Ссылки для упрощенного доступа

"Никто не ожидал от ИГИЛ такой прыти"


Армия ИГИЛ

Группировка "Исламское государство" выстраивает на захваченных землях на Ближнем Востоке настоящие структуры власти

Группировка "Исламское государство", на Западе чаще называемая ИГИЛ, сегодня превратилась в главную угрозу и пугало мирового терроризма и радикального исламизма. Весь мир уже осведомлен о ее экспансии и мечтах о построении на захваченных землях халифата средневекового типа. Но способна ли она не только по названию, а на деле стать настоящим государством?

На территориях Сирии и Ирака, ей подконтрольных, группировка "Исламское государство" создает суды, налоговые органы, школы и прочие вполне обыденные структуры вроде муниципалитетов, рыбнадзора или автодорожной инспекции. В которых чиновники, согласно информации из опросов местных жителей, якобы не берут взяток. Если вдруг ИГИЛ действительно превратится в функционирующее государство, то сделает ли это еще более сложной вооруженную борьбу с исламистами?

Давид Гартенштейн-Росс, ведущий эксперт американского "Фонда защиты демократий", подчеркивает, что примечательным в феномене "Исламского государства" является целый ряд вещей, и, во-первых, то, что группировка ИГИЛ доказала, что негосударственная структура, опирающаяся на воинственную идеологию и насилие, способна в течение года с лишним удерживать территорию, превосходящую по площади Великобританию:

Некоторое из этих лидеров ИГИЛ уже мертвы, но группировка от этого не стала слабее
Некоторое из этих лидеров ИГИЛ уже мертвы, но группировка от этого не стала слабее

– Никто не ожидал от ИГИЛ такой прыти, когда они появились на свет, и при том, что организация восстановила против себя все государства в регионе. И даже одну великую державу, Соединенные Штаты, которая, как оказалось, не в силах ни запугать ее, ни уничтожить ударами с воздуха. Результат ли это военно-политического искусства ИГИЛ или, скорее, некомпетентности одних его противников и слабой мотивированности других? И то и другое. Вначале исламисты просто смели иракскую армию, доказав, что вооруженные силы государства не могут противостоять их новобранцам, не нюхавшим пороха, но отважным и преисполненным веры в успех. Затем с помощью баасистов, последователей Саддама Хусейна, установили деспотичные, но действенные институты власти, в первую очередь, в суннитских районах, недовольных прошиитской политикой правительства в Багдаде. И если Иран, "Хезболлах" и курды воюют с ИГИЛ всерьез, то США и члены их коалиции делают это спустя рукава. Что заметно уже потому, что они воздерживаются от воздушных ударов по штабу исламистов в их цитадели, городе Ракка, чтобы, не дай бог, не нанести побочного урона гражданскому населению. Хотя в долгосрочном плане такой ложный гуманизм, как правило, ведет только к увеличению числа жертв.

Ложный гуманизм, как правило, ведет только к увеличению числа жертв

По непонятной мне причине коалиция не вооружила и финансово не поддержала группы суннитов в уступленной исламистам иракской провинции Анбар, которые в недалеком прошлом продемонстрировали желание и умение дать отпор "Аль-Каиде", предшественнице ИГИЛ. Не получили надлежащей помощи и курдские отряды "Пешмерга" в северном Ираке. А сейчас мы видим, что Турция под прикрытием бомбардировок позиций исламистов куда с большим энтузиазмом бомбит отряды своих врагов из Рабочей партии Курдистана, самого решительного и стойкого противника "Исламского государства".

Эксперт исследовательской организации Geopolitical Monitor Захари Филингхам обращает внимание на примечательность самого генезиса радикальных исламистских организаций, которые в питательном политическом бульоне современного Ближнего Востока умирают, воскресают, дробятся и сливаются с пугающей скоростью:

– В этом котле осыпаются традиционные механизмы социального контроля, и молодежь из самых разных страт общества устремляется в радикальные движения, побуждаемая к этому кто бедностью, кто революционной романтикой, а кто и низменной тягой к разбою и насилию. Под воздействием войн и мятежей стираются зачастую искусственные государственные границы, что позволяет исламистам посредством пропаганды в мировых социальных сетях вербовать сторонников на Западе, в Закавказье, Средней Азии и Африке. Смена "звезд" на исламистском небосклоне происходит чуть ли не тем же образом, что и звезд шоу-бизнеса: даже мелкие, но разрекламированные успехи на театрах военных действий в Ираке и Сирии, обретение источников финансирования или постановочная жестокость возносят на вершину одни группировки настолько же стремительно, насколько мелкие неудачи отодвигают на задний план их конкурентов. Так, второй человек в ИГИЛ Абу Мухамед аль-Джаулани заносчиво наставляет аз-Завахири, лидера "Аль-Каиды": "Вы – рядовая организация, мы – государство, и поэтому вы должны присягнуть нам на верность", – напоминает Захари Филингхам.

Территории в Ираке и Сирии, либо удерживаемые ИГИЛ более 1 года (красный), либо почти находящиеся под их контролем
Территории в Ираке и Сирии, либо удерживаемые ИГИЛ более 1 года (красный), либо почти находящиеся под их контролем

Война в Сирии, закалившая фундаменталистов-суннитов в борьбе с алавитским режимом в Дамаске; финансовая помощь от монархий Персидского залива, видящих в ИГИЛ противовес экспансионизму шиитского Ирана и его союзников; плюс уход американцев из Ирака и их нежелание возвращаться на Ближний Восток – вот что, по оценке обоих вышеназванных экспертов, является залогом выживания исламистов. А также их все растущих амбиций, распространяющихся на Северную Африку, Сомали, Нигерию. При этом Давид Гартенштейн-Росс отмечает, как трудно поверить в то, что группировка ИГИЛ будет когда-нибудь признана государством:

– Ведь его руководители бросили вызов планетарному миропорядку, объявив себя сторонниками наднационального халифата, империи, по сути, и непримиримыми оппонентами всех национальных государств. Прежде всего, немусульманских или недостаточно мусульманских. Чтобы стать государством, мало контролировать какую-то территорию. Тебя должны признать в качестве такового другие игроки, а они не могут этого сделать, если ИГИЛ изначально не признает их легитимности. Тому есть прецеденты в международном праве: организации, контролировавшие, или поныне контролирующие, значительные по площади территории в Сомали, Шри-Ланке или на севере Мали, не признавались мировым сообществом как государственные образования. К тому же совсем не ясно, сможет ли ИГИЛ удерживать на подконтрольных территориях монополию на насилие – еще одно непременное условие государственности. Напомню: совсем недавно курды отбили у исламистов некоторые районы их столицы Ракки.

Однако Захари Филингхам, наоборот, расценивает перспективу огосударствления ИГИЛ как вполне реальную. Причем, по его мнению, это может произойти в пределах существующих границ, без перекраивания политической карты региона:

– У нас перед глазами яркий тому пример – "Талибан", захвативший власть в Афганистане в результате дестабилизации и экономического обнищания страны в ходе гражданской войны. Афганистан катился в пропасть, и заметная часть населения была готова ради восстановления хоть какого-то порядка принять жестокий режим талибов. Кстати, с позиции сегодняшнего дня кажущийся просто вегетарианским, в сравнении с тем, что делает ИГИЛ. Ничто, по-моему, не противоречит сценарию с построением исламистского государства в одной стране. Мне кажется, многие аналитики недооценивают идеологическую гибкость ИГИЛ. В мусульманском мире накоплена многовековая традиция толкования Корана, и при необходимости фундаменталисты найдут в каноне по крайней мере одну точку зрения, обосновывающую создание своего отдельного государства. В порядке временной меры, предшествующей построению халифата.

Боец группировки "Исламское государство" в городе Ракка, столице исламистов
Боец группировки "Исламское государство" в городе Ракка, столице исламистов

У ИГИЛ есть простор для маневра. Это следствие того, что Соединенные Штаты балансируют между шиитами и суннитами, между Тегераном, с одной стороны, и Эр-Риядом и Анкарой – с другой. Саудовцы же с легкостью разменяют становление раз и навсегда проиранской власти в Багдаде на государство ИГИЛ, равно как и турки предпочтут образование исламистского анклава на своей границе суверенитету курдов. Или выживанию режима Башара Асада. В динамичной ситуации обстоятельства могут сложиться так, что появление государства под эгидой ИГИЛ устроит одного или нескольких ведущих игроков, – считает эксперт Geopolitical Monitor Захари Филингхам.

Если ИГИЛ в самом деле трансформируется в государство, то оно будет вынуждено воевать конвенциально. Способен ли ИГИЛ на это или его удел – сугубо партизанская война? Давид Гартенштейн-Росс, эксперт "Фонда защиты демократий", убежден в том, что группировка "Исламское государство" доказала свою способность воевать классическими методами, например, в боях за важный транспортный узел Кобани на севере Сирии:

– В сражения с курдами было брошено большое количество бронетехники. Но тут ИГИЛ подстерегала опасность: танки и бронетранспортеры, не защищенные средствами ПВО, стали легкой добычей союзной авиации. Этот пробел, однако, восполнить сравнительно легко. Тем не менее стихия исламистов – это партизанская война, которая только в самом конце, когда противник измотан и деморализован, завершается быстрым прямым ударом. Если точнее: ИГИЛ научился быстро переходить от партизанской тактики к открытым фронтальным наступлениям и обратно, в зависимости от обстановки. Таким образом группировка покорила, в частности, иракскую провинцию Анбар.

Массовые захоронения мирных жителей, убитых боевиками ИГИЛ, в одном из освобожденных от исламистов городов Ирака
Массовые захоронения мирных жителей, убитых боевиками ИГИЛ, в одном из освобожденных от исламистов городов Ирака

Есть еще две силы, которые в состоянии противостоять ИГИЛ и о которых не упоминают ни Давид Гартенштейн-Росс, ни Захари Филингхам. Первая сила – израильская армия, которая вооруженными акциями в Синае, Газе, на сирийских Голанах и западном берегу Иордана доказала, что готова действовать упреждающе, – одна либо с помощью Египта или Иордании, – чтобы не допустить закладки и первого камешка в основание государства фанатичных исламистов в районах жизненно важных интересов Израиля. Вторая сила – деньги, и им посвящен недавний сюжет, появившийся на интернет-портале Yahoo. Три женщины – чеченки, прикинувшись джихадистками, выманили у ИГИЛ три тысячи шестьсот долларов, якобы на оплату проезда в Сирию, где они должны были влиться в движение "воинов ислама". Получив "подъемные", аферистки исчезли из социальных сетей. Финансы – грозное оружие, хотя в данном случае не совсем то, что имеют в виду коллеги Захари Филингхама, предлагающие душить исламистов так, как ФБР в свое время душило мафию, – перекрытием каналов денежной подпитки. Согласно материалу Yahoo, за начинающих джихадисток, стесненных в средствах, порой выдают себя и мужчины, открывающие в соцсетях фейковые аккаунты.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG