Ссылки для упрощенного доступа

Дарья Полюдова: на свободе в ожидании суда


Дарья Полюдова

Краснодарская активистка Дарья Полюдова, фигурантка по делу "О федерализации Кубани", готовится к скорому суду

Кубанская активистка Дарья Полюдова, которая стала первой оппозиционеркой, кому были предъявлены обвинения в призывах к сепаратизму, в конце февраля была отпущена из следственного изолятора под подписку о невыезде. Сейчас Полюдова изучает материалы дела и готовится к судебному разбирательству, от которого, правда, объективности не ждет.

В августе прошлого года 26-летнюю Дарью Полюдову, одну из организаторов несогласованного с властями Краснодара "Марша за федерализацию Кубани", арестовали на 14 суток за мелкое хулиганство. Однако по истечении этого срока девушку не выпустили из спецприемника, а возбудили уголовное дело и отправили в СИЗО. Ей предъявили обвинения по статьям "Призывы к осуществлению экстремистской деятельности" и "Призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации" за посты в социальной сети "Вконтакте". Дарья Полюдова вину не признает и считает, что ее записи в интернете не были экстремистскими или направленными на нарушение территориальной целостности. Помимо Дарьи Полюдовой, фигурантами так называемого дела "О федерализации Кубани" стали еще четыре активиста: Сергей Титаренко, который сейчас находится в СИЗО, Петр Любченков и Вячеслав Мартынов, которые бежали на Украину, и Андрей Чернышев, о судьбе которого ничего не известно.

На меня начали оказывать давление власти еще в Новороссийске, в связи с тем, что я приехала из Москвы, а активистов, которые приехали из Москвы, в регионах очень сильно душат власти

"Союз солидарности с политзаключенным" внес Дарью Полюдову в список политических заключенных на основании того, что уголовное преследование краснодарских активистов нарушило закрепленные в Конституции права на проведение "ненасильственной массовой акции регионалистской направленности" и на "публичное высказывание своего мнения по актуальным вопросам российской и международной политики". Ей грозит до 5 лет лишения свободы.

В интервью Радио Свобода Дарья Полюдова подробнее рассказала о предъявленных ей обвинениях, мотивах уголовного преследования и о времени, проведенном в СИЗО:

– То, что меня отпустили из СИЗО, было чисто юридической процедурой. По статье 109-й Уголовно-процессуального кодекса по преступлениям средней тяжести нельзя содержать под стражей более шести месяцев. А так бы меня следователь еще держал и держал. Все, конечно, радовались, что меня отпустили на свободу, но знали, что это только потому, что это предусмотрено УПК.

– В чем именно вас обвиняют? И что вы сами думаете по поводу этих обвинений?

Я перепостила картинку "Этнические украинцы Кубани хотят присоединиться к Украине". Это был просто троллинг, но следователи ФСБ сочли это призывами к изменению основ территориальной целостности РФ

– Все началось с того, что оперуполномоченный Разинков написал заявление начальнику ЦПЭ (Центр по противодействию экстремизму. – РС) о том, что я собираюсь проводить Марш за федерализацию Кубани. Затем ЦПЭ исследовал материалы моей личной страницы "Вконтакте", а затем уже это все перешло в ФСБ. К тем постам, которые относятся к Маршу за федерализацию Кубани, они не смогли придраться, так как там все с юридической точки зрения было законно. Но к остальным постам... Допустим, у меня был проведен одиночный пикет "Не война с Украиной, а революция в России" – это первый эпизод, по которому меня обвиняют, часть 2-я статьи 280. Второй эпизод – я перепостила картинку Петра Любченкова "Этнические украинцы Кубани хотят присоединиться к Украине". Это был просто троллинг, шутка, ничего более. Но следователи ФСБ сочли это призывами к изменению основ территориальной целостности Российской Федерации, часть 2-я статьи 280, прим. 1. Еще один эпизод – по 280, часть 2-я – я писала пост о том, что Путин виноват во всех терактах, и его окружение, что у нас в стране низкие зарплаты, высокие тарифы ЖКХ, в общем, все на социальную тематику, а также почему люди на Майдане могли убрать Януковича, а мы не можем убрать Путина, что пора выйти на площадь и свергнуть этот режим. Но в этих постах я не подразумевала именно насильственное изменение конституционного строя. Если будет хороший эксперт, он сможет доказать, что в размещении этих постов нет состава преступления. Мы, к сожалению, пока не можем найти такого эксперта, но сейчас ищем.

– Я правильно понимаю, что непосредственно в организации этого Марша за федерализацию вы не участвовали, вы только перепостили какую-то информацию о нем?

– Нет. Марш мы решили организовать со Славой Мартыновым, группу "Вконтакте" я создала. Именно из-за этого марша мной и заинтересовались сотрудники ФСБ. Когда я знакомилась с материалами дела, увидела рапорт оперуполномоченного Разинкова начальнику ЦПЭ о том, что я хочу провести Марш за федерализацию Кубани, и в связи с этим необходимо исследовать мою страничку и найти там какие-то экстремистские высказывания. По поводу Марша они не нашли экстремистских высказываний, нашли по поводу других постов.

– А чем вы занимались до организации марша? Насколько активно вы участвовали в оппозиционных акциях?

– До организации марша в Краснодаре я постоянно организовывала акции протеста, митинги, серии одиночных пикетов в Новороссийске. Меня из-за этого сажали на сутки, на 15 суток, на 10 суток, на трое суток. Штраф в 20 тысяч у меня до сих пор висит. Власти Новороссийска делали так, чтобы меня уволить с работы, мне невозможно там было жить, и пришлось переехать в Краснодар. Я думала, что в Краснодаре полегче. Я приехала в Краснодар, там мы тоже со Славой Мартыновым, Витей Чириковым и другими гражданскими активистами, анархистами проводили акции протеста против военной агрессии России на территории Украины, за различные социальные требования и за освобождение политзаключенных.

– Вы провели в следственном изоляторе полгода. Как к вам относились там? Были сообщения, что на вас там оказывается давление.

Когда я следователю давала показания и не признала свою вину, она после этого меня начала обзывать "дурой", избивать, ужасные вещи делала

– Когда я поступила в СИЗО, там была женщина, она говорила, чтобы я признала свою вину. Ее зовут Галина. Когда я следователю давала показания и не признала свою вину, он мне говорил, что в моих действиях есть умысел на насильственное изменение конституционного строя, и она после этого меня начала обзывать "дурой", избивать, ужасные вещи делала, мне неудобно об этом говорить… В общем, она постоянно была против моей позиции в отношении действующей власти, говорила, что "ты в России живешь, что ты против Путина имеешь". Невозможно было с ней находиться. Я сказала начальнику, когда был очередной конфликт (она и многих женщин подговаривала против меня), что если меня не переведут из камеры, я устрою голодовку. После этого ее перевели, и все было замечательно. Женщины, с которыми я последние три месяца сидела, никакого давления на меня не оказывали, начальник был адекватный. По поводу врачебной помощи там, конечно, она не сильно оказывается. Например, когда меня водили к стоматологу, сказали, что зубы только вырывают. Но мой стоматолог говорит, что ни одного зуба не надо было вырывать. Там еще одна женщина работает в администрации СИЗО, Наталья Николаевна, она какие-то мелкие придирки ко мне имела, что на суд надо только хвостик делать, намекала, что я сама виновата, что я попала сюда.

– За это время в СИЗО насколько сильно пострадало ваше здоровье?

– Только стоматологическая помощь требовалась, а так, в принципе здоровье у меня было нормальное.

– Как вы считаете, почему вы стали фигуранткой этого дела? Какие цели преследует власть этим делом?

– На меня начали оказывать давление власти еще в Новороссийске, в связи с тем, что я приехала из Москвы, а активистов, которые приехали из Москвы, в регионах очень сильно душат власти. И у нас в Краснодарском крае очень жесткие сотрудники правоохранительных органов. Помните Евгения Витишко, Сурена Газаряна... Тут не дают развиваться протестной деятельности.

Я не собираюсь уезжать никуда из России, потому что если мы все уедем, кто будет бороться за лучшее будущее наших детей?

– А вы в Москве тоже занимались какой-то протестной деятельностью?

– Я в Москве была в "Левом фронте", помогала Сергею Удальцову. Потом получилось так, что у меня все вещи украли, и пришлось уехать обратно.

– Уже известно, когда у вас начинается суд?

– Когда суд будет, пока еще неизвестно. Сейчас идет ознакомление с материалами уголовного дела. Пока я ознакомлюсь с материалами уголовного дела, пока мои адвокаты ознакомятся, потом это все передается в прокуратуру, а затем уже суд. Может быть, примерно месяц это все займет.

– Какие у вас ожидания от этого суда? Вы надеетесь на объективное разбирательство?

– Мы будем с моими защитниками добиваться, чтобы суд был, конечно, на нашей стороне. Мы ищем эксперта, не можем пока найти. Но тем не менее, даже если у нас будет нормальное заключение, я думаю, что там уже все решено, и скорее всего, будет обвинительный характер приговора. Но тем не менее я не собираюсь уезжать никуда из России, потому что я считаю, что нужно тут продолжать борьбу, потому что, если мы все уедем, кто будет бороться за лучшее будущее наших детей?

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG