Ссылки для упрощенного доступа

На этой неделе в сети часто встречается одно известное имя.

Всё началось с того, что сетевое издание The Insider решило завести новую рубрику, которую бы и вёл Андрей Бильжо: "Диагноз недели". Будет ли рубрика продолжена, мы не знаем, но её первый выпуск точно был резонансным:

Сейчас я расскажу страшную, крамольную вещь, которая взорвет интернет и меня, но, слава богу, я сейчас нахожусь далеко. Я читал историю болезни Зои Космодемьянской, которая хранилась в архиве психиатрической больницы им. П.П. Кащенко. В этой клинике не раз лежала до войны Зоя Космодемьянская, она страдала шизофренией. Об этом знали все психиатры, которые работали в больнице, но потом ее историю болезни изъяли, потому что началась перестройка, стала просачиваться информация, и родственники Космодемьянской стали возмущаться, что это оскорбляет ее память. Когда Зою вывели на эшафот и собирались повесить, она молчала, хранила партизанскую тайну.В психиатрии это называется «мутизмом»: она просто не могла говорить, так как впала в «кататонический ступор с мутизмом», когда человек с трудом двигается, выглядит застывшим и молчит.

Этот синдром был принят за подвиг и молчание Зои Космодемьянской. Хотя, на самом деле, она наверняка была смелой, и для меня как психиатра и человека, который очень сердечно относится к душевнобольным, понимая их страдания, это ничего не меняет. Но историческая правда такова: Зоя Космодемьянская не раз лежала в психиатрической больнице им. П.П. Кащенко и переживала очередной приступ на фоне тяжелого мощного потрясения, связанного с войной. Но это была клиника, а не подвиг давно болевшей шизофренией Зои Космодемьянской.

Хотите верьте, хотите нет, но мы по-прежнему живем в мире мифов, которые стали называться «фейками», и теперь отделить одно от другого очень трудно. А для историков это очень интересная работа, потому что препарировать, отделять миф от исторической правды — увлекательный процесс, в этот момент историки становятся похожими на хирургов.

Предугадать реакцию на этот текст было несложно.

Дмитрий Орлов:

МЕРТВЫЕ СРАМУ НЕ ИМУТ. ОСРАМИЛИСЬ - ЖИВЫЕ. Зоя Космодемьянская приняла в ноябре 41-го в деревне Петрищево мученическую смерть от рук нацистов. Перед казнью она произнесла яркую антифашистскую речь. Это исторический факт, подтвержденный множеством свидетельств. Рота "панфиловской" дивизии приняла бой у разьезда Дубосеково и сдержала ценой жизни натиск мощного соединения вермахта, которое пыталось осуществить прорыв советской обороны с помощью танковой атаки. Это также факт, а не миф. Психиатры, ставящие диагнозы на основании слухов через 75 лет после события, вряд ли заслуживают доверия как медицинские специалисты. Еще меньшего доверия заслуживают "военные стратеги", не имеющие ясного представления о поле боя под Дубосеково. Мертвые сраму не имут. Осрамились - живые.

Александр Дюков:

Почему Бильжо - лжец, разъясняю кратко.

1. Бильжо заявляет, что читал историю болезни Космодемьянской в архиве больницы им. Кащенко.

2. Космодемьянская проходила лечение не в больнице им. Кащенко, а в больнице им. Боткина, о чем имеется справка, сохранившаяся в фондах РГАСПИ.

3. Истории болезни хранятся в архиве того лечебного учреждения, в котором проходил лечение пациент.

4. Срок хранения историй болезни пациентов для стационаров согласно инструкции Минздрава СССР "О ведении медицинских архивов в лечебных учреждениях Союза ССР" от 30 сентября 1949 г.- 25 лет.

Соответственно, для того, чтобы прочитать историю болезни Комодемьянской, Бильжо должен был не позднее января 1966 года (то есть в 12-летнем возрасте) проникнуть в архив больницы им. Боткина и получить письменное направление начальника отделения больницы для работы с историей болезни.

И даже если мы предположим, что это ему каким-то образом удалось, мы все равно сталкиваемся с тем, что это - архив больницы им. Боткина, а не архив больницы им. Кащенко, как публично врет Бильжо.

Тарас Бурмистров:

Оговорка «подиум» в речи Бильжо характерна. У этого мира в последнее время какой-то болезненный сдвиг на славе и известности.

Мелкие уголовники (вроде мучителей животных) добросовестно выкладывают в интернет весь свой состав преступления, очень удобно для следственных органов. Философ Кантор изошелся злобой и завистью к похоронам Моторолы. Много людей пришло, а вот к Кантору на выставку почему-то нет очередей.

«Когда Зою вывели на подиум и собирались повесить» - совершенно в том же ряду. «Блистала на подмостках», да. Публика собралась - значит театр. И более успешный, чем у Бильжо (раз до сих пор вспоминают) - ну как тут не поставить на место.

Алексей Паевский:

А кто из моих френдов одобряет маленького психа и просто вруна с ключиком? Который по фамилии Бильжо. Вы же выпилитесь сами, да?

Я очень на это надеюсь.

Дмитрий Михайлин:

Война - это страшно и жестоко. Да, во время войны уничтожают свои собственные деревни, в которых живут русские люди, чтобы осложнить жизнь врагу. Да, во время войны расстреливают людей, вставших на защиту своих домов - для этого они должны были вступить в сотрудничество с врагом (специальное расследование доказало, что это было именно сотрудничество). И так далее.
Но все эти рассуждения не имеют никакого отношения к Зое. Она была 18-летней девочкой, выполнявшей приказ. Ещё раз: 18-ЛЕТНЕЙ ДЕВОЧКОЙ.
Сомневаться можно во всем - на то нам и мозг, чтобы сомневаться. Но, когда взрослый мужик пишет о судьбе 18-летней девочки, над которой издевались и которую пытали так, что об этом невыносимо даже думать, и над телом которой фашисты продолжали измываться даже после смерти, первое, в чем надо усомниться - это в себе. А ты смог бы вести себя так же, как она? Вполовину так? На 1 процент так?

Ольга Туханина:

Понимаете, в чем дело: свобода слова хороша, а травить людей за их даже <идиотские>, подлые и негодяйские слова - плохо.

Но есть прекрасный способ выразить свое отношение. Тот самый, о котором нам долго нашептывали наши либеральные творцы. Рубль. Доллар. Кошелек.

Бильжо сказал то, что сказал. ОК. После этого должен был вмиг опустеть "Петрович". После этого музыканты, которые там выступали, должны были шарахаться от этого заведения, как от зачумленного барака. После этого ни одно издание, которое себя уважает, не должно было публиковать этого человека - для выражения своего мнения есть интернет и те издания, которые себя не уважают. И т.д., и т.п. Рекламодатели должны отказываться, творческие вечера должны отменяться. Конец любой карьере.

Вот это вот психиатрия, которая реально прочищает мозги. Однако у нас такие механизмы пока не работают в полной мере. Очень жаль.

Захар Прилепин написал колонку для сайта РЕН ТВ:

Давно пора смириться с тем, что настойчивую попытку "десоветизации" "вата" понимает как разрушение святынь.

Любое хамство в адрес святых и воинов той эпохи рассматривается русскими (в самом широком смысле — русскими) людьми как святотатство, как танец на могилах самых близких, самых дорогих, самых важных людей.

Представители либеральной общественности вот уже четверть века требуют от нас покаяния: за все действительные и мнимые прегрешения XX века.

Причём покаяние должно произойти по какому-то их сценарию, который тот же самый Бильжо в компании, скажем, Ганапольского для нас придумает.

Чтоб все мы, к примеру, на коленях проползли от Магадана до Соловков, а они за нами присматривали и погоняли иногда.

Однако им никак не придёт на ум очевидная вещь: то, как относятся русские люди к Великой Отечественной, индустриализации и рывку в космос — это и есть форма покаяния.

Потому что покаяние — это служение и память.

Дмитрий Стешин пишет для "Комсомольской Правды" (с типичным для издания заголовком "Тест на полицая"):

Если бы Андрея Бильжо били несколько часов, потом изнасиловали - много раз, потом поводили голого по морозу и вырвали ногти, он бы «на подиуме», под петлей, впал бы «кататонический ступор с мутизмом» или держался бодрячком и шутил?

Но, скорее всего, до этого бы просто не дошло. Полагаю, было бы рассказано все, о чем упорно молчала Зоя. И нашлось бы для этого множество причин, как находили их для себя те, кто сотрудничал с врагами. Тут тебе и «людоедский советский режим, «немцы–культурная нация», «простых людей немец не обижает, только коммуняк» и «наконец-то порядок будет – заживем». Все эти мантры существовали задолго до понятия «окно Овертона», и все их уже знают наизусть – кому-то из современников протолкнули в сознание через это «окошко». А кто-то взял, и уже родился патологически-нормальным человеком, для которого за Родину умереть – шизофрения.

А вот редакторская колонка Боруха Горина в журнале "Лехаим":

Конечно, они были ненормальные.

Они все были ненормальные. Те, кто шли безоружными на вооруженное до зубов чудовище.

Нормальными были выходящие с хлебом-солью. Те, кто радовался, что “теперь заживём”. С танцульками и белокурыми парнями. Может, потом с собой увезут, в какой-нибудь Баден-Баден.

Да и те, кто, стиснув зубы, терпел оккупантов, тоже понормальнее были.

А эти – ненормальные. И было их в оставленных городах и сёлах совсем мало. Нормальных всегда больше.
И жизнь они отдали почти зря. Военного эффекта никакого.

Но. Вечная слава этим ненормальным. Русским, белорусам, полякам, сербам, французам, голландцам. Всем, кто спас честь человечества. Нормального.

Большой текст написал на своём личном сайте Марк Солонин:

Врачи не обсуждают публично истории болезней пациентов. Это элементарное, общепринятое требование врачебной этики. Ни история болезни, ни диагноз, ни прогноз, ни сам факт обращения к врачу-психиатору не должен быть разглашен. Это я уж не говорю про то, что никаких копий упомянутого документа, вообще никаких признаков его (документа) существования г-н Бильжо не привел и никогда не приведет.

Да, бывают исключения из правил: граждане, нанимающие себе на службу президента, имеют право спросить о состоянии здоровья того, кому они доверят власть, деньги, право начинать войну, награждать и миловать - но здесь совсем другой случай. Зоя на должность президента не претендовала и в отличие от Жанны Дарк (которая и не скрывала, что "слышит голоса"), возложить корону на голову одного из претендентов не дерзала.<...>

"Петрищево - это наша русская Голгофа". Так сказал недавно министр Мединский, и в этом он был совершенно прав. Евангельская Голгофа - не место подвига. Голгофа - это место страдания, ужаса, смерти. Может быть, когда-то в будущем, когда наше общество повзрослеет и выздоровеет, там, в Петрищево поставят монумент памяти и скорби и на холодном мраморе золотом запишут имена ВСЕХ погибших. А сегодня всякий, кто берется хоть единым словом прикоснуться к этой теме, должен сто раз спросить себя: как ты это делаешь, для кого ты это делаешь, зачем ты это делаешь? Что есть твое желание "взорвать Интернет" мелким и мерзким скандалом рядом с величайшей трагедией народа?

Олег Кашин:

Даже Солонин не выдержал, круто.

Сергей Худиев:

Один нехороший человек сказал несомненную гадость. Толпа хороших людей его линчует. От этого сложные чуства - с одной стороны, и человек нехороший, и гадость несомненная, а с другой - когда все хорошие люди как один человек... Стремно как то.

Настасья Иванова:

Тут на днях плохой карикатурист Бильжо пытался оскорбить Зою Космодемьянскую диагнозом, которого у нее не было. Наврал, что видел ее медицинские документы, соврал про ее молчание перед казнью, но не суть.

Вот у Жанны д'Арк, судя по всему, была классическая подростковая шизофрения - видения, сверхценные идеи, уверенность в своей избранности и проч. Это как-то уменьшает ее заслуги? Да ничуть, даже больше скажу, вряд ли нормальный здоровый человек смог бы проделать ее путь, да еще в столь юном возрасте.

А Бильжо правильно из психиатров ушел, нечего ему в этой области делать.

Алексей Ковалёв:

Я стараюсь не встревать в такие глупости, но я почитал Бильжо и это правда отвратительно - как будто шизофрения как-то негативно характеризует человека. Нельзя стигматизировать душевные заболевания, фу.

Лев Симкин:

Его пример другим наука

Безотносительно к моральной стороне, случай Бильжо лишний раз подтверждает справедливость обвинений в поверхностности, издавна предъявляемых интеллигенции. В наши дни достаточно нескольких кликов, чтобы дотянуться до правды или хотя бы понять степень достоверности тех или иных сведений. Тем не менее, ради красного словца многие по-прежнему готовы пересказывать любые вычитанные истории.

Впрочем, за этим как раз не заржавело. Российское военно-историческое общество (тесно связанное с министром культуры Мединским) пошло в прокуратуру.

Виталий Третьяков:

Нужен научный (медицинский) эксперимент
РВИО просит прокуратуру проверить правомерность утверждений г-на Бильжо. А я предлагаю - с учётом того, что Бильжо в своих утверждениях выступает, по его собственному свидетельству, как медик (психиатр), провести научный эксперимент, а именно: подвергнуть Бильжо всем тем действиям, которым гитлеровцы подвергли Зою Космодемьянскую (с его добровольного согласия, естественно, и кроме казни, разумеется). И в зависимости от того, как в этом случае поведёт себя г-н Бильжо, компетентная научная (медицинская, с включением психиатров) комиссия либо признает его правоту, либо отвергнет её. Уверен, что именно наука должна в данном случае сказать своё веское слово.

Кирилл Шулика:

Вот что у людей в голове, если они хотят бегать с приговором суда Бильжо и рассказывать, что Зоя Космодемьянская не болела шизофренией?

Я вообще очень пугаюсь, когда начинаю думать о том, что мы оставим нашим потомкам в учебниках истории.

Кстати, об учебниках истории. Для других комментаторов этот же случай стал поводом поговорить о тактике выжженной земли, осуществляя которую и погибла Космодемьянская:

Михаил Соколов:

Приказ Сталина о поджогах домов мирного населения был безумным. Он был и прагматически ненужным, хотя бы с учетом предстоявшего зимнего наступления. Отправка таких "диверсантов", которые никакого существенного ущерба нанести не могли, была очевидной глупостью. Больше пользы было бы от них где-нибудь в госпитале. В каком психическом состоянии была героическая жертва этих решений мы уже вряд ли узнаем. Желающие обсуждать диагноз исторической фигуры могут это делать. Обсуждается же паранойя Сталина или безумие Людвига Баварского.

Павел Шехтман:

Вообще, когда говорят о Зое Космодемьянской, совершенно не говорят о главном. Ни апологеты, ни обличители. Зоя Космодемьянская, при всех своих проблемах с психикой – честная, искренняя и отважная девушка, героически выполнявшая бессмысленный и преступный приказ и героически погибшая. А главное – режим, который обращался с людьми, как с расходным материалом. И все-таки был у режима неисчерпаемый человеческий фонд, если на смену погибшим Зоям Космодемьянским и Лизам Чайкиным приходили новые и новые.

Михаил Пожарский:

В истории с "шизофренией" Зои Космодемьянской важно напомнить то, за что собственно ее казнили. Все говорят так, будто бы она против немцев сражалась. В действительности же она поджигала дома своих соотечественников, обычных советских граждан, обрекая, тем самым, либо на смерть при пожаре, либо на смерть от холода. Придумала она это не сама, конечно - так предписывала советская доктрина выжженной земли, в рамках которой уничтожались населенные пункты на каком-то там расстоянии от дорог. Конкретно Космодемьянская была поймана, когда подожгла один дом с немцами и несколько домов с советскими крестьянами. Вероятно, если бы ее не казнили немцы, то линчевали бы благодарные соотечественники.

Это, собственно, штрих к моральной стороне советской власти, которая посылала индоктринированную комсомольскую молодежь воевать против собственного гражданского населения, лишь бы чуть-чуть осложнить жизнь немцам. Шизофрения - это крайне условный диагноз. И можно представить себе насколько условным он был в 40-ые годы в СССР (могли ставить вообще всем подряд, с кем "что-то не так"). Но, если Зоя действительно была больным человеком, то это снимает с нее меру личной ответственности за содеянное и оставляет сугубо ответственность советской власти, превратившей больного человека в живое оружие с суицидальной миссией.

Таким образом, все сказанное Бильжо - оно вовсе не очерняет облик Космодемьянской, а, наоборот, обеляет. Переводит ее из разряда агрессоров полностью в категорию жертв. Среди жертв СССР поминать следует и таких вот молодых и горячих, кого советская власть обманом превратила в убийц собственного народа.

Алексей Синельников:

Очень хорошо, что памятники Зое Космодемьянской стоят у нас в каждом городе - я бы поставил перед каждой школой.
Чтобы каждый мог привести к ним за руку своих детей и сказать:
- вот это девочка, которая в 18 лет осталась до конца верной воинской присяге и согласно приказу совершала бессмысленные и самоубийственные действия. Ее поймали и выдали немцам свои же крестьяне, чьи дома она пыталась поджечь. Ее пытали и повесили почти голую, с уже отмороженными ногами.
- человек, который после трехдневной подготовки отправил ее за линию фронта с неисправным пистолетом, бутылкой водки, примитивными зажигательными устройствами и абсурдным заданием - этот человек не только не понес никакого наказания, но напротив - именно с этого момента он начал делать стремительную карьеру, благополучно прожил долгую и счастливую жизнь, в 1961 году отдал приказ расстрелять голодных рабочих в городе Новочеркасске, в 1974 требовал ареста писателя Солженицына, врал и предавал напропалую и умер 1994 на мягкой и теплой постели.
- поучительный смысл этой истории - мог бы тогда сказать каждый родитель своим детям - состоит в том, что прожить жизнь надо так, чтобы ни один шелепин никогда и ни при каких обстоятельствах не мог тебе ничего приказать.

Всеволод Чернозуб:

Прочитав в интернетах, что Бильжо оскорбил Зою Космодемьянскую, я сперва подумал: "Всё, это приступ коллективного безумия с психиатром в главной роли". Однако ради этого поста стоило и такую дискуссию начать.

Сам Бильжо в итоге дополнил свою статью в The Insider:

Думаю отвечать — не отвечать?
Несколько слов, пожалуй скажу. Тем, кто размышляет, конечно, самостоятельно.
Не тем, кто считает, что победа только его.
Я всегда, как сын фронтовика, прошедшего всю Великую Отечественную Войну на Т-34, относился к победе в ней более чем свято.
Однако считал, как и мой отец, что войну нельзя романтизировать. Мифы возможны во время войны, но не потом.
Война — это трагедия, кровь и грязь. И трупы ,трупы, трупы.
Помнить надо, но правду. И только ее!
За многими подвигами стояло предательство, трусость и глупость
Высоту часто брали, чтобы отрапортовать. Людей было не жалко.
Генералов эвакуировали и они бросали своих солдат

Теперь про Зою.
Я ясно сказал, что ее подвиг остается подвигом, не взирая на то, что она лежала в Кащенко. А это факт. Для меня, как бывшего психиатра, это еще больше, чем подвиг.
Болезнь это не недостаток человека.
Но это для тех, кто умеет читать. И понимать прочитанное.


Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG