Ссылки для упрощенного доступа

Слишком свободный человек


Борис Немцов, задержание на Болотной площади 6 мая 2012 года

Фильмы о Борисе Немцове на "Артдокфесте" обсуждаем с их авторами

“Слишком свободный человек”, “Мой друг Борис Немцов”, "Немцов". Документальный политический блокбастер о России девяностых-нулевых и частная история частного человека. Могла ли Россия пойти другим политическим путем, если бы наследником Ельцина стал не Владимир Путин, а Борис Немцов? Как известный политик девяностых стал главным оппозиционером десятых годов? Немцов не теннисном корте с Борисом Ельциным, в кабинете губернатора Нижнего Новгорода с Геннадием Зюгановым, в Кремле с Борисом Березовским и Владимиром Путиным, на Триумфальной площади с дочерью, в автозаке с Алексеем Навальным.

Продюсер фильма “Слишком свободный человек” Евгений Гиндилис, продюсер фильма “Мой друг Борис Немцов” Макс Туула. По телефону - автор фильма "Немцов" Владимир Кара-Мурза-младший.

В кинофрагментах: Борис Немцов, Раиса Немцова, Жанна Немцова, Алексей Навальный, Михаил Ходорковский, Татьяна Юмашева, Михаил Фридман, Илья Яшин, Альфред Кох, Сергей Ястржембский, Владимир Рыжков и другие.

Ведет программу Елена Фанайлова.

Полная видео версия программы

Елена Фанайлова: Немцов, “Слишком свободный человек”. Премьера этого фильма, сделанного Верой Кричевской и Михаилом Фишманом, состоялась на фестивале “Артдофест”, который проходит сейчас в Москве, Петербурге и Екатеринбурге. Надо сказать, с огромным успехом. Это политический блокбастер из жизни современной России, последние 25 лет жизни Немцова, авторы собрали огромный архив за эти годы. Во многом фильм говорит с нами голосом самого Немцова. Есть еще один фильм, который показывается на фестивале “Артдокфест”, называется “Мой друг Борис Немцов”. Это совершенно другой фильм, это частная история частного человека, с огромным юмором эту историю переживающего.

В студии продюсер этого фильма Макс Туула, а автор фильма Зося Родкевич в Загребе фильм представляет. На связи по телефону будет Владимир Кара-Мурза младший, автор и режиссер фильма “Немцов”, который показывается сейчас в Петербурге. Ожидаем продюсера фильма “Слишком свободный человек” Евгения Гиндилиса.

Я предлагаю начать с трейлера фильма “Слишком свободный человек”, он достаточно наглядно нам рассказывает о том, какие герои там выступают, и как это почти двухчасовое пространство устроено.

Елена Фанайлова: Михаил Ходорковский говорит в финале этого фильма то, что многие, возможно, думали, но сказать неловко: что по сути дела о такой смерти можно только мечтать, по дороге к Кремлю и от пули врага. В этом фильме масса политиков, журналистов, людей бизнеса, так или иначе связанных с Борисом Немцовым. Давайте посмотрим отрывок из фильма, который начинается с рассказа бывшей жены Бориса Ефимовича, Раисы Немцовой.

Елена Фанайлова: Как одно из известнейших лиц в государстве, бывший госслужащий кремлевского эшелона, оказался в такой ситуации, когда сначала его фактически жестко преследовали за оппозиционную деятельность, а потом убили – это, конечно, невероятная история, в фильме вопрос этот тоже поднимается. Я предлагаю посмотреть народную реакцию, мы записали ее после сеанса. Мы задавали вопрос: что неизвестного вам в этом фильме удалось увидеть? Память человеческая коротка, обычно мы последние два года помним, а что было в 90-е годы, народ забывает. И выяснилось, что есть вещи, которые оказались откровением.

​Опрос среди зрителей фестиваля "Артдокфест"

Елена Фанайлова: Харизматичный, любящий людей, обаятельный, настоящая рок-звезда. И критика от старшего поколения, что политики какие-то не такие. У каждого свое восприятие. Я хотела спросить о трех эпизодах фильма, они связаны с хроникой. Фильм состоит из огромного количества хроники, которая была отсмотрена вашей съемочной группой, Вера Кричевская ее выбирала. Там есть много потрясающих моментов. Первый момент – это игра с Ельциным на теннисном корте. Откуда эта пленка?

Евгений Гиндилис: Это самое начало фильма. Мы нашли хозяина корта, он нам предоставил эти материалы.

Елена Фанайлова: Второй момент – это разговор с Геннадием Зюгановым, когда он приезжает к Немцову в Нижний Новгород. Немцов, как выясняется из хроники, прогнозировал победу Зюганову, чего тоже практически никто не помнит. И Немцов говорит, что, может быть, надо было Борису Николаевичу предоставить такую возможность Геннадию Андреевичу. Но когда они встречаются в кабинете, Немцов говорит Зюганову: “Геннадий Андреевич, не выберут вас, никто у меня за вас голосовать не будет”. Из каких источников эта волшебная хроника?

Евгений Гиндилис: Это находка Михаила Фишмана. И вся история с неожиданным поворотом позиции Немцова в ходе выборов 1996 года – это действительно то, о чем и мы сами в каком-то смысле не знали до того, как начали работать над фильмом, открытие, которое произошло в ходе работы. Источников действительно было отсмотрено огромное количество, это и частные архивы, это очень большой массив того, что мы нашли в Нижнем Новгороде, это, конечно, и центральные каналы, с которыми мы работали, и это частные лица. Немцов в данной ситуации является уникальной фигурой, потому что он отснят полноценно на протяжении всех этих лет, и есть огромный массив интервью, которые он давал.

Елена Фанайлова: Иногда даже такое впечатление, что он с нами, что он комментирует хронику текущих событий.

Евгений Гиндилис: Это в значительной степени является стержнем концепции, на которой построен фильм, что в нем вообще нет авторской речи, он целиком построен только на прямой речи самого Немцова или на комментариях его друзей, его оппонентов, людей, которые его хорошо знали. Эти мнения сталкиваются, сталкивается то, что они говорят, с тем, что говорит Немцов, иногда это противоречит друг другу.

Елена Фанайлова: Как Кох написал у себя в Фейсбуке: “Я вскакивал и кричал: что же ты врешь!”.

Евгений Гиндилис: И зритель это видит, чувствует. В этом заключен тот кинематографический аттракцион, который этот фильм предлагает.

Елена Фанайлова: Если можно, еще один кинематографический аттракцион, мимо которого я не могу пройти, его отметили многие люди: это смех в зале, когда появляется пленка, на которой Борис Николаевич Ельцин представляет преемника, Владимира Владимировича Путина. Это официальная съемка или это какая-то частная вещь? Они одеты в свитера, какой-то вид у них дурацкий. Путин дико напуган, у Путина такое лицо: ой, мамочки, куда я попал? Страшно мне.

Евгений Гиндилис: Просто это ранние съемки 1999 года, когда нет этого лоска, когда нет постановочных кадров, которые мы все помним по последним инаугурациям, это совершенно решено в другом ключе, мы видим так, как это выглядело тогда по-настоящему.

Елена Фанайлова: Это по телевизору было или это какая-то съемка служебная?

Евгений Гиндилис: Это новостная съемка, которая была в новостных сюжетах.

Елена Фанайлова: Невероятно. Причем хохотали, как рассказывают коллеги, и в Питере, и в Екатеринбурге ровно в этом месте.

Евгений Гиндилис: Да, это правда, смех во всех трех городах был в одних тех же местах.

Елена Фанайлова: И еще раз, когда Владимир Владимирович Путин появляется, тоже как-то весело было.

Евгений Гиндилис: Нас реакция зала очень воодушевила.

Елена Фанайлова: Давайте вернемся в день премьеры в кинотеатр “Октябрь”. Адвокат семьи Немцовых Вадим Прохоров о своих впечатлениях после фильма.

Вадим Прохоров: Борис Немцов был столь яркий, крайней неординарный, вообще уникальный и глубокий человек, что, наверное, о нем еще очень и очень долго мы будем узнавать что-то новое. Например, очень хорошо показана ситуация, в которой одно из первых лиц страны, без пяти минут президент, в связи с изменением обстановки, политической ситуации, оказывается в рядах радикальной оппозиции и абсолютно гармонично, прекрасно там себя чувствует, становится одной из знаковых фигур этой оппозиции. Сейчас его отсутствие очень сильно ощущается. Фильм замечательный, действительно каждый узнает что-то новое. Я бы сказал так: конечно, Немцов предпочел бы помогать стране выбираться из той ситуации, в которой она оказалась, входя в какие-то властные структуры. Но когда это не удалось, он не стал, как некоторые, менять свое жизненное кредо, менять свои убеждения, менять свои ценности и идеалы, четко занял антипутинскую демократическую позицию. в целом в эту оппозицию, может быть вопреки своим первоначальной воле, вписался вполне гармонично, был неотъемлемой частью современной российской оппозиции, и его отсутствие очень сильно ощущается сейчас.

Елена Фанайлова: Журналист Станислав Кучер, член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека.

Станислав Кучер: Главное, что здесь есть новое – это отношение самых разных людей к нему, которые сейчас оказались по разные стороны фейсбучных и не только баррикад. Все эти люди говорят о нем с восхищением, видят в нем человека с таким достоинством и с чувством чести, равного которому нет вокруг. И эти люди, говоря о нем так, признают его, не потому, что он умер, а потому что это на самом деле так, признают его абсолютный авторитет. Фильм нужно показывать прежде всего молодым ребятам, которые не помнят 90-х, для которых действительно Немцов – это человек, который осуществлял приватизацию, вместе с Березовским разваливал страну, как об этом Путин соврал в эфире. Этим людям нужно показывать фильм, чтобы они увидели и поняли, что это был за человек, с чем он боролся, против чего он боролся и, главное, за что он боролся.

Елена Фанайлова: Глеб Павловский, политтехнолог, человек, который был причастен к переменам в развитии страны с 1999 по 2003 год, руководитель Фонда эффективной политики.

Глеб Павловский: Здесь панорама 90-х. Наиболее сильная часть фильма – это такая визуальная история 90-х, которых как бы нет. Мы живем в состоянии амнезии. Это фильм очень важен с точки зрения ландшафта, который формирует людей, для меня, как для историка, это очень сильно. Не говоря уже о том, что фильм сам очень душевный, это очень трудно снять, между прочим. Он чувствительный, он задевает чувства, и это очень хорошо. Известно, что нет в мире ни одного политика, который бы не потерпел поражение, раньше или позже, поражение почти всегда приходит именно оттуда, из того, что ты выращивал, это почти правило. В этом смысле, если бы они показали Немцова в Чечне, это было бы очень выразительным символом. Правда, я думаю, после этого не показали бы фильм широким экраном.

Елена Фанайлова: Евгений, был же фрагмент с Немцовым в Чечне, но вы вынуждены были сокращать фильм?

Евгений Гиндилис: Это не единственный фрагмент, у нас колоссальное количество материала, естественно, что в эту двухчасовую версию все не могло войти.

Елена Фанайлова: Не было идеи сделать сериал?

Евгений Гиндилис: У нас есть много идей по этому поводу. Думаю, мы будем продолжать работу с этими материалами, они действительно уникальные.

Елена Фанайлова: Вера Кричевская на премьере упоминала, что один из чеченских сюжетов – это встреча с семьей Кадыровых, что совершенно неожиданно в нынешнем контексте.

Евгений Гиндилис: Это эпизод, который вошел в немецкую версию фильма, когда в 2002 году Немцов приезжал в Гудермес еще при жизни Кадырова-старшего, это Конгресс чеченских общин. Он предлагает там публично рассмотреть форму парламентаризма. Это встретило очень негативную реакцию. Собственно, это тот момент, когда Немцов знакомится с Кадыровым-младшим, когда они первый раз увидели друг друга. И таких историй достаточно много, которые остались за рамками этого фильма.

Елена Фанайлова: Я бы сказала, что “Мой друг Борис Немцов” – это совсем другое кино. Если Глеб Павловский говорит, что “Слишком свободный человек” душевный фильм, то “Мой друг Борис Немцов” фильм подкожный просто, потому что камера, с которой работают операторы, так близко к Немцову располагается, что иногда даже неловко. Давайте посмотрим отрывок, когда Зося Родкевич только знакомится с ним. Она молодой журналист, ей 22 года, ему 53. В начале фильма она говорит, что я получила такое задание, мне казалось, что он такой папик, скучный буржуазный парень, а вылилось это в длинную тесную дружбу. Они знакомятся на перроне, он говорит: “Приходи ко мне в купе, у меня там места много. Не бойся, будешь ночевать”. Он уже, бедный, фактически засыпает, а она его снимает в это время.

Елена Фанайлова: Немцов дважды спит в этом фильме, причем похрапывает, в спортклуб ходит, еще и обнимает режиссера так, что камера на шею куда-то вылетает.

Максим Туула: Это настоящее документальное кино, приближение к герою, преодоление границ между героем и зрителем. Я бы сказал, что здесь два героя в фильме: это Немцов и сама Зося. Может быть, я нарушаю конвенции каких-то документальных правил, но я считаю, что именно только так можно было показать Немцова, как живого, настоящего харизматичного человека. Действительно два разных абсолютно фильма, потому что они смотрят на одного и того же человека, героя, с совершенно разных точек зрения. Здесь мы видим немного Немцова как политика, но больше как обаятельного, настоящего живого человека. Если в первом фильме можно посмотреть больше на хронику истории России и роль Немцова как политика последних 20 с лишним лет, то в нашем фильме можно увидеть Немцова как человека. Можно интерпретировать, как бывает в документальном кино, эту фигуру по-разному. Большинство людей видят в нем очень приятного, правильного, морального человека. Но были мнения, что кто-то видел в героях нашего фильма самовлюбленных неприятных людей. Это характерная черта документального стиля нашего фильма, что можете увидеть, что хотите, при желании, суть в глазах смотрящего.

Елена Фанайлова: Там и политическая история тоже есть. Это, по-моему, три командировки: поездка в Вятку на начало процесса Навального, поездка в Ростов, предвыборная кампания в Ярославле.

Максим Туула: Там есть еще и Болотная, и Чистые пруды, много эпизодов. Материала было огромное количество, но Зося выстроила эту историю, чтобы показать его именно как человека.

Елена Фанайлова: Хочу посмотреть еще один фрагмент из этого фильма, который очень перекликается с фильмом “Слишком свободный человек”, где речь идет о преемнике президента. Немцов в фильме “Мой друг Борис Немцов” сам это все прекрасным образом комментирует, занимаясь в спортзале на беговой дорожке.

Елена Фанайлова: Еще один фильм называется “Немцов”, его автор и режиссер Владимир Кара-Мурза-младший на связи из Петербурга. Чему новому вы научились во время работы над фильмом, было ли что-нибудь удивительное для вас, когда вы занимались фильмом и когда вы разговаривали с его героями? Надо сказать, что многие пересекаются с героями "Слишком свободного человека", поскольку это люди, которые входили в близкий круг Бориса Ефимовича и способны о нем свидетельствовать.

Владимир Кара-Мурза-младший: Я с Борисом Немцовым познакомился, начал работать в 1999 году. Весь его нижегородский период, когда он был губернатором, период его работы в правительстве в Москве, когда он был преемником Ельцина – это все было до меня, что называется. В ходе работы над фильмом, в ходе разговоров с людьми, которые были рядом с ним в то время, я узнал, что Борис Немцов был точно таким же, каким его знал я. Это было его важное качество. Его отношение к жизни, его отношение к людям никогда не зависело от политической конъюнктуры, то есть он был всегда одинаковым, и когда он занимал почти высшие посты в государстве, считался преемником Ельцина, и когда он был оппозиционером, которого хватали на митингах, травили, нападали на него: он всегда был человек, который к людям относился как к людям, а не как к функции. Он всегда говорил то, что он думал, он всегда делал то, что он говорил. Он всегда принципы и убеждения ставил выше целесообразности, убеждения друзей никогда не предавал. Вот в этом мне было очень важно еще раз убедиться. А вообще цель фильма моего, я очень надеюсь, что получился портрет человека, каким он был, без вранья, без этой шелухи пропагандистской, клеветы, которой так много вокруг него было в последние годы. Это портрет глазами разных людей, которые были с ним рядом в разные годы, на разных этапах его жизни. Это люди с разными в том числе политическими убеждениями, то есть это и люди, которые причисляют себя к оппозиции, и люди, вполне встроенные в нынешнюю систему. Это тоже для меня было важно: еще раз убедиться в том, что политические взгляды человека и человеческая порядочность никак не связаны. Очень разные люди снялись в этом фильме. Были, конечно, люди, которые испугались, которые отказались. Не очень было приятное открытие: увидеть новую степень человеческой трусости, когда ты боишься сказать доброе слово о погибшем человеке, о погибшем враге власти. Но гораздо важнее было для меня то, что тех, кто мог бы испугаться, не испугались, таких было гораздо больше.

Елена Фанайлова: Немцов очень тепло сказал в последнем отрывке о своих женщинах. Был ли кто-то из его подруг, кто не захотел говорить или не очень хорошо о нем отозвался?

Владимир Кара-Мурза: Во-первых, как вы выражаетесь, подруг у меня в фильме вообще нет, есть Раиса, его супруга, она рассказывает о ранних годах, когда он был физиком, когда он был в Горьком. Потому что вообще очень мало людей сейчас могут рассказать об этом. Проведем сейчас серию показов в регионах, сейчас показали в Нижнем, в Москве, вчера вечером в Петербурге, потом намечен Ярославль, Иркутск, другие города, когда мы все эти показы проведем, этот фильм будет в открытом доступе в интернете, я надеюсь, кто захочет, сможет его увидеть. Еще важно то, что действительно три или четыре фильма снято о Борисе Немцове, даже я был удивлен в хорошем смысле слова, что можно об одном и том же человеке так по-разному снять, они очень разные все получились, и это замечательно, что так много о нем фильмов. Мое главное желание, чтобы люди узнали его таким, каким он был, каким его знал я, каким его знали люди, которые с ним работали, которые были с ним рядом. То есть не карикатурный образ, созданный телевизионной пропагандой за последние несколько лет, а таким, каким был настоящий человек Борис Ефимович Немцов. Я очень надеюсь, что в моем фильме это есть.

Елена Фанайлова: Сквозная тема всех фильмов, может быть, в меньшей степени “Мой друг Борис Немцов” – готовился ли он в президенты, можно ли было ему метить в президенты, и какое-то общее разочарование сейчас, что этого не случилось.

Евгений Гиндилис: Это важный момент, вообще говоря, побудительный момент, который нас заставил за этот проект взяться. Когда произошла эта страшная трагедия, она заставила многих совершенно по-другому на Немцова взглянуть, его переоценить. Мы в какой-то степени почувствовали себя жертвами информационных войн. Наше отношение к Немцову и в конце 90-х, и на протяжении 2000-х, было в значительной степени окрашено той информационной волной, которая вокруг него была. И только когда случилось убийство, мы смогли на него взглянуть совершенно другими глазами. Это понимание, что альтернатива была, что сейчас был последний выстрел в эту альтернативную историю России. Все могло быть иначе, сейчас в этой истории поставлена точка. Это, собственно говоря, в значительной степени заставило меня взяться за этот проект и его вести в течение полутора лет. Потому что, конечно, очень хотелось посмотреть, а могло ли быть иначе. И это и составляет драматургию фильма нашего: да, действительно, был какой-то момент, когда все могло бы быть иначе, с одной стороны. И вторая линия, о которой идет речь: это очищение Немцова от всей пропаганды, которая вокруг него в течение двух десятилетий выстраивалась, и на протяжении 90-х, и на протяжении 2000-х.

Елена Фанайлова: В вашем фильме есть еще одна крайне важная линия: о том, как он был довольно близок с Путиным. Там даже есть кадры хроникальные, когда они сидят и доброжелательно разговаривают. Есть свидетельства очевидцев, которые говорят, что Борис Ефимович настолько умел снимать дистанцию между собой и собеседником, что и с Путиным у него не было вообще никакой дистанции. И это было решение самого Немцова: отодвинуться и уйти в оппозицию. О чем все почти забыли, что СПС на выборах поддерживал кандидатуру Путина, он вполне, казалось бы, всех устраивал. Немцов сам называет в фильме дату, это “Норд-Ост”, 2002 год, поведение Путина в этой ситуации, он говорит о том, что его это резко разочаровало, он решает уйти в оппозицию. Немцов в вашем фильме, Макс, совершенно другой Немцов: это человек, который сам для себя давно от всех стереотипов освободился и просто чувствует себя настоящим оппозиционером, рок-звездой и даже, я бы сказала, раздолбаем. Я права или нет?

Максим Туула: Мы действительно снимали его только в тот период, когда он уже давно освободился от иллюзий и стереотипов. В принципе Женин фильм распадается на две половины: сначала Немцов делает карьеру, а потом он маргинал. Мы фиксировали только период, когда он уже ближе к нашему времени, когда он избавился от всего этого.

Елена Фанайлова: Когда он активный участник протестного движения и выстраивает альтернативную биографию?

Максим Туула: Его любимая поговорка: когда я был маленьким, я был губернатором.

Елена Фанайлова: На самом деле, очень похож Немцов последних лет, и Немцов, которого нам в фильме “Слишком свободный человек” показывают в эпоху его новгородского губернаторства: в нем есть какое-то мальчишество, когда уже никакие авторитеты его не сдерживают, он позволяет себе быть совершенно свободным. Мы представляем текст Алексея Навального, он написал довольно выдающееся произведение у себя в блоге.

Диктор, текст Алексея Навального: Вообще, я сильно сомневался, что может получиться что-то особо интересное. Всё-таки жанр такой, с большим количеством ограничений: головы на экране говорят про Немцова. Чего там может быть нового? Меня самого для этого фильма записывали час, было понятно, что оставят три минуты. Ну и будет таких 30 человек по три минуты. Чего там может быть особо интересного? А оказалось, что двухчасовой фильм “Слишком свободный человек”, снятый Верой Кричевской и Михаилом Фишманом смотрится, извините за штамп, на одном дыхании. Это три фильма в одном:

1. Очень хороший фильм о Борисе Немцове. 2. Очень хороший фильм о том, как только появившуюся в России демократию сломали олигархи и обслуживавшие их медиа. При активном участии чиновников, конечно. 3. Очень хороший фильм о том, как Путин сделал выводы, и основа его рейтинга - контроль над СМИ, в первую очередь при посредничестве тех же олигархов.

То есть это реально очень важный фильм о 90-х годах. Я вот 1976 года рождения, застал и СССР и, вроде, все события политической биографии Немцова помню хорошо, следил за ними, а во время фильма постоянно говорил себе “аааа, так вот почему”. Например, Борис довольно часто упоминал “Связьинвест”, когда я его расспрашивал про 90-е. А я ещё всегда думал, чего он с этим “связьинвестом” жалким носится. Просто частный случай приватизации. Далеко не самый важный. Фигня какая-то. А тут тема раскрыта ключевыми участниками и прямо видишь, как убивали демократию и свободу слова.

Когда мы с Борей ночевали в камере ОВД “Тверское”, я ему рассказывал про проект пункта нашей программы о том, что в прекрасной России будущего сырьевым олигархам и вообще финансово-промышленным группам надо запретить владеть СМИ. И к моему удивлению, Немцов сразу сказал: да, так надо сделать. Вроде он эспээсник, за права крупного капитала и тд. А смотришь фильм и понимаешь: глупо даже удивляться тому, что Немцов поддержал. Ведь его, молодого честного политика, просто месяцами целенаправленно мочили олигархические СМИ всякой фигнёй, пока не обрушили его рейтинг до крайней степени.

«Белые штаны» и «пересаживал чиновников на Волги» вбили в голову до такой степени, что я сам эти белые штаны два раза в интервью помянул. И показывают же этот эпизод в фильме. Ну идёт Немцов. Тёмный клубный пиджак, светлые брюки. Вообще внимания не обратишь. А они (олигархи) неделями и месяцами мочили его за “оскорбительные белые штаны”, потому что он им не отдал этот “Связьинвест” идиотский по низкой цене. То есть “Слишком свободный человек” – это ещё и великолепное пособие по новейшей истории России. На уроках надо показывать.

Ещё очень понравилось, как авторы разговорили некоторых участников, склонных к сдержанным публичным выступлениям. Все обратили внимание на удивительно откровенного Фридмана. Ходорковский как-то даже шокирует немного, сказав то, о чём многие только думали.

Ельцинские “Таня и Валя” – вообще не люблю их, но тут были очень уместны и тоже объяснили важные вещи. Отсутствие в фильме Чубайса в миллион раз красноречивее любых слов, которые он мог бы сказать. Это был первый вопрос авторам из зала на премьере. Короче, крайне рекомендую всем, вне зависимости от политических взглядов.

Елена Фанайлова:. Как разговорили людей? Фридман действительно шокировал всех, он говорит там не всегда приятные вещи, в том числе себя не с очень выгодной стороны показывает и совершенно этого не стесняется. Вы много времени тратили на эти интервью?

Евгений Гиндилис: Здесь важно понимать историю, как мы делали этот фильм, потому что она состоит из двух частей. Мы начали заниматься этим проектом примерно через два месяца после того, как случилось убийство. Его первая часть была снята осенью 2015 года, практически совсем по свежим следам, в том числе интервью Фридмана, Сысуева, Ходорковского. Они все действительно очень искренние, они все говорят о каких-то сокровенных вещах. Мы совершенно не привыкли, чтобы люди такого масштаба так говорили. То же самое касается и Хакамады, и Коха, и Раисы, и Жанны, всех, кого мы сняли тогда.

Елена Фанайлова: Видимо, это настолько было близко, у людей было столько чувств.

Евгений Гиндилис: Это было снято совсем по свежим следам. И это было первый раз, когда они про это говорили. Удача фильма, что он сумел эту искренность поймать. А дальше невероятная удача заключается в том, что материал, который записал Миша Фишман, мы соединили с Верой Кричевской, которая нашла совершенно невероятный ход, которая свою режиссерскую чувственность привнесла в материал. Это очень редкая ситуация, когда аналитическая история, политическая история России рассказана чувственно, и эта чувственность во многом идет от Веры Кричевской.

Елена Фанайлова: Вопрос, который не могу не задать: это тема “Связьинвеста”, которому посвящается много времени в фильме. Это тема неожиданная, потому что, опять же, забыта всеми, что Немцов не только мечтал чиновников на “Волги” пересадить, но он еще с олигархатом пытался бороться, с тем олигархатом, который тогда существовал. В этом смысле был даже немножко предшественником Владимира Владимировича Путина, только Путину удалось одних олигархов поменять на других, одних посадить, отправить за границу, в отставку и так далее, и заменить своими ребятами. Но оказывается, что это была такая довольно наболевшая тема.

Евгений Гиндилис: Конечно. Это один из эпизодов, над которым бились больше всего, было бесчисленное количество монтажей, и степень подробностей много раз обсуждали. Эту историю в результате удалось рассказать так, чтобы ее могли понять люди, которые об этом вообще ничего не знают. Она разложена очень четко по тому, кто, почему, каким образом себя вел. Это действительно ключевой момент всего фильма, потому что это в каком-то смысле начало всей дальнейшей политической интриги. И мы сейчас совершенно иначе смотрим и на то, каким образом вел себя тогда канал НТВ, каким образом Первый канал, и понимаем, к чему это все привело.

Елена Фанайлова: И что такое на самом деле сила пропаганды, о которой мы говорим сейчас, хотя слово “пропаганда” тогда не употреблялось.

Евгений Гиндилис: Кто из этого какие сделал выводы.

Елена Фанайлова: Макс, чего-то не успели спросить, что-то осталось, что не поняли про него или хотели бы узнать о нем?

Максим Туула: Зося сделала фильм практически к моменту убийства Немцова. Она делала фильм не по следам, у нее был сделан монтаж, сидела она, работала над монтажом. Когда она узнала, что это произошло, то совершенно все поменяла, фильм был изменен. В принципе, думаю, что она узнала все, что хотела узнать.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG