Ссылки для упрощенного доступа

Вино и/или квас


Водоразделы русской словесности

Условный цивилизационный винораздел проходит по гребням гор русской словесности. Рельефней всех его провел Василий Тредиаковский в стихотворении "Строфы похвальные поселянскому житию":

Каплуны прочь, птицы африкански,
Что и изобрел роскошный смак,
Прочь бургонски вина и шампански,
Дале прочь и ты, густой понтак.

Сытны токмо щи, ломть мягкий хлеба,
Молодой барашек иногда;
Все ж в дому, в чем вся его потреба,
В праздник пиво пьет, а квас всегда.

Словам этим более двухсот шестидесяти лет, но все они понятны, за исключением "густой понтак" (красное вино по названию французского города Понтак в Нижне-Пиренейском департаменте). Пафос тоже очевиден: это стихи квасного и пивного русского патриота, которые, возможно, аукнулись в выражении "квасной патриотизм" князя П.А. Вяземского ("Письма из Парижа", 1827).

Современник Тредиаковского А.П. Сумароков в комедии "Пустая ссора" устами своего героя жалуется на вино ("оно мне и в горло не пошло") и тоскует по меду и квасу. Последний русский классицист Гаврила Державин всю жизнь метался между "вином и квасом". Поначалу он старался примирить разные вкусы и идеологии:

Младые девы угощают,

Подносят вина чередой,

И алиатико с шампанским,

И пиво русское с британским,

И мозель с зельцерской водой.

Кому подносят? Соседу поэта купцу М. С. Голикову, одному из основателей Русско-Американской компании, авантюристу и контрабандисту, как сказали бы о нем полвека спустя – оголтелому западнику. Двумя годами позже Державин искренне воспевает "чёрно-тинтово вино" (красное вино из Испании), и "слёзы ангельски вино" (итальянское Lacrimae Christi). Но в почтенном возрасте (ему было тогда 55 лет) поэт становится гастрономическим реакционером и вслед за Тредиаковским костерит французских устриц, "мушелей", лягушек, фрикасе, рагу.

Классицистов можно понять: в героико-патриотическую эпоху не гоже вкушать заморские яства. Но сменившие классицистов сентименталисты взяли реванш.

Запьем вином кровавый бой
И с падшими разлуку.
Кто любит видеть в чашах дно,
Тот бодро ищет боя...
О всемогущее вино,
Веселие героя!

(В.А. Жуковский)

Сентименталисты были "экологами" конца XVIII века, к тому же они внимательно и с любовью вглядывались в себя. Квас стилистически не подходил им. Зато вино было естественным союзником. В 1789 г. 22-летний Н.М. Карамзин отправился в "большое путешествие" в Западную Европу, которое длилось полтора года. Буквально каждый день его путешествия пропитан вином. Рискну предположить, что именно любовь к вину была одним из главных резонов, подвигнувших литератора отправиться в дальние края. И именно вино "развязало ему язык" – ясный и пластичный русский с щедрыми вкраплениями французского. На счету Карамзина десятки неологизмов, французских слов-кáлек с привкусом бордоского и бургундского, в том числе таких чувственных понятий, как "трогательный" и "влюбленность". Он же, Карамзин, привил русскому языку слово "вольнодумство" и заразил им поэтов-романтиков золотого века.

Винное измерение истории России еще ждет своих исследователей. У русской истории своя рифма: вино и свобода.

Приди сюда хоть русский царь,

Мы от бокалов не привстанем.

Хоть громом бог в наш стол ударь,

Мы пировать не перестанем.

Приди сюда хоть русский царь,

Мы от бокалов не привстанем.

(Н. Языков)

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG