Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В ожидании Трампа


Такие футболки с изображениями Дональда Трампа и Барака Обамы отражают отношение многих израильтян к обоим политикам

Такие футболки с изображениями Дональда Трампа и Барака Обамы отражают отношение многих израильтян к обоим политикам

В Израиле сегодня проходят похороны четырех человек, погибших в результате нападения палестинца, 8 января наехавшего на грузовике на группу военных. Ранения получили 17 человек. 28-летний палестинец Фади аль-Канбар, находившийся за рулем грузовика, был застрелен на месте. Позднее стало известно, что в рамках расследования обстоятельств теракта израильская полиция арестовала девять подозреваемых. Случившееся в Иерусалиме сравнивают с прошлогодними нападениями в Ницце (Франция) и Берлине, где террористы также использовали в качестве орудия массового убийства грузовики.

Вокруг иерусалимского теракта сразу возникли ожесточенные споры. Многие, включая очевидцев, утверждали, что солдаты, подвергшиеся нападению, действовали недостаточно оперативно, а некоторые, будучи вооруженными, даже пустились врассыпную. Представители командования, проведя служебное расследование, утверждают, что часть солдат разбежались, действуя по приказу одного из офицеров. В израильских СМИ появились утверждения, что такое поведение связано с недавним судебным решением по делу солдата Элора Азарии, который застрелил раненого палестинца, ранее напавшего на группу военных. Суд признал Азарию виновным в непредумышленном убийстве. Одна из курсанток, находившихся на месте происшествия 8 января, резко возражает против такой интерпретации. По ее мнению, невозможно "сравнивать грузовик, который мчится на скорости 100 км/час, с лежащим на земле раненым террористом". По словам курсантки, "все бежали как сумасшедшие к грузовику и хотели стрелять, но боялись попасть в своих, так много людей было вокруг грузовика".

На месте нападения. Иерусалим, 8 января 2017 года

На месте нападения. Иерусалим, 8 января 2017 года

Иерусалимский теракт – одно из крупнейших происшествий такого рода в Израиле с осени 2015 года, когда в стране поднялась волна террористических нападений со стороны палестинцев и израильских арабов. Чаще всего они совершались с помощью ножей и другого холодного оружия. Жертвами нападений за 16 месяцев стали 40 израильтян и двое граждан США. Израильские силы безопасности в рамках ответных операций убили около 230 палестинцев. Израильские власти заявляют, что большинство погибших палестинцев – обезвреженные террористы или участники массовых беспорядков. Палестинская сторона и некоторые правозащитные группы обвиняют Израиль в "избыточном применении силы".

Нынешние трагические события в Израиле произошли накануне вступления в должность новоизбранного президента США Дональда Трампа, от прихода которого многие ожидают резкого изменения ближневосточной политики Вашингтона. Как видятся предстоящие политические изменения из Израиля, чего ждут в этой стране от президентства Трампа и его возможного сотрудничества с Россией в сирийском кризисе, Радио Свобода рассказал израильский историк и политический аналитик, научный сотрудник Еврейского университета в Иерусалиме Леонид Прайсман:

– Израильтяне как-то связывают нынешнюю "высокую" международную политику и ситуацию с безопасностью в их стране – и если да, то чего ожидают от предстоящих перемен в Белом доме?

У израильской политической элиты с приходом Дональда Трампа связаны большие надежды

– Что касается последнего теракта, то я думаю, что здесь сыграло роль недавнее решение израильского суда, признавшего виновным солдата, который застрелил раненого террориста. Это достаточно отрицательно повлияло на армию. Солдаты, которые были сейчас на месте нападения, просто не знали, что делать: никому не хочется быть обвиненным в непредумышленном убийстве. Напомню, кстати, что до этого какое-то время у нас было все более или менее спокойно. Случались одиночные нападения, но они не идут в сравнение с той волной, которая началась более года назад. Негативным фактором, конечно, стала и декабрьская резолюция Совета Безопасности ООН с осуждением строительства израильских поселений. Впервые с 1980 года Совет Безопасности единогласно осудил Израиль, и Соединенными Штатами, вопреки обыкновению, не было наложено вето.

Леонид Прайсман

Леонид Прайсман

Поэтому у израильской политической элиты с приходом Дональда Трампа связаны большие надежды. Он неоднократно говорил о том, что поддерживает Израиль, не выступает против строительства поселений. Он не исключает переноса посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. Но я, в отличие от очень многих израильтян, далеко не уверен, что приход Дональда Трампа, который, без сомнений, настроен произраильски, в целом будет таким уж хорошим делом для нашей страны. Нужно иметь в виду, что у Трампа довольно часто меняются мнения.

Также нельзя забывать, например, о такой проблеме, как Иран. Если Трамп осуществит предвыборное обещание и выйдет из ядерного соглашения с Ираном – это может привести к совершенно непредсказуемой реакции Ирана, к новой гонке ядерных вооружений. А в отношении Израиля иранские власти могут отдать приказ своим марионеткам из "Хезболлы" – начать новую войну. Естественно, мы в конце концов победим, но жертвы при том количестве ракет, которые имеются у противника, могут быть очень большими. Кроме того, нужно иметь в виду, что у нашего премьер-министра Биньямина Нетаньяху есть один совершенно поразительный талант: он умеет портить отношения с кем угодно – с депутатами своей партии, с широкими слоями населения, с лидерами различных стран. Ухитриться так построить отношения с Бараком Обамой, как он их построил, при всех возможных антиизраильских чувствах Обамы – это нужно уметь. Так грубо пытаться вмешиваться во внутренние дела США – тоже нужно уметь. Учитывая характер двух лидеров, я не уверен, что достаточно хорошие отношения между Нетаньяху и Трампом продержатся долго. Еще менее я уверен, что эти хорошие отношения продержатся между Трампом и Путиным.

У Биньямина Нетаньяху есть поразительный талант: он умеет портить отношения с кем угодно

– Вы упомянули, в частности, высказанные представителями будущей администрации США намерения перенести американское посольство из Тель-Авива в Иерусалим. Очень активно за это выступает человек, которого Дональд Трамп выбрал в качестве нового посла в Израиле – юрист Дэвид Фридман, которого с Трампом связывают давние деловые отношения. Насколько, как вы считаете, реалистично и осуществимо это обещание – учитывая, что палестинские представители уже отреагировали в том духе, что такой перенос означал бы для них объявление войны, со всеми соответствующими последствиями?

– Я, правда, не совсем понимаю, кому палестинские представители собираются объявлять войну – надеюсь, что не Соединенным Штатам. Я думаю, что перенос посольства – это реально. Но встает другой вопрос: а что это даст? Без сомнения, для Израиля это хорошо. С одной стороны, единый Иерусалим – наша столица, с этим в Израиле согласны все, кроме крайне левых. Но какие последствия этот символический жест, перенос посольства США, будет иметь на практике? Не вызовет ли это новую волну террора, не дестабилизирует ли обстановку в нашем и без того очень непростом регионе? Я не уверен.

Дональд Трамп и Биньямин Нетаньяху во время встречи в Нью-Йорке, в резиденции Трамп-тауэр, 20 сентября 2016 года

Дональд Трамп и Биньямин Нетаньяху во время встречи в Нью-Йорке, в резиденции Трамп-тауэр, 20 сентября 2016 года

– Вы уже упомянули Владимира Путина, который изо всех сил пытается укрепить влияние России на Ближнем Востоке. Можно говорить в определенном смысле о треугольнике вокруг Сирии – Россия, США, Израиль. Если Дональд Трамп сдержит свои предвыборные обещания и действительно начнет сотрудничать с Владимиром Путиным в разрешении очень сложной сирийской проблемы, какова здесь будет позиция Израиля? Что Израилю выгодно в этой ситуации?

– Для начала давайте скажем, что Израилю невыгодно. Израилю очень невыгодна, без сомнения, победа группировки "Исламское государство" или что-либо в этом духе. Но, рассуждая реалистически, победа ИГ в Сирии и Ираке не грозит, в конце концов с этой ситуацией общими усилиями противники террористов справятся. Другой фактор: Израилю очень невыгодно присутствие России и ее войск на Ближнем Востоке. Мы помним, что было, когда Советский Союз вмешивался в ситуацию на Ближнем Востоке. Например, Шестидневную войну просто спровоцировал Советский Союз, сообщив египетскому руководству о резком увеличении израильских войск в районе Голанских высот, чего близко не было. Такая активная роль Москвы в этом регионе не может не беспокоить. Кроме того, вообще странно, как премьер-министр Нетаньяху ведет себя по отношению к Путину. В минувшем году он был в Москве уже четыре раза. На что это повлияло? Россия даже не воздержалась при голосовании в Совете Безопасности по резолюции о поселениях. Зато наш премьер-министр резко прореагировал на то, что Украина проголосовала за, и отказался принять украинского премьер-министра. Однако при разговоре с Кремлем, когда он выражал соболезнования по поводу падения российского самолета, Нетаньяху на тему российского поведения в этом вопросе ничего не сказал.

Израилю очень невыгодно присутствие России и ее войск на Ближнем Востоке

Как будут развиваться отношения между Трампом и Путиным в отношении Сирии, очень трудно сказать. Все попытки перемирия пока заканчиваются провалом, бои в Сирии то и дело возобновляются с новой силой. У Дональда Трампа очень противоречивая позиция по Ближнему Востоку, если проследить его высказывания. С одной стороны, он говорит, что особо не хочет вмешиваться в дела этого региона, все время заявляет, что для него важнее сама Америка или другие внешнеполитические направления. Но с другой стороны, он говорит и о том, что будет укреплять американскую военную мощь, резко увеличит военный бюджет и усилит меры, направленные на борьбу с терроризмом. Но как можно бороться с терроризмом, не заходя на Ближний Восток? Это довольно трудно себе представить. Так что, возможно, в краткосрочной перспективе какая-то координация действий России и США в Сирии будет способствовать некоторому успокоению этого сумасшедшего региона, но не более. Это бег на длинную, очень длинную дистанцию.

Превалирует оптимизм, но осторожный

– Какой спектр мнений сейчас выражает израильская политическая элита и экспертное сообщество в связи с приходом Трампа? Что превалирует – бурный оптимизм, осторожный оптимизм или пессимизм?

– Превалирует, без сомнения, оптимизм. После Обамы, после того, что недавно произошло, когда Обама, как здесь считают, из-за своего недовольства Нетаньяху буквально подставил Израиль при обсуждении и принятии резолюции СБ ООН, без сомнения, по поводу Трампа преобладает оптимизм. Но у наиболее компетентных обозревателей этот оптимизм осторожный. Мы надеемся, что израильско-американские отношения будут гораздо лучше, чем при Обаме. Но с другой стороны, Трамп слишком импульсивен, слишком часто меняет свое мнение, и некоторые его решения, если они будут недостаточно сбалансированными, могут поджечь весь Ближневосточный регион. Поэтому оптимизм, но осторожный, – говорит израильский историк и политический аналитик Леонид Прайсман.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG