Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитники прогнозируют рост уголовного преследования за высказывания в интернете

В России за два последних года существенно возросло количество уголовных приговоров и административных наказаний за высказывания в интернете – таковы выводы экспертов информационно-аналитического центра "Сова", они содержатся в очередном докладе, который "Сова" сегодня представляет в Москве. При этом применяемые в рамках антиэкстремистского законодательства меры ведут "к дальнейшему ограничению свободы слова, но не уменьшают уровня языка вражды в интернете".

По словам эксперта "Совы" Натальи Юдиной, расширился также список законодательных статей, по которым пользователей могут привлечь за посты в социальных сетях. Наказания в свою очередь ужесточились. Наталья Юдина уверена, что принятие так называемого пакета антитеррористических законов Яровой приведет к росту преследований за высказывания в социальных сетях. Сегодня стало известно, что российские оппозиционеры намерены провести митинг с требованием отменить антитеррористические поправки в законодательство. Соответствующее заявление в московскую мэрию подал соратник Алексея Навального Леонид Волков.

О том, за какие посты в социальных сетях можно получить штраф или тюремный срок, Наталья Юдина рассказала в интервью Радио Свобода.

– Как менялась статистика преследований в интернете по экстремистским статьям за последние пару лет? Я так понимаю, доклад касается 2014–15 годов.

Наталья Юдина

Наталья Юдина

– Да, это уже третий мой доклад на эту тему. Во-первых, растет количество статей, по которым возбуждаются уголовные дела в отношении интернет-пользователей. Помимо привычных уже статьи 282 о возбуждении национальной ненависти, и статьи 280 о публичных призывах к экстремизму, стала активнее использоваться статья 212-я о призывах к массовым беспорядкам, по которой привлекают за публикации с указанием места сбора на всякие акции. Стала чаще применяться статья 205-я о публичных призывах к осуществлению террористической деятельности, начала применяться новая статья – о публичных призывах к нарушению территориальной целостности, и это в основном было связано с разнообразными проукраинскими высказываниями. Что характерно, наказание по статье за терроризм тяжелее, потому что она относится уже к контртеррористическому законодательству.

В 2015 году мы неожиданно насчитали 16 человек, которые сели чисто за слова

Соответственно, наказания стали жестче. Мы знаем далеко не все, но даже по известной информации видно, как меняется ситуация. Раньше приговоры к лишению свободы за высказывания были редкостью, мы видели, наверное, один-два сомнительных приговора, где была чисто пропагандистская статья, без каких-то отягчающих обстоятельств. Чаще было комплексное обвинение, например, статья 282-я могла сочетаться со статьями о насилии, то есть человек одновременно на кого-то нападал и при этом что-то выкрикивал, и ему вменялось два преступления, но по сути он приговаривался к лишению свободы за нападение. В 2015 году мы неожиданно для себя насчитали 16 человек, которые сели в чистом виде за слова. И это действительно беспрецедентный рост, на это я хотела бы обратить внимание.

– Действительно, с какой-то пугающей регулярностью появляются новости не только про то, что на кого-то завели уголовное дело за высказывания в интернете, но и дали реальный срок. А что послужило, на ваш взгляд, спусковым крючком для этого вала уголовных дел за посты в интернете?

"ВКонтакте" хостится в России, и поэтому можно обратиться к администратору сети, который по первому требованию сотрудника правоохранительных органов обязан предоставить данные о владельцах страницы

– Тенденция, что преследования за высказывания опережают преследования по всем остальным статьям экстремистского характера вместе взятым, наблюдается довольно давно. По-моему, с 2011 года мы фиксируем такой рост числа уголовных дел по "пропагандистским" статьям. И это связано, мне кажется, не с какими-то злокозненными вещами, а с тем, что отчетность у нас общая на все преступления экстремистской направленности. И в их число входят как действительно опасные преступления, например, связанные с насилием по мотивам ненависти, так и репосты в соцсетях. И если раньше оперативники не очень понимали, как работать с "пропагандистскими" статьями, как собирать доказательства, то за последние несколько лет выработалась рутинная практика и выяснилось, что на самом деле такие преступления расследовать проще. Выросло число сотрудников правоохранительных органов, которые пользуются, например, социальной сетью "ВКонтакте", оказалось, что этой сетью пользоваться очень легко, легко искать разные репосты, в которых люди пишут не самые толерантные вещи. Социальная сеть "ВКонтакте" хостится в России, можно обратиться к администратору сети, который по первому требованию сотрудника правоохранительных органов обязан предоставить данные о владельцах страницы. С "Фейсбуком" работать сложнее, он хостится в Америке, и надо убедить американских провайдеров, чтобы они какие-то сведения прислали, а с российскими соцсетями проблем нет.

– Какой процент подобных случаев касается каких-то общественно опасных высказываний, когда действительно речь идет о ярых националистах, расистах, ксенофобах, когда можно сказать, что человек действительно заслуженно получил свой срок?

Когда преследуются такие известные и популярные среди праворадикалов фигуры, которых действительно есть за что взять, то материалы, которые им вменяются, должны быть выбраны с особой тщательностью

– Если до 2013 года к уголовной ответственности в основном привлекались относительно случайные пользователи, то с 2013–14 года стали активнее преследовать всяких праворадикалов. Вероятно, это связано с их антиправительственной позицией в украинском вопросе, они не поддержали войну в Украине и выступили против государства. Плюс к этому, видимо, на волне криков об украинских фашистах стали преследовать и собственных, в последние два года к уголовной ответственности по "пропагандистским" статьям привлекли довольно много известных праворадикалов, сейчас расследуются новые дела. Но здесь другая беда. Этих людей действительно преследовать надо было уже давно, но мне кажется, что когда речь идет о таких известных и популярных в своей среде фигурах, с особой тщательностью нужно выбирать, за что именно их привлекать к ответственности. Вместо этого, к сожалению, нужных людей берут за первое попавшееся нарушение. Скажем, был нашумевший приговор известному праворадикальному персонажу – Максиму Марцинкевичу, Тесаку. Он сел в 2014 году за три видеоролика, и, честно говоря, из всего "богатого творчества" этого человека видеоролики были выбраны далеко не самые показательные.

– То есть получается, что даже в случае, когда человек преследуется справедливо, очевидна какая-то халтура правоохранительных органов.

– Да-да-да, вот именно, халтура. Есть еще известный персонаж Дмитрий Демушкин, его привлекли за какую-то карикатуру, хотя легко было найти более серьезные основания.

– А ожидаете ли вы рост преследования за перепосты в интернете в связи с принятием нашумевшего пакета законов Яровой?

– Конечно! Появляется возможность отчитываться уже о борьбе с мировым терроризмом, а это очень просто. Я думаю, что преследование по всем этим статьям будет расти и дальше.

– То есть просто инструментов для повышения отчетности станет больше у правоохранительных органов.

– Именно так!

– Вы разработали памятку для пишущих в интернете. Что она из себя представляет?

Хватают первых попавшихся людей за первое попавшееся, и это вопрос везения – выберут тебя или не выберут

– Эта такая небольшая брошюра для рядовых пользователей интернета, в которой перечислены статьи Уголовного и Административного кодексов, по которым людей могут привлекать к ответственности. И там даны практические рекомендации, что стоит публиковать, что не стоит. Например, сейчас бытует популярное мнение, что преследуют за лайки в социальных сетях, но это неправда, пока ни одного случая привлечения к уголовной или административной ответственности именно за лайк мы, к счастью, не знаем. Зато нам известен случай, когда к административной ответственности в Перми привлекли женщину, которая была просто отмечена на видео среди других 30 человек. Она даже особенно не вникла, что это за ролик, и просто приняла метку. В результате женщина была оштрафована по административной статье, почему-то выбрали именно ее. У меня ощущение, что это такая лотерея. Беда такого преследования в том, что ни у кого – ни у пользователей социальных сетей, ни у общества, ни у правоохранителей нет внятного понимания, что же, собственно, должно быть запрещено, где эта красная черта, через которую нельзя переходить. Просто хватают первых попавшихся людей по первому попавшемуся поводу, и это вопрос везения – выберут тебя или не выберут, – полагает Наталья Юдина.

Эксперты информационно-аналитического центра "Сова" сегодня представляют в Сахаровском центре два доклада – о противодействии ксенофобии и радикальному национализму и об антиэкстремизме в интернете в 2014–15 годах. Они также подготовили памятку для пишущих в интернете, о том, какого рода высказывания могут подпасть под антиэкстремистское законодательство.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG