Ссылки для упрощенного доступа

"Они просто хотят правды"


Поминовение жертв захвата школы в Беслане

Журналист Заур Фарниев – об одиннадцатой годовщине трагедии Беслана и о записи Ульяны Скойбеды

Журналист Заур Фарниев был в Беслане 11 лет назад. 3 сентября, в годовщину трагедии, он написал блог, в котором отреагировал на запись известной журналистки "Комсомольской правды" Ульяны Скойбеды (теперь удаленной и из "Фейсбука" и с сайта "Эха Москвы", где она была перепечатана), в которой утверждалось, среди прочего, что штурм "безусловно, начали наши", а "взрыв внутри школы – это сказочки для успокоения общественности".

Фарниев написал:

"На закуску же, Ульяна Скойбеда оставила самое сладкое. Неназванный сотрудник "центрального аппарата ФСБ (действующий резерв)" вдруг признается: "Штурм, безусловно, начали наши. Взрыв внутри школы – это сказочки для успокоения общественности… Террористы выдвигали невыполнимые и самоубийственные для государства требования: прекратить войну в Чечне. Государство не могло на это пойти, и не могло открыто начать штурм из-за противодействия родителей детей, находящихся в школе. Ни одно государство не ведет переговоров с террористами и не выполняет их требований, это общемировая практика".

Если, не дай бог, подобная ситуация повторится, то смертниками автоматически окажутся все

Правда это или нет – не самое главное в посте госпожи Скойбеды. Основная мысль такая – если что, сейчас уже церемониться никто не будет. И если, не дай бог, подобная ситуация повторится, то смертниками автоматически окажутся все. И террористы, и заложники.

Пусть даже они будут детьми".

3 сентября Фарниев вновь был в Беслане, на кладбище, где похоронены жертвы трагедии. Он говорит, что те события не уходят из памяти:

– Для всех, кто там был, кто хоть как-то был к этому причастен, это на всю жизнь останется переломным моментом. Когда жизнь разделилась, как ни банально это прозвучит, на "до" и "после". 1 сентября я дочку в первый класс отвел, и, казалось бы, праздник, дети, цветы, а из головы не выходило, что это неправильно – когда в Беслане 1 сентября траурные мероприятия начинаются, а в 20 километрах от этого песни, пляски, дети в школу идут... Дети ни при чем, это понятно. Но мое мнение, что надо было как-то сместить эти деньги, чтобы дети в школу шли числа 5 сентября, как сделано в Беслане самом. Я сегодня разговаривал с Ритой Седаковой, представительницей "Матерей Беслана", она входит в Общественную палату республики, и она говорит, что такой вопрос рассматривался, но одобрения это не получило даже на уровне республики. Хотя это было бы правильно.

– Вы сегодня были на кладбище...

– Да, и сегодня на кладбище в Беслане было немного меньше людей... Я поинтересовался, почему нет дедушки шести детей Тотиевых, там из семи погибло шестеро детей, и дедушка приходил каждый день на могилу, – и мне сказали, что он плохо себя чувствует. Кому-то с сердцем плохо, у кого-то давление... Этих людей становится меньше, но все, кто был причастен к этому, хотя бы просто там был, они считают своим долгом приехать каждые 1-3 сентября и отдать дань памяти людям, которые погибли.

– Поговорим о вашем блоге. Вы отзываетесь на ту часть текста, где цитируется неназванный сотрудник центрального аппарата ФСБ, который признается, что "штурм безусловно начали наши, и взрыв внутри школы – это сказочки для успокоения общественности" и так далее. И что нельзя было просто идти на выполнение требований террористов. В самом Беслане есть это понимание или нет?

Беслан очень остро на все реагирует

​– Сложный вопрос... Если говорить относительно того, какое понимание есть, вот когда я возвращался из Беслана, буквально только что, я разговаривал с Ларисой Кудзыевой, это женщина, которая все время, пока была в заложниках, была переговорщиком между заложниками и боевиками. Ей даже автомат приставляли к голове, пытались поставить на колени, но она этого не сделала, и вот этот вопрос в нашем разговоре в очередной раз всплыл, и я ее спросил, действительно ли был взрыв? Она мне сказала, что взорвалось в самом спортзале, именно одна из бомб, которые висели. Это говорит она. Другие говорят, что что-то влетело в зал. Одного мнения нет, и утверждать, что это был спланированный штурм или это не был штурм, а боевики сами что-то взорвали, тут одного мнения нет. И когда кто-то начинает рассказывать, что он точно что-то знает, я не верю. Потому что правды, во всяком случае в ближайшие годы, я думаю, мы не узнаем. А то, что написала Ульяна, – у меня сложилось мнение, зная, что госпожа Скойбеда достаточно приближенный к Кремлю журналист и все, что она пишет, это трансляция того, что хочет транслировать власть, я думаю, что это был точно штурм. Этим хотят нам сказать, что в следующий раз никто церемониться ни с заложниками, ни с террористами, тем более, не будет. Они все изначально, с первой минуты этого условного захвата заложников, не дай бог, конечно, будут уже считаться смертниками. Это мое мнение, я могу, конечно, ошибаться.

– А вообще, в Беслане замечают, когда пишут такие вещи?

Пускай скажут, что был штурм, или скажут, что взорвалась бомба

​– Естественно, это заметили. Беслан очень остро на все реагирует. Люди, которые там живут, которые активны, очень остро реагируют на все, что пишут и говорят о них. И я считаю, что это нормальная реакция, людям важно знать об этом. Такие публикации, как Ульяны Скойбеды, не остаются незамеченными. Я встречался с людьми из Беслана, и они все спрашивали меня: она вообще в себе, эта женщина? Как можно писать такие вещи, не подтвержденные фактами? Каждый из ее доводов можно даже с фотографиями опровергнуть. Хотя там и много репостов, многие ее поддерживают, мол, так и было. Так что Беслан реагирует, он не может не реагировать!

– Вы говорите, что мнения разные. Но чего Беслан боится больше, что является более страшной картинкой – что взорвалась бомба внутри или что штурм начался?

– Я думаю, что им все равно. Ну, все равно – не совсем правильно звучит, но они готовы и к тому, и к другому. Они просто хотят правды! Пускай скажут, что был штурм, или скажут, что взорвалась бомба... Ну, в официальном докладе Торшина было сказано про бомбу, но в это не верят. Потому что есть факты, какие-то вещи, которые люди находили сами и которые говорят об обратном. Но о том, что взорвалась бомба, тоже говорят. Нельзя исключать ни того, ни другого. И людям в таком подвешенном состоянии все равно, было это так или так, а главное, чтобы они услышали правду, чтобы им сказали: вот было так точно! С фактами, с уликами, чтобы не было поводов для домыслов или сплетен. Мне кажется, что им нужна определенность, большего не надо.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG