Ссылки для упрощенного доступа

Звезда России


Политику Андрея Козырева, первого министра иностранных дел послесоветской России, многие считали низкопоклонством перед Западом. Ельцин снял его, чтобы не доводить дело до драки между совками-националистами и демократами, тоже совками – а кем же еще по тем временам? Не всем было легко признать, что такие уступки Кремля – это и есть долгожданное демократическое поведение.

Вскоре после своей отставки Козырев заявил, что его политика обязательно вернется, и будет это через три года, потому что ей нет разумной альтернативы. Она-таки неистребима, вера в прогресс, в случайность всего плохого, в закономерную неизбежность всего хорошего. Ну, что может быть лучше честной дружбы с богатым, сильным, свободным, щедрым? Не заносись перед ним, не груби ему, не ловчи, не старайся что-то урвать – сам даст. Козырев учел все выгоды этой линии и спокойно предрек возврат к наметившейся при нем норме.

Как бы не так! Через три года последовал разворот над Атлантикой – самый пошлый из российских разворотов в истории, бросок на Приштину – самый потешный из бросков. Можем представить себе, как метался Козырев. "Ну, что вам это дало, дураки? Давайте теперь считать, что потеряла Россия". – "Зато мы приобрели самоуважение". – "Но ведь самоуважение только тогда чего-то стоит, когда и другие вас уважают. Над вами смеются. Решено не обращать на вас внимания, как будто вас нет". – "Ерунда! Главное – что мы для себя есть". И берет генерал Ивашов гитару, и поет песню собственного сочинения (что ни генерал, то поэт, на худой конец – прозаик).

Изменят мир грядущие года
И станет век добрее и красивей,
Америки закатится звезда,
На небосклон взойдет звезда России.


Бывший министр Козырев не учел глубины и свежести этих чувств своего народа.

Или вот Горбачев. Тоже пророк в своем роде. Все не мог поверить, что СССР распался и что это навсегда, долго торжествовал: "Страна-то существует!",
Умудренные своими и чужими ошибками, убеждаем себя, что готовы ко всему, а на самом деле, слава Богу, не готовы ни к чему
ожидает и сейчас, что еще чуть-чуть и возникнет новое "объединительное движение народов" (таким выражением советская пропаганда объясняла собирание империи после 1917 года). Михаил Сергеевич не учитывает, в общем, того же, что некогда Козырев. Послушать хотя бы разговор о мигрантах. По крайней мере, в Москве это главный из современных русских разговоров. Что-что, а такие слова, как "понаехавшие", бывшие советские народы наматывают на ус. Загнать их в общий лагерь можно только силой, а силы нет – даже предвидящих ее нет.

Ну, а что такой предсказатель, как Гайдар? Он, по его словам, заметил интересную и многообещающую связь между реформами в Польше и в России. Россия следует за Польшей с лагом в три года. Доложив в 2000 году о своем открытии, Гайдар заявил, что через три года Россия осуществит реформы, которые сделают ее современной демократической страной.

Как бы не так! Гайдар делил людей власти на более грамотных и менее грамотных, хотя знал, конечно, что есть среди них и негодяи. Сокрушался, что России слишком дорого обошлось обучение Черномырдина азам экономики, что у того не хватило любви к Родине, чтобы избавить ее от таких затрат и потерь, но в целом исходил из того, что верхушка заботится в первую очередь все-таки о стране, а не о себе. Гайдар не учел, что в первых рядах идут самые большие рвачи и честолюбцы, отчего и не будут следовать за Польшей. Алчность и честолюбие, конечно, не патриотизм, но тоже нечто внерассудочное, тоже чувства, тоже страсти. Да, российский экономист и политик не увидел того, что после ряда лет наблюдений констатировал, например, московский корреспондент американских газет Дэвид Саттер: "Узкая группа лиц управляет страной в своих личных интересах".

Гайдар думал, что им больше всего не хватает знаний, американец же обнаружил, что – совести. Итак, живем прогнозами, но при составлении их мало учитываем психологию. В какой-то мере это традиционное, от классового подхода, от увлечения экономическим детерминизмом, от шестидесятников позапрошлого века, от нетерпеливых читателей "Дела". Вот упадут доходы на нефть, вот то, вот это… Всё – материальное, осязательное, злободневное. А ведь уже в первом многолюдном ходе семнадцатого года в Москве чуткое ухо умного современника расслышало "рев племени", а не только и не просто "эксплуатируемых классов". Страсти, страхи, предрассудки, да и кураж, кураж, особенно возвышенный, как на Болотной, – все это всегда с нами, всегда наготове и вмешивается в ход событий не так и не тогда, как и когда кому-то хотелось бы. Умудренные своими и чужими ошибками, убеждаем себя, что готовы ко всему, а на самом деле, слава Богу, не готовы ни к чему.

Анатолий Стреляный – писатель и публицист, ведущий программы РС "Ваши письма".

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции РС.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG