Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Решение о регистрации будет политическим"


Алексей Навальный (в центре) в Ленинском суде Кирова, 8 февраля 2017 года

Алексей Навальный (в центре) в Ленинском суде Кирова, 8 февраля 2017 года

В Кремле считают "странным"и "не соответствующим закону" желание оппозиционера Алексея Навального принять участие в президентских выборах 2018 года, сообщает газета Financial Times со ссылкой на неназванного высокопоставленного чиновника Администрации президента.​ Сам Навальный убежден, что решение о его регистрации на выборах президента России является политическим, а не юридическим. Политик скептически относится к доводам юристов о том, что новый приговор по делу "Кировлеса", по которому он получил 5 лет условно, порождает юридическую коллизию по поводу его избирательных перспектив.

Согласно российской Конституции, не имеют права избираться "граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда". При этом, как подчеркивают юристы, не исключено, что Центральная избирательная комиссия при принятии решения о регистрации кандидата будет руководствоваться не нормами Конституции, а законом "Об основных гарантиях избирательных прав", по которому люди, осужденные по тяжким статьям, участвовать в выборах не могут.

По идее, Конституция имеет прямое действие, они могут взять и сказать: закон ущемляет права гражданина. Но мы понимаем, что так, увы, навряд ли получится

В мае 2012 года, в период захлестнувшей Россию протестной волны, в закон "Об основных гарантиях избирательных прав" были внесены поправки, по которым права участвовать в выборах лишались люди, "осужденные к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений", а также имеющие непогашенную судимость на день выборов за подобные преступления. После решения Конституционного суда 2013 года в эту норму были внесены изменения: устанавливались сроки, в течение которых нельзя было избираться уже после снятия или погашения судимости. Так, если речь шла о совершении тяжких преступлений, человек не может участвовать в выборах любого уровня в течение 10 лет после снятия или погашения судимости. Если речь шла о особо тяжких преступлениях, то в течение 15 лет. Это положение действует в законодательстве до сих пор.

Пока эта норма на Алексея Навального не распространяется, поскольку решение судьи Алексея Втюрина еще не вступило в законную силу. Однако, когда приговор, вынесенный после повторного рассмотрения дела "Кировлеса", вступит в силу, возможна юридическая коллизия по поводу избирательных перспектив Алексея Навального. Об этом рассуждает сопредседатель движения в защиту прав избирателей "Голос" Григорий Мельконьянц:

Григорий Мельконьянц

Григорий Мельконьянц

– В Конституции прямо указано, что поражаются в пассивных правах (это право избираться гражданами) люди, которые находятся в местах лишения свободы или у которых ограничена дееспособность. Все! Этот список закрытый. Соответственно, все другие ограничения противоречат Конституции. При этом есть избирательное законодательство, в которое было внесено изменение, по которому граждане, которые осуждены к лишению свободы по тяжким преступлениям, поражаются в пассивном избирательном праве на период осуждения и последующие 10 лет и до 15 лет (в зависимости от тяжести статьи) после того, как судимость погашена. Это достаточно длительный срок. Для правоприменителя, например, для избирательных комиссий, возникает определенная коллизия. Избирательные комиссии Конституцию учитывают каким-то образом, но руководствуются в первую очередь избирательным законодательством, в котором черным по белому написано. То есть если вступит в силу приговор Навальному, то он лишается на определенный период пассивного избирательного права. Но при этом, так как в Конституции этот список закрытый, возникает определенная коллизия, конфликт. Что делать избирательной комиссии?

Нужно в любом случае начинать обжалование и попытаться начать с закона об основных гарантиях

По идее, т. к. Конституция имеет прямое действие, поэтому они могут взять и сказать: закон ущемляет права гражданина, он противоречит 32-й статье Конституции, поэтому мы напрямую применяем норму Конституции. Но мы понимаем, что так, увы, навряд ли получится. Избирательные комиссии будут, прежде всего, руководствоваться избирательным законодательством, а не нормами Конституции, которые разрешают гражданину в такой ситуации, если он не лишен свободы, участвовать в выборах. Для того чтобы это право отстоять, необходимо дойти до Конституционного суда, а возможно еще до ЕСПЧ. Но чтобы дойти до Конституционного суда, во-первых, необходимо попытаться участвовать в местных или региональных выборах, которые до президентских выборов в России в большом количестве проводятся. Например, в мае будут проходить региональные довыборы в Ярославскую областную Думу. Если, например, Алексей Навальный подаст документы в избирательную комиссию после того, как вступит в силу приговор, когда наступит это поражение в правах, избирательная комиссия на основании закона, скорее всего, откажет, ссылаясь на это ограничение. Дальше он это обжалует в вышестоящей инстанции, в суды, и получает возможность обжаловать норму в Конституционный суд. Но это будет обжалование нормы, которая содержится в законе об основных гарантиях. Параллельно есть такая же норма в законе о выборах президента, которую оспорить невозможно, пока не будет применен этот закон, т. е. когда он подаст на президентские выборы. Но тут будет уже поздно. На мой взгляд, нужно в любом случае начинать обжалование и попытаться начать с закона об основных гарантиях. И это будет определенным трамплином, в т. ч. и для обжалования нормы, которая содержится в президентском законе.

В декабре 2016 года Алексей Навальный объявил о своих президентских амбициях

В декабре 2016 года Алексей Навальный объявил о своих президентских амбициях

– Он успевает это все теоретически сделать до начала официальной президентской кампании?

– Выборы у нас в марте. По сути, подготовка начнется в декабре. Я думаю, что до конца года вполне возможно и попробовать принять участие в выборах, и получить отказ, обжаловать это вплоть до Конституционного суда и даже получить постановление Конституционного суда по этому вопросу. Сроки это позволяют сделать, если не будет это все искусственно затягиваться, волокититься. Мы знаем, что наши власти это очень легко умеют делать. Но при этом не исключено, что и не удастся в Конституционном суде отсудить это право. Потому что Конституционный суд в 2013 году по этому вопросу высказывался. До 2013 года ограничение было по сути пожизненным. Конституционный суд в 2013 году выпустил постановление, в котором сказал о том, что нет, пожизненно – это неконституционно. И законодатель внес поправки, которые установили сроки. Но при этом та норма, о которой мы говорим, не обжаловалась. Можно попробовать оспорить теперь и эту норму – насколько она адекватна в части того, что если человек, например, не находится под стражей, если человек находится на свободе. По сути, Конституционный суд высказался о том, что этот вопрос не урегулирован, и законодатель ответа на этот вопрос тоже четкого не дал.

А если человек находится на свободе, то в этом отношении его права не должны быть ограничены, тем более что никакой общественной опасности человек не представляет

Речь идет опять же о том, о чем по делу Дадина говорит Конституционный суд. Они опять ссылаются на тяжесть, на общественную опасность и т. д. и т. д. Это опять какие-то оценочные вещи, которые очень сложно поддаются юридическому языку в правоприменении. Все это можно по-разному толковать. Поэтому законодатель в 2013 году на основе постановления сформулировал норму так, как она сейчас есть. На мой взгляд, эта норма продолжает противоречить Конституции. Ситуация такая, что человек находится на свободе и, соответственно, может при нахождении на свободе выполнять те или иные функции избранных должностных лиц. Потому что все-таки нужно смотреть в суть – почему такая норма в Конституции установлена? Понятно, что осужденный человек, который находится под стражей где-либо, не может выполнять какие-либо функции – не может быть депутатом, не может быть никаким другим избранным органом, потому что физически это невозможно нормально организовать. А если человек находится на свободе, то в этом отношении его права не должны быть ограничены, тем более что никакой общественной опасности человек не представляет, – заключает Григорий Мельконьянц.

Доктор юридических наук Елена Лукьянова не видит правовой коллизии в ситуации Алексея Навального, поскольку Конституция России имеет высшую юридическую силу:

Елена Лукьянова

Елена Лукьянова

– В Конституции совершенно четко сказано, что не могут избирать и быть избранными лица, которые содержатся в местах лишения свободы. И все. И никакие толкования здесь невозможны, потому что в противном случае Конституция дала бы возможность законодателю расширять этот список. Иногда Конституция сформулирована недостаточно четко или дает возможность законодателю что-то конкретизировать. Здесь предельно четко и ясно сказано. Я считаю, что в данном случае законодатель не вправе ограничивать избирательное право больше, чем это указано в Конституции.

Любой бюрократ может сослаться на нормативный акт, который ниже по силе Конституции. На то он и бюрократ, что пользуется теми документами, которые ему удобны, а не теми, которыми должен

– Но на практике, если Навальный понесет в ЦИК документы, имеют там право сослаться на закон "Об основных гарантиях избирательных прав" и сказать, что Навальный не может в этой ситуации участвовать в выборах?

– Да, это предмет конституционно-правового спора. Сослаться ЦИК может, хотя по идее он должен ссылаться в соответствии с 15-й статьей Конституции на Конституцию (статья 15 Конституции гласит: "Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации". – РС). Но любой бюрократ может сослаться на нормативный акт, который ниже по силе Конституции. На то он и бюрократ, на то он и выполняет указания вышестоящего начальника, пользуясь теми документами, которые ему удобны, а не теми, которыми он должен в соответствии с Конституцией пользоваться. Поэтому совершенно прав Григорий Мельконьянц, когда говорит, что не надо ждать ЦИКа, надо идти на ближайшие местные муниципальные выборы, получать там отказ, если они сошлются на закон "Об основных гарантиях", и идти с этой жалобой в Конституционный суд и в Европейский суд, – заключает Елена Лукьянова.

Алексей Навальный и глава его предвыборного штаба Леонид Волков

Алексей Навальный и глава его предвыборного штаба Леонид Волков

Сам Алексей Навальный заявлял, что не видит в этой ситуации юридической коллизии и ссылается на свое конституционное право участвовать в выборах. Глава предвыборного штаба политика Леонид Волков пояснил Радио Свобода, что основатель Фонда борьбы с коррупцией не собирается участвовать в региональных выборах, чтобы затем обжаловать закон "Об основных гарантиях избирательных прав", поскольку убежден, что решение о регистрации Алексея Навального на выборах президента будет не юридическим, а политическим.

Придумывать себе сложные юридические конструкции бессмысленно. Конституционный суд – это всего лишь еще один придаток авторитарной власти у России сегодня

– Такую возможность Алексей Навальный не рассматривает, и это абсолютно бессмысленно. Мы понимали, что решение о регистрации или не регистрации Алексея Навального на президентских выборах 2018 года будет не юридическим, а политическим. И в этом смысле придумывать себе сложные юридические конструкции – поучаствовать в поселковых выборах, не быть допущенным, подать в Верховный суд, Конституционный суд и т. д. – бессмысленно. Конституционный суд – это всего лишь еще один придаток авторитарной власти у России сегодня. Нет никаких сомнений в том, что господин Зорькин аккуратно выполняет все инструкции Администрации президента. И нет никаких оснований полагать, что Конституционный суд по каким-то причинам может следовать закону, а не инструкциям начальства. Поэтому, к сожалению или к счастью, на эту все ерунду размениваться нет никакой необходимости, – заявил Леонид Волков.

8 февраля 2017 года судья Ленинского суда Кирова Алексей Втюрин в результате повторного рассмотрения дела "Кировлеса" признал Алексея Навального виновным в организации растраты имущества госкомпании "Кировлес" (ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ), что относится к категории тяжких преступлений. Основатель Фонда борьбы с коррупцией был приговорен к 5 годам условно с испытательным сроком еще в 1,5 года. По версии обвинения, в 2009 году, будучи советником губернатора Кировской области Никиты Белых, Алексей Навальный совместно с предпринимателем Петром Офицеровым организовал хищение 10 тысяч кубометров леса у компании "Кировлес", чем нанес ущерб региону на сумму в 16 миллионов рублей. В ноябре 2016 года Верховный суд России после решения ЕСПЧ отменил первый приговор по делу "Кировлеса" (по которому Навальный имел такой же срок – 5 лет условно) и отправил дело в Киров на новое рассмотрение. Защита оппозиционера отмечала, что не считает, что повторное разбирательство в Кирове исполнило решение ЕСПЧ и восстановило нарушенные права Навального и Офицерова на справедливое судебное разбирательство.

Алексей Навальный и Петр Офицеров в кировском суде, 8 февраля 2017 года

Алексей Навальный и Петр Офицеров в кировском суде, 8 февраля 2017 года

У Алексея Навального также есть еще один условный срок – 3,5 года по делу о мошенничестве со средствами компании "Ив Роше", однако статьи обвинения по этому делу не относятся к категории тяжких или особо тяжких, поэтому не влияют на электоральные перспективы главы Фонда борьбы с коррупцией.

Алексей Навальный неоднократно говорил, что считает свое уголовное преследование политически мотивированным. В декабре 2016 года он заявил, что намерен участвовать в выборах президента в 2018 году.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG