Ссылки для упрощенного доступа

В Иркутске развернулась почти детективная история с таинственным исчезновением из центра города памятника архитектуры. На месте старинной деревянной усадьбы Шубиных по улице Лапина, 23а, жители города месяц назад обнаружили лишь кучку бревен. Куда пропала усадьба, выяснить удалось далеко не сразу. Компания, которой принадлежит исторический дом, планирует восстановить его из современных материалов. Подобная судьба может ожидать и десятки других исторических зданий в Иркутске, проданных частным инвесторам.

Пустая земля

Первыми пропажу памятника регионального значения заметили люди, живущие по соседству с ним. В начале декабря они обнаружили на месте старинного дома на улице Лапина лишь пару десятков бревен под небольшим навесом.

Это все, что осталось от памятника архитектуры
Это все, что осталось от памятника архитектуры

– Мы с женой движуху на участке заметили еще в начале октября. До этого было тихо, а тут вдруг люди заходили, техника приехала, – рассказывает иркутянин Дмитрий Разуваев. – Через полмесяца смотрим, а старого дома-то и нет. А ведь до этого постоянно обсуждали и осуждали нерадивых прежних владельцев усадьбы, которые "разрушали" дом, не делая ремонт. Почему же на это буквальное исчезновение дома никто не реагирует?

Здесь стояла старинная усадьба Шубиных
Здесь стояла старинная усадьба Шубиных

​Судьба старинной усадьбы уже давно складывалась драматически. Четыре года назад суд изъял дом у прежних собственников из-за невыполнения обязательств по его содержанию. В декабре 2012 года объект вновь был продан на торгах, при стартовой цене в 288 тысяч рублей он подорожал в ходе аукциона до 2 миллионов рублей.

– При этом иркутский бизнесмен купил только здание, участок земли в лот не входил. То есть для того, чтобы что-то сделать или открыть на объекте, ему дом придется полностью восстановить, – рассказывает историк, автор проекта "Прогулки по Иркутску" Алексей Петров. – Известно, что еще в 2014 году в апреле новый собственник дома Шубиных подготовил все необходимые документы для начала реставрации, однако больше двух лет никаких работ на участке не было. Единственное, что было сделано, – нумерация на бревнах усадьбы.

Историк, автор проекта "Прогулки по Иркутску" Алексей Петров
Историк, автор проекта "Прогулки по Иркутску" Алексей Петров

И вот теперь на пустующем уже участке осталось всего пара десятков этих пронумерованных бревен. Куда делись остальные детали строения, выяснить оказалось не так-то просто.

– Жена как-то на днях заметила на участке женщину. Спросила у нее, что произошло с домом. Та, представившись хозяйкой участка, сообщила, что дом разобрали на бревна, как и планировалось, а потом вывезли их в "Тальцы" на реставрацию. Мол, там уже собрались эксперты для работы, – сообщил живший по соседству с домом-памятником Дмитрий Разуваев.

– Это неправда! Никто нам никакие бревна из старинной усадьбы не привозил. Последние пару месяцев вообще никаких новых поступлений не было, ни единого, – уверяет директор исторического музея под открытым небом "Тальцы" Владимир Тихонов. – По правилам, кстати, дом на Лапина должны были разобрать, промаркировав все бревна, и сложить прямо на территории усадьбы. Причем сделать это так, чтобы материал полностью сохранился в зимнюю непогоду и последующую весеннюю слякоть. А здесь, судя по всему, новый собственник усадьбы Шубиных попросту избавился от останков старинного дома.

Бесценный дом

Дом Шубиных всегда стоял особняком в истории "старого Иркутска". Он считался самым старым памятником деревянной архитектуры в городе и был последним, по оценкам местных историков и краеведов, сохранившимся к нашему веку "горбатым домом", со стороны улицы имевшим один этаж, а со стороны двора – два.

На эту хитрость, придавшую силуэту строения отчетливую "горбатость", владельца вынудил существовавший в конце восемнадцатого века в Иркутске запрет на строительство зданий в два этажа и выше.

Так выглядел "Дом Шубиных" в середине XX века
Так выглядел "Дом Шубиных" в середине XX века

​– Это объект знаковый для Иркутской области. Если бы не его история и особое значение, вопрос с реставрацией можно было бы легко решить восстановлением в новых материалах. Поскольку реанимировать имеющиеся бревна усадьбы – процесс и длительный и чрезвычайно дорогой. Ведь каждое бревно по отдельности нуждается в протезировании и коронковании, когда на подгнившую часть бревна ставят накладку. Безусловно, заменить все бревна новыми было бы намного легче и дешевле. Но это бы кардинально изменило и статус памятника, – рассказывает главный конструктор научно-исследовательского проектно-реставрационного института "Наследие" Игорь Пинайкин.

Историки называют дом Шубиных не ценным, а бесценным.

– Изначально здание выглядело как одноэтажный дом с подклетом, – рассказывает историк Алексей Петров. – В 1800-е годы к нему подстроили деревянный прируб, а также прорубили дополнительные входы в подклет и на основной этаж. Спустя 40 лет высокую крышу дома разобрали, пристроив три дополнительных венца. Также со двора новое поколение иркутян возвело на здании открытый балкон. Так дом стал уже трехэтажным и еще более "горбатым" в профиль. Позже все перемены в облике усадьбы были не столь значительны. Кстати, самых первых владельцев усадьбы, собственно, построивших дом, так и не удалось установить: ни документов на участок, ни проекта дома не сохранилось.

Дом Шубиных – свидетель нескольких веков истории Иркутска. Официальной датой его постройки считается 1781 год. Усадьба уцелела во время самого разрушительного пожара Иркутска в 1879 году. Тот пожар уничтожил почти весь центр города. Дом Шубиных не раз горел в начале 2000-х годов – во время рейдерских захватов земли, бушевавших в центре Иркутска в то время. Памятник в те годы спасло только то, что участок находится под самым боком у ГУ МЧС по Иркутской области.

– Последний пожар усадьба Шубиных пережила в 2007 году летом. Причиной пожара назвали бездомных, поселившихся в доме и неосторожно обращавшихся с огнем. В доме в то время официально уже никто из собственников не жил, – вспоминает глава пресс-службы Валентин Нелюбов. – Дом по соседству с нами отстояли тогда чудом. У нас в главном управлении стекла в окнах от этого пожара раскалились так, что начали лопаться.

Так выглядел "Горбатый дом" после пожара
Так выглядел "Горбатый дом" после пожара

Обнаружив в декабре пропажу дома Шубиных, спасатели МЧС подключились к попыткам горожан обнаружить следы уникальной усадьбы.

Восстановление вместо реконструкции

После долгих совместных поисков история исчезновения памятника архитектуры прояснилась в службе охраны объектов культурного наследия Приангарья.

– Никто бревна от усадьбы в "Тальцы" не увозил. На самом деле реставрация идет, как и запланировано, внутри участка. Не надо волноваться, – сообщили в отделе госохраны памятников архитектуры и оформления охранных обязательств региональной службы. – Уверяем, все работы на территории усадьбы Шубиных контролируют и представители нашей службы, и авторы проекта реставрации.

Табличка указывает на то, что здесь идет "реставрация объекта культурного наследия регионального значения"
Табличка указывает на то, что здесь идет "реставрация объекта культурного наследия регионального значения"

На вопрос о том, где же в таком случае находятся остатки разобранного дома, в службе охраны объектов культурного наследия региона рапортовали, что в небольшой куче бревен, собранных на участке и заключается все, что "удалось спасти из дома Шубиных".

– Только треть материалов старой постройки годится для использования повторно. Причем все более-менее сохранившиеся бревна исключительно из наружной части дома, стены сруба, – объясняет глава отдела госохраны памятников архитектуры и оформления охранных обязательств службы охраны объектов культурного наследия Приангарья Виталий Соколов. – К примеру, перекрытия усадьбы сгнили вообще полностью, так как последнее время там не было крыши, а они, как правило, самые уязвимые детали постройки. Углы дома тоже все сгнили – их держала исключительно боковая поддержка, а при разборе они рассыпались. Лучше всего в доме сохранился фасад здания с восточной стороны, обращенный во двор, поскольку там не бушевали так часто пожары, к тому же он был собран из полутораметровых в поперечнике бревен. Для сравнения: антресольный этаж, который даже срубили позже, но из бревен меньшего диаметра, обгорел, а после долго простоял под открытым небом, сохранился в гораздо худшем состоянии.

– Бить во все колокола по поводу усадьбы надо было раньше, пока дом был еще в удовлетворительном состоянии, а не руинами, как месяц назад, – заявляет автор проекта реставрации памятника Игорь Пинайкин. – Вот если бы здание хотя бы покрыли временным настилом, что обошлось бы в копейки, дом удалось бы спасти процентов на 80. А теперь восстанавливаем из чего можем.

В компании-собственнике дома Шубиных, ООО ТСК "Элитстрой", поясняют, что начать реставрацию вовремя им помешали бюрократические проволочки, затормозившие процесс согласования проекта как минимум на два года.

– Подготовка документации для проекта реставрации, потребовавшая многочисленных согласований, отняла у нас все время с момента аукциона, – признается директор ООО ТСК "Элитстрой" Игорь Пятаев. – В этом вся причина задержек, а не в якобы финансовой несостоятельности компании.

Однако защитники иркутской старины утверждают, что проблемы с реставрацией дома Шубиных возникли не только из-за потерянного времени, но и из-за желания нового собственника удешевить проект.

– Разница составит десятки раз. То есть найти подходящее по диаметру свежее бревно и обработать его стоит грубо 5–10 тысяч [рублей], восстановить старое и подготовить его ко "второй жизни" обойдется уже в 100–200 [тысяч рублей], – говорит архитектор Владимир Литвин. – Я вижу в этом подходе желание нового собственника заплатить 1 миллион вместо 20. И запустить объект не через пять лет, а через год-полтора. Вот и вся арифметика.

Владимир Литвин
Владимир Литвин

Так или иначе, уже очевидно, что реконструированная усадьба будет сильно отличаться от оригинала.

Для восстановления иркутских памятников понадобится как минимум годовой бюджет города

– По проекту реставрации, одобренному службой по охране объектов культурного наследия, более чем 60% материала планировалось использовать от исходника, – говорит доктор исторических наук Сергей Ипатьев. – Это ведь совсем другой статус объекта, нежели усадьба, лишь на треть состоящая из оригинальных материалов. Безусловно, это не позволит авторам проекта (институт "Наследие") исполнить данное год назад иркутянам обещание "представить дом Шубиных таким, каким он выглядел в конце девятнадцатого века". Но обиднее всего знать, что причина такого "компромисса" – банальное желание сэкономить и время, и деньги.

При этом все эксперты признают, что участие частных лиц или коммерческих организаций в деле восстановления памятников неизбежно, поскольку государство с этим явно не справится.

– Объектов культурного наследия и памятников истории и культуры в России насчитывается около 100 тысяч. Еще полторы сотни тысяч стоят на госохране как объекты культурного наследия. В одном только Иркутске число деревянных памятников превышает 700, – приводит цифры Владимир Литвин. – Понятно, что быстро и слаженно отреставрировать столько зданий, большая часть которых уже находится в крайне удручающем состоянии, государство не сможет. А время в этом деле очень дорого. К примеру, для иркутских памятников, мы как-то считали с коллегами, для восстановления понадобится как минимум годовой бюджет города. В принципе, другие страны активно используют опыт государственно-частного партнерства, и зачем изобретать велосипед. Проблема же не в самой идее, а в ее исполнении: сейчас нет эффективного контроля за инвестором и серьезного наказания за его просчеты или хитрости. А так-то все предприниматели не дураки сэкономить.

В Службе охраны объектов культурного наследия Приангарья признают, что по действующему законодательству власти не могут вмешиваться в процесс реставрации и отбирать объект восстановления до тех пор, пока срок, отведенный на его ремонт, не истечет полностью. Большим достижением работники службы охраны считают тот факт, что в 2012 году им удалось отобрать объект у предыдущего нерадивого собственника, частной фирмы, которая за более чем три года сделала только обследования и замеры объекта. По словам руководителя службы по охране объектов культурного наследия Приангарья Евгения Корниенко, это изъятие хотя бы создало прецедент, который должен способствовать в дальнейшем спасению подобных домов-памятников регионального значения.

– Мы сейчас оцениваем весь опыт с усадьбой Шубиных. Будем брать его на вооружение, учтя все недостатки. Сначала, правда, посмотрим на то, как пройдет работа над этим объектом, а после сможем говорить о реконструкции остальных домов-памятников, которые пока без ремонта рушатся, – объясняет Корниенко.

По словам чиновников, в области уже составили первоначальный перечень из десятка подобных памятников: к примеру, дом на перекрестке улиц Карла Либкнехта и Дзержинского, доходный дом Пророковой на бульваре Гагарина, и дом-памятник регионального значения, расположенный по улице Карла Либкнехта, 45. Все эти памятники архитектуры сейчас числятся в собственности физлиц или частных компаний, которые обязались эти бесценные объекты восстановить. Вскоре список таких проданных в частные руки на условиях восстановления памятников архитектуры власти обещают пополнить новыми зданиями. На вопрос о том, сложится ли их судьба удачнее дома Шубиных, чиновники разводят руками и сетуют на несовершенство законодательства.

Коллеги сотрудников областной службы по охране памятников из городской администрации говорят, что избежать уничтожения памятников частными инвесторами все-таки можно одним очень действенным приемом.

– Наше агентство развития памятников Иркутска отношения с инвестором строит несколько иначе. Все работы оплачивает сам предприниматель, но до окончания реставрации памятник остается на балансе агентства, что позволит чиновникам отслеживать все процессы ремонта, на которые теперь закладывается не более 3 лет, – говорит руководитель агентства Ирина Кравец. – Только после ввода памятника в эксплуатацию инвестор сможет оформить право собственности на объект. То есть предпринимателям невыгодно затягивать сроки ремонта и доводить старинные дома до состояния руин, как это происходит с теми из них, которые были проданы с обременением. Мы в свою очередь тоже идем на уступки инвесторам. К примеру, даем рассрочку по выплате всей выкупной стоимости памятника. Но при этом и сами активно участвуем в процессе: выбираем подрядчиков с лицензиями на все виды работ и сами же принимаем работу у каждого из них.

По этой схеме агентству развития памятников уже удалось восстановить два сруба по улице Байкальской, на очереди – усадьбы Горячкиной и дом губернатора Цейдлина на улице Рабочего Штаба. За три года существования агентство помогло восстановить уже шесть памятников Иркутска, порядка 20 – в процессе.

Однако многим памятникам, которые уже перешли в собственность инвесторов, признают чиновники, незавидной участи, видимо, не избежать. Их собственники, как правило, брали лот из-за дорогой земли под домом, и теперь просто ждут, когда строение сгорит или рухнет окончательно, чтобы его исключили из реестра объектов культурного наследия. Поэтому история любимого многими в Иркутске "горбатого дома" Шубина может повториться еще со многими памятниками архитектуры.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG