Ссылки для упрощенного доступа

Забастовки в России: больше и лучше


Число забастовок в России, по прогнозам экспертов, будет расти
Эксперты прогнозируют, что количество забастовок в России может вырасти до 40-45 в месяц уже этим летом. В Центре социально-трудовых прав, в котором занимаются мониторингом ситуации, отмечают: увеличение количества протестных акций трудовых коллективов началось с 2009 года.

- Причины известны, – говорит ведущий специалист социально-экономических программ центра Петр Бизюков, – когда не выплачивается заработная плата, когда руководство не повышает зарплату, проводит эгоистичную политику управления, вводит новые правила, не считаясь с интересами партнеров – наемных работников, тогда и возникают забастовки, протесты, митинги.

По официальным данным, в этом году забастовок было всего две. В Центре социально-трудовых прав насчитали около шестидесяти. Петр Бизюков объясняет, откуда берется такая разница в подсчетах:

– Статистики считают только забастовки, зарегистрированные по правилам, когда данные представлены работодателем. Там сложная система учета: конфликт должен регистрироваться в местных органах власти, а работодатель может просто не предоставить эти документы, и забастовка не будет учтена. Процедура организации забастовок в законе выглядит скорее как средство подавления выступлений трудовых коллективов, чем как средство организации диалога.

"Протестом месяца" в мартовском исследовании Центра социально- трудовых прав, стала забастовка работников компании "Бентелер Аутомотив" в Калужской области. Председатель первичной профсоюзной организации предприятия Алексей Настин подтверждает:

– Самым сложным было соблюсти все требования закона, собрать подписи в поддержку забастовки, а так все были готовы.

Было ли давление со стороны руководства предприятия?

– Нет. Работодатель просто отказывался принимать у нас уведомление о забастовке.

Вмешательство региональных властей вам помогло добиться выполнения требований?

– Да, благодаря встрече с губернатором Калужской области Анатолием Артамоновым мы и договорились с работодателем сесть за стол переговоров.

Насколько реальны прогнозы исследователей Центра социально-трудовых прав об увеличении количества забастовок и чем обусловлена разворачивающаяся классовая борьба в России? На вопросы РС отвечает президент Всероссийской конфедерации труда Борис Кравченко:

– Действительно, мы наблюдаем активизацию классовой борьбы, растет количество протестов, мы отмечаем рост количества забастовок. Официальная статистика дает данные, которые нас озадачивают, но народ бурлит. Это связано с ухудшением социально-экономического положения наемных работников. Никто не отменял социальные последствия глобального финансового и экономического кризисов.

Исследователи прогнозируют, что 40-45 забастовок будет проходить в России ежемесячно, действительно такое возможное?

– Этот прогноз может оправдаться, а цифра удвоиться или утроиться, это зависит от реальной социально-экономической ситуации.

Насколько законодательство в России позволяет трудовым коллективам защищать свои права?

– Забастовки в нашей стране фактически запрещены. У нас есть профессиональная шутка: "Забастовка на предприятии в Российской Федерации может произойти только в том случае, если на нее согласен работодатель". Процедура сложна, растянута во времени и выполнить ее в полном соответствии с законодательством почти невозможно, но это не значит, что профсоюзы не имеют возможности бастовать. Право на забастовку, наше базовое право, которое гарантировано нам, в том числе, и международными обязательствами Российской Федерации в части ратифицированных конвенций международной организации труда, это право мы забираем явочным порядком. У всех на слуху коллективные действия и авиадиспетчеров, и железнодорожников, и автомобилестроителей, только что прошла достаточно успешно забастовка на "Бентелере" в Калуге.

Правильно я понимаю, что в каждом конкретном случае реакция властей различна, где-то поддерживают, где-то не поддерживают трудовые коллективы?

– С поддержкой мы ни разу не сталкивались. Забастовка, коллективные действия наемных работников до сих пор воспринимается как антигосударственное деяние. На предприятии сразу появляется управление МВД, управление "Э". Им надо террористов ловить, а они занимаются наемными работниками, объединенными в нормальные демократические профсоюзы. Сразу начинает против профсоюза работать прокуратура, другие правоохранительные органы, в том числе и местная власть.

А как же в ситуации с "Бентелером"?

– Работники продемонстрировали свою силу, они фактически остановили предприятие (под угрозой была остановка "Фольксвагена"), поэтому с работниками пошли на переговоры».

С губернатором Артамоновым, когда они сели за стол переговоров...

– Я участвовал в этих переговорах с губернатором, могу сказать, что это беспрецедентный случай, когда местная власть выступила посредником в трудовом конфликте, который действительно в масштабе области мог иметь серьезные социальные последствия и политические последствия.

– Вы сказали, что рост количества забастовок, протестов трудовых коллективов это последствия глобального экономического кризиса. А политическая обстановка в России влияет на эти процессы?

– Она косвенно влияет на эти процессы, появляется опыт гражданского действия, появляется опыт совместных действий по защите гражданских и трудовых прав. Люди понимают, что можно защищать свои права, в том числе реализуя функции коллективного протеста. И возникает к этому определенная привычка. Это все мультиплицируется и в регионах, и в секторах экономики Российской Федерации. Общий всплеск общественных движений действительно создает условия для того, чтобы наемные работники пользовались своим правом на коллективные действия более активно.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG