Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мать бывшего главы отдела внутренней экономической безопасности компании ЮКОС Алексея Пичугина, осужденного к пожизненному заключению, попросила президента России Владимира Путина помиловать ее сына. Открытое письмо Аллы Пичугиной опубликовала "Новая газета".

Ранее Алексей Пичугин обращался к Путину с просьбой о помиловании, но получил отказ без объяснения причин, который подписал губернатор Оренбургской области Юрий Берг. Там находится колония "Черный дельфин", в которой до лета этого года отбывал срок Пичугин. В среду пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил, что в Кремле ознакомились с обращением матери Пичугина о помиловании, но реакции на него пока нет.

Экс-сотрудник службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин отбывает пожизненный срок по делу об убийстве мэра Нефтеюганска Владимира Петухова. Мэр, обвинявший ЮКОС в уклонении от уплаты налогов в местный бюджет, был убит 26 июня 1998 года –​ в день рождения экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского. Организатором убийства следователи назвали Пичугина, который ранее отказался давать показания против Михаила Ходорковского.

Алексей Пичугин

Алексей Пичугин

Летом этого года Алексея Пичугина перевели из колонии "Черный дельфин" из Оренбургской области в Москву, в СИЗО "Лефортово". СМИ предполагают, что от него добиваются показаний по новому делу в отношении экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского.

В своем письме 77-летняя Алла Пичугина пишет, что уже 13 лет не может "даже положить руку на плечо своего сына, не то что обнять" и "доведена до последней точки отчаяния". О том, что заставило ее обратиться к Путину с просьбой о помиловании сына, Алла Пичугина рассказала в интервью Радио Свобода:

– Алексей уже просил президента о помиловании, но отказал ему почему-то губернатор Оренбургской области. Я так поняла, что эта его просьба не дошла даже до президента. Поэтому я решила со своей стороны в этом поучаствовать.

–​ Верите ли вы в милосердие российского президента?

– Да, я верю. Потому что я знаю, что мой сын невиновен. Поэтому я и верю, и прошу.

–​ Часто ли вам удается общаться, видеть с сыном и как проходят эти встречи?

Я его вижу два раза в год, по четыре часа, через стекло

– В последний раз я его видела 23 июня. Обычно я его вижу два раза в год, по четыре часа, через стекло. Декабрь и июнь – вот два раза я вижу его в год. И кто-нибудь из его сыновей со мной только ездит, мы вдвоем ездим всегда.

–​ Каково это –​ знать, что, возможно, вы его никогда не увидите? Пожизненное заключение –​ это очень страшно и тяжело... Как вам живется без него?

У Алеши два внука, которых он не видел

– Живется плохо, но я почему-то уверена, что все-таки справедливость наступит. Я знаю, что он не виновен, и я надеюсь на милосердие президента! Алешу и меня, конечно, поддерживают много хороших людей, пишут ему письма, и даже не только из нашей страны. Его поддерживают внуки, его сыновья. Вот сейчас у меня даже два правнука, у Алеши два внука, которых он и не видел, а старший даже уже пошел в школу. Его сыновья поддерживают меня, они часто ко мне приезжают, я к ним приезжаю. И они очень любят отца и ждут его, тоже надеются.

–​ А на их жизни как-то сказывается, что их отец осужден на пожизненное заключение, находится в местах лишения свободы?

– В моральном плане все понимают, что человек невиновен, и многие знают, какой он человек. А так, конечно, они очень тоскуют по нему. Даже его внуки, они не видели его ни разу, и все равно ему и рисунки посылают, и пишут, как умеют.

–​ А он тоже, наверное, очень тоскует по ним?

– Конечно! В каждом письме пишет: "Как я жутко скучаю! Как я хочу вас всех обнять! Как я хочу к вам!" В каждом письме. "Только берегите себя, пожалуйста! Я верю в лучшее".

–​ А почему, как вам кажется, вообще возникло дело против вашего сына, почему его осудили?

– Это, по-моему, вопрос уже не ко мне. Я не знаю, как и из-за чего это началось. Просто можно почитать материалы...

–​ Он же мог дать показания на Михаила Ходорковского и был бы на свободе...

Он человек верующий, он не может наговорить на человека, если он невиновен

– Ну, не может он оговорить человека! Он человек верующий, честный, не может он наговорить на человека, если тот невиновен. Если он что знает, он говорит, но если он не знает, что его спрашивают, что же он будет наговаривать? "Я не могу. А как я буду жить с этим, если я скажу неправду?" – говорил он мне. Он честный. И он старается, чтобы и дети у него росли такими же. Он пример для них, у него три сына ведь. Поэтому он не мог поступить иначе, – рассказала Алла Пичугина.

О том, почему мать Алексея Пичугина обратилась к Владимиру Путину с просьбой помиловать ее сына, и о юридических перспективах пересмотра его дела Радио Свобода рассказала адвокат Ксения Костромина:

– Это, безусловно, жест отчаявшейся матери, которая не уверена в том, что она доживет до того, как ее сына выпустят на свободу. Алле Николаевне 77 лет, она женщина цветущая и прекрасно выглядит, но она 13 лет уже физически не имела контакта со своим сыном, встречались они в колонии через стекло, и она даже не могла его за руку потрогать. На самом деле, это, конечно, жест отчаяния.

–​ Это уже не первая просьба помиловать Алексея Пичугина...

Это жест отчаявшейся матери – Алле Николаевне 77 лет

– Да, до этого сам Алексей обращался с просьбой о помиловании, после чего получил ответ, подписанный губернатором Оренбургской области, господином Бергом, что в помиловании ему было отказано.

–​ Известно, что с лета этого года Алексей находится в СИЗО "Лефортово" в Москве. С чем это связано?

– Был единственный эпизод допроса Алексея Владимировича, подробности этого допроса я разглашать не имею права, поскольку у меня была взята подписка о неразглашении данных, и этот допрос состоялся в начале июля. После этого никаких следственных действий с участием Алексея Владимировича не проводилось.

–​ Как с ним обращаются в Лефортово и в каких условиях он содержался в колонии?

– Никаких жалоб у него нет на условия содержания, это я могу сказать совершенно определенно.

–​ Есть какие-то юридические перспективы обжаловать дело Алексея Пичугина в принципе?

Мы снова пойдем в Верховный суд и будем просить Верховный суд на этот раз отменить уже приговор

– Осталась первая юридическая возможность, вследствие использования которой, скажем так, Алексей Владимирович может выйти на свободу, – это помилование. Его может помиловать президент России. И второй неиспользованный юридический шанс – на сегодняшний день еще не рассмотрена вторая жалоба Алексея Владимировича в ЕСПЧ. Она уже была коммуницирована пару лет назад, и сейчас мы ждем по ней решения. В зависимости от того, каково будет это решение, дальше мы и будем действовать. Если ЕСПЧ признает, что было нарушено право на справедливое судебное разбирательство, то мы снова пойдем в Верховный суд и будем просить Верховный суд на этот раз отменить уже приговор, в соответствии с которым Алексей Владимирович был приговорен к пожизненному лишению свободы.

Но хочу напомнить, что по первому делу ЕСПЧ вынес решение о том, что было нарушено право, закрепленное в статье 6, право на справедливое судебное разбирательство, причем в нескольких аспектах оно было нарушено, и Верховный суд с этим мнением ЕСПЧ не согласился. Европейский суд в своем решении прописал, что единственным возможным путем восстановления права является отмена приговора и кассационного определения и направление дела на новое рассмотрение. Но Верховный суд нам в этом отказал. Мы считаем, что он фактически не выполнил решение ЕСПЧ, – рассказала адвокат Ксения Костромина.

О том, почему возникло дело Алексея Пичугина, размышляет журналист и правозащитник Вера Васильева, которая следила за всеми судебными процессами с его участием, а сейчас уже более 10 лет переписывается с ним:

Следователи рассчитывали, что найдут общий язык с этим человеком

– Я думаю, что изначально следователи рассчитывали на показания Алексея Пичугина против Ходорковского. Алексей – бывший сотрудник правоохранительных органов, точнее, ФСБ, и, видимо, следователи рассчитывали, что найдут общий язык со своим человеком. Однако Алексей в силу своих убеждений, воспитания, религиозных взглядов не мог дать ложные показания, оговаривающие Ходорковского, а ничего компрометирующего о каких-либо преступлениях он не знал. И сам он уверен в своей невиновности, всегда отрицал свою причастность к каким-либо преступлениям. В результате это дело растянулось уже на второе десятилетие, потому что доказательств так и нет, хотя их постоянно пытаются получить от Алексея, но очевидно, что если он не дал за все эти годы показаний, то не даст и дальше.

–​ Почему вы заинтересовались его историей?

Никто из журналистов не приходил на эти слушания – тогда в Мещанском суде слушалось дело Ходорковского

– Меня эта история тронула, потому сначала я пришла на суд просто посмотреть и разобраться, виновен Алексей или нет, ведь первое его уголовное дело слушалось в закрытом режиме, и было очень сложно составить объективное мнение об этом. Я пришла на второй процесс, он уже был открытый, я думала, что приду на пару-тройку заседаний, составлю свое мнение и на этом успокоюсь. Но меня поразило то, что никто из журналистов не приходил на эти слушания. Тогда же в Мещанском суде слушалось дело Михаила Ходорковского, и, видимо, основное внимание СМИ было привлечено к тому делу. И я решила, что должна рассказывать о деле Пичугина, чтобы оно не осталось незафиксированным. Изначально я писала об этом в "Живом журнале", потому что работала в СМИ, никак не связанном с судами, с политикой, а потом перешла работать на правозащитный портал и там продолжила освещать дело Пичугина.

–​ Вера, а вы встречались с ним лично, общались?

– Я с ним встречалась только в судах, когда он находился за решеткой. И я с ним переписываюсь уже десять лет.

–​ Какой он человек?

В нем нет ни капли злости по отношению к гонителям

– Это очень добрый человек! Меня поражает, что в нем нет ни капли озлобленности по отношению к гонителям. Самое жесткое, что он мне писал о них, – это "Бог им судья". Он молится за всех, молится даже за тех, кто против него выступает, кто его оговаривает, молится за спасение душ и всем желает добра. В каждом письме он пишет: "Передайте мою благодарность тем, кто меня поддерживает. Большое спасибо! Храни вас Господь! Желаю вам всего самого хорошего!" Образ, который у меня сложился из писем, абсолютно не вяжется с тем, что следует из обвинения.

–​ Как вы относитесь к тому, что мама Алексея Пичугина попросила Путина о помиловании сына?

– Я думаю, она хочет получить ответ, чтобы, по крайней мере, была определенность ситуации. Почти год назад, в ноябре прошлого года, сам Алексей написал прошение о помиловании на имя президента Путина, и это прошение было без признания вины. Он его написал после того, как колонию посетили правозащитники из Москвы. В частности, там был Андрей Бабушкин и другие, и они ему рекомендовали написать такое прошение, объяснили, что не обязательно признавать вину, чтобы быть помилованным.

Алла Николаевна Пичугина хочет напрямую обратиться к президенту, чтобы получить ответ именно от него

Однако, как позже заявил пресс-секретарь президента Путина Песков, это прошение Владимир Путин не видел. Очевидно, оно осталось где-то на уровне губернатора Оренбургской области Берга. Был написан отказ, хотя Песков опять-таки сказал, что Путин его не подписывал. Хотя право на помилование имеет только президент РФ, тем не менее как-то так странно случилось, что в этом отказал кто-то на низшем уровне. И теперь, я думаю, Алла Николаевна Пичугина хочет напрямую обратиться к президенту, чтобы больше таких ситуаций не возникало, и чтобы все-таки получить ответ именно от него, – считает Вера Васильева.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG