Ссылки для упрощенного доступа

Авианосец "Адмирал Кузнецов" потерял уже второй самолёт. Заходя на посадку, истребитель СУ-33 выкатился с палубы и рухнул в море. Пилот успел катапультироваться и не пострадал.

Происшествие послужило поводом для шуток и издёвок.

Михаил Крутихин:

- Что все-таки произошло с Улюкаевым? В нескольких словах.
- В нескольких словах? Выкатился за пределы палубы.

Эдуард Надточий:

Летят два кирпича. Один говорит:
- Жаль, погода нелетная. Другой:
- Ничего. Лишь бы человек хороший был.

Катерина Гордеева:

В принципе, я всегда немного верила в инопланетян. Исчезающие один за другим "Прогрессы" или вот эти вот теряющиеся истребители с "Адмирала Кузнецова", мне кажется, скорее, история про каких-нибудь "людей в черном", которые нас таким образом изучают. Ну не может же быть столь великим масштаб у <раздолбайства>.

Аркадий Бабченко:

Реджеп Таип Эрдоган уничтожил один наш самолет.
"Адмирал флота Кузнецов" - два.
Доброе утро.

Александр Сотник:

У пиндосов - самолет-невидимка - полная фигня. Вот у нас - самолет-потеряшка. И ведь хрен найдешь!..

Николай Руденский:

В связи с авианосцем "Адмирал Кузнецов" вспомнился анекдот.
Английский лорд, выехавший с утра на охоту, в середине дня неожиданно возвращается в замок. "Сэр, - спрашивает дворецкий, - вы вернулись за новыми патронами?" - "Нет, за новыми собаками".

Павел Чиков:

Может, они на Кузнецове таран отрабатывают?
Воздушный таран придумали именно русские летчики. Впервые применен штабс-капитаном Петром Нестеровым в 1914 году. Повторен поручиком Александром Казаковым в 1915. Более в Первую мировую никто не осмелился.
В 1937 году в гражданскую войну в Испании советский летчик Степанов впервые совершил ночной таран. Потом советские пилоты успешно применяли воздушный таран в японо-китайской войне 1938 года, на Халхин-Голе в 1939 году, в Финскую кампанию 1940 года.
ВВС других стран таран не поощряли, как вид атаки излишние рискованный для атакующего, и ведущий к неоправданным потерям обученных летчиков.
Зато в СССР только в первый день Великой Отечественной таран совершили 7 пилотов.
В 237 случаях советские лётчики совершали огненный таран, когда подбитый и загоревшийся самолёт совершал таран наземной (скопление войск или техники, объекты инфраструктуры и др.) или надводной цели. Самый известный таран Николая Гастелло.

И вот теперь в ходе глобального вооруженного противостояния российские летчики перенимают традиции и отрабатывают такой прием воздушного боя в Средиземном море.

Как оказалось, причиной крушения стал неисправный трос, который самолёты используют для посадки на короткую полосу авианосца.

Сергей Пархоменко:

Сколько же безграмотных и злобных балбесов сбегались ко мне, когда я полтора месяца назад вспомнил старый текст про то, что из себя представляет «Адмирал Кузнецов», и вывесил на него ссылку с комментариями.

Какие-то еще вонючие лелёки в «Комсомольской правде» грозились меня тогда в газовой камере лечить за то, что я обидел мощь и славу отечественного флота. Потом испуганно терли свои тексты на сайте газеты.

Ну вот упал с «Кузнецова» второй самолет за месяц. Упал просто потому, что порвался трос, за который самолет зацепляется при посадке, чтобы затормозить на очень короткой палубе. Вот этот трос и называется красивым словом «аэрофинишер».

Сейчас выясняется, что это ровно та же самая причина, по которой свалился с палубы в море и первый самолет. То есть эти ***аки просто за месяц не смогли починить как следует эту тормозную систему. Или не захотели, поскольку свято верят во «второй раз в одну воронку». А она второй раз порвалась.

Ну, валяйте, посмейтесь еще. Пообещайте нас всех теперь в печке сжечь. Резинка на «Кузнецове» от этого сама починится, а уроды, которые хотят продолжать делать карьеру при помощи наращивания «русского кулака» в Сирии, поумнеют и успокоятся. Обязательно.

Максим Кононенко:

Мы можем построить космический корабль и ракету, которая его выводит, но из-за неправильно воткнутого кабеля или соринки в камере сгорания всё <к чёрту> падает.

Мы можем построить авианосец и самолеты, которые он несет, но из-за сраного троса финишера всё <к чёрту> падает.

Рогозина жалко. Он старается, конечно, но в конце концов всё упирается в конкретного криворукого <чудака>.

Эдуард Лимонов:

Много денег грохнулись в воду, но на войне как на войне.
Воевать без потерь невозможно. Даже на манёврах потери неизбежны.

Даже и воздушной современной войны без потерь не бывает,так что не нойте !

Особенно, как всегда противны буржуазные либеральные СМИ. Не пропустили упомянуть что "с палубы единственного российского авианосца " упал истребитель. Такое впечатление, что они радуются что единственного и что упал истребитель.

Эх Владимир Владимирович.почему вы такой добрый к ним и плохой к нам ? За что Миронова посадили, и этого с гитарой оберегаете?
Почему не признали, что нацболы начали раскачивать Севастополь в 1999-ом ?

Олег Лурье:

А тем оппозиционерам и прочим маленьким друзьям ИГИЛ, кто продолжает вопить об «уже втором утонувшем самолете», рекомендую взять калькулятор (в айфоне имеется) и посчитать количество потерянной авиации столь милыми их сердцам Соединёнными Штатами. И этот счет, в сравнении с Россией, будет явно не в пользу США. Но нелегкий хлеб надо отрабатывать. Вот эти персонажи и трудятся целый день.

Тем временем, в Алеппо попал под артобстрел российский мобильный госпиталь, погибли врач и медсестра.

Дмитрий Гудков:

Только за сегодняшний день в Сирии погибла российская медсестра, ранены двое российских врачей, утонул российский самолет — это верхушка айсберга, громкие новости. Сколько других наших соотечественников (и не только их) могло погибнуть без внимания прессы?

Ведь даже эти новости пришли по секрету, от западных СМИ, и власти нашей страны просто вынуждены подтверждать: скупо, глухо, сквозь зубы.

Ради чего все это? Каким кровавым медом намазано это Алеппо, что за него нужно воевать? — Имперское величие? Тонкости геополитики? В итоге они оборачиваются смертями — и больше ничем.

Вспомните сейчас все те, кто восхищался тонким ходом — вторжением в Сирию —вспомните и спросите себя: оно того стоило? Стоила жизнь вот этой женщины, которая так и останется безымянной, многоходовочки?

Путин, выведи войска.

Борис Рожин:

Тяжело терять хороших людей, когда дела на фронте так пошли в гору, вот медсестры погибли, а недавно погиб ставший очень популярным в этом году палестинским командир, а сколько еще солдат и мирных жителей погибло, приближая тот день когда Алеппо снова будет свободным. Война неумолимо взымает кровавую плату и особенно обидно, когда хорошие люди погибают накануне победы.

Мир праху погибших.

Ирина Алкснис на сайте "На линии" смотрит на всё беззаботно и даже весело:

Сирийская кампания изначально сосредотачивала в себе самые жуткие кошмары российского общества, связанные с войной – затяжная военная операция на другом конце света, с неочевидными рядовому гражданину целями, большими потенциальными потерями и огромными финансовыми затратами. В общем, всем тем, что для российского общества символизирует война в Афганистане.

Но вместо того, операция в Сирии обеспечила качественный перелом восприятия зарубежных военных кампаний российской армии. Она задала их новый стандарт, который российское общество не просто приняло, но и поддержало.

Ключевыми принципами стали следующее.

1. Бережное отношение к людям

И это не пустые слова. Никогда в истории Россия не проявляла такого бережного – во всех смыслах – отношения к собственным военным. Крайне низкие потери личного состава говорят сами за себя.

При этом для участия в военных операциях привлекаются только люди, выбравшие военную службу своей профессией – контрактники и офицеры. Одна из самых больных тем – служба и гибель призывников в «странных» великодержавных войнах – закрыта.

2. Насколько возможно честное и прагматичное объяснение мотивов военной кампании для общества

Если с южно-осетинской или крымской операцией особых объяснений обществу не требовалось из-за давней эмоциональной связи России с этими регионами, то такие кампании, как сирийская, нуждаются во внятном объяснении для общества в их необходимости. При этом высокие идейные мотивы больше не работают и не выглядят убедительными.

В результате российскому обществу был дан сразу ряд внятных и весьма прагматичных объяснений, зачем Россия влезла в чужую для нее войну на другом конце света: от борьбы с исламистами (что лучше делать не на своей территории) до чисто экономических соображений.

Общество их приняло и признало адекватными.

3. Постепенное внедрение, как в российском обществе, так и за рубежом, установки, что военные операции российской армии за границей вновь становятся обыденной частью мировой политики

Именно с этим связано заметное изменение в информационном освещении действий российской армии. Какой огромный резонанс вызывали первые пуски «калибров» из Каспийского моря или бомбовые удары по боевикам Ту-160 год назад. Как масштабно и подробно с массой деталей освещалась саперная миссия в Пальмире.

Теперь же какие только военные средства не используются в России в Сирии, но никакого ажиотажа это больше не вызывает, это стало привычным: у нас эти калибры/авианосцы/тяжелые бомбардировщики вечно где-то летают/плавают/стреляют/бомбят – это нормально.

В итоге, помимо важных и высоких геополитических задач сирийская операция уже совершила еще один важнейший прорыв. Она вернула российскому обществу истинно великодержавное отношение к военным кампаниям за рубежом – спокойное и прагматичное: если надо и выгодно стране, то почему нет.

По сути, сирийская кампания сняла у России тяжелую психологическую травму войн XX века.

Теперь самый интересный вопрос заключается в том, осознают ли наши геополитические «партнеры» произошедшую перемену и то, насколько значимый новый фактор появился на великой шахматной доске?

Но её точку зрения разделяют не все даже в патриотическом лагере.

Анатолий Несмиян:

Самое время понять - что дальше. Причем не с точки зрения самой сирийской войны - эта музыка будет если не вечной, то еще ооочень долгой, закончится она полным истощением или геноцидом одной из сторон, ну, а финальная цыганочка с выходом - это процесс восстановления страны в условиях полного исчерпания внутренних резервов. Так что здесь даже очень осторожно можно прогнозировать десятилетия перманентной катастрофы. Вопрос: "что дальше" касается России.

В сущности, для нас есть два сценария развития ситуации - война "до победного" или наоборот: заявление о том, что победа достигнута, рейхстаг взят, враг повержен, пора бы и домой. Проблема в том, что оба сценария имеют свои собственные внутренние противоречия.

Первый будет означать для нас афганизацию конфликта. Путин мог говорить искренне, мог по своей привычке врать, но когда он уверял, что всё это ненадолго, уже тогда было ясно - наш главком крепко ошибается. Войти в войну, да еще и чужую - это дело очень непростое. Выйти из нее - почти невозможное. Собственно, мы уже в одну таким вот образом вляпались - на Украине. В 14 году у России была абсолютно уникальная возможность выиграть эту войну, причем именно выиграть - получив политический результат (в виде двух вполне равнозначных сценарных вариантов), переведя ее в разряд войны Отечественной, то есть, касающейся без исключения всех граждан страны. Но Путин сделал всё возможное и невозможное, чтобы сделать народное восстание против наших экзистенциальных врагов чужой для России войной - а в такой войне выиграть невозможно по определению. В ней можно только торговаться. Путин и торгуется - выставляя на торги жизнь миллионов русских, на которых ему глубоко плевать и растереть.

Сирийская война в принципе для нас была чужой, но даже в этом случае мы имели возможность погасить конфликт в зародыше, еще в 11 году. Но - опять та же история. У нас там нет интересов, заявил Путин тогда же - в 12. У нас там нет инвестиций, активов, мы не понимаем, за что там воевать. Торгашеский подход определил всё остальное. Мы и сейчас там, в общем-то, не воюем, а лишь готовим более удобную позицию для торговли. Торгуем, понятно, Асадом и миллионами сирийцев, ну и немножко русскими, которые погибают, чтобы позиции Путина на торгах были более выгодными. Не России, замечу - а Путина. Это всё-таки прямо противоположные вещи.<...>

Второй вариант после Алеппо - заявить о блестящей победе и прекращении нашей операции. Тут, конечно, возникают фантомные проблемы и боли. Во-первых, неизбежно возникнут вопросы типа "А как же ИГИЛ? Разве мы его победили?" Во-вторых, наши базы в Сирии никуда не деваются, и теперь их придется содержать и оборонять. Так что совсем уйти и не воевать уже точно не получится даже в этом случае. В-третьих, нам придется содержать режим Асада хотя бы потому, что любой другой вышвырнет наши базы из Сирии, а это будет потерей лица и альфа-статуса нашего Самца. В общем, этот вариант будет гораздо менее кровавым для нас, но точно не менее дешевым. Не страшно - введут еще пару налогов и повысят остальные. Не друзья же Путина будут платить за этот банкет, если есть русские.

Но сейчас, естественно, в телевизоре главной темой будет грандиозная победа в Алеппо. Мы уже проходили это в Пальмире - концерт, медали "За взятие", вопли по всем каналам. Практическая сторона победы и ее последствия осталась за кадром. С Алеппо, понятно, будет так же.

Главный вопрос все равно остается - а зачем нам это всё? На него ответа нет, а точнее - власть российская его самым тщательным образом избегает. Без ответа на него всё остальное не имеет никакого смысла - но это как раз нормально. Постмодерн совершенно не предполагает поиска истины, его задача - жить здесь и сейчас. От одной программы новостей до другой.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG