Ссылки для упрощенного доступа

"Чеченизация" голосования в России


Цена побед "запутинского блока"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:54:56 0:00
Скачать медиафайл

Цена побед "запутинского блока"

Зачем Кремлю цирк "выборов"? Обсуждают эксперты Александр Кынев, Михаил Виноградов, Сергей Жаворонков

Произошла ли окончательная "чеченизация" голосования в Росии?

Две трети граждан не участвует в "выборах". Почему?

О чем говорят 70-90% голосов "за" назначенных Кремлем губернаторов?

Можно ли считать КПРФ, ЛДПР и "Справедливую Россию" членами "Единого Запутинского фронта"?

Партия "Яблоко" не провела ни одного депутата в Мосгордуму, но получила 12,5% голосов. Это успех антивоенной позиции?

Итоги "выборов" 14 сентября в регионах обсуждают политологи Александр Кынев, Михаил Виноградов (фонд "Петербургская политика") и экономист Сергей Жаворонков (партия "Демократический выбор").

Ведет передачу Михаил Соколов.

Ошибка сервера

Ой! Как вы понимаете, это не то, что мы хотели бы вам показать.

Адрес этой странички был отослан разработчикам для анализа и исправления. Приносим извинения!

Пожалуйста, используйте Поиск вверху страницы, чтобы найти больше

Михаил Соколов: Сегодня мы продолжаем тот разговор, который уже начала моя коллега Елена Рыковцева в понедельник, разговор о выборах в регионах России, которые прошли 14 сентября. У нас в центре внимания будет именно то, что происходило вне Москвы, хотя и Москва тоже.

В нашей студии политологи Александр Кынев и Михаил Виноградов, экономист и политик Сергей Жаворонков. Теперь, собственно, о том, что случилось. Давайте начнем с чего-нибудь очень важного, все-таки с Москвы. Комментарии продолжают поступать. Избрана единороссийская Московская городская дума, а когда-то с год назад казалось, что на волне успеха Навального легальная и неформальная оппозиция сможет успешно выступить на этих выборах. Что случилось?

Михаил Виноградов: На самом деле множество сценариев было избирательной кампании в Москве. Сначала весной, как говорилось, 5 мандатов пообещали «Гражданской платформе», даже конкретные фамилии появились. Потом произошли трансформации «Гражданской платформы» и появилась идея шестипартийной городской думы с «Яблоком», с другими партиями, о чем много говорили в кулуарах. В итоге после усушки и утруски новый состав городской думы получился мало отличающимся от предыдущего, то есть более комфортный для городской администрации, которая в принципе не очень себе представляет, для чего в городе нужен парламент. Да, существуют с одной стороны циклические колебания протестной активности, 2014 год — период спада. С другой стороны, поскольку выборы в Москве не привели к выхлопу пара, не привели к тестированию потенциальной протестной повестки дня, в том числе тестированию власти, смотру того, как общество будет на нее реагировать, отчасти создали некоторые риски, связанные с тем, что этот социальный пар будет выходить в межвыборный период или в ходе следующих избирательных кампаний.

Михаил Соколов: Александр, что вы дополните?

Александр Кынев: Я думаю, что власти города не только не очень понимают, зачем им нужна дума, по-моему, они вообще не понимают, зачем им нужны москвичи. Главная причина того, что произошло — это фактически контрреформа, которая прошла минувшей зимой, избирательного законодательства. Потому что не секрет, что правилась она под Москву, именно для того, чтобы не пустить ту самую команду Навального.

Михаил Соколов: Переход на мажоритарку.

Александр Кынев: Там была двухходовка. Вначале был изменен закон федеральный, который позволял ввести мажоритарку, после этого велась борьба, все-таки были сторонники, что даже хотя не разрешили, но можно сохранить под списки. Но власти города Москвы уперлись и протащили на свой страх и риск мажоритарную систему.

Второе: после этого изменили порядок регистрации кандидатов. Смысл этого был в том, что отняли льготу у большинства партий, таким образом исчез с выборов ПАРНАС и исчезла «Гражданская платформа» практически, потому что в новых условиях партийному кандидату баллотироваться на выборах, если партия не имеет льгот, просто невыгодно, то есть он сдает больше документов, чем самовыдвиженец и увеличиваются риски в отказе в регистрации, потому что подписи сдаешь все равно, документы на имущество, расходы сдаешь все равно, если ты партийный, ты сдаешь документы на партию, если у тебя нет льгот, протоколы, выписки и так далее. Каждая бумажка — это какие-то риски. Поэтому даже откровенно партийные кандидаты шли как самовыдвиженцы, облегчая себе жизнь. Кстати, это было не только в Москве. А для остальных, кроме тех, у кого нет льгот, еще ввели 3% подписей, но это чисто запретительный барьер, из-за него львиная доля тех, кто имел серьезные шансы, и погорело.

Дальнейшую всю кампанию власти города метались, постоянно меняя концепцию, то им этого депутата не хочется, то того не хочется и так далее. По очереди кидали всех подряд. В итоге получилась полная профанация, я думаю, они сами не понимают, зачем это они все устроили. Было бы в городской думе, скажем, три-четыре реально оппозиционных кандидата, была бы больше легитимность, вреда никакого, но зато была бы совершенно другая политическая ситуация в городе, было бы другое доверие к городской власти. Это ситуация, в которую часто попадают наши бюрократы. Там, где можно честно признаться в своей ошибке, допустить какой-то выхлоп таким образом улучшить свой имидж, начинают врать, начинают ходить кругами, одна маленькая ложь ведет большую ложь, один маленький запрет ведет большой запрет, кончается тем, что власть оказывается в тупике неразрешимых противоречий и в конечном счете дело ведет к тому, что там, где можно было довольствоваться малой кровью, приходится довольствоваться большой. Это произошло в Москве, городская дума с точки зрения общественной легитимности никого не представляет — это чисто номенклатурное образование, депутаты которой большинству москвичей неизвестны, которые не пользуются никаким реальным общественным доверием.

Таким образом это действительно, я согласен с Михаилом, это мина замедленного действия, потому что впереди обострение ситуации. Никто сегодня не сомневается, что ситуация будет ухудшаться, нет никаких оснований полагать, что она будет лучше через год, и политическая, и экономическая. Таким образом просто-напросто власти города кинули дровишки под тот самый котел будущих политических событий в Москве и в стране.

Михаил Соколов: Сергей, я хотел вас спросить, так как вы кроме того, что экономист, член оппозиционной партии «Демвыбор», она на выборы в Москве не попала, каково ваше ощущение, могла ли условная некоторая оппозиция нормально выступить в этом столичном городе?

Сергей Жаворонков: На самом деле один наш кандидат до выборов добрался — Михаил Песков во втором округе на Северо-Западе, он набрал 16% голосов, третье место после официального кандидата директора школы и коммунистки, которая набрала чуть-чуть побольше. Кстати, в сумме они с коммунисткой догоняли и перегоняли директрису школы.

Мое ощущение таково, что оппозиция, безусловно, не доиграла немножко на этих выборах, она сдалась раньше, чем того требовала ситуация. Понятно было, что существовало дикое расстройство и раздражение из-за того, что большинство известных оппозиционных кандидатов, Ольга Романова, Илья Яшин, Владимир Милов, Ляскин и так далее, их можно долго перечислять, к выборам допущены не были. Но тем не менее, на мой взгляд, нужно было сконцентрироваться вокруг кампании нескольких кандидатов, имевших хорошие шансы на победу, прежде всего укажу на Елену Русакову в 37 округе, которой буквально 1% не хватило, чтобы стать действующим депутатом и победить Губенко. Неплохие шансы, на мой взгляд, имел Бабушкин на Северо-Востоке. Я думаю, что можно было бы всерьез поднажать и Игорю Николаеву в 8 округе. Если бы в эти округа были брошены дополнительные деньги, дополнительные ресурсы агитаторов, все то, чего не было, оппозиция могла бы выступить лучше.

В качестве примера: тяжелейшая ситуация была у Клычкова, коммуниста, который баллотировался против префекта Юго-Восточного округа Зотова, тем не менее, он провел очень яркую кампанию в духе Навального. Вот его газета с такими разоблачительными текстами: «ЮВАО, который мы потеряли». «За 23 года своего правления префект Зотов превратил довоенную Рублевку в гетто». Вся газета в таком же духе.

Михаил Соколов: Вы знаете, про коммуниста трудно говорить как о такой оппозиции, потому что есть ситуация, где просто им власть расчищала дорогу. Такое впечатление, что у них была квота в нескольких округах, скажем, где внук Зюганова против Николаева, еще где-то.

Александр Кынев: Здесь нужно различать роль партии и судьбу конкретных кандидатов — это не одно и то же. Потому что были согласованные кандидаты. Клычков городскую власть точно не устраивал, насколько я понимаю, он лично раздражает нескольких крупных городских чиновников своей активностью и борзостью. Соответственно, он провел реально хорошую кампанию. Я думаю, что Клычкова они проморгали и недооценили. То есть они были уверены, что админресурс, который господин Зотов выстраивал 20 лет, который жестко контролировал округ, как раз, кстати, Жулебино, Выхино — это очень тяжелые электоральные территории, я как человек, который работал там на выборах, знаю, что это такое. Там было, мягко говоря, было очень непросто, дело не только в кампании, а дело даже обеспечить контроль. Там, где 20 лет люди назначены и каждый знает друг друга, среди чиновников, директоров школ это очень тяжело.

Михаил Виноградов: Получается, что выборы в Мосгордуму оказались временем упущенных возможностей и для оппозиции, и для власти.

Про оппозицию коллеги говорили. Что касается власти, была возможность создать или хотя бы имитировать городскую повестку дня, городскую политическую жизнь, создать ожидания у самых разных групп населения, это бы подстраховало и федеральную власть, потому что мы видим, что протестная повестка дня в Москве, как правило, привязана к федеральной тематике. Так или иначе, создавая ожидания у критиков, трудоустраивая или предлагая участие в активности какой-нибудь условной Чириковой, то есть людям, которые так или иначе готовы вложить свою активность необязательно в федеральные политические проекты, был шанс городскую повестку дня создать и немножко застраховать федеральные риски. Этот шанс использован, безусловно, не был.

Полный текст будет опубликован 17 сентября.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG