27 июля 2016

    Главные разделы / Мир

    Борьба с дымом без огня

    Четыре подвида фейков российской пропаганды – в проекте Евросоюза, призванном разоблачать ложь СМИ

    "Не слушай российскую пропаганду!" –  надпись на баннере, который украинские активисты развернули во время акции у посольства Нидерландов в Киеве, призванной повлиять на отношение к Украине накануне голландского референдума по ратификации соглашения об ассоциации Украины и ЕС. 5 февраля 2016 года
    "Не слушай российскую пропаганду!" – надпись на баннере, который украинские активисты развернули во время акции у посольства Нидерландов в Киеве, призванной повлиять на отношение к Украине накануне голландского референдума по ратификации соглашения об ассоциации Украины и ЕС. 5 февраля 2016 года

    Заметным событием уходящей недели стало открытие русскоязычного сайта Европейской службы внешних связей (ЕСВС) – фактически официального сайта ЕС на русском языке. Основное внимание читателей на нем привлекли не официальные документы и новости, а проект под названием "Обзор дезинформации". В рамках этого проекта на сайте каждую неделю публикуется краткий разбор фейков российской пропаганды – от фантастических историй про "воевавшего в Чечне Арсения Яценюка" до заметных лишь глазу профессионала искажений перевода, языковых и стилистических манипуляций, а также других приемов из арсенала российской (и не только российской) прессы и телевидения.

    Как говорится в сообщении на официальной страничке "ЕС в России" в фейсбуке, ЕС "стратегически важно сделать так, чтобы его политика была услышана и понята теми, кто предпочитает читать по-русски".

    На сайте будут публиковаться материалы о санкциях в отношении России, вопросы украинской внутренней политики, статьи о действиях Евросоюза на Ближнем Востоке и другие.​

    Проект "Обзор дезинформации", который также является частью нового сайта, на самом деле существует уже довольно давно – с ноября 2015 года. Многие комментаторы в российском сегменте социальных сетей поспешили сравнить его с популярным российским проектом "Лапшеснималочная", который ведет бывший сотрудник РИА "Новости" Алексей Ковалев. Однако и сам Ковалев, и источники, знакомые с тем, как составляется "Обзор дезинформации", отмечают, что у этих начинаний разный формат и разная целевая аудитория. Проект Европейской службы внешних связей в первую очередь нацелен на журналистов, которые с его помощью могут рассказать своим читателям о самых вопиющих случаях лжи и намеренных передергиваний со стороны российских СМИ, а также на сотрудников НКО и гражданских активистов.

    "Обзоров дезинформации" – по числу недель – вышло уже 14. Последний из них, например, посвящен реакции российских СМИ на фильм BBC о коррумпированном Путине и французский фильм о Евромайдане, рассказам о боевиках ИГИЛ в рядах украинских националистов и таинственной карте с цитатами из Корана и адресом американской лаборатории по разработке биологического оружия на Украине, которую якобы нашли сотрудники ФСБ, – это лишь малая часть списка.

    Авторы проекта "Обзор дезинформации" ищут фейки в российских и зарубежных СМИ сами, а также привлекают волонтеров. Подробнее об этой работе Радио Свобода рассказал один из европейских дипломатов, знакомый с деятельностью "Оперативной рабочей группы по стратегическим коммуникациям", East StratCom Task Force, созданной в марте 2015 года решением Европейского Совета для противостояния российской пропаганде.

     Как и когда возникла идея проекта? Какова его цель, на какую аудиторию он рассчитан?

    Больше времени уходит на то, что можно называть положительной, позитивной коммуникационной работой, поддерживающей отношения Евросоюза и России в целом, а борьба с дезинформацией – это маленький уголок

    – "Обзор дезинформации" распространяется с начала ноября. Важно подчеркнуть, что команда East StratCom занимается не только разбором случаев дезинформации – это только 10–20% рабочего времени. Остальное время уходит на то, чтобы поддерживать коммуникации ЕС в странах юго-восточного соседства в целом. Например, сегодня в Украине выходит ряд телевизионных сюжетов к годовщине Майдана. Сделан ряд видеоматериалов о торговом соглашении между Евросоюзом и Украиной. То есть гораздо больше времени, на самом деле, уходит на то, что можно называть положительной, позитивной коммуникационной работой, поддерживающей коммуникации Евросоюза в целом, а борьба с дезинформацией – это маленький уголок.

    Почему "Оперативная рабочая группа" занимается этим? Потому что в том общем мандате, на основании которого работает ее команда, который был принят на Совете по международным вопросам Совета Европы в марте 2015 года, говорится, что целью этой работы должно быть распространение информации о ЕС в странах "Восточного партнерства", улучшение работы СМИ в этих странах и, наконец, отражение тех действий, которые мы видим в основном в русскоязычных СМИ, которые можно обозначить как дезинформацию.

    –  То есть это своего рода первая линия обороны на информационной войне?

    Мы не признаем слов "информационная война"

    – Мы, дипломаты, не признаем слов "информационная война", и вы не найдете их нигде в публикациях на этом сайте. Цель дипломатов – в недопущении эскалации. Они не занимаются информационной войной. "Оперативная группа" собирает и показывает случаи дезинформации, на которые обращают внимание добровольцы и волонтеры. Потом эта информация собирается воедино и распространяется в надежде, что какие-то СМИ сделают из нее полноценную публикацию. Поэтому очень важно понять, что авторы "Обзора" специально не дорабатывают информацию ни на сайте, ни в рассылке. Они специально оставляют некий сырой материал, который может использоваться теми, кто уже является настоящим СМИ. Сайт Европейской службы внешних связей им не является. "Обзор дезинформации" полностью зависит от волонтеров – это журналисты, активисты, которые на добровольческих основах находят что-то и говорят: "Мы видели такой случай, мы нашли доказательства, что речь идет о дезинформации". Тогда эту информацию вставляют в некую базу данных. И таким образом формируется букет случаев дезинформации – уже для желающих делать об этом публикации в настоящих СМИ.

     Откуда поступает информация? Это в основном Россия, Украина, страны Балтии?

    – В том числе и из стран Балтии, но и из Украины, из России, вообще из стран "Восточного партнерства" – это и Грузия, Молдова, Белоруссия. И конечно, еще из стран – членов Европейского союза. Интересны не только русскоязычные СМИ, но вообще так называемая прокремлевская дезинформация. То есть случаи, когда есть, во-первых, дезинформация, а во-вторых, эту дезинформацию можно каким-то образом связать с тем, что публикуется в контролируемых российским правительством СМИ.

    –  Какие приемы чаще всего использует российская пропаганда и можно ли их как-то классифицировать?

    x

    – Можно выделить четыре основных типа. Первый – это "стратегическая дезинформация". Типичный пример – "Украиной правят нацисты, пришедшие к власти после переворота, организованного ЕС и США". Это утверждение не подкрепляется никакими фактами (достаточно взглянуть, например, на результаты украинских выборов), но оно методично проговаривается вновь и вновь, и аудитория постепенно к нему привыкает. Второй тип дезинформации – запугивание. Типичный пример – фейковые сообщения о террористической угрозе, исходящей от украинского батальона "Азов". Цель ясна: напуганными людьми гораздо легче манипулировать. Третий тип – использование конфликтов внутри общества, реальных или возможных. Типичный пример – дело "изнасилованной мигрантами берлинской девочки Лизы". И наконец, четвертый тип условно называется "Западные СМИ пишут, что…". Тут они или придумывают с нуля какую-то историю, или искажают до неузнаваемости историю реальную, или берут какую-то свою прокремлевскую тему и распространяют ее со ссылками на всевозможные никому не известные сайты.

    –  Насколько сильно сейчас влияние российской пропаганды в Европе?

    – Российская пропаганда или прокремлевская пропаганда (потому что она может быть поддержана или не поддержана в России, это очень важно) часто опирается на уже существующие страхи. Для нее очень важно распространять представление о том, что общество – это очень опасное место, где нужна твердая рука, и понятно чья, чтобы ничего не надо было бояться. Мигранты – это действительно проблема Евросоюза, и эта проблема может быть использована, чтобы подрывать представление о том, что, например, Германия – это хорошее место для жизни. Известный случай – все то же дело "девочки Лизы", которое широко освещалось. Это хороший пример: есть проблема – миграция. Потом это украшается, берется случай девочки, которая убежала от родителей, как бывает в таком возрасте, это уже называется "изнасилованием мигрантами-беженцами". После чего инсценируются демонстрации, и непонятно какие представители русскоязычного меньшинства говорят, что русскоязычные теперь собираются десятками, если не сотнями тысяч, возвращаться в Россию. То есть берется существующее явление и используется как некий двигатель в передаче определенных нарративов.

    Акция русскоязычных немцев против мигрантов в Кайзерслаутерне:

    – История с девочкой Лизой, возможно, будет иметь для формального автора сюжета, журналиста Первого канала Ивана Благого, даже правовые последствия. Надо сказать, что в России, даже в среде, которую принято называть и считать либеральной, многие с этим не согласны и считают, что если правоохранительные органы Германии в итоге привлекут Благого к ответственности, это будет нарушением принципа свободы слова. Вы согласны с этим?

    – ​Это еще не законченное судебное дело в одной из стран ЕС, это вне полномочий "Оперативной группы".

    – И все-таки участники проекта, которые получают информацию от волонтеров, а потом ее сводят в таблицу, публикуют, – видят ли они частью своей миссии прекращение практики дезинформации, в том числе и правовым путем?

    – Нет, задача не в этом. Задача, если совсем уж философски к этому подходить, в получении качественной коммуникации между Востоком и Западом. Эта коммуникация сейчас испорчена систематически встречающимися случаями дезинформации с прокремлевских позиций. Работа "Оперативной группы" заключается в том, чтобы показывать те наблюдения, которые делали участники проекта, волонтеры, показывать эти случаи журналистам и СМИ, активистам НКО, которые потом могут, если они считают это целесообразным и важным, освещать этот вопрос. Успех и результат в том, что об этом говорят. А какие уже будут делать выводы общество и государство, какие-то инстанции – это уже не входит в их мандат.

    –  Вы говорите, что на основе этой информации СМИ готовят какие-то публикации, более подробные разоблачительные материалы. Отслеживаются ли такие публикации в российских СМИ?

    – Не только в российских. "Оперативная группа", конечно, как любая структура, которая хочет иметь какой-то отклик на свою работу, с большим удовольствием отмечает, как информация из "сырых" материалов приводит к каким-то публикациям. Но опять же, подчеркну, это не СМИ и не конкурент никаким СМИ. Об этом был очень интересный пост в фейсбуке у Романа Лейбова, известного деятеля Рунета. Он ответил тем, кто говорил, что то, что делает ЕС в рамках проекта "Обзор дезинформации", – это просто более скучная версия того, что делает Алексей Ковалев. Он говорит очень правильную вещь: то, что делает Ковалев, – это очень хорошо, но это конкретные какие-то истории, очень громкие, а в "Обзоре дезинформации" собирается база данных случаев, чтобы можно было прослеживать тенденции.

    – ​И какие прослеживаются тенденции за время работы этого проекта?

    – Пропаганда со временем меняется, конечно. Летом главной темой была Украина. Потом как-то вдруг, в один момент, украинская тема затихла. Это совпало с тем, что Россия начала принимать активное участие в событиях в Сирии. И вся информация стала направлена на Сирию. Потом был случай с турками, со сбитым самолетом, и началась уже турецкая тематика. Украинская тематика продолжалась, но как некий такой подтекст для другой пропаганды. Например, известная история о связке событий на Ближнем Востоке и на Украине: якобы какие-то боевики ИГИЛ (организация запрещена на территории РФ. – РС) начинают воевать на Донбассе. Были такие попытки их связывать. В последнее время возникает чувство, что Украина возвращается наверх. Может быть, это отражает некое представление, которое мы еще встречаем в российском формировании общественного мнения, политического мнения в России, о том, что Украина дошла до некой точки "окончательного выяснения отношений". Может быть, это отражает представление о том, что донбасский конфликт можно считать почти замороженным, и уже нужно найти какой-то новый подход к рассказам в России об Украине.

    – ​Это вообще интересно – следить за тенденциями, за тем, как работает российская машина дезинформации?

    – Интересно, в том числе, потому что перед проектом не поставлена задача – выявить, является ли это машиной. Были известные исследования про фабрики троллей в Ольгино и так далее, но участники проекта – не разведка, которая выясняет, как это делается, по каким заказам, техникам и так далее. Интересен сам факт существования фейка. Важно обратить внимание окружающей общественности на наличие этого фейка и оставить за общественностью право делать выводы. Большая часть времени, как я уже сказал, уходит на классические случаи коммуникации и дипломатии, совершенно классические, можно сказать, консервативные виды коммуникации в области дипломатии. Но поскольку Европейский совет как высшая инстанция в политической системе в Брюсселе в марте прошлого года решил, что прокремлевская дезинформация – это проблема, с этим нужно что-то делать, то теперь Европейская служба внешних связей занимается и этой проблемой. Но это – часть целой системы, это вписывается в общее представление о том, что Евросоюзу пора более качественно заниматься коммуникациями в своей политике в странах "Восточного партнерства".

    –  Бывают случаи, что вам волонтеры присылают ссылку на репортаж или статью и говорят: смотрите, еще один фейк, а потом выясняется, что нет – все правда?

    – Да, были такие случаи. Все перепроверяется, чтобы постараться не допускать ошибок. К информации надо относиться с большой осторожностью, но пара случаев была, когда якобы фейк оказался просто недоразумением. Чего и можно было ожидать в такой ситуации.

    – ​Когда постоянно читаешь эти российские фейки, наверное, привыкаешь ко всему, но были ли истории, которые заставляли схватиться за голову и подумать: "Нет, ну такое даже они не могли придумать, сказать, показать, напечатать"?

    "Фотожаба", изображающая Арсения Яценюка в роли исламского экстремиста"Фотожаба", изображающая Арсения Яценюка в роли исламского экстремиста
    x
    "Фотожаба", изображающая Арсения Яценюка в роли исламского экстремиста
    "Фотожаба", изображающая Арсения Яценюка в роли исламского экстремиста

    – Была история о том, что Арсений Яценюк на самом деле является чеченским боевиком, что в его биографии было активное участие в радикально настроенных исламистских группировках в Чечне. Это такая совершенно бессмысленная попытка опозорить репутацию политика из соседней страны. Любой здравомыслящий человек вряд ли в это поверит, с одной стороны, но с другой стороны, это оставляет некоторые сомнения вокруг личности Яценюка. Понятно, что это все в теории пропаганды известно, что ты бросаешь некую большую ложь в сторону человека, никто не поверит, но остается представление, что нет дыма без огня, и его облик, репутация, имидж находится под угрозой.

    –  Тем не менее эта история с Яценюком, который якобы воевал в Чечне, может стать одним из эпизодов уголовного дела против украинцев Клыха и Карпюка, которых сейчас судят в России. То есть это фантастическая вещь, но даже такие вещи пришиваются к вполне реальным уголовным делам.

    – Это как раз пример того, о чем я говорю. Некоторым кажется совершенно диким то, что они видят, открывая эти списки фейков. Они говорят: "Ну почему вы передаете такую чушь?" А потом эта информация все-таки доходит до каких-то уровней общества и становится потихоньку уже общепризнанным фактом. Или, как тоже бывает, информацию, совершенно дикую, вдруг ухватывают какие-то американские блоги, а уже по российским государственным каналам говорят "западные СМИ сообщают то-то и то-то". То есть наблюдается такая миграция сюжетов. То, что сегодня можно видеть на каких-то совершенно маргинальных сетевых ресурсах, завтра может внезапно стать релевантным. И поэтому авторы "Обзора дезинформации" просто обязаны, даже когда это дико, маргинально и бессмысленно, включать это в список.

    –  Вы говорите, в задачу авторов обзора не входит понять, является ли все это частью отлаженной машины пропаганды. Но разве такая миграция сюжетов не свидетельствует именно об этом?

    – Во-первых, это возможно. Во-вторых, даже если не делать выводов, что это одна большая система, если не говорить о теории заговоров, можно просто сказать: пропаганда имеет эффект, и большой эффект. Недавно вышло исследование общественного мнения в России, которое показывает, что в России – совершенно однозначно из-за пропаганды – взгляд на Европу, на Евросоюз значительно ухудшился, начиная примерно с сентября прошлого года. Те, кто говорит, что пропаганда – это не очень интересно и не очень важно, что она ничего не решает в политике, пусть они как раз посмотрят на эти исследования и увидят, что пропаганда – это совершенно однозначный рычаг, используемый в политических целях в России.

    Подробнее о том, как работает система создания дезинформации на примере Германии, ранее в интервью Радио Свобода рассказывал австрийский журналист Хервиг Хёллер. Речь шла о новости, которая была растиражирована маргинальными немецкими СМИ правого толка, – о том, как около 400 выходцев из России, живущих в Германии, напали 16 января на центр по размещению беженцев неподалеку от Карлсруэ и устроили драку с обитателями этого заведения. Инцидент якобы стал "актом возмездия" за якобы произошедшее в Берлине изнасилование 13-летней русской девочки. Немецким журналистам, которые стали проверять это сообщение, довольно быстро стало ясно: никакого "русского бунта" в Карлсруэ не было, а фейковая новость об этом, пройдя цикл перепубликаций на малоизвестных сайтах, в итоге была подана российскими СМИ как одна из самых обсуждаемых тем в Германии.

    Отслеживанием такого рода пропаганды занимаются не только официальные представители ЕС в Брюсселе: так, противостоять ей пытается и ряд других организаций, созданных в последнее время в европейских странах. Одна из них – "контрпропагандистская группа" (Counter-Propaganda Task Force), созданная при пражском исследовательском центре "Европейские ценности". По словам заместителя директора центра Якуба Янды, ситуация свидетельствует "о целенаправленной кампании дезинформации, которая направлена против стран Евросоюза и НАТО".

    Метки: евросоюз,пропаганда,Яценюк,фейк,мигрантский кризис,Дело Клыха и Карпюка



    Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

    Читайте также

    Как Россия разлюбила Джукановича

    Москва потратит десятки миллионов евро для усиления своего влияния на Балканах Дальше

    Чрезвычайное повседневное положение

    Франция учится воспринимать терроризм как часть жизни и постоянную угрозу Дальше

    Слушать Нет прощения соседям

    Очередной этап спора о Волынской резне привел к обострению польско-украинских отношений Дальше