Ссылки для упрощенного доступа

В.Ю. Сурков как элемент фольклора


Первый заместитель главы администрации президента России обрастает собственным, во многом независимым от своих работодателей корпусом слухов.

Телекритик Ирина Петровская недавно рассказала своим читателям на фэйсбуке: в эфир к ней "позвонила слушательница и, представившись давней поклонницей Пугачевой, сообщила, что, по ее информации, Алле Борисовне звонил Сурков с предупреждением: "У вас теперь будут большие неприятности". "Если это так, то, на мой взгляд, АБ следует немедленно сей факт обнародовать", - полагает Петровская.

Незадолго до описываемых событий Алла Пугачева, выступая на собрании сторонников экс-лидера "Правого дела" Михаила Прохорова, публично усомнилась в душевном здоровье Владислава Суркова. Это факт, подтверждаемый сотнями присутствующих и тысячами зрителей YouTube. Пока Алла Борисовна и Владислав Юрьевич молчат, достоверность сведений о телефонном инциденте оставляет желать лучшего. Нет даже адреса отправления, "со ссылкой на…" Впрочем, так чаще всего и бывает в большинстве случаев – и действительных, и выдуманных. Не каждой Трое везет с Гомером, не на всякую чуму находится свой Боккаччо, и далеко не любой Станиславский оставляет по себе "Мою жизнь в искусстве".

В почтенной и древней традиции народной мифологии, однако, есть и то, и это, и все, что угодно – шире и полнее, чем у профессионалов. Её носителям ничего не стоило разглядеть черты Петра III в суровом обладателе заячьего тулупчика, а в томском старце Федоре Кузьмиче увидеть ушедшего в Сибирь императора Александра Павловича, Благословенного. В том же ключе, только много позже, Людмиле Зыкиной приписывали роман с Алексеем Косыгиным - или наоборот, если речь шла о советском премьер-министре. Гадая о причинах, по которым с экранов страны в 70-х пропал "Клуб веселых и находчивых", многие утверждали, что Александр Масляков оказался в тюрьме за контрабанду хрестоматийного: золота и бриллиантов. Сердечные друзья попроще и неприятности поменьше не соответствовали критериям народной мифологии: молва никогда не унижала большие корабли малым каботажем.

Никогда – до сих пор.

С точки зрения канона, Сурков, грозящий Пугачевой – сюжет, годный разве что для питерских художников-митьков и их специфических русских комиксов. Такое можно придумать; с этого, наверное, даже можно посмеяться узким кругом политически озабоченных. Но в качестве полноценного русского народного слуха – увольте. В случае с Пугачевой ей бы позвонил Путин. Или Медведев. Или оба, а Матвиенко бы им трубку держала. Или – скорее – позвонила бы она. И, начав с цитаты из своей жизни в искусстве – "Эй вы там, наверху!" – выдала бы тандему всё, что ему положено. Крупный мазок, монументальный масштаб, максимальное приближение. Короче, всё то, что исключает даже намек на присутствие в сюжете некоего заместителя главы администрации, пусть даже первого. Не положено, не дорос.

Однако случилось. И причин тому может быть несколько. То ли уровень слухов снизился из-за кажущегося избытка информации о жизни в верхах – по крайней мере, в сравнении с советским временем. То ли информации об актуальных нравах и обычаях российской власти у электората как раз и нету, а очень хочется – особенно на фоне явного предвыборного оживления в политике.

То ли, наконец, всё в порядке вещей и как раз в русле традиции. Просто мы не заметили, как Владислав Юрьевич вырос в полноценный персонаж социально-политического фольклора. Не как Владимир Владимирович, но с Дмитрием Анатольевичем в качестве фольклорного элемента – потягается, вполне.

А там, глядишь, и выборы. Не для кого-то, как обычно. Уже для себя.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG