Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Начались суды над неплательщиками взносов на капремонт

Марьяна Торочешникова: После того, как Конституционный суд России не увидел нарушений прав собственников жилья в так называемом закон о капремонте, региональные операторы – фонды, аккумулирующие средства граждан, собранные на капитальный ремонт, – заметно оживились. В России начались суды над неплательщиками взносов на капремонт. Двое из таких неплательщиков, активные участники акций гражданского неповиновения "Не плати за капремонт на транзитные счета" сегодня в студии Радио Свобода. Это журналист, гражданская активистка Мила Серова и координатор советов домов Москвы Петр Фалков.

В России начались суды над неплательщиками взносов на капремонт

Корреспондент Радио Свобода Иван Воронин побывал на одном из судебных заседаний по делу неплательщицы Серовой и снял репортаж, который я предлагаю посмотреть.

Юрий Павленков, генеральный директор НП "Индустрия Сервейинг": В отличие от всей страны, где средний платеж составляет не более шести рублей, в Москве эта сумма составила вдруг почему-то пятнадцать. Но первоначально предлагалась сумма и 80, и 40 рублей, и потом с барского плеча Сергей Семеновича, как будто бы по его предложению остановились на сумме в 18, а потом в 15 рублей.

Главным недостатком программы является то, что она построена не на объективных данных о техническом обследовании многоквартирных домов. В Москве включено в программу порядка 32 тысяч объектов жилой недвижимости, но в чистом виде эти дома объектами жилой недвижимости не являются, поскольку общее имущество многоквартирного дома в этих домах не сформировано, не описано, не проинвентаризировано.

Мы так и не понимаем, сколько же Москва накопила денег, мы не можем найти нигде в публичном доступе, сколько денег собрано за год с небольшим существования программы. Мы не можем добиться этого от Собянина, мы не можем добиться качественной реализации программы даже там, где граждане добросовестно выплачивают взносы. Вот это самое страшное.

Закон о капремонте противоречит предыдущему закону о приватизации жилья

Наталья Чернышева, муниципальный депутат района Зюзино, Москва: Тот закон о капремонте, те поправки, которые были приняты, совершенно противоречат предыдущему закону о приватизации жилья, который принимался в РФ еще в начале 90-х годов. По статье 16-ой этого закона государство обязано было сделать капремонт всем собственникам. И теперь созданный непонятно как и непонятно зачем фонд капремонта московских многоквартирных домов собирает с граждан совершенно незаконные поборы, а еще и подает на них в суд. Люди должны понимать, за что они платят, кому они платят и каким образом потом все эти деньги будут расходоваться. То есть вот это все наш фонд не указывает.

Мила Серова, журналист, гражданская активистка: Ни в постановлении правительства Москвы, ни в уставе, ни в первой, ни во второй редакции фонда, ни в Жилищном кодексе, - нигде не указано ни слова, что фонд имеет право взыскивать с нас долги. Определена функция: фонд имеет право только аккумулировать те средства, которые мы добровольно вносим в фонд формирования капитального ремонта.

Марьяна Торочешникова: Мила, расскажите, пожалуйста, как появился у вас долг, насколько он велик? Петр Михайлович, как я понимаю, у вас тоже огромные долги перед фондом, и появились они как раз в связи с акцией, к которой подключились уже много людей по всей стране.

Петр Фалков: Очень актуально, что мы присутствуем именно на Радио Свобода, ведь люди не понимают, что свобода кончается, когда они перестают бороться за свои права.

Люди не понимают, что свобода кончается, когда они перестают бороться за свои права

Я обратил внимание на те платежные документы, которые нам поступают за жилищные услуги, еще в 2009 году. Тогда вообще не указывалось, ни кому мы платим, ни за что мы платим. Была единственная строчка: "Сбор за ЖКУ на транзитный счет Банка Москвы". С этого я начал. Платежки и до сих пор никем не подписываются, никаких печатей нет, ответственные лица не указаны. И до сих пор мы ведем борьбу за то, чтобы платежный документ отвечал требованиям Минфина, прежде всего, в нем должен быть указан окончательный получатель платежа, его расчетный счет. И каждое физическое лицо, и даже юридические лица между собой должны оплачивать свои услуги, договоры на определенные счета.

Марьяна Торочешникова: Эта неразбериха, кому и за что вы конкретно платите, очень способствовала деятельности мошенников, которые дублировали платежки.

Петр Фалков: Да. Если вы получаете от кого-либо счет, платежку с требованием оплаты за что-либо, обращайте внимание: если первые цифры счета начинаются с цифр 4060, то это счета юридической или бюджетной организации. Это может быть еще 4070. Это список счетов, применяемых в Российской Федерации. Существует большое количество различных счетов учета денежных средств, и среди них - так называемый транзитный счет, который должен применяться при расчетах юридических лиц, чтобы рассчитываться с различными своими контрагентами. Если у юридического лица есть несколько контрагентов, то оно может посылать деньги по соглашению с банком на определенный транзитный счет. Это внутренний счет банка, он определяется тоже по первым цифрам – 4090. Если вы видите эти цифры, то это внутренний счет банка, это не тот счет, на который вы должны посылать свои деньги.

Оплачивая любую услугу, вы должны знать конечного получателя платежей, а он определяется именно расчетным счетом

Оплачивая любую услугу, вы должны знать конечного получателя платежей, а он определяется именно расчетным счетом. И вот это главное нарушение, которое присуще только Москве, установившей систему оплат за ЖКУ именно через транзитные счета, и по этому поводу существует даже указание Центрального банка, они уже с декабря 2013 года определили, что характер таких взаимоотношений нарушает федеральное законодательство. То есть в 2014 году банки уже не имели права принимать от физических лиц платежи с переводом на транзитные счета.

Марьяна Торочешникова: И когда появился закон, добавляющий в Жилищный кодекс 9-ый раздел о капитальном ремонте, соответственно, в платежках, в том числе и в московских…

Петр Фалков: …появилась новая строчка. Моими стараниями, которые я в 2010 году проявил тоже через судебные процессы, удалось добиться того, чтобы в платежном документе указывали, по крайней мере, получателя средств.

Мила Серова: Да, Петр Михайлович добился того, чтобы не было анонимных платежек. Но на сегодняшний момент мы получаем платежку, в которой указана управляющая компания, ее адрес, указан некий транзитный счет некого банка - раньше это был Банк Москвы, теперь ВТБ, но про Фонд капитального ремонта в московских платежках нет ни слова! Ни названия фонда, ни его адреса, ни его счетов, ничего… То есть мы опять получаем какую-то анонимную бумажку.

Мы опять получаем какую-то анонимную бумажку

Я еще с 2011 года стала писать о ненадлежащем формировании ЕПД, нарушающем и 354-е постановление правительства РФ, и закон о защите прав потребителя, и сам Жилищный кодекс. Но народ молчал и практически не реагировал. И удивительно, что именно когда в ЕПД появилась строчка "взнос на капремонт", вот именно в этот момент, с августа 2015 года в Москве люди стали включать мозги и думать: кому и за что мы платим? Их стали интересовать все буквы и цифры, которые нарисованы в так называемом ЕПД.

Я почти год назад в этой же студии говорила о том, что москвичи, недовольные всем этим, решили подавать иски в суд. Люди стали интересоваться, где этот фонд, что это за фонд. Петр Михайлович, Наталья Беляева и Беатриче Ковалли подали иск в налоговую о том, что фонд зарегистрирован к грубейшими нарушениями, и требовали его ликвидации.

Петр Фалков: Ну, не ликвидации… Мы определили, что фонд зарегистрирован с грубейшими нарушениями законодательства по регистрации юридических лиц, поскольку не указана его основная правовая форма.

Марьяна Торочешникова: Правильно ли я понимаю, что вы согласились вроде бы играть по правилам, предложенным государством, то есть делать эти взносы на капитальный ремонт…

Фонд зарегистрирован с грубейшими нарушениями законодательства по регистрации юридических лиц

Петр Фалков: Именно по правилам!

Мила Серова: А не по понятиям!

Марьяна Торочешникова: Но вам хотелось понимать, куда именно идут эти деньги, на что они будут потрачены.

Мила Серова: И не просто знать, не просто иметь какую-то информацию в своей платежке, а, прежде всего, нам еще хотелось иметь и договор. Поэтому Инна Гориславцева со своей группой (там более 100 человек) подали летом коллективный иск об обязании фонда заключить договор об услугах.

Петр Фалков: Если фонд осуществляет услугу по аккумулированию денежных средств, то, прежде всего, должен быть договор между гражданином и фондом о том, на каких условиях он ее осуществляет. Как можно производить какие-то действия без договорных отношений? Фонд почему-то решил, что он царь и бог на этой земле, и все, как суверены, должны вносить свои деньги в его имущество, не оглядываясь ни на что. Но законом не определено, что мы должны платить свои деньги именно фонду.

Как можно производить какие-то действия без договорных отношений?

Кстати говоря, Конституционный суд установил, что это обязанность жителей не перед фондом, а друг перед другом. Ваши обязательств по созданию фонда на капитальный ремонт именно вашего дома – это обязательства собственников между собой. Поэтому третья сторона, которая включается в процесс, если собственники поручат ей тем или иным способом собирать и аккумулировать эти средства, должна, прежде всего, определить с ними какие-то договорные условия.

Марьяна Торочешникова: Ничего подобного нет не только в Москве, но и вообще в России.

Мила Серова: В России было. В 2014 году фонды заключали договоры. Затем эта практика была прервана, и на сегодняшний момент, насколько я знаю, фонды их не заключают.

Марьяна Торочешникова: А с кем должны заключать договоры эти фонды?

Мила Серова: С каждым собственником!

Петр Фалков: Вы платите свои деньги! Вы же должны знать, на каком основании вы их отдаете. Если вы идете в банк и делаете вклад, то вы, прежде всего, заключаете с банком договор о банковском вкладе. Если фонд осуществляет аккумулирование ваших конкретных денег куда бы ни было, в данном случае - в фонд капитального ремонта вашего дома, то он должен иметь с вами договорные отношения о том, как он будет это делать, с какими гарантиями и на каких условиях.

Марьяна Торочешникова: И там должны быть прописаны, в том числе, его обязанности, ваши права, и вы можете их оспорить.

Вы платите свои деньги! Вы же должны знать, на каком основании вы их отдаете

Петр Фалков: Да. И только при заключении такого договора у вас возникают обязательства перед фондом. Пока такого договора нет, у вас перед ним по определению не может быть никаких обязательств. У вас обязательства только между собственниками о том, что вы должны создать этот фонд.

Марьяна Торочешникова: Руководствуясь этой логикой, вы пытались добиться заключения договоров с фондом?

Петр Фалков: Нет, основа в том, что для того, чтобы они могли истребовать с нас какие-то деньги, мы должны получить от них хотя бы какое-то оповещение об этом, платежный документ.

Мила Серова: Некие люди (ведь за ЕПД никто не стоит, фонд прикрывается то МФЦ, то ЕИРЦ) вынуждают нас дарить деньги на транзитный счет незнамо кому!

Петр Фалков: Мы не знаем получателя средств, там есть только некая строчка "взнос на капремонт", а что стоит за этой строчкой, нигде не раскрыто. Они могли так же указать "взнос на потребление воздуха для дыхания".

Мила Серова: Конечно! И если мы сейчас уступим, то затем они в ЕПД могут записывать "тайский массаж", "гороскопы", все, что угодно! Они и так записывают туда несуществующие услуги, такие как "антенна", "радио", "запирающее устройство".

Петр Фалков: Платить можно за все! Получается, что вы кладете деньги в пространство, не зная, зачем и кому…

Некие люди вынуждают нас дарить деньги на транзитный счет незнамо кому!

Мила Серова: …и куда идут ваши деньги. Когда мы увидели в ЕПД взнос на капитальный ремонт, мы поняли, что нас хотят облапошить, поэтому мы придумали акцию гражданского неповиновения "Не плати на транзитные счета" – ни за ЖКУ, ни за капремонт. Суть ее очень проста, там всего несколько шагов. Вы идете в свою управляющую компанию, берете у нее ее реквизиты, в том числе банковские, письменно…

Петр Фалков: Вы обращаетесь в свою управляющую организацию, чтобы она ответила вам на конкретный вопрос: какие конкретные услуги она вам оказывает? Мы получили перечень этих услуг, и в них нет ни капремонта, ни запирающего устройства, ни той же антенны.

Мила Серова: Там нет даже газа! Поэтому Петр Михайлович не платит даже за газ.

Петр Фалков: Газ – это особая статья. В Жилищном кодексе написано, что каждая управляющая организация обязана в ваших интересах заключить договор с ресурсоснабжающими организациями о поставке. Если она не заключает этот договор, то не имеет возможности оказывать вам услугу и не может собирать с вас деньги.

Мила Серова

Мила Серова

Мила Серова: То есть вы и за газ платите незнамо кому.

Вторым пунктом в том же письме вы требуете от своей управляющей компании ее банковские реквизиты, включая расчетный счет и все коды для осуществления платежа. Затем, получив от своей управляющей компании ответ, вы имеете право, данное вам Жилищным кодексом (статья 155, пункт 7) через онлайн-банкинг платить по этим реквизитам своей управляющей компании, не платя за капремонт, антенну и прочие дополнительные услуги, которые могут быть вставлены в ЕПД только на основании решения общего собрания собственников.

Вы платите только за услуги, записанные в платежке, совпадающие с услугами, которые есть в перечне, предоставленном вам управляющей компанией

Марьяна Торочешникова: То есть вы платите только за услуги, записанные в платежке, совпадающие с услугами, которые есть в перечне, предоставленном вам управляющей компанией.

Мила Серова: Если вы не пользуетесь онлайн-банкингом, то вы идете в банк, открываете там счет, пишете поручение банку: я прошу такую-то сумму за такой-то месяц, за такую-то услугу перечислить моей управляющей компании, вот ее реквизиты. Операционист составляет распоряжение, вы его подписываете, проверяете все цифры, банковские реквизиты, и все. И операционист перечисляет с вашего счета денежки вашей управляющей компании и дает вам настоящую платежку со штампом, где будет написано, за что вы их отправили, за какой месяц, куда и кому.

Дело в том, что когда вы платите по ЕПД, вы получаете в банке кассовый чек со всей суммой платежа, и он у вас выцветает за полгода. Если вам предъявят долги (а наш ЕИРЦ имеет такую практику - долговых ЕПД), с чем вы пойдете в тот же МФЦ и ЕИРЦ доказывать, что вы вовремя заплатили?

Марьяна Торочешникова: Это отличный совет, как не платить лишнее, но что же делать с капитальным ремонтом?

Петр Фалков: У активистов Москвы по этому поводу было несколько вариантов действий. Некоторые считали, что достаточно вычеркивать эту строчку из ЕПД. Я сразу говорил, что это неправильный ход, потому что в ЕПД не написано лицо, которое несет ответственность за его формирование, он никем не подписан, и он остается у вас, поэтому неважно, что вы там вычеркнете. Но в правилах предоставления коммунальных услуг, которые утверждены правительством РФ, есть один серьезный момент: когда вы оплачиваете не полностью предъявленную вам сумму, то те, кто формирует ваши платежи и следит за их верностью, имеют право делать расчет ваших поступлений равномерно по всем начислениям, и у вас могут образоваться необоснованные долги по любым другим строкам. Поэтому вычеркивание не является решением проблемы.

Вторая часть активистов требовала разделить платежные документы. Это правильный путь, но этого нужно требовать только в судебном порядке, потому что по 171-ой статье Жилищного кодекса фонд или то лицо, которому поручено аккумулирование взносов на капитальный ремонт, обязано было предоставить платежный документ с конкретными своими данными и банковскими реквизитами.

Будет иск к управляющей компании о ненадлежащем формировании ЕПД

Мила Серова: Я приглашаю всех на судебное заседание к Петру Михайловичу - 30 июня в 15:00 в Перовском суде. Будет иск к управляющей компании о ненадлежащем формировании ЕПД. Если хотите серьезно разобраться, каким должен быть настоящий ЕПД, приходите и учитесь.

Марьяна Торочешникова: А что же делать человеку, если он не хочет иметь неприятности и получать судебные извещения?

Петр Фалков: Именно поэтому была инициирована эта акция Милы Серовой, которая показывает, что люди имеют полное право (и свое право надо отстаивать) платить только за потребленную услугу непосредственному исполнителю. Об этом говорили всегда, на всех верхах, и это важно. Мы не призываем всех этому следовать, это могут делать только инициативные люди, готовые отстаивать свои права. Они имеют полную правовую возможность узнать о тех услугах, которые предоставляет им управляющая организация, потребовать конкретные реквизиты этой организации и самостоятельно направлять свои платежки таким образом.

Марьяна Торочешникова: А как быть с взносами на капремонт? Какая, кстати, у вас задолженность?

Мила Серова: Сумма взыскиваемого якобы долга за капремонт у Петра Михайловича - 399 рублей, а у меня - 1101 рубль, поскольку у нас бабушка - ветеран, ей 89 лет, и поэтому у нас 50-процентная льгота. Когда наша бабушка узнала, что такое происходит, когда она получила платежку, они, не глядя, что там появилась новая строчка... Я же ей сказала, что наш дом выбрал спецсчет, и нам придет отдельная платежка со спецсчетом. Пришел обычный ЕПД, и она, не глядя, оплатила полную сумму.

Фонд, проигнорировав решение собственников, запихнул нас в общий котел

Я приехала из отпуска, смотрю - никакого спецсчета. Мы провели собрание, четыре месяца я угрохала на то, чтобы его провести, выбрать спецсчет, не платить деньги в общий котел, на транзитные счета, а фонд, проигнорировав решение собственников, запихнул нас в общий котел. Естественно, это не могло не возмутить!

Нас спрашивают, почему мы сразу не побежали в суд. Дело в том, что иски подала Гориславцева, Фалков со своей группой подавал иски, и были еще поданы три иска к правительству Москвы о незаконности 15 рублей, о незаконности включения дома в программу без обследования, и абсолютно все эти иски остались в судах без движения!

Петр Фалков: Суды не допускают нас к судебному процессу, то есть не хотят даже рассматривать иски. Сейчас у нас подана жалоба в Президиум городского суда не допуск к судебному процессу. Процесс не открывают. Все ждали решения Конституционного суда, но вот уже и КС сказал свое слово, однако до сих пор не поступил ответ из Президиума Мосгорсуда.

Мила Серова: Мы обрадовались, когда получили иски от фонда. Мы думали, что придет приказ, и нас списком сделают должниками. Но когда пришли персональные иски - на всю Москву три злостных должника: у Фалкова 399 рублей, у меня 1101 рубль, у Галкиной, муниципального депутата Головинского района, 1000 рублей, - мы обрадовались, потому что это была единственная возможность начать серьезный разговор о наших правах в суде. Ведь предыдущие иски оставались без движения.

Я полагаю, что фонд нарушил наши права и присвоил наши деньги, которые на спецсчете являются собственностью собственников, а в общем котле становятся имуществом фонда

Что думал фонд? Они состряпали безобразные, безграмотные иски, которые стыдно читать даже мне, не юристу. Мы написали на их иски на три страницы свои возражения на двенадцати листах. В моем случае фонд ввел в заблуждение суд, не указав, что мы вовремя подали сопроводительное письмо с протоколом, принесли все необходимые документы - я лично принесла все в фонд вместе с Петром Михайловичем, мы все зарегистрировали. На нашем письме юрист фонда написал, что комплект документов соответствует, они приняли наши документы, и потом я из Департамента коллективного ремонта получила письмо о том, что они разрабатывают договор и скоро нам его представят.

В этом радужном настроении я уезжаю отдыхать, а вернувшись, получаю платежку ЕПД со взносом на капремонт. И поскольку фонд ввел суд в заблуждение, обманул собственников, то я хочу, пользуясь вашим эфиром, обратиться с просьбой к Александру Ивановичу Бастрыкину, руководителю Следственного комитета. Я полагаю, что фонд нарушил наши права и присвоил наши деньги, которые на спецсчете являются собственностью собственников, а в общем котле становятся имуществом фонда. Я думаю, фонд сделал это с целью незаконного обогащения и присвоения того, что ему не принадлежит. Я прошу Бастрыкина инициировать следственную проверку действия и бездействия Фонда капитального ремонта Москвы! Мы будем доказывать свои права в суде, но не думаю, что это будет быстрый и легкий процесс. Здесь нарушены не только права, но и законы, и здесь, я полагаю, есть статьи УК о самоуправстве и превышении должностных полномочий, так что этим должен заниматься Следственный комитет.

Петр Фалков: Я могу добавить, что у Милы Серовой достаточные основания, потому что статья 36.1 Жилищного кодекса совершенно четко определяет, что средства собственников, которые они собирают на спецсчете на взносы на капитальный ремонт для своего дома, являются денежными средствами этих собственников. А средства собственников, которые собираются на счетах регионального оператора, становятся имуществом регионального оператора. Это большая разница, и именно эти свои права они и отстаивают, хотят сохранять свои деньги в своем ведении.

Марьяна Торочешникова: А как обстоят дела в регионах? Вы сказали, что где-то заключали договоры, а потом перестали...

Петр Фалков

Петр Фалков

Петр Фалков: Да. Дело в том, что в первоначальной редакции Жилищного кодекса была совершенно четко определена необходимость заключения договорных отношений по капитальному ремонту. И в регионах эти договоры начали заключать, это же все действует там с 2014 года, только в Москве - с 2015-го. В июне 2015 года в новой редакции Жилищного кодекса было исключено слово "договор", и на этом основании московский фонд решил пренебречь этим мероприятием, забыв одну деталь - что есть жилищные отношения, которые решаются по Жилищному кодексу, а есть гражданские отношения экономического плана, которые решаются по Гражданскому кодексу. И как только ставится вопрос о финансовых, экономических взаимоотношениях, мы передаем средства, а фонд их аккумулирует, то это уже отношения в ведении Гражданского кодекса. А по Гражданскому кодексу должен быть не просто договор, а договор юридического лица и физического должен быть обязательно оформлен в письменном виде.

Здесь нарушены не только права, но и законы, и здесь есть статьи УК о самоуправстве и превышении должностных полномочий

Мила Серова: Я хочу вернуться к суду. Они думали, что в суде быстренько нас раздавят и скажут всей стране: мы растоптали ваших активистов! У них это не получилось. Когда судьи увидели наши возражения на их иски, наши ходатайства, услышали наши требования, они поняли, что это не имущественный, а правовой спор. Поэтому в мировых судах (моем и Галкиной) мы затребовали у фонда предоставить на основании Жилищного кодекса (статья 170, части 6 и 7) и на основании постановления Конституционного суда (пункт 7.4) самые главные документы, с которыми он может приходить в суд, требовать там что-то и говорить, что фонд имеет право аккумулировать средства. И это - протокол решения общего собрания собственников о том, что собственники выбрали именно Фонд капитального ремонта как регионального оператора для формирования фонда - либо общий котел, либо спецсчет.

Собственники могут выбрать владельцем спецсчета и управляющую компанию, и тогда фонд здесь не при чем. Если 50-70% москвичей выберут спецсчет, и владельцами спецсчета будут управляющие компании, то фонд будет просто банкротом!

Если фонд предъявляет вам какие-то претензии, пытается вымогать у вас какие-то якобы долги, то первое, что вы должны требовать в суде, это протокол общего собрания собственников, где собственники определили, как они будут формировать фонд и кто будет владельцем счета. Если собственники оказались молчунами и не провели никакого собрания, тогда орган местного самоуправления обязан инициировать это собрание (так гласит Жилищный кодекс, статья 170). Но даже если и на это собрание собственники не пришли, в этом случае орган местного самоуправления издает волюнтаристское решение, что этот дом обязан будет платить в общий котел.

И вот в суд фонд должен прийти с протоколом общего собрания и с решением органа местного самоуправления. Если нет этих двух документов, то фонд – никто, зовут его никак, и он не имеет права подавать иски! Поэтому первое, что я сделала, это написала ходатайство об отказе фонду в иске и вообще в производстве дела.

По сути, мировые судьи вообще не должны были принимать это дело к рассмотрению. Я прихожу в суд, говорю, что я собственница, и показываю свою бумажечку - свидетельство о собственности. Я вот собственница этой квартиры, и тут нарушают мои права. Фонд нам в суд принес постановление правительства Москвы о том, что фонд создан, и какой-то внутренний приказ департамента капремонта. Но это не имеет никакого отношения к Жилищному кодексу, к нашим правовым взаимоотношениям! И когда мировые судьи поняли, что это не имущественные, а правовые отношения, мы трое - я, Галкина и Фалков - подали встречные иски к фонду о возврате денег, которые они от нас незаконно получили. Первое - мы потребовали, чтобы они передали управляющей компании деньги, которые забрали с транзитного счета, потому что мы платим управляющей компании. Второе - мы потребовали договор. И третье - мы потребовали платежное поручение, согласно статье 171 ЖК РФ, где сказано, что региональный фонд должен нам предоставить свой платежный документ.

Это только в Москве такая система с транзитными счетами. А вся Россия платит по платежным документам в соответствии с формой, рекомендованной Министерством строительства и ЖКХ

Петр Фалков: И это только в Москве такая система с транзитными счетами. А вся Россия платит по платежным документам в соответствии с формой, рекомендованной Министерством строительства и ЖКХ. И в этой платежке по любой услуге, не жилищно-коммунальной, а другого исполнителя, должна быть отдельная таблица с указанием конкретного исполнителя услуги и конкретных расчетных счетов.

Мила Серова: Я веду активную переписку со многими собственниками в регионах нашей страны через нашу группу в Фейсбуке "Как не платить за капремонт". Люди недовольны тем, что их региональные фонды заключают агентские договоры с местными ЕИРЦ, а эти ЕИРЦ во многих городах - ООО, не государственные, а частные компании. И когда люди обращаются в частный ЕИРЦ и просят: мы хотим узнать, сколько поступило денег от государства за муниципальные квартиры, сколько у нас должников, сколько уже накоплено на спецсчете и так далее, - эти ООО, так называемые ЕИРЦ, игнорируют письма людей, не отвечают. В Москве это вообще тайна за семью печатями - сколько собрано, и нигде никто не отчитывается, транзитный счет мы контролировать не можем, а в регионах тоже зреет это недовольство, потому что любые запросы жителей игнорируются.

Марьяна Торочешникова: На официальном сайте Фонда содействия реформированию ЖКХ висит информация, что в 2015 году жители России, несмотря на то, что только три четверти людей делали эти взносы, сдали на капитальный ремонт жилых домов более 98 миллиардов рублей.

Петр Фалков: Да, и при этом истрачено только порядка 20 миллиардов. Зная нашу действительность с откатами до 50%, можно сказать, что они истратили на капитальный ремонт менее 10%.

В 2015 году жители России сдали на капитальный ремонт жилых домов более 98 миллиардов рублей

Марьяна Торочешникова: И вы утверждаете, что никто из граждан, делавших эти вносы, не может проверить, сколько именно собрано его домом и на что именно пойдут эти деньги?

Мила Серова: Да. И является ли государство, например, должником. Например, у нас в доме десять муниципальных квартир, город Москва является их собственником и обязан, как и мы, формировать Фонд капитального ремонта и вносить взносы. В других домах есть на первом этаже государственные аптеки, детские садики или поликлиники, и так далее.

Петр Фалков: Я вам больше скажу, у Милы Серовой в жилом доме находится суд - по идее и за суд государство должно отчислять средства в этот фонд.

Марьяна Торочешникова: Но сейчас совершенно невозможно проверить, кто, сколько и за что заплатил.

Мила Серова: В Москве это нереально. И в регионах активные люди, которые мне пишут, этим очень недовольны. И даже те люди, которые поначалу получили договоры, получают нормальные платежки, платили, но когда они встретили эту стену непонимания, да еще какие-то непонятные ООО, они отказываются платить.

Сейчас совершенно невозможно проверить, кто, сколько и за что заплатил

Марьяна Торочешникова: Но если у регионального оператора уже есть спецсчет, есть договор, разве он не обязан информировать о состоянии счета?

Мила Серова: Мы не знаем, что прописано в их договорах, мы их не читали. Вот я жду, мне сейчас должны из Саратова, еще откуда-то прислать...

Петр Фалков: Я курирую работу советов домов, и в одном из домов выбрали спецсчет. У них нормальные отношения с управляющей организацией, и они владельцем этого спецсчета сделали свою управляющую компанию. И мы регулярно получаем от управляющей организации информацию о состоянии этого спецсчета, там указывается общая сумма, которая на нем накопилась. Но получить данные, кто и сколько заплатил, не представляется возможным, потому что это внутрибанковские дела.

Марьяна Торочешникова: Хочу привести в пример ситуацию в Удмуртии. Там восемь домов, выбравших спецсчет, лишили этого самого спецсчета с подачи Госжилинспекции, потому что собственники якобы не собирают 50% взносов на капремонт.

Петр Фалков: Да, существует такое условие.

Марьяна Торочешникова: И если эти взносы не платит, например, муниципалитет...

Как можно без решения суда взять деньги собственников и куда-то их передать?

Петр Фалков: Да, это получается по его вине, и я здесь вижу несоответствие законодательству. В Жилищном кодексе написано: если на спецсчете вы не собрали 50% необходимой суммы, то муниципалитет или орган Жилищной инспекции должен обратиться к собственникам, чтобы они приняли определенные меры. Если меры не принимаются, то орган местного самоуправления имеет право обратиться к владельцу спецсчета (это либо управляющая организация, либо тот же региональный оператор), чтобы они с этого спецсчета направили деньги в кубышку, на общий счет регионального оператора. Здесь есть некое нарушение. Ведь если по статье 36.1 это деньги собственников, как можно без решения суда взять деньги собственников и куда-то их передать?

Мила Серова: Там есть определенная процедура, но мы уже видим, как ведет себя фонд, игнорируя протоколы общего собрания собственников, и понятно, как будет проводиться и эта процедура. То есть это тоже, получается, незаконное обогащение, воровство!

Марьяна Торочешникова: Я так понимаю, что региональный оператор, где учредители - муниципалитеты...

Петр Фалков: Учредитель там один - Департамент капремонта!

Марьяна Торочешникова: Но этот фонд может стать банкротом?

Мы уже видим, как ведет себя фонд, игнорируя протоколы общего собрания собственников

Мила Серова: Легко! Именно это и должно быть прописано в договоре. Ведь если завтра фонд - банкрот, что будет с нашими деньгами? Без договора никаких гарантий у нас нет.

Петр Фалков: Прописано единственное - что субъект в этом случае несет субсидиарную ответственность, но эта субсидиарная ответственность не покрывает всех убытков, она покрывает только часть нарушений, которая произведена фондом. Но фонд может банкротиться не в силу нарушений, а в силу совершенно других обстоятельств, от него не зависящих. К примеру, как сказала Мила Серова, все дома, выбравшие спецсчета, ушли из фонда, и у него просто не хватает денег на свою деятельность. Или финансовый кризис коснулся всех, и они обанкротились по не зависящим от них обстоятельствам.

Марьяна Торочешникова: А каким образом фонд оберегает эти собираемые деньги от инфляции?

Мила Серова: Никак!

Петр Фалков: Фонд держит деньги в казначействе.

Марьяна Торочешникова: Значит, есть спецсчет, или нет спецсчета, отдельным поручением платишь или не отдельным, - деньги все равно сгорят?

Петр Фалков: Ничего подобного! Если деньги на спецсчете, то это ваши личные деньги, и вопрос их сбережения - это ваш личный вопрос.

Марьяна Торочешникова: То есть теоретически вы можете их инвестировать, например?

Если деньги на спецсчете, то это ваши личные деньги, и вопрос их сбережения - это ваш личный вопрос

Петр Фалков: Нет, инвестировать не можете, они целевые. Но вот, к примеру, совет дома выбрал спецсчет и договорился с банком. Там есть такое положение, что банк не просто их держит на счете, а есть такая форма - неснижаемый остаток, и по ней достаточно высокий процент на ваши денежные средства, на сегодняшний момент это порядка десяти с небольшим процентов. То есть определенная защита есть. В принципе, собственники могут их страховать. Это уже, конечно, дополнительные расходы, но вы можете принимать какие-то меры. А когда это имущество фонда, вы уже не можете принимать никаких мер, и отсутствие договора, опять же, не дает вам никаких возможностей каким-то образом защищать эти деньги.

Марьяна Торочешникова: Где люди, которые заинтересовались, могут почерпнуть нужную информацию?

Мила Серова: Моссовет помог нам создать сайт, и в ближайшие дни мы наполним его информацией. Пока всю информацию можно черпать через Фейсбук, группа называется "Как не платить за капитальный ремонт". Я там вывешиваю информацию о каждом нашем судебном заседании, о тех судебных заседаниях, которые предстоят у Фалкова, о том, что у меня на июль месяц назначен мой самостоятельный иск к фонду...

Марьяна Торочешникова: И там есть схема, как не платить за капитальный ремонт законно, не оставаясь при этом должником.

Все наши иски - коллективное творчество огромного количества людей

Мила Серова: Да. Люди могут мне писать, я всем персонально высылаю информацию. Надеюсь, через неделю я напишу в этой группе название сайта, где будут размещены абсолютно все документы, добытые нами в судах, все судебные дела и рекомендации.

И еще я хочу поблагодарить всех людей, которые приходят поддерживать нас в суды - всех людей со всей нашей страны (а нам пишут и юристы, и эксперты). Все наши иски - коллективное творчество огромного количества людей, которые поддерживают нас уже на протяжении трех месяцев!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG