Ссылки для упрощенного доступа

Политолог Юджин Хаски - о политике США в Киргизии


Внутренние противоречия в Киргизии не мешают США выстраивать долгосрочные отношения с новыми властями.
Глава евразийского отдела в совете по национальной безопасности Майкл Макфоул встретился во вторник с руководством Киргизии. По мнению американских наблюдателей, это свидетельствует о повышении внимания Вашингтона к региону. Политолог, профессор университета Стетсона во Флориде Юджин Хаски в интервью РС рассказал, чем объясняются активные действия Вашингтона:

– Соединенные Штаты были сильно удивлены новой апрельской революцией в Киргизии – в отличие от России, которая не только ожидала, но и приветствовала ее. У меня ощущение, что информация, получаемая в те дни Вашингтоном из американского посольства в Бишкеке, не давала точной картины развития событий.

Но помимо посольства на формирование центральноазиатской политики США влияют очень многие факторы и ведомства в самом Вашингтоне, включая Белый дом, Госдепартамент и Пентагон. Я не сомневаюсь, что в Вашингтоне были определенные разногласия насчет того, как подходить к ситуации в Киргизии. Сейчас администрация старается выработать долгосрочную стратегию сотрудничества с Киргизией, пытаясь продемонстрировать выгоды от этого для обеих сторон. Во время встречи в Бишкеке Макфоул пытался сделать акцент именно на этом аспекте отношений. Он предложил сделать доступными для общественности, например, сведения о том, сколько Соединенные Штаты выплатили денег поставщикам базы "Манас".

Вашингтон поддерживает интенсивные контакты с Бишкеком. Госсекретарь Хиллари Клинтон сразу после изгнания Бакиева связалась по телефону с главой временного праивтельства Киргизии Розой Отумбаевой. Помощник госсекретаря Роберт Блейк пару недель назад посетил Киргизстан. Нынешний визит Майкла Макфоула носит сопутствующий характер. Запланированнный ранее, он был отложен на 10 дней из-за вулканического выброса в Исландии.

– Как американо-киргизские отношения будут развиваться в дальнейшем?

– Есть все основания считать, что они будут превосходными. Обе стороны заинтересованы в стабильности в Центральной Азии, в ликвидации угрозы терроризма с юга. Но в ближайшей и краткосрочной перспективе многое будет зависеть от выборов парламента и президента Киргизии, назначенных на осень. Мы пока не знаем соотношения полномочий президента и премьера в новой конституционной системе Киргизии. Не исключено, что результаты выборов осложнят для Соединенных Штатов продление аренды транзитного центра "Манас" в будущем году. Неизвестно, насколько важную роль этот центр сыграет в предвыборной кампании, какой кандидат победит и каково будет его отношение к данному вопросу и к Соединенным Штатам вообще. И все же мне кажется, что Киргизия объективно заинтересована в сбалансированной политике, с опорой на отношения с ведущими международными игроками. В некотором роде это должно напоминать курс бывшего президента Акаева, сформулированный им в конце 90-х так: "внешняя политики Великого шелкового пути". Для Киргизстана было бы неразумным отбрасывать эту политику и целиком полагаться на ту или иную великую державу – Россию, Китай или США. В таком контексте, как мне кажется, рано говорить о том, что пророссийская линия возобладает в киргизской внешней политике. Хотя Россия способствовала новой апрельской революции в Киргизии, пока совершенно неясно, каким будет отношение нового киргизского правительства к России.
XS
SM
MD
LG