Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На Кубани напали на волонтеров "Гринпис" и Экологической Вахты по Северному Кавказу, которые помогали местным сотрудникам МЧС в тушении пожаров. В ночь с 8 на 9 сентября в экологический лагерь проникли восемь крепких молодых людей в масках с дубинками, ножами и пистолетами. Они порезали палатки, повредили автомобили, украли технику. У сотрудника "Гринпис" Михаила Крейндлина сломан нос, у него диагностировано сотрясение мозга. У добровольца из Забайкалья Андрея Поломошнова сломаны ребра.

Нападавшие кричали, чтобы добровольцы убирались "в свою Америку, в свою Пиндосию". На воротах базы написали: "Тут пиндосы". Накануне нападения экологов преследовали местные казаки, называли "предателями родины", пытались убедить уехать в Москву. Добровольцы "Гринпис" помогают местным властям в тушении многочисленных и довольно серьезных природных пожаров. Именно для этого они и приехали на Кубань 5 сентября. Цель экспедиции – борьба с палами водно-болотных угодий в Бейсугских плавнях и Ахтаро-Гривенской системе лиманов. Большая часть этих плавней находится в пользовании Бейсугского нерестово-вырастного хозяйства, которым руководит Игорь Джеус. Именно там в это время из года в год происходят поджоги травы. Экологи говорят, что поездка была согласована с властями Кубани.

Активисты обратились в полицию и сняли побои, вызвали скорую помощь. Сейчас в лагере работает полиция. В целях безопасности волонтеры переезжают на другое место.

Об обстоятельствах нападения Радио Свобода рассказал руководитель волонтерской программы "Гринпис" Григорий Куксин:

Григорий Куксин беседует с казаками накануне нападения

Григорий Куксин беседует с казаками накануне нападения

– Нападение произошло примерно в 1 час ночи, в 1:10. К сожалению, все участники лагеря, кроме трех дежурных, которые присматривали за порядком, уже спали. Вернулись после тяжелого тушения. Вчера защищали населенный пункт, вблизи которого действовал пожар, тушили на труднодоступных территориях. Там были "разборки" с какими-то местными казаками, которые пытались чего-то требовать, были чем-то недовольны, но на пожар с нами ехать отказались. После этого мы отработали на пожарах, которые развивались, пока нас удерживали эти ряженые люди. После этого, вернувшись на базу, естественно, легли спать, потому что утром надо было вставать и ехать на тушение, продолжать бороться с пожарами. В 1 час ночи случилось нападение. Вооруженные люди ворвались через забор на частную территорию, где мы базировались, начали избивать наших добровольцев, наших сотрудников битами, ножами порезали колеса на автомобилях, разбили стекла, закинули какие-то пиротехнические стеклянные колбы, которые взрывались, а внутри был какой-то едкий химический состав. Обливали из газовых баллончиков, резали палатки, в которых спали люди. Можете себе представить реакцию девушки-добровольца, которая ехала через всю страну помогать бороться с пожарами, помогать обучать навигации, картографии, технике и тактике тушения. И в качестве благодарности за бесплатное ночное тушение, добровольное в чужом регионе, она просыпается от того, что люди в масках ножами разрезают над ней палатку, при ней избивают битами, ломают нос, разбивают лицо ее товарищам. Странный прием, которого мы не ожидали на Кубани.

– Что говорят в полиции, куда вы уже обратились? Что вам подсказывает интуиция? Найдут этих людей?

Разбитая машина Гринпис

Разбитая машина Гринпис

– Я надеюсь, что найдут. Я очень надеюсь на то, что сейчас последует какая-то однозначная четкая, артикулированная реакция органов краевой власти и федеральной власти. Мы очень ждем этой реакции от них. Потому что очень важно, чтобы такие действия публично осуждались краевыми властями, чтобы не могло возникнуть каких-то идей и толков, что это какие-то предвыборные вещи. Спекулировать на такой ситуации сейчас можно. Мне кажется, что ситуация сейчас абсолютно невыгодная ни для краевых властей, ни для федеральных властей. Я очень надеюсь, что они никаким образом к этой истории не имеют отношения, хотя мы наблюдали пристальное внимание силовых структур к нам в течение всей экспедиции. Мне очень хочется верить, что они к этому не имеют отношения. Я считаю, что это просто какая-то криминальная история. В Краснодарском крае сложная система отношений, но я думаю, что все всё знают и выяснить, я надеюсь, не очень сложно заказчиков такой истории. Конечно, мы очень рассчитываем, что краевые власти и федеральные власти продолжат работу с общественными организациями по тушению пожаров и постараются со своей стороны обеспечить не только совместное реагирование на пожар, но и безопасность работы добровольцев в таких условиях.

– Насколько серьезная ситуация сейчас складывается на Кубани с пожарами?

– Во-первых, традиционно именно в это время на Кубани горят тростниковые плавни – места обитания редких птиц. Именно в этот период в этом регионе случается такой осенний пик пожаров, вызванных поджогами травы. Поехали мы на Кубань, потому что именно здесь возникли группы добровольцев, в том числе добровольцы "Экологической вахты по Северному Кавказу", которые попросили обучить их технике, тактике тушения, привезти и показать им пожарное оборудование для того, чтобы они могли эти ценные природные территории защитить. Здесь места обитания пеликанов, бакланов, разнообразной водоплавающей птицы – это и лебеди, и цапли. И они имеют международный статус, охраняемый Рамсарской конвенцией. То есть Россия взяла на себя обязательства по сохранению этих уникальных территорий, которых не так много в мире. Эти территории горят. И для того, чтобы их тушить, конечно, надо объединять усилия и государственных структур, и добровольческих организаций. Без помощи общественников ситуацию изменить трудно – и ситуацию с традицией поджогов, и ситуацию с тушением. Нужны другие подходы, нужно другое оборудование. А вместо этого произошла вот эта странная история, которая не добавляет взаимного доверия никому из участников. Будем надеяться, что мы как-то этот эпизод пройдем и выйдем на какой-то конструктив, потому что и мы, и "Экологическая вахта по Северному Кавказу" продолжим бороться. Это тема, которой необходимо заниматься. Будем надеяться, что какой-то диалог с властью у нас получится, что эта чудовищная криминальная история закончится поиском и наказанием виновных, – рассказал Григорий Куксин.

Пожары на Кубани

Пожары на Кубани

Руководитель программы по особо охраняемым природным территориям "Гринпис" в России Михаил Крейндлин рассказал, что впервые за историю его работы в экологической организации их встретили настолько агрессивно. Он пострадал больше других, возможно, потому что оказывал нападавшим серьезное сопротивление. Также у него отобрали мобильный телефон. В интервью Радио Свобода Крейндлин объяснил, что пока не понимает, кто может стоять за нападением:

– Вообще никаких идей насчет этого. Может быть, какие-то странные местные люди, или представители каких-нибудь специальных служб, хотя все это очень странно. Настолько глупо так себя вести за две недели до выборов.

– Насколько я понимаю, власти Кубани были в курсе того, что вы приедете?

К нашему добровольцу подошли из темноты два молодых человека крепкого телосложения и сказали, что мы должны отсюда уехать иначе будет плохо, а точнее, очень плохо

– Власти Кубани были в курсе. Мы специально официальные письма направляли губернатору, Минприроды Краснодарского края, МЧС, в Управление ФСБ по краю. Практически все, кроме ФСБ, нам ответили благожелательно: да, хорошо, проблема есть, надо вместе ее решать. Мы были абсолютно уверены, что здесь никаких проблем не будет. Просто будем конструктивно работать с властью, помогать, заставлять местных нерадивых чиновников работать. Ничего криминального мы делать не собирались и не собираемся. На словах все руководство края всячески нас поддерживало. Но при этом с самого начала шли какие-то непонятные препятствия от разных местных структур. Нас не хотели пускать на базу, с которой мы заранее договорились. Директор базы все время как-то намекал, что ему какие-то влиятельные силы очень не рекомендуют... Потом мы вышли на замгубернатора края. Он вышел на главу района. Тот нас вызвал, вызвал директора базы, поговорил, сказал, что он полностью "за" и так далее. Мы обрадовались, заплатили за наше проживание и поехали тушить пожары. А вечером, когда мы вернулись, туда приехал директор этой базы и сказал, что ситуация поменялась, отдал деньги, забрал квитки об оплате и сказал, что мы в течение часа должны отсюда уехать. И в этот же вечер к одному нашему добровольцу, который был на базе один, подошли из темноты два каких-то молодых человека крепкого телосложения и сказали, что мы должны отсюда уехать иначе будет плохо, а точнее, очень плохо. И потом, во время нападения, они повторили эти слова: "Мы же говорили, что будет очень плохо?!" И с этими словами они радостно бросились через забор.

– Верите ли вы, что полиция раскроет это преступление?

– Не знаю, не очень верю, хотя пока никаких претензий к полиции нет. Все процессуальные необходимые действия они провели.

– Это были казаки, как вы считаете?

– Казаки к нам приходили до этого. То, что это были не те люди, которые к нам приходили, это точно. Это были какие-то молодые крепкие ребята, а казаки были пожилые и средних лет. Связаны они с ними или нет, конечно, сказать невозможно, – рассказал Михаил Крейндлин.

Волонтеры "Гринпис России" приехали на Кубань пятого сентября, чтобы помочь местным властям и экоорганизациям бороться с пожарами и поджогами травы. 7 сентября защитники природы локализовали крупный пожар в Черновских плавнях. Позднее экологи потушили небольшой пал, приближавшийся к деревне Могукоровка.

С угрозами, слежкой и странным противодействием местных чиновников до этого столкнулась и другая – полярная экспедиция "Гринпис", которая пыталась изучить последствия строительства нефтяного терминала "Таналау" на реке Енисей. Проект предполагает, что на этом терминале будет отгружаться до 5 миллионов тонн нефти в год с тем, чтобы затем на танкерах вывозить ее через устье Енисея по Северному морскому пути на европейские и азиатские рынки. Строительство ведет "Независимая нефтегазовая компания".

Эта экспедиция началась 6 августа. Ее результаты были опубликованы спустя месяц – 6 и 7 сентября. План состоял в том, чтобы на лодках пройти по Енисею от Дудинки до Байкаловска. Еще во время весенней экспедиции экологи обнаружили в Байкаловске и в поселке Мунгуй мягкие хранилища нефтепродуктов. Эти большие пластиковые емкости, в которые было залито что-то – представитель "Независимой нефтяной компании" (ННК) объяснил, что это была вода, которая почему-то не замерзла под снегом – были расположены в 10-15 метрах от берега Енисея. То есть весной их могло затопить и прорвать. Еще во время той экспедиции "Гринпис" обратился в прокуратуру с просьбой проверить явное нарушение природоохранного законодательства, в первую очередь, Российского водного кодекса. Прокуратура поддержала представителей "Гринпис". Однако во время летней экспедиции экологи столкнулись с резким противодействием.

Глава Арктической программы Гринпис Владимир Чупров рассказывает, что моторы для двух лодок, которые должны были быть доставлены транспортной компанией, оказались сломаны. "Причем сломаны случайно они быть не могли, - говорит Чупров, - потому что там были просто перерезаны шланги. На четыре дня мы застряли, ремонтируя эти моторы".

Когда выяснилось, что один отремонтировать не удастся, пошли купить новый, директор магазина сказал, что не может продать этот мотор, хотя он был в продаже. Проводники неожиданно отказывались общаться, странные люди следовали по пятам. Телефоны прослушивались. Дошло до того, что, решив поехать в Норильск за мотором, экологи выключили телефоны и пригнули на попутную машину. "21 августа, - продолжает Чупров, - группа по своему маршруту оказалась в бывшем заброшенном поселке Мунгуй, где высадилась для фиксирования нарушений, связанных с разрушением почвенного покрова тундры вездеходами, тяжелым транспортом на гусеничном ходу, компанией ННК, которой владеет Эдуард Худайнатов. Там действительно, все было изрыто. Представьте себе трассу шириной до 500 метров, длиной около 30 километров, и она вся изгваздана колеями от вездеходов".

Подобного рода повреждения почвенного покрова тундры не зарастают десятилетиями, в них собирается вода, образуются болотца. Проблема, однако, состояла в том, что рядом с поселком Мунгуй, в непосредственной близости от того места, где экологи нашли следы вездеходов, расположено старое ненецкое кладбище. Ненцы не закапывают усопших в землю, а оставляют на холме в коробах. Неожиданно, именно эти фотографии экологов с разбитой вездеходами тундрой с кладбищем-холмом вдалеке вызвали еще одну волну давления на организацию. Телеканал "Россия-24" показал сюжет, в котором утверждал, что Ассоциация коренных народов Севера подала заявление в прокуратуру в связи с тем, что активисты "Гринпис" потревожили сон усопших. В репортаже "Вестей" президент Ассоциации общественных объединений коренных малочисленных народов Севера Геннадий Щукин заверил, что активисты снимали не следы вездеходов, а кладбище. Подобные фотографии, впрочем, не были опубликованы ни в социальных сетях, ни на сайте "Гринпис".Тем не менее, прокуратура начала проверку, а Владимир Чупков называет это провокацией и попыткой вбить клин между экологами и объединениями коренных народов Севера.

Руководитель Центра содействия коренным народам Севера Родион Суляндзига объясняет, что поселок Мунгуй – закрытый, но именно там находится база нефтяной компании, и понятно, что наблюдать за тем, что там происходит, довольно сложно, а экспедиция "Гринпис" как раз за этим и поехала. "Насколько я понимаю из разговоров и с "Гринпис, и с представителями коренных народов, ситуация уже отрегулирована, - говорит Суляндзига, - просто она уже вышла из-под контроля. Все было опубликовано в СМИ, и как нам кажется, ННК использует это все очень некрасиво, в свою пользу, пытаясь увести внимание от своих экологических нарушений к другой проблеме".

- А как относятся представители коренных народов к тем нарушениям, которые вскрыл "Гринпис", - к обезображенному почвенному покрову, к этому гусеничному транспорту, который ездит по тундре в нарушение закона?

- В этом смысле у коренных народов нет претензий к экологам "Гринпис", они поддерживают то, что нарушения эти были выявлены, и компания на самом деле нарушает законодательство, что сложно мониторить в связи с отдаленностью этих районов. Но это разные истории, - говорит Роман Суляндзига.

Расследование того, что происходит на месте строительства терминала, которое сделал "Гринпис" заканчивается таким описанием: "На косе между рекой Таналау и Енисеем как греческие фаланги выстроилась техника, готовая к покорению Арктики. Огромные машины на тяжёлых гусеницах. Неподолёку мы нашли свалку металлолома, в том числе знаменитые вездеходы "Витязь", которые, по словам местных жителей, за прошлые годы буквально исковеркали всю тундру". Охранник базы ННК называл экологов "диверсантами". Но поездка не прошла зря, как и в поселке Мунгуй, на базе компании мягкое нефтехранилище было отодвинуто от берега, но недалеко, всего метров на 100. А в случае с базой оно оказалось на берегу реки Таналау, что тоже является нарушением природоохранного законодательства. "Вернувшись в Байкаловск, - пишут экологи, - мы встретились с местными жителями, которых убеждали не общаться с "наймитами империализма" из "Гринпис". Местные рассказали нам, что этим летом рядом с базой ННК был крупный разлив солярки. Из-за этого часть улова оказалось невозможно есть — сорошка пахла "голимой солярой", - заканчивают свой рассказ члены экспедиции по Енисею неправительственной организации "Гринпис".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG