Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Символ "власти ради власти"


Фидель Кастро, февраль 2016 года

Фидель Кастро, февраль 2016 года

13 августа исполнилось 90 лет творцу социалистического кубинского режима Фиделю Кастро

Фидель Кастро, непреклонный кубинский коммунист-антиимпериалист, бывший Председатель Госсовета и бывший Первый секретарь правящей, единственной легальной в стране Коммунистической партии Кубы, в свои 90 лет остался идеологом и символом созданного им самим авторитарного режима.

Хотя официально Фидель Кастро оставил все государственные и партийные посты в период с 2008 по 2011 годы, "демократически" передав полномочия в руки младшего брата Рауля, которому сегодня 85 лет, он по-прежнему считается духовным лидером так называемой "кубинской революции", начавшейся в 50-е годы XX века и все никак не заканчивающейся. У Фиделя Кастро до сих пор есть миллионы сторонников и почитателей, и на Кубе, и во всем мире – коммунисты, социалисты и социал-демократы, антиимпериалисты и антиамериканисты.

Фидель и Рауль Кастро. 19 апреля 2016 года

Фидель и Рауль Кастро. 19 апреля 2016 года

Для миллионов других людей Фидель Кастро – жестокий диктатор, узурпатор-догматик, за десятилетия пребывания у власти так и не сумевший ни создать эффективную устойчивую экономику, ни вывести большую часть населения Кубы из нищеты, ни приспособиться к изменениям времени; лидер государства, никогда не терпевший инакомыслия, отправлявший на казни и в тюрьмы десятки тысяч своих оппонентов; коммунистический вождь, политика которого вынудила более миллиона его соотечественников бежать с Кубы, часто прямо рискуя жизнью.

О личности Фиделя Кастро и восприятии его власти и идеологического наследия кубинцами, латиноамериканцами, политиками и общественностью России и Запада в интервью Радио Свобода рассуждает российский политолог, историк и социолог, знаток Латинской Америки Татьяна Ворожейкина:

Фидель Кастро одновременно и диктатор, и популярный и любимый до сих пор миллионами персонаж. Если взять список всех известных и одиозных правителей ХХ–XXI веков, он, наверное, окажется, самым "обаятельным" в этой кунсткамере злодеев.

– Причина этого, главным образом, историческая. Фидель Кастро был лидером освободительной революции, причем такой, которая была ни на что не похожа, никем не инспирирована, не связана ни с СССР, ни с Китаем; революции, которая была надеждой, прежде всего, в Латинской Америке, миллионов людей, той половины населения, а в некоторых странах и гораздо больше, которая существовала вне рынка, вне общества, вне государства. Эта фигура олицетворяла мечту и надежду на социальную справедливость. Для многих в Латинской Америке это значимо до сих пор.

Фидель Кастро вместе с Че Геварой, которого я лично считаю "бандитом-революционером", сейчас в западном мире, в Европе, в России, живет больше на футболках у молодежи, в названии каких-то баров или коктейлей, чем в головах. Можно ли сказать, что Фидель и его основные соратники Че Гевара, Камило Сьенфуэгос, брат Рауль превратились то ли в миф, то ли в китч, в комиксовых героев массовой культуры?

Первомайская демонстрация в Бахрейне. 2015 год

Первомайская демонстрация в Бахрейне. 2015 год

– Я бы здесь отделила "людей власти", таких как Фидель и Рауль, от тех, кто в Латинской Америке называется "мучениками", то есть от Че Гевары и Камило Сьенфуэгоса. Я решительно против того, чтобы Че Гевару называть бандитом. Он бандитом не был! Он отдал жизнь, воюя за то, что считал правильным и справедливым – как бы сейчас ни относиться к его взглядам и деятельности. Че в гораздо большей мере, чем Фидель, стал культовой фигурой, символом борьбы молодежи Западной Европы, уже в памятном 1968 году, после того как его убили в 1967 году в Боливии. Это, условно говоря, освободительное движение против традиционных форм политического и социального господства в Западной Европе, которое связано с повесткой дня 1968 года, эту фигуру восприняло.

Но с самого начала здесь было колоссальное противоречие. Потому что Гевара был авторитарным лидером. Достаточно почитать его работы, в частности, "Человек и социализм на Кубе", он там говорит о Фиделе как о единственном и подлинном выразителе народных чаяний. Никакой демократией там не просто не пахнет, это прямо антидемократическая и авторитарная постановка вопроса. Так вот, человек авторитарных наклонностей стал символом борьбы за новую демократию в Западной Европе! Это очень важно. И по инерции этот образ сохранялся. А сейчас, действительно, и Че, и (в гораздо меньшей степени) Фидель стали фигурами поп-культуры и коммерческой рекламы. Причем кубинские власти сами способствовали этой коммерциализации, выпуская соответствующую продукцию с такой символикой для туристов. Идеологический "код Че", который на Кубе установился в 70-е годы (в частности, кубинские пионеры каждое утро обещали, что они "будут как Че"), плавно перешел в торговую сферу.

Жилой квартал в городе Сантьяго-де-Куба

Жилой квартал в городе Сантьяго-де-Куба

То, как жили и живут кубинцы уже много десятилетий, это совсем не то, чем мог бы гордиться руководитель любой страны. Однако и сами братья Кастро, и многие жители Кубы явно считают, что они победили и побеждают в этой бесконечной "революции", которой почти 60 лет. Как это объяснить? Возможно, отсутствием информации о реальности и на самом верху, и внизу?

– Во-первых, революция действительно была подлинной. Память и мифы о ней сохраняют свое влияние в части кубинского населения, конечно, более старших возрастов. Во-вторых, нельзя сбрасывать со счетов идеологический контроль и репрессии против инакомыслящих на Кубе. Выдвигать критические версии происходящего на Кубе опасно: можно потерять работу, сесть в тюрьму. Хотя остров находится близко от США, возможность получения информации существует, тем не менее кубинские власти время от времени и их ограничивают, в частности, возможности интернета. Сейчас это уже изменилось, тем не менее раньше было. Преследуют популярных блогеров и прочее, т. е., иначе говоря, людям просто страшно.

В-третьих, конечно, и это очень важная и очень сложная проблема – наличие кубинской эмиграции в США и, в общем, непримиримой, негибкой позиции ее ведущих лидеров и наиболее консервативных организаций, их желание вернуть все "как было до 1959 года". В последнее десятилетие ситуация изменилась, новое поколение кубинцев-эмигрантов занимает гораздо более гибкую позицию. Они сами приехали уже из революционной Кубы, а не дореволюционной. Они понимают, что историю вспять повернуть невозможно. Но тем не менее для кубинцев, живущих на острове, кубинская эмиграция – это очень важная проблема. Она заключается в том, а как поведут себя те, кто рано или поздно вернутся? Как новые хозяева, диктующие свою волю? Потому что они, конечно, будут гораздо богаче, чем коренные кубинцы. Или как-то еще? Существуют на этот счет подспудные опасения у тех, кого можно назвать простыми людьми.

Портрет Фиделя Кастро в государственном швейном ателье в Гаване. 2016 год

Портрет Фиделя Кастро в государственном швейном ателье в Гаване. 2016 год

Еще один фактор – это, конечно, пятьдесят с лишним лет американского торгового эмбарго. Оно дало кубинскому руководству прекрасный предлог объяснять все экономические трудности происками американского империализма. Конечно, восстановление дипломатических отношений с Кубой в декабре 2014 года и особенно визит Обамы в марте этого года ситуацию смягчают. Все это лишает кубинское руководство вот этого универсального объяснения. Мы знаем, как действенен антиамериканизм, я имею в виду в России, когда ничего другого власть не может предложить, в смысле экономическом. Но, конечно, акт Хелмса-Бёртона, один из последних антикубинских актов, принятый Конгрессом США в 1996 году, по-прежнему действует. Обама действовал в обход его, потому что он прекрасно понимает, что отменить его пока нереалистично. Вот сочетание этих факторов – одно из объяснений того, что ситуация остается прежней.

Когда я сам был на Кубе, еще в относительно "жесткие" времена, в 2008 году, у меня случился разговор со случайным знакомым, неким молодым человеком, за полночь, в городе Сантьяго-де-Куба, который мне долго жаловался на бедность, на жизнь, на быт, на дефицит. И я его довольно провокационно спросил: "Чего вы тогда ждете, с вашим опытом революционной борьбы?" Цитирую дословно его ответ: "Мы ждем, когда умрут все те, кто давно должен умереть". Рано или поздно братьев Кастро не станет. Какой наиболее вероятный путь изберет Куба и ее жители? Случится то же, что в СССР в конце 80-х – начале 90-х годов? Или они пойдут путем, которым идет Вьетнам или еще раньше пошел Китай? Или мир с тех пор стал настолько другим, что ничего подобного не произойдет?

Кубинская экономическая модель нежизнеспособна​

– Во-первых, кубинская экономическая модель нежизнеспособна. Ее поддерживали на плаву сначала поставки советской нефти, потом, в 2000-е годы, поставки венесуэльской нефти. Сейчас этот источник тоже иссякает: в первом квартале этого года поставки венесуэльской нефти на Кубу сократились на 40 процентов. Страна неизбежно должна будет либерализовывать полностью государственную экономику. И что-то уже делается: после прихода к власти Рауля Кастро в 2008 году разрешили мелкий бизнес, парикмахерские, хостелы, рестораны, кафе. Сократили на полмиллиона человек, на 11 процентов, занятость в госсекторе. Эти люди тоже должны чем-то жить. Создали зону свободной торговли в порту Мариэль. Но реформа эта медленная, зигзагообразная. В частности, в начале июля этого года Рауль Кастро отправил в отставку министра экономики Марино Мурильо, который считался главным реформатором.

Экономическая реформа и открытие страны для внешнего мира не совместимы с сохранением такого типа власти, который сложился на Кубе. Это власть, основанная на единстве власти и собственности. Фактически коммунистическая власть трансформировалась во власть военную, контролирующую все наиболее прибыльные сферы экономической активности. Напомню, что Рауль Кастро был с 1959 по 2008 годы министром Революционных вооруженных сил Кубы. В России также, кстати, удалось создать авторитарный политический режим, опирающийся на структуры безопасности и контролирующий тоже все наиболее прибыльные сферы экономики. Мне кажется, в отношении Кубы это вопрос открытый. Время покажет, удастся ли там сохраниться режиму, условно говоря, "вьетнамско-китайского" или "российского" типа. Потому что в них есть одно и то же общее – единство власти и собственности и контроль политической власти над основными источниками доходов в стране.

Фидель Кастро в молодости и в наши дни

Фидель Кастро в молодости и в наши дни

Как сам Фидель Кастро эволюционировал за почти 58 лет своего правления как личность? На старых фотографиях он выглядит обыкновенным молодым самовлюбленным атаманом, этакий классический pistolero. Потом, особенно в самые последние годы, перед тем как он ушел с поста главы Кубы, он был похож на настоящего наследственного монарха. У него появился совсем другой взгляд. Это просто возраст или долгая привычка к власти?

– Это природа самого режима! Она отражается на облике властителей. Человек, который пришел к власти ради благородных целей и установления социальной справедливости, в общем, возглавляет режим, или возглавлял его до последнего времени, суть которого – власть ради власти. И главная цель этой власти – это ее самосохранение. Фиделю 90 лет, Раулю – 85, и эти люди до глубокой старости не могут выпустить власть из рук. Создается ощущение от Фиделя, что он так давно у власти, что уже не отличает судьбу страны от своей собственной. И еще до его ухода в отставку у меня было представление, что люди такого типа, и он, в частности, считают себя бессмертными. Я думаю, что облик человека отражает его сущность. Фидель считает себя непогрешимым, он сохранил за собой неформальное место высшего судьи всего того, что происходит на Кубе. В частности, после восстановления дипломатических отношений с США он сказал, что "никакие подачки от американского империализма нам не нужны". Это проблема! Сколько лет прошло с 1959 года – 57? И все одна и та же семья находится у власти!

В последние годы почти во всех странах Латинской Америки произошли тектонические политико-общественные изменения. Появились политические партии "с человеческим лицом". Потому что раньше проблема всего континента была в том, что там были в основном или ультраправые, или ультралевые и все! И все равно прошлые и нынешние лидеры очень многих латиноамериканских стран, разных взглядов, по-прежнему Фиделя считают своим духовным учителем, ездят его навещать, с благоговением упоминают в речах. Это потому, что они сами все в молодости были революционерами? И такова природа кубинского режима, как вы сказали? И это подпитывает сейчас нынешнюю Кубу и ее режим? Или все наоборот: Куба и ее режим с новой силой подпитывают латиноамериканский социализм?

Президент Бразилии Дилма Русеф в гостях у Фиделя Кастро. 2014 год

Президент Бразилии Дилма Русеф в гостях у Фиделя Кастро. 2014 год

– Для руководителей левых партий Латинской Америки, тех, которые находились у власти, таких как уругвайский экс-президент Хосе Мухика, или находящаяся в процессе импичмента Дилма Русеф, т. е. людей с партизанским прошлым, может быть, и есть какой-то ностальгический элемент в личности Фиделя, но крайне небольшой. Я думаю, дело в другом. Сохраняются причины, которые привели к кубинской революции и сделали ее символом борьбы за справедливость! А именно глубокое социальное неравенство и неравенство возможностей, с которыми сталкиваются, несмотря на существенные изменения в социальной ситуации в Латинской Америке в 2000-е годы, десятки миллионов человек. Кстати, я хочу внести поправки. Континент полевел в 2000-е годы. Сейчас идет, совершенно очевидно, обратная волна – в Аргентине, Бразилии, не за горами какие-то изменения даже в Венесуэле. В Перу не удалось прийти к власти левому популистскому лидеру и т. д. Символическая поддержка левых, конечно, важна для Кубы. Но эти новые левые партии, прежде всего такие, как Партия трудящихся в Бразилии, конечно, абсолютно независимы от Кубы и в экономическом, и в политическом отношении. И вряд ли можно считать, что Куба подпитывает латиноамериканский социализм. Наоборот, ее образ бедной и стагнирующей страны – это скорее минус, чем плюс для латиноамериканских левых. Тут еще есть один важный момент, о котором, в частности, сказал недавно Барак Обама. Он заявил примерно следующее: "Мы пошли на улучшение отношений с Кубой – и у нас резко улучшились отношения со всеми латиноамериканскими странами".

Почему в современной России и многие политики, и разные известные люди, не все, но многие, и масса простого народа до сих пор так положительно воспринимают фигуру Фиделя Кастро и Кубу в целом? Притом что это режимы-антиподы – полуказарменный социализм на Кубе и российский государственно-олигархический капитализм? В России ведь у власти сегодня, образно говоря, находятся "500 семей", как в некоторых государствах Латинской Америки в ХХ веке и ранее, т. е. это люди того сорта, кого сам Фидель вроде бы ненавидел больше всего. Отчего это в России так – от того малого знания реалий, о котором мы уже говорили? Или от непотопляемого "советского" взгляда на мир, который удобряется еще и крепнущим антиамериканизмом?

Фидель Кастро и Никита Хрущев в Абхазии. 20 мая 1963 года

Фидель Кастро и Никита Хрущев в Абхазии. 20 мая 1963 года

– Я здесь вижу несколько причин. Первая из них, как это ни странно: если вернуться в 60-е годы, то кубинская революция была, в общем, одним из важнейших символов обновления социализма, совпавшим по времени с хрущевской "оттепелью". Романтические воспоминания – это важно для какой-то части людей старшего возраста, в частности, это все прекрасно описано в книге Вайля и Гениса "60-е. Мир советского человека". Но это, конечно, уже уходящая натура. Да, главное, то, конечно, что с советских времен Куба – это "символ стойкости" в борьбе против "американского империализма. И, я думаю, нынешняя пропаганда, которая идет из телевизора, совершенно иррациональная, риторика власти – все это, несомненно, подогревает эти настроения. Все, кто против американцев, условно говоря, "наши и хорошие". Что касается режимов, то, как я уже говорила, они не такие уж антиподы. Оба режима – и нынешний кубинский, и нынешний российский – основаны на единстве власти и собственности и на подчинении общества интересам этого "тандема". А какую экономическую политику они проводят – это вещь вторичная, потому что видно, как она может, эта политика, изменяться. Она – функция от существа этого режима. Здесь хорошо видна определенная сущностная близость Гаваны и Москвы.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG