы сотрудничал со спецслужбами. В числе этих документов –​ подписанный Лехом Валенсой протокол о его согласии на тайное агентурное сотрудничество. Обозреватели в Польше обнаружили в этой истории признаки настоящей драмы.

Документы обнаружены в доме скончавшегося относительно недавно генерала Чеслава Кищака, бывшего министра внутренних дел ПНР. В Институт национальной памяти Польши обратилась его вдова Мария Кищак с предложением купить архив, в котором якобы хранятся документы, свидетельствующие о сотрудничестве Леха Валенсы со спецслужбами коммунистической Польши. Такие операции, однако, запрещены польским законодательством – граждане обязаны сдавать документы подобного рода в Институт национальной памяти. В результате сотрудники института при помощи полиции конфисковали документы, хранившиеся в доме Кищаков.

Не может быть никаких материалов, исходящих от меня. В суде я это докажу

Уже через два дня Лукаш Каминьский, руководитель Института национальной памяти (традиционно связанного с правящей ныне партией "Право и справедливость", с которой у Леха Валенсы напряженные отношения), заявил: "В личном деле Валенсы найден конверт, в котором – бумага с подписью о согласии на сотрудничество со службой безопасности, подписанное "Лех Валенса, псевдоним "Болек". В деле также, среди прочего, найдены подписанные тем же псевдонимом квитанции, подтверждающие получение денег". По его словам, в деле обнаружены также многочисленные доносы тайного агента, работавшего под псевдонимом "Болек", а также записки сотрудников службы безопасности, составленные после встреч с этим агентом. Материалы состоят из двух частей: личное дело Валенсы – 90 страниц и документы, касающиеся сотрудничества с ним, – 279 страниц. Как сообщил Каминьский, "часть доносов написана вручную и подписана псевдонимом "Болек". Документы касаются периода с 1970 по 1976 год".

Министр внутренних дел ПНД Чеслав Кищак на первомайской демонстрации в Варшаве. 1984 год

Министр внутренних дел ПНД Чеслав Кищак на первомайской демонстрации в Варшаве. 1984 год

Сам Лех Валенса, который находится сейчас в Венесуэле, сегодня коротко написал в одной из соцсетей: "Не может быть никаких материалов, исходящих от меня. В суде я это докажу". Примечательно, что при папках с личным делом Валенсы было обнаружено письмо генерала Кищака, датированное апрелем 1996 года, в котором он пишет, что намеревается передать документы государству. Однако ни тогда, ни впоследствии генерал этого почему-то не сделал.

Мерилом того, кто каким человеком является, не могут служить несколько изолированных инцидентов...

Информация Института национальной памяти произвела в Польше эффект разорвавшейся бомбы. Если одни (как, например известный в стране диссидент коммунистических времен Анджей Гвязда) говорят, что давно знали о сотрудничестве Валенсы с коммунистическими спецслужбами, то другие призывают историков не делать поспешных выводов и вначале закончить инвентаризацию всех найденных документов. "Мерилом того, кто каким человеком является, не могут служить несколько изолированных инцидентов... Давайте вспомним: в 1970 году Валенса вышел вместе с рабочими протестовать, когда на них были направлены крупнокалиберные пулеметы... Он пришел в профсоюз, распространял листовки – это также тогда особенно не приветствовалось властями", – напомнил бывший оппозиционер, а ныне сенатор Ян Рулевский. Рулевский высказал также удивление по поводу того, что бывшие коллеги Валенсы по профсоюзу "Солидарность" так горячо приветствуют документы, полученные от "бывшего смертельного врага свободы, генерала Кищака".

Еще в 2008 году Институт национальной памяти Польши издал книгу историков Славомира Ценцкевича и Петра Гонтарчика о Валенсе, в которой говорилось, что в 1970 году будущий президент страны мог быть завербован спецслужбами ПНР и работать под псевдонимом "Болек". Авторы отмечали, что сотрудники службы безопасности поначалу хвалили нового агента, но в 1976 году он "не высказал желания работать дальше" и был признан "бесполезным".

В связи с появлением новых документов историки напоминают также о ситуации, имевшей место в начале 1990-х годов, когда в канцелярию уже ставшего президентом Валенсы были запрошены из архивов его личные дела. Эти папки вернулись на место с вырванными страницами. "Важно не столько то, что Валенса делал в первой половине 1970-х годов, а то, что он сделал с материалами дела агента "Болека" и иными документами службы безопасности, которые получил примерно в 1993 году, уже будучи президентом. Это детально описано в книге Гонтарчика и Ценцкевича. Валенса до сих пор не объяснил, что с этими документами случилось", – заявил профессор Антони Дудек.

Неясно также, почему соответствующие службы в течение многих лет не обыскивали дом генерала Кищака. Известно, что накануне падения в Польше коммунистического режима спецслужбы сожгли часть документов, а часть – особенно таких, при помощи которых в будущем можно было бы шантажировать известных в стране людей, обеспечивая себе спокойную старость, – высокопоставленные функционеры служб просто украли.

Перед смертью муж сказал мне: если нужны будут деньги, отнеси эти документы в Институт национальной памяти. А я ведь на похороны потратила 50 тысяч злотых. Теперь вот памятник нужен...

Вдова генерала, Мария Кищак, сегодня заявила журналистам: "Я сделала ошибку. Муж говорил, что документы надо передать в Институт национальной памяти. Однако к папкам была приложена записка: сделай это через несколько лет, поскольку нужно защищать Валенсу, он – польский герой. Очевидно, мне не нужно было это делать... Я не думала, что из этого выйдет такой большой шум". Генерала и рабочего лидера связывали противоречивые отношения: на посту министра Кищак считался одним из главных гонителей демократических сил, но в то же время сыграл положительную роль при переходе Польше от коммунизма к демократии. В 1989 году генерал, очевидно, уверившись в неотвратимости перемен, принял участие в организации круглого стола между представителями властей и оппозиции. "Кищак и Валенса – две главные фигуры круглого стола, – продолжает Мария Кишак, – и поэтому мой муж считал: Валенсу нужно защищать. Без охраны со стороны моего мужа Валенсу уничтожили бы: он, скорее всего, не получил бы Нобелевскей премии, а это ведь важно для Польши... Перед смертью муж сказал мне: если нужны будут деньги, отнеси эти документы в Институт национальной памяти. А я ведь на похороны потратила 50 тысяч злотых (около 12,5 тыс. долларов США. – РС). Теперь вот памятник нужен..."

Один из политических противников Валенсы (в прошлом – также один из создателей "Солидарности"), Кшиштоф Вышковский заявил, что с уважением относится к поступку пани Кищак: "Оригиналы этих документов можно было продать за огромные деньги, а она все же этого не сделала". Дочь Валенсы Анна Доминьска (одновременно она является руководителем офиса бывшего президента в Гданьске) потребовала, чтоьы Институт национальной памяти предоставил общественности обнаруженные документы: "Я слышала, что там есть и документы, касающиеся господина Качиньского (лидер партии "Право и справедливость - РС). О моем отце сказали уже все что можно, однако совсем мало информации подтвержлено". Доминьска удивлена тем, что найденные в доме Кищака документы немедленно признаны подлинными.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG