Ссылки для упрощенного доступа

Насколько прочной окажется новая власть в Киргизии?



Владимир Кара-Мурза: Киргизская Центральная избирательная комиссия объявила предварительные результаты президентских выборов. Уверенную победу уже в первом туре одержал действующий премьер-министр Алмазбек Атамбаев — за него проголосовало около 63% избирателей, пришедших к урнам. Главные конкуренты-южане Адахан Мадумаров и Кимчибек Ташиев получили соответственно 14,9 и 14,4%.
Некоторые оппоненты Атамбаева сразу заявили о том, что сотни тысяч жителей страны не нашли себя в списках, а на некоторых участках массово вбрасывались бюллетени.
Впрочем, наблюдатели от СНГ уверяют: в целом выборы отвечали законодательству Киргизии, а процедура подсчёта голосов была прозрачной.
Президент Кыргызстана избирается сроком на шесть лет. Одно и то же лицо не может быть избрано на этот пост дважды.
О том, насколько прочной окажется новая власть в Киргизии, мы сегодня беседуем с Аркадием Дубновым, международным обозревателем газеты "Московские новости", Мусой Мураталиевым, киргизским писателем и Айгуль Керимовой, избирателем. Как прошло голосование, как вы оцениваете состоявшиеся выборы?

Аркадий Дубнов: Если вы позволите, я сошлюсь на оценки, которые сделаны были сегодня миссией наблюдателей ОБСЕ, Парламентской ассамблеи Совета Европы, Европарламента. Четыре замечательных представителя европейских структур, представительницы – четыре дамы, сообщили, что они удовлетворены процессом самим по себе избирательным, процессом голосования, поскольку он проходил в мирной и спокойной атмосфере. Я должен присоединиться к этим оценкам, потому что действительно беспорядков, прецедентов, эксцессов, бурных проявлений эмоций, за исключением нескольких инцидентов сражений, с одним или двумя инцидентами, как это часто бывает не только в Азии, но и в Европе, ничего значительно на президентских выборах в Киргизии не было. Проходили выборы чинно, спокойно. Надо здесь подчеркнуть, что наблюдательницы всех европейских структур, подводя итоги выборам, не смогли дать оценку, как это обычно бывает на такого рода мероприятиях электоральных. В отличие от всех предыдущих киргизских выборов они не смогли сказать, были ли эти выборы честными и справедливыми, открытыми, они не могли сказать, соответствовали ли эти выборы демократическим выборным стандартам ОБСЕ. Я хочу сказать, что выборы не подтвердили полностью приверженность, во всяком случае одной из ветвей власти – исполнительной Киргизии, демократическим процедурам, которые были заявлены перед началом избирательной кампании.

Владимир Кара-Мурза: Как вы оцениваете саму личность Алмазбека Атамбаева и его победу в первом туре президентских выборов?

Муса Мурталиев: Я, пожалуй, начну с того, что Алмазбека Атамбаева я знаю лично. Господин Атамбаев тогда был студентом – это 70 годы, он учился в Москве, в Московском институте управления. И тогда я был очень близок к нему, потому что отчасти Атамбаев еще писатель, он пишущий человек, член Союза писателей СССР был. И тогда переводил киргизских прозаиков, сам писал. Поэтому у меня были близкие отношения с ним, я хорошо знал его. С тех пор прошло много времени, но, тем не менее, когда шла подготовка к выборам, я следил за ходом за выборов и думал, что наверняка Атамбаев выиграет. Во-первых, он молодой, пришел довольно подготовленный, было у него очень много выигрышных моментов как человека и как партийного деятеля. У него своя партия, потому что он ее основал. Одна из заметных партий в республике. Для меня был он очень уважаемый человек и так и остается. Поэтому для меня было радостно. Вы сами понимаете, Киргизия в Центральной Азии самая брендовая республика, потому что демократические сдвиги начинаются с Киргизии и пока существуют, пока они удерживаются. Я думаю, что все-таки народ изберет именно Атамбаева. Остальных претендентов мало знаю, почти не знаю.

Владимир Кара-Мурза: Какие проблемы, по-вашему, станут главными для нового лидера государства?

Айгуль Керимова: Какие проблемы – я не знаю. Я сама была на избирательном участке города Бишкека, я была не одна, я была со своими родственниками, нас было трое. Почему-то среди списка избирателей оказалось, что из нас троих смогла проголосовать только я одна, потому что я одна оказалась в списке, родственников не оказалось в списке, хотя они более 15 лет проживают в городе Бишкеке. У нас много таких фактов по республике, когда люди, которые более 20 лет или всю жизнь проживали в городе Бишкеке, однако не оказались среди избирателей, в том числе и те, которые подавали заявление за 10 дней до дня голосования. Что касается самой процедуры, конечно, было много нарушений. Я сама была свидетелем фактов того, что в урну закидывали пачками бюллетени, причем задвижки были открыты, плохо запломбированы. В результате человека одного поймали, один сбежал. Когда комиссия начала открывать, проверять бюллетени, все, которые были заброшены, были за Атамбаева, то есть под галочкой 14. Вот таких нечестных поступков со стороны Атамбаева было очень большое количество по всей республике, к сожалению. Мы так доверяли нашей власти, мы доверили Отунбаевой, а они переплюнули и Бакиева, и Акаева вместе взятых. Уже просто народ настолько зол. Если Атамбаев не допускал подобных ошибок, может быть был бы второй тур и прошел бы самый достойный кандидат. Но, однако, видите, власти опять проявляют административный ресурс, причем массово.

Владимир Кара-Мурза: Константин Затулин, член думского комитета по делам СНГ, ждет от победителей выборов политической терпимости.

Константин Затулин: Нельзя не отметить впечатляющий успех Алмазбека Атамбаева, что дает ему запас прочности. С другой стороны, опыт Киргизии показывает, что головокружение от успехов на почве полученных голосов может создать для политика серьезные проблемы. Я очень надеюсь, что Алмазбек Атамбаев человек опытный, который был и в роли руководителя правительства, при власти и в роли гонимого, преследуемого и даже с угрозой для его жизни преследуемого. Он очень хорошо понимает эти обстоятельства киргизской жизни и постарается проявить определенную терпимость, возродив тем самым те традиции политической жизни, которые достаточно долгое время присутствовали в республике. Я думаю, что у нас есть основания поздравить победителя и надеяться на то, что при нем не будет никаких резких движений, которые бы разрушили стабильность как в Киргизии, так и в регионе.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Марины.

Слушательница: Здравствуйте. Вы знаете, после тех событий кровавых, которые были в Киргизии, мы очень мало о ней слышим. Буквально ни одной передачи, только результаты выборов, и только вы даете нам что-то узнать. Когда я смотрю по телевизору, у меня была не зависть, а возмущение нашей страной: даже в Киргизии прозрачные урны, даже в Киргизии на один срок шесть лет. Просто фантастика. Каким-то образом они могли так отстраниться и выйти вперед, стать более демократичными. Как это им удалось после этих страшных кровавых событий? А у нас вечность, два срока, три срока, тандемы. А Киргизия – пожалуйста.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, прижились ли наконец-то в Киргизии международные стандарты голосования, принятые в цивилизованном мире?

Аркадий Дубнов: Сегодня, отвечая на ваш вопрос, я должен вспомнить, как выступал на встрече с европейскими парламентариями и наблюдателями один из кандидатов в президенты, который, естественно, проиграл, бывший генпрокурор Киргизии Байболов. Он, услышав все выводы, которые были европейскими представителями оглашены и из которых было ясно, что они, исходя из соображений политкорректности, политической конъюнктуры, не могут назвать вещи своими именами, не могут сказать, что выборы не были соответствующими демократическим стандартам, он встал и сказал: да что мы тут говорим? Мы, киргизы, говорим с европейцами на разных языках, европейцы нас не понимают, мы европейцев не понимаем. Европейцы нас не понимают потому, что они следят за выборами и думают, что выборы прошли хорошо, если не было никаких беспорядков, буйств и кровопролития на выборах, значит выборы прошли демократически. Надо быть киргизом, говорит Байболов, чтобы понять, как у нас происходят фальсификации. Вот с этой точки зрения я могу только понять и присоединиться к выражению чувств, которые были предыдущей слушательницей оглашены, как в России все затхло, нет никаких выборов, а в Киргизии выборы, прозрачные урны и так далее.
Вы знаете, киргизский избиратель всегда недоволен, киргизский кандидат в президенты тоже недоволен, потому что он настолько привык, что есть соревновательный процесс, что здесь открытая соревновательная практика между кандидатами, партиями, что ему кажется, что его обошли, его обокрали, его обманули. И в этом смысле российский избиратель, российская политическая система сильно уступает киргизской. Потому что, как известно, выборы президента у нас прошли в течение 10 минут 24 сентября и все, а здесь они происходили реально. И вот в этом реальном процессе есть проигравшие и есть победители. Так вот, действительно, победители немножко переоценили свои возможности, я имею в виду Алмазбека Атамбаева и его штаб, они вполне имели право претендовать на победу. Но как сказала Айгуль из Киргизии, это вполне достойно выглядело, если бы они не накидывали, не фальсифицировали выборы с тем, чтобы победитель был в первом туре, а вышли бы во второй тур, и победа бы выглядела легитимно вполне, потому что Атамбаеву противостоял единый кандидат оппозиционных сил, объединивший и север, и юг Киргизии, и победа его была бы абсолютно легитимной и убедительной. А сегодня есть очень много оснований обвинять в фальсификации выборов всех противников Атамбаева. Эта победа, к сожалению, кажется очень оскорбительной, потому что не может киргизский электорат, состоящий из трех миллионов избирателей, с явкой, объявленной официально 60%, значит голосовало чуть меньше двух миллионов избирателей, при том, что из трех миллионов больше миллиона находится на заработках в Казахстане и России, проголосовать всем остальным. Просто так не бывает, это абсолютно, извините, несколько лет назад прецедент чеченских выборов, где было чуть больше 100% избирателей. Вот это было очень оскорбительно и в этом состоит основная претензия к победителю и его сторонникам.

Владимир Кара-Мурза: Григорий Трофимчук, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития, считает преждевременным говорить о наступлении стабильности в Киргизии.

Григорий Трофимчук: В Киргизии выборы вроде бы закончились легитимно, выбран президент. Но, к сожалению, есть некоторые признаки, которые позволяют предположить некий негативный расклад. Дело в том, что победил именно представитель той силы, которая была у власти, пусть на какой-то временной основе, но была у власти в Киргизии. Как мы знаем, тот, кто проводит выборы на постсоветском пространстве, тот и побеждает. В этом нет ничего плохого, конечно, но тем не менее, следует учитывать это обстоятельство. Если не будет того, на что рассчитывает народ Киргизии, в первую очередь улучшения уровня жизни, подъема экономики, то, чего народ не видел ни при Бакиеве. ни при предыдущем президенте Акаеве, тогда, соответственно, этот достаточно активный народ опять может пойти на баррикады. Поэтому хотелось бы пожелать новому президенту Киргизии учесть это обстоятельство и стремиться любыми путями улучшить жизнь киргизского народа.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, была ли на прошедших выборах полная политическая конкуренция?

Муса Мурталиев: Насколько мне известно, что последние 20 лет у нас свободных выборов почти не было, всегда были какие-то заранее известные результаты, какие-то игры, которые, к сожалению, Аркадий правильно заметил, такие игры портили настроение и жизнь в конечном счете. Сейчас я следил эти дни за разными источниками информации, как идут выборы, мне показалось, что прозрачные, честные, в крайнем случае, если не считать несколько фактов, о которых говорила Айгуль и Аркадий. Даже если этот выигрыш Атамбаева не в пользу другим, то это урок киргизской нации, гражданам Киргизии, что надо играть честно и быть до конца честными.

Владимир Кара-Мурза: Как, по вашим наблюдениям, соблюдалось ли равенство кандидатов в доступе к средствам массовой информации?

Айгуль Керимова: Я скажу, нет. Никакой информации у нас нет ни через государственные средства телерадиовещания, нет никакой информации ни каком сайте. Нет, все не было одинаково представлено. То, что происходило на том участке, на котором я была, приехало телевидение, это все засняли и почему-то телерадиокомпании не осветили, не показали, этот факт нигде не был показан. Я как гражданин, у которого были ущемлены некоторые права. Мы позвонили на телевидение, спросили: вчерашние факты могут осветиться? Нам сказали, что вчерашних фактов не было. Вопрос в том, что все, что происходило, мы видели своими глазами, мы через телевидение не смогли увидеть и когда мы позвонили и спросили, можем ли это увидеть, нам сказали, что такого факта не было.

Владимир Кара-Мурза: Политолог Марат Казакбаев отмечает организационные просчеты на прошедших выборах.

Марат Казакбаев: Выборы прошли в целом спокойно по всем регионам страны, но очень много избирателей не сумело проголосовать по вине Центральной избирательной комиссии, потому что не нашли себя в списках избирателей, особенно на юге страны. Получилось так, что север более активен оказался, чем юг. Но это неправильно, потому что на юге пачками людей не стали записывать, то есть отняли право голосования. Поэтому люди возмущаются до настоящего времени. А оппоненты считают это проявлением сильного административного ресурса в пользу Атамбаева. В целом власть вела спокойно, такого безобразного административного ресурса, как это было во времена Акаева, Бакиева, такого не было. Были хулиганские выходки, запугивания со стороны людей спортивного телосложения, одни считают, что это Ташиева, другие Мадумарова. Поэтому пока трудно сказать, отдельные случаи были. Но самый главный механизм, который испортил многое - это то, что очень многие избиратели не смогли проголосовать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Якова.

Слушатель: Добрый вечер. Можно задать вопрос. Вопрос первый: скажите, пожалуйста, существует ли коммунистическая партия Киргизии, участвовала ли она в выборах, какой у нее электорат? И вопрос второй: скажите, пожалуйста, какую позицию занимает русскоязычное население Киргизии, за кого голосует?

Владимир Кара-Мурза: Насколько сильны коммунисты, наследники коммунистической идеи в киргизском политическом пространстве?

Аркадий Дубнов: В Киргизии есть коммунистическая партия, ее лидер Исхак Масалиев, сын многолетнего лидера коммунистического Киргизской советской республики. Но он снял свою кандидатуру в ходе подготовки к непосредственному этапу президентских выборов. Говорить о популярности коммунистических идей в Киргизии было бы сильным преувеличением. Я бы сказал, такой геронтологический синдром. Есть пожилое поколение киргизских граждан, так же, как в любых странах постсоветского пространства, которые ностальгируют, фрустрируют по прошлому и, конечно, среди них идеи коммунистической партии нашли бы поддержку. Прививка первых десяти лет акаевского правления, свободного демократического бульона, давно серьезно вытравила популярность коммунистических идей в Киргизии. Говорить об этом не представляется серьезным.

Владимир Кара-Мурза: А как голосуют русскоязычные избиратели Киргизии?

Аркадий Дубнов: Вы знаете, русскоязычные избиратели Киргизии, насколько я понимаю, как и в любом другом государстве Центральной Азии, если они остаются гражданами этих государств, извините за пафосное определение, голосуют за стабильность. Они очень боятся бунтов, боятся кровопролития, боятся того, что происходит с их соотечественниками в Туркмении, которых фактически выдавливают, изживают из пространства современной Туркмении. В Киргизии, в отличие от остальных, подавляющего большинства соседей по региону, русскоязычные чувствуют себя вполне комфортно. Я 19 лет работаю с Киргизией, здесь очень много людей знаю, я просто не помню, чтобы русские, русскоязычные как-то жаловались на притеснения в свой адрес. Этой нет проблемы, несмотря ни на какие властные режимы, ни при Бакиеве, ни пир Акаеве, тем более при сегодняшнем режиме, к русским отношение вполне лояльное. Это самая Россия-центричная страна Центральной Азии.

Владимир Кара-Мурза: Федор Шелов-Коведяев бывший первый заместитель министра иностранных дел Российской Федерации, не склонен обольщаться итогами киргизских выборов.

Федор Шелов-Коведяев: Пока вопросы остаются и вопросы серьезные. Потому что есть вопросы к выборам у ПАСЕ, есть отсутствие голосования узбекского меньшинства, есть внутренние раздоры среди бывших кандидатов. То есть я не очень большой оптимист в отношении успокоения ситуации в Киргизии. Россия очень влиятельный игрок в регионе, потому что очень проектов зависит от России, некоторые крупные компании уже там работают, есть крупные проекты, в реализации которых с участием России заинтересована Киргизия, есть наша база, в конце концов, там. Но я, честно говоря, как не понимал так и не понимаю нашей политики в новом зарубежье. Похоже, что мы просто считаем, что при любом развитии событий наши интересы там будут учитываться, и нам все равно.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, есть ли надежда, что при новой власти в Киргизии вырастет уровень доходов на душу населения в стране?

Муса Мурталиев: Так как я давно не живу в Киргизии, поэтому это мое предположение. К сожалению, Киргизия еще долго будет тащиться в хвосте. Возьмем один пример: при советской власти мы были промышленная республика, а сейчас откатились до аграрной республики. Кроме того после приватизации там тоже появились наши олигархи, наши богачи, но и очень бедные, и нищенствующая прослойка образовалась. То есть все это говорит о том, что если мы на правильном пути, то выкарабкаемся как-нибудь. Но пока оптимистического настроя у меня нет, я не вижу этого.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня объявлено, что одной из главных проблем нового лидера станет искоренение коррупции. Какое место проблема и тема коррупции занимала в предвыборных дебатах, по вашим наблюдениям?

Айгуль Керимова: На предвыборных дебатах последних у нас выступали Мадумаров, Ташиев, с их стороны были грубости в отношении ведущих, грубые слова были. Потом ведущая сказала, что за кулисами они переговорили. Относительно кандидата Атамбаева, меня удивил тот факт, что он на дебатах заявил, что журналистка извинилась перед ним за то, что она сняла события прошлого года, а на следующий день она опровергла то, что сказал Атамбаев. Всех моих знакомых удивляет, как мог кандидат в депутаты, посмотрев киргизскому народу, в лицо говорить ложь. Как такой человек может быть президентом? Этот факт удивляет и оскорбляет. А насчет агитации, да, были факты, которые не ЦИК не воспринимал, сколько заявлений поступило от студентов, которые жаловались на то, что во время учебы их собирали на юге Киргизстана, заставляли идти на встречи с кандидатом Атамбаевым, срывали занятия. Когда открыто заявляли студенты, поступали официальные заявления в ЦИК, эти вопросы не рассмотрели. Если бы кто-то из других кандидатов подобные факты мог бы допустить, были бы предупреждения, возможно даже сняли бы с гонки. Административный ресурс был полнейший. И то, что говорит в камеру открыто людям, а на следующий день, получается, опровергли – это действительно оскорбляет граждан.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Волгоградской области от радиослушателя Юрия Владимировича.

Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, меня интересует такой вопрос, может быть к выборам не относящийся: является ли русский язык государственным в Киргизии наравне с киргизским? И скажите, пожалуйста, после приватизации, приватизация способствовала разрушению промышленности Киргизии или все-таки к какому-то процветанию?

Владимир Кара-Мурза: Каков статус русского языка в республике?

Муса Мурталиев: Сейчас, насколько мне известно, государственным языком является киргизский, а русский язык официальным языком, делопроизводство идет на русском языке.

Владимир Кара-Мурза: Завершен ли процесс приватизации в Киргизии?

Аркадий Дубнов: Вы знаете этот вопрос достаточно проблемный. По большому счету, конечно, он завершен. Но дело в том, что Киргизия страна, где объектов, подлежащих приватизации, больших, серьезных экономических объектов не так много. Страна, где в основном преобладает средний и мелкий бизнес, поэтому, что приватизировать. Можно приватизировать несколько заводов, часть из них до сих пор не приватизирована, как того хотел, к чему стремился российский капитал, завод, входивший в систему военно-промышленного комплекса Советского Союза. Так что этот вопрос на самом деле не самый сегодня актуальный.

Владимир Кара-Мурза: Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России, не считает успех победителя достаточно прочным.

Гейдар Джемаль: Я думаю, что совершенно непрочный. Потому что, во-первых, народ недоволен, во-вторых, мировое сообщество склонно не признать результаты выборов, чем признать. Тут открываются возможности для игр крупных игроков в регионе, слишком много претензий к процедуре самих выборов. Думаю, что недолго ждать вспышки новых противостояний между севером и югом, за которыми будут стоять крупные игроки, стремящиеся взорвать ситуацию в Средней Азии.

Владимир Кара-Мурза: Согласны ли вы с Гейдаром Джемалем?

Муса Мурталиев: Мне кажется, что важен результат не единодушный, но правильный результат. Потому что если будет единодушный результат - это получится как в советское время или как в нынешней России. Все это идет от заготовки. А если есть оппозиция, там должен быть обязательно свой уголок, свой участок. Оттуда идет разногласие, спор и так далее. Я думаю, что это верно, Киргизия имеет оппозиционеров, лидер Атамбаев, Ташиев, Мадумаров – это оппозиционеры, это хорошо. Потому что только в таком случае можно выбрать правильного президента.

Владимир Кара-Мурза: Под какими лозунгами шел на президентские выборы их фаворит Алмазбек Атамбаев?

Аркадий Дубнов: Лозунги самые распространенные. Я сейчас не помню, как это буквально, но смысл такой: пока мы вместе, мы непобедимы. Самый главный лозунг киргизских политиков, особенно на севере, что мы должны быть едины. Речь идет о том, что мы должны не допустить раскола Киргизстана на север и юг. Такого рода тезисы выдвигаются большим количеством кандидатов в президенты. Вообще здесь некоторые кандидаты выставляют своими главными лозунгами борьбу против коррупции. Например, генерал Рысалиев, которого любовно его сторонники называют комиссар Катани, был такой сериал итальянский, бескорыстный борей с коррупцией. Бывший замминистра МВД, потом министр МВД, он популярен среди значительной части киргизского населения именно своими качествами борца с коррупцией. Про некоторых кандидатов можно говорить многое, в частности, про того же Рысалиева известно, что ему свойственна абсолютно нехарактерная для политиков наивность в хорошем смысле. Он еще несколько дней назад мне утверждал в разговоре, что он верит в том, что невозможно применение в Киргизии во время президентских выборов административного ресурса. Я спрашиваю: почему? Они не могут, они не посмеют, они знают, что это невозможно, потому что все видят, все прозрачно. И вот такой умудренный жизнью 50-летний генерал оказался посрамлен сегодняшней избирательной кампанией.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, вправе ли аутсайдеры выборов, в частности, Мадумаров и Ташиев оспорить результаты, приведя те факты, которым даже вы были свидетельницей, применения административного ресурса?

Айгуль Керимова: Не только Мадумаров и не только Ташиев, мне кажется, каждый кандидат имеет право оспорить те результаты, которые дает на данный момент ЦИК, потому что много избирателей не могли проголосовать. Многие избиратели могли проголосовать за других кандидатов. Вопрос возникает, каким образом это все получилось, почему люди, которые хотели, лишили права голосовать. Конечно, имеет полное право оспорить каждый кандидат.

Владимир Кара-Мурза: Алексей Малашенко, член научного совета Московского центра Карнеги, предвидит поиски политического компромисса.

Алексей Малашенко: Я думаю, что, во-первых, будущая политическая ситуация будет решаться в треугольнике президент - премьер - спикер. Это первое. Второе: аутсайдер - это Мадумаров, амбициозный человек, если его совсем уберут, он при его энергии и при его популярности может создать какие-то проблемы. И все это накладывается на фон юг – север. Я не думаю, что повторились бы такие кровавые события, как были в Джалал-Абаде и Оше, но если кто-то захочет ситуацию дестабилизировать, я имею в виду из оппонентов Атамбаева, то естественно они будут глядеть на юг. Так что сейчас, с моей точки зрения, ситуация более нормальная, более спокойная, чем многими предвиделась, но успокаиваться рано.

Владимир Кара-Мурза: Находите ли вы закономерным чередование северян и южан у руля управления республикой?

Муса Мурталиев: Пока идет именно так, как вы сказали, действительно чередование. Но есть у меня маленькая заметка господину Малашенко. Дело в том, что действительно Малашенко прав, потому что у нас в Киргизии идет сильный накат по географическим признакам, разлад север - юг. Я бы сказал, что если слушают мои соотечественники, надо отойти от этой привычки – это анахронизм. Потому что свободолюбивый гражданин никогда не будет акаевский, бакиевский или атамбаевский, свободный гражданин тот, кто голосует за процветание, за будущее своей республики. Поэтому, я думаю, что это все должно уйти на второй план и так или иначе уйдет. Потому что, по меньшей мере, следующее поколение избавится от этой привычки и тогда будет нормальная оппозиция, нормальная борьба за кресла высшие и так далее.

Владимир Кара-Мурза: Насколько объективным вам представляется наличие противоречий и конкуренции между севером и югом Киргизии?

Аркадий Дубнов: Вы знаете, к сожалению, приходится признать, что это объективная реальность, данная нам в ощущениях. Каждый из кандидатов в президенты так или иначе сегодня воспринимается как представитель юга или севера. Более того, иногда среди южных кандидатов есть разделение. От этого никуда не деться, в конце концов, это природа социумов Центральной Азии, то же самое и в Казахстане, и в Туркмении, везде. Так что не надо с этим бороться – это надо учитывать. И в этом никакой трагедии я не вижу. Просто есть мудрость политиков, которая определяется умением интегрировать в единую общность, которая называется страной Киргизстан, а есть политики достаточно примитивного уровня, которые играют на этих разностях и консолидируют себя как лидера того или иного плана. К сожалению, в Киргизии пока эти проблемы не изжиты, и это долго будет определять политическую ситуацию в стране.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, вредит ли стабильности в республике соперничество между севером и югом?

Айгуль Керимова: Если относительно соперничества говорить, даже не могу сказать. Наши чиновники, наши первые лица делят на юг, на север. От этого у нас соперничество. Соперничество исходит не от обычных граждан, соперничество идет от головы. Народ не делится - это чиновники сидят наверху и делят людей.

Владимир Кара-Мурза: Насколько устойчивым представляется клановое устройство киргизского общества?

Муса Мурталиев: Мне кажется, что это надолго, пожалуй. Потому что тут есть такие механизмы, которые понимают только киргизы. Потому что, оказавшись в каком-то клане или племени, ты не пропадешь, ты от начала до конца обеспечен, ты будешь всегда в обществе своем. Поэтому они видят защиту именно в этом. Многие придерживаются и цепляются именно для защиты. Выход из этого положения скорее всего, когда республика будет экономически здоровой, сильной, процветающей, я думаю, это отойдет само собой.

Владимир Кара-Мурза: Когда, по вашим сведениям, ожидается подведение официальных итогов президентских выборов и вступление нового президента в должность?

Аркадий Дубнов: Подведение официальных итогов должно быть не раньше, чем через 10 дней, не позже, чем через две недели. Поскольку проведение второго тура выборов уже исключено, поскольку даже если пересчитывать голоса, вряд ли этим кто-то займется, исключить победу Атамбаева уже будет невозможно. Что касается инаугурации избранного четвертого президента Киргизстана, то она по закону должна состояться в первых числах января, либо в конце декабря, поскольку полномочия Розы Отунбаевой истекают 1 декабря нынешнего года.

Владимир Кара-Мурза: Как, по-вашему, можно оценить тот период политической жизни республики, когда ею руководила Роза Отумбаева?

Айгуль Керимова: Конкретно можно сказать, что и во время Бакиева и во время Отунбаевой было много поступков руководителей, которые вредили народу. Точные примеры сказать сейчас тяжело, но были факты, то, что это все могло вредить. Много чего в результате отражалось на народе. Даже Отумбаева открыто говорит, что не будет административного ресурса, будут чистые выборы, однако все получается так же, как и в то время, даже хуже, абсолютно не происходят чистые выборы.

Владимир Кара-Мурза: Ожидаете ли вы стабильности политической у себя на родине?

Муса Мурталиев: Я думаю, это первый шаг для уверенности в завтрашнем дне - результат выборов. Пока до 19 ноября не могу сказать категорически, что выборы состоялись. ЦИК официальный результат объявит. Тем не менее, спокойно прошли выборы, народ нашел своих претендентов. Я думаю, это первый шаг, который ведет к завтрашнему дню.

Материалы по теме

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG