Ссылки для упрощенного доступа

"Главное – отказ от репрессий"


Яков Гилинский – о том, почему в колониях и тюрьмах продолжаются бунты, и о том, надо ли легализовать потребление наркотиков

Известный российский юрист, криминолог, доктор юридических наук, профессор Яков Гилинский – автор более 450 научных публикаций, он известен исследованиями в области девиантного поведения людей.

– В последнее время стали появляться сообщения об обнаружении в стране складов с оружием, попавшим к преступникам с Украины. Как война на Украине влияет на криминогенную ситуацию в России? У вас есть какие-то данные о таком влиянии?

Яков Гилинский: Пока нет достаточных данных, чтобы с уверенностью говорить о ее влиянии на криминогенную ситуацию. Но в целом любая война на такую ситуацию в любой стране влияет весьма плохо. И, конечно, украинские события, которые произошли, мягко говоря, не без участия России, еще долго нам будут аукаться. Мне трудно сейчас сказать, насколько это будет выражено в виде каких-то криминальных историй, но это, конечно, не исключено, потому что поствоенный синдром наблюдался во всех странах. В России он наблюдался после двух чеченских войн, он наблюдался в США после войны во Вьетнаме и т.д. Так что этого, видимо, следует ожидать.

Яков Гилинский
Яков Гилинский

Любая война на ситуацию в любой стране влияет весьма плохо

Но понимаете, что самое страшное? У любого человека, у каждого из нас есть две высшие ценности. Это сама жизнь любого из нас и свобода. И когда начинаются какие-то действия, покушающиеся либо на жизнь (я имею в виду войну), либо на свободу (я имею в виду ограничения свободы), это в целом сказывается крайне отрицательно на каждом из нас, и в том числе на криминальной ситуации в стране. Люди, вернувшиеся с автоматами, с пулеметами, люди, вернувшиеся без рук, без ног, контуженные и т.д, не могут не влиять отрицательно на любую ситуацию в стране, включая криминальную.

– По российским колониям в последний месяц прокатилась волна беспорядков. Только за май 2015 года произошло шесть массовых бунтов заключенных. Самые громкие – выступления заключенных нижегородского лечебно-исправительного учреждения номер №3, два крупных бунта в Башкирии в исправительной колонии строгого режима №2 (там бунты продолжаются и сейчас), вскрытие вен заключенными в исправительной колонии строгого режима в селе Возжаевка Амурской области и во время этапирования в специальном вагоне поезда, следовавшего из Вологды в Санкт-Петербург. Какова ситуация в пенитенциарной системе России?

Российская пенитенциарная система крайне репрессивна

Яков Гилинский: Ситуация плохая – не только сегодня, это давняя история. Я слежу за всевозможными беспорядками, которые происходят в различных колониях. Они происходили, происходят и будут происходить, потому что наша пенитенциарная система крайне репрессивна, потому что у нас общий подход к людям, прежде всего, к арестованным, подследственным, осужденным, крайне негативный, в отличие от того, что происходит в целом мире, в европейских странах. Мне приходилось бывать во многих тюрьмах и колониях в России, включая колонию для пожизненно осужденных, где заместитель начальника в беседе со мной спросил: "Они (осужденные) здесь понятно за что, а мы-то за что здесь?" Условия там тяжелые даже для обслуживающего персонала и офицеров службы охраны. О заключенных я не говорю…

Мне приходилось бывать в тюрьмах очень многих стран – в Финляндии, в Германии, в Польше, в Америке и т.д. Я могу сравнить. Начиная с 70-х годов прошлого века для специалистов, криминологов, к числу которых я отношусь, для мировой науки стало очевидно, что привычное наказание в виде лишения свободы не выполняет свои функции. Никого нельзя исправить посредством такого наказания! Никого нельзя исправить, помещая в места лишения свободы.

Привычное наказание в виде лишения свободы не выполняет свои функции. Никого нельзя исправить посредством такого наказания!

Человечество вынуждено, к сожалению, в определенных, я бы сказал, исключительных случаях подвергать людей лишению свободы. Это крайняя мера! Я не говорю о смертной казни – это преступление. Сама по себе смертная казнь – убийство. Поэтому я не могу считать США цивилизованной страной, пока там существует смертная казнь. Об этом я говорил и американцам. Высшей мерой является лишение свободы. Во всем мире признается так называемый "кризис наказания". Он проявляется в том, что любые наказания не решают своих задач по перевоспитанию, по сокращению преступности, на которые направлено, в том числе и по нашим законам, лишение свободы.

Вот пример для сравнения. Начальник тюрьмы в Турку (Финляндия) рассказал мне: для того чтобы у заключенных сохранялось чувство собственного достоинства, каждому из них выдается ключ от камеры. Уходя, он может закрыть свою комнату, приходя – открыть. При этом не исключается обыск помещения – то, что в России называется "шмоном". Это не исключает контроля за заключенными, но позволяет им сохранить чувство собственного достоинства. Даже в американских тюрьмах, которые нельзя назвать примером для подражания, начальник тюрьмы уходил из камеры, предоставляя нам право беседовать с заключенными на любые темы. И таких примеров можно привести множество.

– Сейчас Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению жалобу российского заключенного, недовольного так называемыми воровскими понятиями, по которым живут осужденные в следственных изоляторах и исправительных колониях страны. Попав в колонию, мужчина, не зная "воровских" правил, совершил роковую ошибку: он выпил чай вместе с сокамерником из одной чашки. Как оказалось, посудой с новичком поделился один из "опущенных". В результате мужчина оказался в числе отверженных. В России и вне колоний мы наблюдаем сегодня рост гомофобных настроений. Эти два явления – там и тут – как-то связаны друг с другом?

Любые проявления гомофобии ужасны. Они преступны, потому что возбуждают ненависть по отношению к другим людям

Яков Гилинский: Я не историк и не культуролог, поэтому не берусь говорить о том, как и где возникли эти явления. Но я считаю, что любые проявления гомофобии ужасны. Они по большому счету преступны, потому что возбуждают ненависть по отношению к другим людям. Преступления на почве гомофобии, на почве расовой, этнической, религиозной вражды в мировой криминологии носят название "преступления ненависти" – hate crime. И что интересно – во всех европейских странах эти "преступления ненависти" на почве расовой, национальной, религиозной или гомофобной вражды рассматриваются как отягчающее обстоятельство, отягощающее, квалифицирующее, ухудшающее наказание. В России преступления, совершенные на почве религиозной, политической, расовой и этнической вражды, рассматриваются как преступления с отягчающими обстоятельствами, а совершенные на почве гомофобии таковыми не являются. В этом наше отличие от западной культуры, от западных законов.

Яков Гилинский с Уильямом Браудером и Вадимом Клювгантом
Яков Гилинский с Уильямом Браудером и Вадимом Клювгантом

– На прошлой неделе стало известно, что правительство внесло в Госдуму законопроект, который регламентирует порядок применения сотрудниками уголовно-исполнительной системы физической силы, спецсредств и огнестрельного оружия. Сотрудникам ФСИН разрешат применять боевые приемы борьбы, если несиловые способы не действуют при пресечении преступлений и нарушений режима содержания, конвоировании и задержании осужденного или заключенного. Кроме того, будет разрешено использование специальных палок, газовых, световых и акустических средств, электрошоковых и светошоковых устройств, служебных собак, "средств сковывания движения", водометов и бронемашин. Как вы можете прокомментировать эти нововведения?

Пыточная практика присуща российской пенитенциарной системе

Яков Гилинский: Эти крайние меры, такие как использование водометов и бронемашин, использовались достаточно редко, в особых случаях, при массовых беспорядках в зонах и тюрьмах. Плохо, что сейчас это вводится. Но гораздо страшнее для меня то, что, электрошоки, палки и т.д, – все это будет применяться повседневно, в каждодневной деятельности. Это возмутительно! Ведь нарушения режима очень разнообразны. Вовремя не поздоровался с начальником, не так посмотрел на него, вовремя не заложил руки за спину и т.д, и т.п. Принятие такого закона означает возможность применения силовых физических мер постоянно и ежедневно. Пыточная практика, практика использования собак по любому поводу присуща нашей пенитенциарной системе. В 2005-2006 годах мы проводили массовое эмпирическое исследование пыток в пяти регионах РФ.

– В пенитенциарной системе?

От 40 до 60% подследственных и осужденных подвергаются пыткам

Яков Гилинский: Не только. И в больших городах, и в пенитенциарной системе. В качестве примера – такая информация. Во всех пяти регионах РФ: Петербург, Псков, Нижний Новгород, Республика Коми и Чита, – в отношении 3,5-4,5% от общего числа задержанных граждан сотрудники полиции ежегодно применяют пытки. А в местах лишения свободы в тех же регионах, только в отношении подследственных и осужденных – от 40 до 60% подвергаются пыткам. И без принятия такого закона заключенные в России постоянно испытывают пыточное давление. В стране существуют "пыточные колонии" типа "Белого лебедя", где постоянно проводятся так называемые "тренировки", когда на территорию колонии заводится спецназ с собаками и начинается избиение направо-налево всех подряд без всяких оснований и причин. Это повседневная практика современной России. Это преступная практика. И законодательно усиливать возможность применения пыток абсолютно недопустимо. Но, к сожалению, этот законопроект, видимо, будет принят.

– Мы недавно побывали в "Крестах" и в женской колонии. Из беседы на уровне заместителей начальников этих учреждений выяснилось, что более 80% контингента – осужденные за преступления, связанные с наркотиками. Как вы можете это прокомментировать?

Яков Гилинский: В целом по стране от трети и выше от общего количества заключенных – это осужденные за так называемые "деяния, связанные с нелегальным оборотом наркотиков" по статьям от 228 до 234 УК РФ. Это очень больная тема для нашего общества, для всего мира и лично для меня, поскольку моя позиция принципиально отличается от позиции, занимаемой ФСКН. Потребление наркотиков, конечно, – зло. Оно калечит судьбы людей, их близких. Это сокращает рабочую силу в любой стране. Никто не собирается пропагандировать прием наркотиков. Впрочем, такой же, если не больший вред наносит и злоупотребление алкоголем. Ведь по воздействию на центральную нервную систему и наркотики, и алкоголь проявляют себя однотипно.

Более того, от нас скрывают, что прием некоторых наркотиков, например кокаина и марихуаны, не вызывает физической зависимости, вызывает только психическую зависимость, в отличие от алкоголя, который физическую зависимость вызывает. В течение многих лет мировое сообщество, возглавляемое Специальным комитетом ООН по противодействию преступности и наркотикам, штаб-квартира которого расположена в Вене (а я принимал участие в его работе), примерно до 2009 года придерживалось жесткой политики "не пущать!". Америка непрерывно вела войны с наркокартелями, тратя миллиарды долларов, – как следовало ожидать, без результатов.

Сильнодействующие средства, будь то табак, наркотики или алкоголь, человечество принимало, принимает и будет принимать. Такова жизнь

Дело в том, что человечество воздействует на свою центральную нервную систему со дня своего рождения. Потребление наркотиков было известно давно. Об этом писали в шумерских таблицах 6000 лет тому назад. Об употреблении писал Геродот, отец истории. О потреблении наркотиков и применении их в медицинских целях писал Гиппократ, отец медицины. Сильнодействующие средства, будь то табак, наркотики или алкоголь, человечество принимало, принимает и будет принимать. Такова жизнь.

Конечно, нужна антиалкогольная пропаганда, нужна антинаркотическая пропаганда. Нужна помощь алкоголикам и наркоманам. Но это должны быть меры медицинские, психологические, психиатрические, педагогические, социальные и т.д, т.п. Нельзя ликвидировать наркопотребление уголовными методами, в том числе лишением свободы. Это принципиально невозможно. Мы знаем примеры из истории. В Испании в Средние века за курение табака была введена смертная казнь. Ну и что? Избавилось человечество от потребления табака? В Испании перестали курить? Не избавилось. Не перестали.

– И что? Международная концепция борьбы с наркоманией изменилась? Ведь известно, что Глобальная комиссия по вопросам наркополитики под руководством экс-президента Бразилии Фернанду Кардозу призвала к частичной или полной легализации большинства известных видов наркотических веществ. Причем в эту комиссию входят бывший генсек ООН Кофи Аннан, экс-президенты Колумбии, Мексики, Польши, Португалии и Чили.

Безудержная "война с наркотиками" привела только к одному – до беспредела обогатила наркомафию

Яков Гилинский: Начиная с 2009 года, со знаменитого доклада Исполнительного директора Комитета ООН по преступности и наркотикам Севила Атасоя политика изменилась. В этом докладе говорится о том, что эта так называемая "война с наркотиками" – ошибочная политика, которую надо менять. В этом докладе прямо говорится о том, что наркоману место не в тюрьме, а в больнице. Там говорится о том, что эта безудержная "война с наркотиками" привела только к одному – до беспредела обогатила наркомафию. Сегодня мировая наркомафия обладает бюджетом, равным бюджету Швеции, а это не самая бедная страна.

Главное – отказаться от той репрессивной политики, которую проводят в отношении наркоманов в России

После этого наиболее разумные страны немедленно начали менять свою наркополитику. Еще до этого доклада в Нидерландах было разрешено свободное потребление каннабиса. Сегодня марихуана легализована в Чехии, в трех штатах Америки. В Швейцарии существуют парки, где легализовано употребление всех наркотиков. В каждой стране отнеслись по-своему к изменению внутренней наркополитики. В России – и это самое главное – абсолютно необходима, как в Европе, легализация заместительной терапии. После аннексии Крыма, где украинские власти ввели систему заместительной терапии, российские власти ее запретили. В результате погибли более ста человек, лишившиеся возможности проходить терапевтический курс. Но главное – необходимо отказаться от той репрессивной политики, которую проводят в отношении наркоманов в России. Эта политика доходит до анекдотов, когда запрещают марганцовку, а офицеры ФСКН ходят по библиотекам и изымают книги Карлоса Кастанеды. Но анекдоты превращаются в трагедии, когда бизнесменов осуждают за продажу булочек с маком, а раковые больные кончают жизнь самоубийством от боли, не имея возможности получить от врача обезболивающее наркотическое средство.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG