Ссылки для упрощенного доступа

"Не созрела для работы учителем"


Мария Шестопалова. Фотография из социальных сетей

21-летний красноярский педагог по вокалу Мария Шестопалова уволена из красноярского Центра дополнительного образования №4, в котором она проработала 5 лет. Поводом стало заявление петербургского активиста некоего "Первого нравственного российского фронта" Тимура Булатова, которое он разослал сразу в несколько инстанций: руководству ЦДО №4, в главное управление образования и МВД Красноярска, а также мэру города.

​В доносе на молодую учительницу говорится следующее: "Таких учителей, как Мария Шестопалова нужно изолировать от любой работы с детским коллективом! Как показывает анализ страницы Марии Шестопаловой, Мария — распущенная особа. Некультурно выражает эмоции на странице (обильное количество нецензурных слов). Мария Шестопалова активно транслирует на своей странице поддержку половых извращенцев из ЛГБТ и занимается пропагандой гомосексуализма... Данный преподаватель явно не соответствует занимаемой должности и способен нанести вред своим ученикам. Требуем уволить Марию Шестопалову за ряд аморальных поступков и за несоответствие нормам ФГОС", – этими словами завершается 31-страничное заявление Тимура Булатова (орфография и пунктуация сохранены).

Мария Шестопалова
Мария Шестопалова

Другие аргументы главы так называемого "Нравственного фронта" – пост Шестопаловой "Я против гомофобии" и слегка эпатажные фотографии со студенческих вечеринок. А еще – фотографии Марии с пирсингом, который отчего-то особо возмущает Булатова. Все это и легло в основу доноса, который он отправил в Красноярск.

Мария Шестопалова сейчас говорит, что, видимо, Булатову, чтобы написать такой обстоятельный текст, пришлось "проанализировать" примерно 3 тысячи ее постов "Вконтакте" и Instagram, и сотни фотографий в соцсетях. До всех этих событий Мария и Тимур знакомы никогда не были, даже заочно. Но по телефону поговорить с Булатовым Марии недавно довелось.

Это человек, который находился в розыске по уголовному делу, а теперь нашел себе хобби: выискивает неугодных ему педагогов

– В понедельник вечером я задержалась на работе, было около восьми, никого из педагогов, кроме меня, к счастью, не было, – рассказывает Мария. – Раздался телефонный звонок, это был Тимур. Мне пришлось выслушать массу оскорблений и обвинений, мы довольно долго проговорили. А еще через час позвонила директор нашего центра, сказала, чтобы я готовилась к серьезному разговору и, видимо, увольнению. Всю ночь я шерстила Трудовой и Уголовный кодексы, Конституцию, а заодно выясняла, кто такой этот Тимур Булатов. Поняла, что это человек, который находился в розыске по уголовному делу, а теперь нашел себе хобби: выискивает неугодных ему педагогов, давит морально на их начальство и добивается увольнения.

Тимур Булатов позиционирует себя как лидера созданного им "Первого нравственного российского фронта". Именно он, кстати, недавно обратился в суд Санкт-Петербурга, требуя запретить Facebook на территории всей России (1 декабря заявление ему вернули).

В интернете есть несколько "антигрупп" Тимура Булатова, участники которых активно критикуя его деятельность, рассказывают, в частности, о том, что лидер "нравственного фронта" обманным путем периодически вымогает деньги у доверчивых пользователей соцсетей.

Что до сообщества, организованного самим Булатовым, то свои ближайшие цели он формулирует буквально так (орфография и пунктуация сохранены):

"Увольнение или запретить брать в профессию учитель преподаватель тех, кто пропагандирует ЛГБТ... (на ровне запрета педофилам иметь доступ к детям и подросткам в школах и ВУЗах)

ПОЛНЫЙ ПОЖИЗНЕНЫЙ запрет на донорство крови от ЛГБТ представителей...

Запрет ТОТАЛЬНЫЙ символики ЛГБТ в РФ! ( приравняв к ПУБЛИЧНОЙ ПРОПАГАНДЕ западной вредоносной интиобщественной формы морали И воспринимая только как УГРОЗУ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ И её традиционным семейным ценностям ПОДАВЛЯЮЩЕГО БОЛЬШИНСТВА граждан России".

О своих претензиях к Марии Шестопаловой Тимур Булатов в интервью Радио Свобода говорит охотно.

– А как вы вообще вышли на Марию?

– Я давно занимаюсь системной работой по вычищению и законному увольнению людей, которые не имеют морального права работать в школе. Это, если угодно, мой социальный проект. Я его веду в России с 2008 года.

– Сколько же человек вам удалось уволить за это время?

– Теперь уже 65. Кстати, по поводу восстановления на работе в Санкт-Петербурге был один иск. Но мы выиграли дело, дойдя до Верховного суда. Я считаю, что цена ошибки здесь слишком велика, в том числе лично для меня, семейного человека. Я надеюсь, что когда-нибудь настанет подлинная демократия, и я смогу свободно высказывать свои взгляды, а не говорить и писать между строк, как сейчас. Приходится это делать, иначе либеральные стервятники растерзают меня за мои высказывания.

– А наличие демократии не предполагает, что человек имеет право ходить с пирсингом?

– Есть определенные нормы учительской профессии. Рожать детей, учить, лечить, хоронить людей – это особая миссия, данная богом. И если девушка этого не понимает, то ей не место на этой стезе. Она же, напротив, проталкивает в головы детей извращенные взгляды и представления, положительное отношение к алкоголизму и разврату, субкультурам. Я общался с ней один раз по телефону. У нее голова забита совершенно непробиваемыми либеральными вещами: "Я имею право на все это", ну и прочее.

– Вы напрямую связываете увольнение Марии с вашим заявлением?

– Да, естественно.

Мария Шестопалова рассказывает о том, что происходило у нее на работе на следующий день после доноса Булатова.

– Я, как обычно, пришла к девяти. Собралось все руководство центра – люди, с которыми я проработала почти 5 лет: я устроилась туда фактически еще подростком, студенткой музучилища. Они пригласили бывшую заведующую, которая сейчас уже не пенсии. К ней я относилась как к своей бабушке, наверное. И какую-то женщину из управления образования привезли. Она строгим голосом зачитывала мне куски из письма Тимура, комментировала, а потом заявила, что я не созрела для работы учителем. Ну да, 5 лет назад созрела, а сейчас снова разозрела. Меня мурыжили 6 часов подряд, сначала не разрешали выходить даже к моему молодому человеку, который ждал меня на улице. Заставили написать объяснительную по поводу изложенного в письме. А потом начали на меня давить. Мол, пиши заявление сама. Если мы тебя уволим по статье, будут неприятности, огласка, никуда не сможешь устроиться. Обещали неприятности и родителям, которые у меня тоже педагоги. При этом раньше никаких претензий ко мне не было, служебные проверки не проводились. В конце концов я написала заявление об уходе.

Заставили написать объяснительную по поводу изложенного в письме. А потом начали на меня давить. Если мы тебя уволим по статье, будут неприятности​

Мария говорит, что до сих пор не может прийти в себя после всех этих событий:

– Я считаю, что руководители центра поступили не только непрофессионально, но и не по-человечески. Меня взяли на работу почти ребенком, я выросла там, восхищалась этими людьми. И из-за одного письма какого-то сумасшедшего все оказалось перечеркнуто. Который заявляет в интернете, что объявляет мне джихад!

В Центре дополнительного образования утверждают: какого-либо давления на Марию с требованиями уволиться не было, об этом заявила Радио Свобода директор ЦДО №4 Ольга Этцель:

Мы руководствуемся трудовым законодательством и законом об образовании. А там говорится, что педагог должен соблюдать морально-этические нормы в отношениях с учащимися, быть образцом поведения

– К нам поступило обращение граждан, и мы обязаны были отреагировать. В подобных случаях всегда назначается служебная проверка: необходимо провести анализ содержания социальных сетей педагога. Мария, не дожидаясь окончания служебной проверки, уволилась. Вообще, мы в нашей работе руководствуемся трудовым законодательством и законом об образовании. А там говорится, что педагог должен соблюдать морально-этические нормы в отношениях с учащимися, быть для них образцом поведения. А в это понятие входит в том числе и внешний вид, и действия педагога в интернет-пространстве.

– То есть если бы проверка все-таки завершилась, выводы ее были бы не пользу Марии?

– Я ничего больше комментировать не буду, – сказала Этцель.

В день увольнения Мария Шестопалова еще успела сделать скриншот письма от руководителей центра Тимуру Булатову. В письме руководство отчитывается о том, что неугодная ему учительница уволена.

Скриншот ответа руководства Центра дополнительного образования № 4 Тимуру Булатову
Скриншот ответа руководства Центра дополнительного образования № 4 Тимуру Булатову

Я даже не знаю, как объяснить своему ребенку, почему именно это произошло

Главными пострадавшими от этой истории сама Мария считает своих учеников и их родителей. Она говорит, что с теми и другими у нее всегда были прекрасные отношения, а после случившегося она получила "море поддержки" от ребят и их родителей.

– Были и звонки, и сообщения "Вконтакте". Мы в друзьях почти со всеми родителями моих учеников. Многие спрашивают, чем можно помочь. И надеются, что я еще вернусь на работу в центр… Вообще, я считаю, что больше всего в этой истории пострадали именно дети, которых я учила вокалу.

Это подтверждает и Елена (фамилию просила не называть), мама одной из учениц:

– Я, мягко говоря, удивлена действиями дирекции центра. Мне по-настоящему жаль, что Мария Андреевна ушла. При этом я даже не знаю, как объяснить своему ребенку, почему именно это произошло.

Красноярские чиновники, отвечающие за образование в крае, историю с увольнением Шестопаловой комментируют осторожно. Из слов Натальи Костроминой, начальника отдела кадровой политики и правовой работы Управления образования Красноярска, можно сделать вывод, что ведомство намерено как можно меньше вмешиваться в эту историю:

– Главное управление образования Красноярска не принимало решений об увольнении педагога. Это компетенция руководителя образовательного учреждения. Тем не менее мы начали внутреннюю проверку по данному факту, проверяем информацию, какие-либо результаты будем готовы озвучить примерно через неделю. Пока же на руках у нас только заявление об уходе по собственному желанию, написанное рукой Шестопаловой. Если было понуждение ее к такому шагу, значит, ей необходимо обратиться в прокуратуру, инспекцию по труду, а затем и в суд.

Почему какой-то псих может клеветать на меня, объявлять мне джихад и десятки людей лишать их любимого дела?

Мария Шестопалова говорит, что постепенно отходит от шока, намерена "взять себя в руки" и бороться за свои права: в надзорных органах и в суде. После того, как она рассказала о случившемся в блоге на сайте "Пикабу" и история получила огласку, с ней, говорит Мария, уже связались юристы из Москвы, предложившие урегулировать все вопросы с бывшим работодателем.

– Но я хочу еще и разобраться в судебном порядке с Тимуром. Почему какой-то псих может клеветать на меня, объявлять мне джихад и десятки людей лишать их любимого дела? Вот тут мне бы очень нужна была помощь юриста из Красноярска, чтобы мы могли координировать наши действия. Вообще, комментарии в интернете говорят о том, что большинство здравомыслящих людей на моей стороне. Поэтому, надеюсь, правды мне удастся добиться, – говорит Мария Шестопалова.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG