Ссылки для упрощенного доступа

В Ленинградской области жители поселка Саперное Приозерского района готовы перекрыть федеральную трассу "Сортавала", если их коммунальные проблемы в ближайшее время не будут решены. В них они винят власти, а также субподрядчиков своей новой управляющей компании, которую связывают с "кремлевским поваром" Евгением Пригожиным.

Саперное – это военный городок, только три года назад утративший статус закрытого. В нем три тысячи жителей, большая часть которых – бывшие военные и их семьи, и сейчас эти люди доведены до отчаяния. В ноябре – начале декабря температура в квартирах колебалась от 2 до 12 градусов тепла, и люди, потеряв терпение, заявили, что готовы перекрыть автотрассу. Видимо, местное начальство осознало серьезность их намерений, потому что глава администрации Ромашкинского поселения Приозерского района Сергей Танков и глава совета депутатов Валентина Смирнова официально известили президента страны Владимира Путина, министра обороны Сергея Шойгу и генерального прокурора Юрия Чайку о готовящемся бунте.

Саперное лихорадит уже около двух лет. Сначала людям досаждала своей плохой работой управляющая кампания "Славянка", но она уже растворилась в пространстве, обанкротившись и задолжав владельцам квартир немалые деньги. Зато теперь художества "Славянки" кажутся жителям Саперного детскими шалостями, после того как полтора года назад Министерство обороны, на балансе которого все еще находятся здешние дома и котельные, выбрало им новую управляющую компанию АО "УК ЖКХ", про которую известно, что она связана с "кремлевским поваром" Евгением Пригожиным.

Впрочем, непосредственно с ней жители Саперного дела не имеют, поскольку у них действует другая, субподрядная организация – "УК ЖФ". Вернее, бездействует, как в один голос уверяют местные жители, с октября буквально замерзающие в своих квартирах. Говорит член инициативной группы местных жителей Касия Мазуренко:

Летом, в жару, мы буквально тонули в мусоре, который никто не вывозил

– Еще летом к нам приехали представители управляющей компании и сказали о предстоящем повышении тарифов. Мы написали заявление о том, что мы не только с этим повышением не согласны, но и с действующими тарифами, поскольку они вдвое выше тарифов по нашему Приозерскому району. Кроме того, наша управляющая компания не оказывала нам услуги, за которые мы платили. Летом, в жару, мы буквально тонули в мусоре, который никто не вывозил. Понадобилось вмешательство нашего начальства, депутатов – они приехали и своими силами все вывезли, и это стало традицией у нашей обслуживающей компании.

На наши письма никто не отвечал, сейчас они говорят, что ничего не получали, но в это не верится – отправкой писем заведовал у нас вполне надежный человек из совета ветеранов. А в октябре, когда похолодало, оказалось, что нет угля, и единственное спасение – электрообогреватели. Они только чуть-чуть подтапливали, просто чтобы трубы не замерзли. Наша инициативная группа ходила в котельную, проверяла давление: на входе 2 атмосферы, на "обратке" – 0. А когда температуру измерили – на входе 45 градусов, на выходе – 2! Потому что нет угля. И мы стали днем и ночью дежурить у кочегарок, призвали местную администрацию, депутатов, они дежурили вместе с нами. Звонили четырем представителям Министерства обороны, которые имели отношение к нашему отоплению, к этой самой "ГУ ЖФ", так все четверо дали четыре разных ответа: уголь там-то, уголь будет через час, через сутки.

– Был ли результат этих ваших действий?

И так мы выживали, в квартирах было 2–3 градуса тепла

– В итоге мы собственными силами, через командира части, через знакомых добились того, чтобы нам уже ночью привезли машину угля из Каменки, где военная часть. Люди не ушли, пока ее не дождались, ведь у нас есть семьи, где маленькие дети. И так каждый день кто-нибудь дежурит, дожидается, когда привезут машину угля: чуть-чуть выгрузят в одной котельной, чуть-чуть в другой, остальное везут в часть. И так мы выживали, в квартирах было 2–3 градуса тепла. Спасибо "Ленэнерго", хоть электричество у нас нигде не вылетело, но мы народ предупредили: не переусердствуйте, а то если что-то случится с электричеством, то поселок пропадет.

– То есть после этого и родилась идея перекрытия автотрассы?

– У нас люди разные, кто-то в истерику впадал, у пожилых давление поднималось, они говорили: мы пойдем и ляжем на дорогу! И будем лежать. Хотя все мы люди законопослушные, из тех, кто в инициативной группе, люди отработали по много лет в государственных органах. Сейчас вот мы опять встречались с представителями "ГУ ЖФ", и они опять нам врут! Они говорят, что согласовали тарифы, а на самом деле глава муниципального образования говорит, что ничего не согласовано. То есть они сами с потолка подняли тарифы на ремонт в три раза, а за отопление мы в поселке вообще круглый год платим, как будто у нас 12 месяцев отопительный сезон! То есть мы оплачиваем те услуги, которых нам не оказывают.

Мы не хотим заморозить поселок, если что, придется обращаться в МЧС

У нас один сантехник на 16 домов по 80 квартир – и они говорят, что у них высокие затраты, большой штат. Они говорят, что у нас 270 должников, а мы им говорим, что если будут такие тарифы, то должников будет 500. У нас большинство пенсионеров, мы просто не можем оплачивать их аппетиты. А самое главное, что они не выполняют закон: обслуживающая компания обязана работать с трехмесячным запасом угля, а мы каждый день едва дожидаемся одной машины. Вот вчера вечером привезли машину, а сегодня уже назначены дежурные, будут ждать следующей машины, придет она или нет. Мы не хотим заморозить поселок, если что, придется обращаться в МЧС.

Другая активистка из инициативной группы, Наталья Ревенко полностью подтверждает сказанное Касией Мазуренко:

Бунт поднялся не только из-за тепла, но и из-за того, что они подняли тариф на текущий ремонт

– Они завозят по машине в день, топят с колес. В конце ноября – начале декабря угля не было вообще, они отключили горячую воду, чтобы не тратить лишний уголь на котел, а котлы для обогрева отключали на ночь. Сейчас немного лучше – зашевелились, потому что приехала и прокуратура, и телевидение, и московская комиссия. У нас второй год такой беспорядок – я не знаю, куда они девают уголь, оказалось, что в этом году они его вообще не заказали. Я не понимаю, зачем брать городок на обслуживание, если вы не в состоянии его обслуживать? Чтоб просто деньги собирать?

Но нас волнует вопрос не только замерзания. Бунт поднялся не только из-за тепла, но и из-за того, что они подняли тариф на текущий ремонт в три раза: мы платили 11,90 на квадратный метр, а теперь они подняли до 31 рубля. У меня пенсия 11 400, а квитанция на квартплату пришла на 8 500! Я что, должна по миру пойти, или чтоб меня дети кормили? Я для чего 42 года отпахала на производстве – чтобы ходить с протянутой рукой? И кормить этих бездельников?

Канализация – это вообще ужас, у нас построены новые очистные сооружения, но они еще не запущены, а уже разворованы

А дороги? Когда нас засыпает снег, то Саперное – это край географии, никто ничего не чистит, до трассы надо брести 300 метров по колено в снегу, автобусы к нам перестают заходить. О мусоре вообще не говорю, если сейчас от него стоит такая вонь, то что же летом будет! Оказывается, у нас на мусоре "сидит" пять субподрядных организаций – так конечно, мусор будет золотой! Канализация – это вообще ужас, у нас построены новые очистные сооружения, но они еще не запущены, а уже разворованы, все дерьмо идет в Вуоксу! А ведь мы всего в 80 километрах от Петербурга, что же тогда в глубинке-то делается? Не можете содержать поселок – передайте его муниципалам, и все, у нас будет порядок.

Активистка Валентина Хватова сама много лет проработала в сфере ЖКХ и детально разбирается в предмете:

– Наш жилой фонд состоит из 16 благоустроенных домов, это 1338 квартир. Обслуживающая компания "ГУ ЖФ" приняла нас с 1 августа – и сразу началось: люди не оформлены на работу, уголь плохого качества, компания в Москве, связаться сложно. Теперь они нам говорят: уголь плохой, надо экономить, и так будет всю зиму, покупайте калориферы. Летом нам трижды отключали горячую воду по звонку из Москвы – так и говорили: придумайте какую-нибудь аварию, ваши люди обойдутся, хотели вообще на все лето отключить. На вопрос, а почему нет угля, они отвечали: а у нас договор заканчивается 31 октября, на следующий год нас не выберут, и мы не хотим закупать новый уголь, обойдемся тем, что есть. И летом мы обходились, а зимой начали замерзать. И оказалось, что наша управляющая компания не успела заключить договоры и не закупила уголь.

Не хочется перекрывать эту трассу. А вдруг скорая, умирает человек, – но что делать?!

Мы два года боролись, везде писали, но в этом году просто дошли до отчаяния. У нас тут и ветераны, и 300 семей военнослужащих с маленькими детьми, температура в садике плюс 5. В общем, возмущенные наши офицеры сказали: давайте перекроем трассу на Петербург. Мы позвонили главе администрации, 3 декабря у нас было собрание, он приехал. Мы говорим: Сергей Владимирович, не хочется перекрывать эту трассу. А вдруг скорая, умирает человек, – но что делать?! Другого выхода мы просто не видели – и стали к этому готовиться. Сергей Владимирович Танков – он же тоже за все то отвечает. Они срочно с советом поселка, с главой местного поселения Валентиной Васильевной Смирновой отправили письма на сайт президента, Минобороны, генпрокуратуры и "Народного фронта".

И началось! В батареях появилось тепло, потекла горячая вода из кранов – то есть она и раньше была, но холодная, только счетчики крутились. Приехали три телекомпании, представители "ГУ ЖФ" из Москвы, Минобороны, прокуратуры, три дня подряд шли собрания, переходящие в митинги, но в разумных пределах – никто ничего не громил, все высказывали свои претензии. Нам пообещали на следующей неделе вызвать ремонтные бригады, говорят, что уголь якобы закуплен. Но отступать мы не собираемся – мы им так и сказали: если все не наладится, у нас остается право подать в суд, но сначала мы осуществим свое намерение и все-таки перекроем трассу.

В школе у моего старшего ребенка, второклассника, очень холодный класс, они там сидят в зимних жилетках и теплой обуви

Жители Саперного не расслабляются: они боятся, что в их квартирах потеплело ненадолго – пока не утихнет шумиха. Потому что условий для того, чтобы прекратились перебои с углем, пока не видно. Наоборот, после Нового года ситуация может ухудшиться, поскольку с 1 января вырастут тарифы на железнодорожные перевозки. То, что опасения людей не напрасны, подтверждают слова еще одной активистки, Татьяны Михайловой:

– Вот смотрите, вчера батареи были теплые, а сегодня собрания кончились – и трубы опять еле живые стали, опять холодает. Дети болеют у нас все время, в квартире было страшно холодно, и в детском саду тоже. В школе у моего старшего ребенка, второклассника, очень холодный класс, они там сидят в зимних жилетках и теплой обуви, мы давно просим полы поменять и стеклопакеты поставить – ничего не делается. Про мусор даже говорить страшно, летом ничего не вывозилось, такая вонь стояла, что форточку нельзя было открыть. Детские площадки тоже в страшно запущенном состоянии. Вода из кранов иногда течет просто бурая.

У жителей поселка Саперное есть мечта – чтобы Министерство обороны, наконец, передало их муниципальным властям. Люди жалуются, что когда военный городок стал открытым, им с величайшим трудом, через суд удавалось приватизировать свои квартиры. Но и после этого дома нигде не состоят на кадастровом учете, вообще поселка по документам как будто нет.

Комментарий председателя комитета по топливно-энергетическому комплексу Ленинградской области Андрея Гаврилова выглядит так: "С 2014 года администрация Ленинградской области и администрация муниципального образования "Приозерский муниципальный район Ленинградской области" неоднократно обращались в Министерство обороны РФ с настоятельной просьбой о передаче объектов жилищно-коммунального хозяйства поселка Саперное Приозерского района с баланса Министерства обороны РФ на баланс муниципального образования. По данным администрации, котельная поселка Саперное, инженерные сети и другие объекты жилищно-коммунального хозяйства требуют оперативной реконструкции. Тем не менее, по всем обращениям от Министерства обороны РФ получены отказы. Смена управляющей компании собственниками жилья в многоквартирных домах поселка Саперное затруднительна в связи с тем, что большая часть квартир продолжает находиться в собственности Министерства обороны РФ. Администрация Ленинградской области подтверждает готовность оперативного выделения субсидии муниципальному образованию на обслуживание и реконструкцию объектов коммунальной инфраструктуры поселка при положительном решении об их передаче на баланс муниципального образования".

В трудном положении оказалось не только Саперное, но и многие другие военные городки Ленинградской области, говорит депутат Законодательного собрания Ленинградской области Николай Кузьмин:

Многие дома, где живут бывшие военные, находятся в таком состоянии, что в них жить невозможно

– Те дома в военных городках, которые были за военными, до сих пор не переданы полностью на баланс муниципалитетов. Одна из причин – они находятся в таком состоянии, что местные органы не в состоянии принять их на баланс. Муниципалитеты должны проживающих там людей учесть, прописать. А многие дома, где живут бывшие военные, находятся в таком состоянии, что в них жить невозможно. И дома эти вообще нигде на балансе не числятся, Минобороны свою деятельность закончило и оставило дома по умолчанию: надо вам – вы и забирайте. А муниципалитеты их до конца не приняли. У нас есть несколько жалоб от людей, живущих в таких условиях, один бывший офицер в прошлом году ноги отморозил. Эту проблему нужно решать.

Понятно, что у Минобороны есть более важные задачи, а отношение к людям у них такое – бросили и забыли. Такие поселки есть и в Ломоносовском районе, и во Всеволожском, и в Приозерском. Есть целые военные городки, есть отдельные дома, которые не переданы муниципалитетам. Проблема требует очень серьезного подхода – надо понять, сколько людей оказалось в таком положении, и, может быть, признать эти дома аварийными. Люди-то там живут, но у них нет регистрации, как у всех остальных людей. И с углем в этих домах – огромная проблема, люди обращаются всюду и нигде не получают ответа.

– Кто же должен решать эту проблему?

До президента им не дозвониться, а на другом уровне никто вопросы эти не решает

– Когда мы обращались к Шойгу, он сказал, что они бесплатно, безо всяких возмещений все передали муниципалам, но на самом деле не все муниципальные органы приняли эти дома. Ведь чтобы их принять, нужно удостовериться, что в них можно жить. А дома в таком состоянии, что муниципалам не удается их взять и передать какой-то управляющей компании. В суровые зимние времена проблемы резко обостряются, люди возмущаются, как можно жить в таких условиях в XXI веке. На самом деле дома надо принимать на баланс и как-то вопрос решать: в них живут граждане Российской Федерации. А у нас никто команды такой не дал, до президента им не дозвониться, а на другом уровне никто вопросы эти не решает. И отношение нашей исполнительной власти такое: если дом на балансе не стоит, то я нарушаю закон, обеспечивая этот дом углем. А что касается Саперного, то в Приозерском районе всегда были проблемы. Район-то не газифицирован так, как нужно, котельные работают вместо газа на угле.

Комментируя плачевную ситуацию с отоплением и другими коммунальными проблемами в Саперном и других военных городках, экономист Владимир Грязневич замечает, что рыба гниет с головы:

– За коммунальное обслуживание отвечают муниципальные власти, и корень надо искать в них. Таких катастроф, как в Саперном, случается много, причины, как правило, одни и те же: недобросовестная власть выбирает недобросовестную управляющую компанию, которая ворует. Это одна причина, а другая – чрезвычайно сильный износ фондов, оборудования. Я сам неоднократно с этим сталкивался, прихожу к главе администрации, он говорит: ну что я могу сделать, наша котельная до сих пор топится углем, КПД у нее чудовищно низкий. Я не могу назначить населению реальные тарифы, потому что меня тут же убьют. Чтобы снизить тарифы, нужно повысить КПД, то есть модернизировать котельную, но на это нужны инвестиции, а где их взять?

На войну в Сирии, на строительство дорогостоящих мостов, на чемпионат мира по футболу. Вот куда идут миллиарды

По идее, их должны дать областные власти, но они тоже не дают – в общем, все запущено. И, как мне сказал один глава муниципалитета, управляющие компании воруют от безысходности: они видят, что ничего сделать невозможно, что их скоро выгонят, и поэтому просто воруют. На самом деле деньги, причем огромные, в стране есть, их вполне хватило бы на модернизацию всех этих котельных, но они идут на более важные, с точки зрения правительства, цели: на войну в Сирии, на строительство дорогостоящих мостов, на чемпионат мира по футболу. Вот куда идут миллиарды.

А если бы их пустить на коммунальную сферу, все давно было бы отремонтировано. Ведь по большому счету, все это еще долги советской власти и 90-х годов, это проблема недоремонта всей сферы ЖКХ, включая жилые дома. Все эти системы были переданы муниципальным властям и жильцам в безобразном состоянии, с нарушением российского законодательства. Ведь по закону все передаваемое имущество должно быть приведено в нормативное состояние – и жилые дома, и коммунальные системы. А в 90-е годы все это имущество Советского Союза передавалось всем инстанциям – регионам, муниципалам и просто жильцам в ненадлежащем состоянии, с нарушением закона. И от этого все проблемы во всех сферах.

В правительстве Ленобласти даже рассматривался вопрос о возможности введения режима чрезвычайной ситуации

В связи с создавшейся ситуацией в правительстве Ленобласти даже рассматривался вопрос о возможности введения режима чрезвычайной ситуации, в случае если Министерство обороны не справится с поставками угля в котельные военных городков. Владимир Грязневич называет это "латанием Тришкиного кафтана", он считает, что таким образом можно спасти положение на один сезон, а на следующий год оно неминуемо ухудшится, потому что оборудование и коммуникации продолжают ветшать.

По мнению экономиста, жителям Саперного и других венных городков следует надавить на губернатора Ленинградской области, с тем чтобы он ускорил передачу домов и котельных от Минобороны муниципалитетам. Владимир Грязневич не понимает, почему военные так держатся за эти дома, ведь в последнее время они, наоборот, стараются избавляться от так называемых непрофильных активов. Возможно, областное правительство должно обратиться в правительство России с жалобой на Минобороны, которое не в состоянии обслуживать свои котельные и тем самым создает никому не нужную социальную напряженность в военных городках.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG