Ссылки для упрощенного доступа

Расчетливая щедрость


Министры иностранных дел и торговли КНР и латиноамериканских стран на форуме Китай-CELAC. 8 января

Финансово-экономическая экспансия Китая в Латинской Америке формирует новую геополитическую карту мира

Китай собирается в течение ближайших 10 лет вложить в экономику латиноамериканских государств не менее 250 миллиардов долларов, а объем двусторонней торговли со странами Латинской Америки и Карибского бассейна должен к этому сроку достичь 500 миллиардов долларов в год. Об этом заявил председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин в начале января в Пекине, на первом в истории форуме Китай – CELAC (Сообщество стран латиноамериканских и карибских государств). Эта взаимная и с энтузиазмом декларируемая заинтересованность продиктована не только экономическими, но и политическими причинами. Что не исключает возможности возникновения серьезных проблем уже в обозримом будущем.

На переговорах в Пекине в начале января к председателю КНР Си Цзиньпину многие главы стран Латинской Америки и Карибского бассейна обращались почти как к "божественному благодетелю" – между некоторыми из них развернулась чуть ли не конкуренция за получение более выгодных условий сотрудничества с Китаем. Экономика многих латиноамериканских государств (Венесуэлы, Аргентины, Никарагуа, Эквадора, Боливии) находится на грани катастрофы, которую уже нельзя предотвратить пафосными политическими заявлениями, и многим президентам стран континента, особенно экспериментирующим с построением "социализма 21-го века", помощь из Пекина должна казаться панацеей, способной вмиг решить все их проблемы.

Председатель КНР Си Цзиньпин
Председатель КНР Си Цзиньпин

Эксперты Экономической комиссии для стран Латинской Америки и Карибского бассейна (CEPAL) считают, что к 2015 году Китай в Латинской Америке вытеснит Европейский союз и станет вторым главным инвестором после США. Сегодня КНР стала основным торговым партнером Бразилии, Чили и Перу и занимает второе место в мире по объему импорта из Аргентины, Коста-Рики и Кубы. Если в 2000 году Пекин вложил в Латинскую Америку 10 миллиардов долларов, то в 2009 году объем инвестиций возрос до 100 миллиардов, а в 2011 году превысил 245 миллиардов. Сейчас речь идет о дополнительных 250 миллиардах. Эти инвестиции, безусловно, сыграли решающую роль в том, что Латинская Америка сумела сравнительно легко пережить последствия экономического спада конца нулевых годов, когда латиноамериканский экспорт в США и Европу снизился на 26% и 28% соответственно – в это же время экспорт в Китай увеличился на 5%. Без сомнений, за последнее десятилетие из всех латиноамериканских стран наибольшую выгоду от торговли с Китаем получила Чили, занимающая первое место в мире по добыче меди, цена которой стабильно и непрерывно растет. Одна треть этой меди экспортируется в Китай.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро и председатель КНР Си Цзиньпин в Пекине. 7 января 2015 года
Президент Венесуэлы Николас Мадуро и председатель КНР Си Цзиньпин в Пекине. 7 января 2015 года

По данным североамериканского исследовательского Центра имени Вудро Вильсона, каждому 1 проценту роста китайского ВВП соответствует 0,4 процента экономического роста региона Латинской Америки и Карибского бассейна; при росте китайского ВВП на 10 процентов латиноамериканский экспорт в эту страну увеличивается на 25 процентов. За последние годы Китай стал главным покупателем латиноамериканского сырья: Пекин импортирует из региона в первую очередь венесуэльскую нефть, перуанскую и чилийскую медь, железо и другие металлы, а также, в огромных масштабах, аргентинскую и бразильскую сою. Латиноамериканский регион в общем объеме китайского импорта занимает более 30 процентов, причем импорт сырья составляет здесь более 27 процентов. Латиноамериканские страны ввозят из Китая различную технику и оборудование, электронику, одежду и всевозможные бытовые и хозяйственные товары.

Пекин развивает отношения с Латинской Америкой уже давно – ранее в основном это были небольшие вложения или просто обещания вложений. Но за последние полгода политика Китая в отношении этого региона сильно активизировалась, и это связано, прежде всего, с приходом к власти в КНР Си Цзиньпина, отмечает руководитель Центра восточных исследований ВШЭ в Москве, китаист Алексей Маслов:

– Си Цзиньпин абсолютно четко расставил приоритеты. Это, прежде всего, Латинская Америка и, в некоторой степени, Африка. Следует учитывать, что вложения в Латинской Америке Китай собирается делать после потери больших средств в результате "арабской весны", т. е. событий в Египте, Сирии и других арабских странах. Пекин вынужден очень внимательно планировать свои капиталовложения, оценивая политические риски. Обычно политика КНР заключается в том, что он обещает большие деньги, но не факт, что он их вкладывает сразу и тем более одним траншем. Сейчас есть несколько главных проектов, в которые Китай свои средства вложить готов, – считает Алексей Маслов.

Алексей Маслов
Алексей Маслов

Согласно исследованию "Барометра Америк" (Barómetro de las Américas), проведенному еще одним североамериканским университетом, Вандербильта, почти 70 процентов жителей стран Латинской Америки и Карибского бассейна оценивают влияние Китая в регионе как положительное. Каждый пятый латиноамериканец считает также, что Китай – самая влиятельная страна мира, идущая впереди США, России, стран ЕС или Японии. Пекин стал действовать в Латинской Америке более мудро, по сравнению с политикой, которую он проводил в Африке и в исламском мире – китайские инвестиции в регионе сегодня не имеют под собой идеологической подоплеки.

Например, устанавливая торговые отношения, Китай уже не требует от отдельных стран Латинской Америки признать Тайвань частью китайской территории. Хороший пример – начало строительства китайскими компаниями и на китайские деньги "Великого канала Никарагуа", с учетом того, что в Манагуа до сих пор не было китайского посольства, а власти Никарагуа исторически, по разным политическим причинам, и во времена близости с США, и после 1979 года, в эпоху дружбы с СССР, официально поддерживали связи с Тайванем и считали именно "преемников Гоминьдана" единственным "законным Китаем". Инвестируя в Латинскую Америку, Китай, прежде всего стремится диверсифицировать собственную экономику, считает Алексей Маслов:

Варианты Никарагуанского канала. Окончательный маршрут – второй сверху, начинающийся на востоке к югу от города Блуфилдс
Варианты Никарагуанского канала. Окончательный маршрут – второй сверху, начинающийся на востоке к югу от города Блуфилдс

– Одна из проблем КНР сегодня заключается в том, что производство товаров внутри Китая стало серьезно дорожать. Подорожала и логистика, т. е. доставка товаров до потребителя. Получается, что китайские рынки не столь эффективны, как раньше. Соответственно, сегодня Пекин готовится к тому, чтобы распределять производство товаров в тех странах, которые, прежде всего, более дешевы по организации производства, и которые ближе расположены к конечному потребителю. В данном случае как раз Латинская Америка – очень хороший плацдарм для выхода дешевых товаров на американские рынки. США сегодня также пытаются вывести часть производства из Китая и размещают заказы в Латинской Америке, то есть, по сути дела, отбирают у Китая часть рынка. И первая задача КНР – вернуть себе рынок. Вторая задача – это переподчинить себе рынки Латинской Америки (довольно выгодные, с учетом большой плотности населения) и начать производство товаров не в Китае, а прямо на этих рынках, чтобы сразу уменьшить расходы по логистике. Наконец, третий и, возможно, самый главный момент – это большой интерес к поискам нефти и других природных ископаемых в этих странах. Потому что если Китай в ближайшее время не решит проблему с обеспечением себя энергоресурсами, причем разными энергоресурсами, чтобы не быть привязанным к одной стране, то это может привести к 2025 году к серьезному кризису китайской экономики, – говорит Алексей Маслов.

Именно финансово-торговый расцвет Китая и его мощнейшая экономическая экспансия, по мнению ряда экспертов, оказали огромное влияние на экономические успехи многих стран Латинской Америки в последние 15-20 лет, повлекшие и политические перемены – относительную стабильность и демократизацию общественной жизни. При этом политические лидеры стран Латинской Америки и Карибского бассейна, особенно лево-социалистических взглядов, ослепленные, с одной стороны, огромными китайскими деньгами, а с другой – формальной идеологической близостью, не обращают внимания на особенности "социализма по-китайски". Они не говорят об агрессивном китайском способе ведения торговли по отношению к конкурентам, о его дешевой рабочей силе, позволяющей снизить себестоимость товаров, об отсутствии гарантий соблюдения прав человека, в том числе рабочих и наемных служащих.

Карта новой трансокеанской железной дороги в Колумбии, в обход Панамского канала, которая скоро начнет строиться на деньги КНР
Карта новой трансокеанской железной дороги в Колумбии, в обход Панамского канала, которая скоро начнет строиться на деньги КНР

Поэтому, несмотря на неоспоримый успех "китайской экономической модели", примерно 30 процентов опрошенных латиноамериканцев отрицательно относятся к росту влияния КНР в регионе. Трудовая политика китайских хозяев и отношение к окружающей среде со стороны ряда китайских заводов, расположенных на континенте, уже вызывают конфликты с рядом общественных и экологических организаций и правительств латиноамериканских стран. Но, судя по всему, избежать роста китайского влияния в Латинской Америке в ближайшие годы удастся вряд ли. И имеется в виду вовсе не резкое увеличение китайского населения в регионе, уверен Алексей Маслов:

Китайское население всей Латинской Америки измеряется пока не десятками миллионов, а всего несколькими миллионами человек. И самое главное – сегодня на этих рынках не присутствует крупных китайских игроков, т. е. тех, кто не просто переселяется из Китая, но еще и может переподчинить себе целые сектора местной промышленности. По сути эта "латиноамериканская" кампания КНР только-только начинается. Безусловно, мы должны ожидать, что в Латинской Америке будет нарастать количество китайцев, в том числе китайских фермеров, бизнесменов, связанных с развитием китайского бизнеса.

Семья китайского бизнесмена, живущая в Перу
Семья китайского бизнесмена, живущая в Перу

Однако больший упор Пекин делает на активную подготовку, как на территории этих стран, так и непосредственно на территории Китая, местных кадров, на выделение стипендий по разным линиям, в т. ч. и по линии Института Конфуция, для граждан Латинской Америки. Пекин формирует свое лобби – довольно активное, довольно опытное. И, в конце концов, чтобы не напугать и не вызвать раздражения местного населения, Пекин будет лоббировать свои же проекты не руками китайцев, которые там находятся, а руками местного населения. Я полагаю, нам следует через 10 лет ожидать очень серьезной психологической переориентации значительной части населения Латинской Америки на Китай и его повышенной лояльности по отношению к КНР, – предсказывает руководитель Центра восточных исследований ВШЭ в Москве, китаист Алексей Маслов.

Впрочем, зависимость экономики некоторых государств Латинской Америки и Карибского бассейна от КНР очень велика уже сегодня – и во многом это случилось после образования, по инициативе Фиделя Кастро и Уго Чавеса, Боливарианского Альянса для народов нашей Америки (ALBA), в противовес Североамериканской зоне свободной торговли (NAFTA), основанной США. До последнего времени объем кредитов, предоставленный китайскими банками странам региона, составлял почти 100 миллиардов долларов. В основном эти деньги пошли на развитие транспортной инфраструктуры, телекоммуникаций, горной промышленности и электроэнергетики стран Альянса. Самые большие должники Китая сегодня, впрочем, не только члены ALBA – это Венесуэла (43,5 миллиардов долларов), Аргентина (14 миллиардов долларов), Бразилия (11,731 миллиардов долларов) и Эквадор (более 8 миллиардов долларов). Весьма бедная Боливия, которую никак нельзя назвать весомым региональным игроком ни в политике, ни в экономике, несколько лет назад получила от КНР отдельный кредит в размере 251 миллиона долларов для запуска на орбиту боливийского спутника китайским носителем, что и случилось в конце 2013 года. В ближайшем будущем Пекин, судя по сделанным заявлениям, намерен вложить десятки миллионов долларов в разработку боливийских месторождений лития.

Y-20, новейший тяжелый военно-транспортный самолет ВВС Китая. Экспорт вооружений – одно из самых перспективных направлений для Китая в Латинской Америке
Y-20, новейший тяжелый военно-транспортный самолет ВВС Китая. Экспорт вооружений – одно из самых перспективных направлений для Китая в Латинской Америке

В перспективе также видна и возможная конкуренция между Китаем и двумя самыми динамично сегодня развивающимися странами Латинской Америки – Бразилией и Мексикой. Бразилия, Мексика и Китай производят похожие товары. Китай к тому же стал одним из главных конкурентов Мексики на рынке США. Еще в 80-е годы XX века мексиканское правительство начало принимать протекционистские меры в ответ на распространение именно дешевых товаров из Китая на своей территории. Но сам экспорт Мексики сегодня по-прежнему сильно зависит от китайского импорта.

Экономическая дружба уже приводит и к политическим заявлениям. Например, Китай два года назад начал активно поддерживать требование Аргентины к Великобритании – передать ей суверенитет над Фолклендскими (Мальвинскими) островами. Буэнос-Айрес, в свою очередь, выразил поддержку концепции Пекина о "едином Китае", согласно которой ни Тайвань, ни Тибет, ни "Восточный Туркестан" не могут быть признаны как независимые государства.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG