Ссылки для упрощенного доступа

Воскресная авиакатастрофа над Черным морем унесла жизни 92 человек и, пусть этот штамп будет неуместным, "взорвала интернет".

Уже рано утром стало известно о том, что на борту самолета, летевшего в Сирию, находились артисты ансамбля имени Александрова.

Виталий Третьяков:

Академический ансамбль песни и пляски Российской Армии имени А. В. Александрова - уникальное явление русского и мирового искусства. Другого такого нигде не было и нет...

Татьяна Шабаева:

Ансамбль Александрова был очень-очень классный.Только в минувший вторник проходила мимо памятника Александрову в Земледельческом переулке и думала о том, какой это классный ансамбль

Дмитрий Молин:

«Национальное достояние». Мы привыкли к этому словосочетанию и невольно свыклись, что оно относится к известной компании, пользующей национальные недра в узко коммерческих целях.
Сейчас речь не о этом.

Национальное достояние – это хор Ансамбля Александрова, который потеряли мы сегод
Это колоссальная, шоковая потеря.

Для страны нескольких поколений Александровцы – главный песенный символ.Горькие и трагические поражения и величественные победы, радости и утраты.

Гимн России, «Вставай, страна огромная», «Дороги», «Смуглянка»… репертуарный список огромен.
Это крупнейшая культурная потеря нашего времени.
В России, во всем мире. Мужской хор Александровцевпо своей культурной ценности стоит в одном ряду с крупнейшими мировыми творческими коллективами. В России – это как Большой театр.
Убить в одночасье этот Хор сравнимо с покушением на первое лицо РФ.
Мне категорически не близки заверения представителей руководства ансамбля: «мы все восстановим»

Алексей Герман-младший:

Погиб и Антон Губанков, который несколько лет возглавлял культуру Петербурга, а потом перешел в Министерство обороны. Я имел честь его знать. Это был живой, светлый и очень порядочный человек. При нем в Петербурге не было скандалов, самозваных казаков, мракобесия. Он очень старался ради города, помогал театрам, поддерживал искусство в высших его проявлениях. Он любил и уважал свою страну, понимая, что сложное и многогранное искусство только помогает развитию России. У него было свое очень четкое понимание долга и чести. Мне будет его очень не хватать. И не только одному мне.

Мир праху. Мои соболезнования родственникам и друзьям всех погибших.

Евгений Фельдман:

о чем вы думаете? спрашивает меня фейсбук
а думаю я о том, что эта <чёртова> Сирия проклята и нет ни единой причины, почему мои знакомые и знакомые моих знакомых должны с ней как бы то ни было пересекаться
соболезную

А вскоре после новости о крушении стало известно, что этим рейсом в Сирию летела Елизавета Глинка, она же доктор Лиза.

Через несколько часов ее гибель была подтверждена официально.

Катерина Гордеева:

Я всегда гордилась, что живу с тобой в одно время. Для будущего это время будет временем, в которое ты жила. До встречи, моя дорогая Лиза.

Лена Погребижская:

Петровна, люблю тебя. И не знаю что еще.

Елена Панфилова:

Слов нет. Совсем. Светлая память. Прощай, Лиза. Мы не сможем тебя заменить, но будем стараться.

Сергей Шаргунов:

Горе. Соболезнования. Виделись с Елизаветой недавно. Она была замечательная. Упокой их, Господи.

Наталья Холмогорова:

На самом деле все мы осиротели сегодня. :(((

Антон Чернин:

О Господи. Елизавета Петровна, какой же ужас!
Я чуть-чуть общался с ней во время подготовки концерта АВМ и Светы Сургановой во дворе Иностранки. Того самого, который мог быть сорван до последнего момента, даже и у дверей библиотеки протестовали какие-то дурики с камерой - но ситуацию спасли, продавили две потрясающих женщины: Екатерина Юрьевна Гениева и Елизавета Петровна Глинка. Обеих уже нет... Энергии там хватило бы на руководство крупной корпорацией или министерский пост. И ума тоже - но вот сердце было повернуто в другую сторону.
Теперь надо сохранить фонд, не дать ее делу рассыпаться без своей основательницы. Прецеденты есть.
Доктор Лиза, светлая Вам память!

Сергей Шмидт:

Уверен, что она успела стать ярким примером для очень многих. Пусть это будет слабым, но утешением.

Владимир Познер:

Я не знаю, как передать семьям погибших всю глубину моего сострадания. Нет никаких слов, кроме уже давно набивших оскомину. Да и никакими словами не унять такое горе.

Иногда говорят, что нет незаменимых людей. Это неправда. Каждый человек незаменим. А уж такой, как Елизавета Глинка, тем более. Без нее Россия стала бедней.

Максим Кононенко:

Благотворительность - такая сфера, в которой обычных людей, в общем-то, нет. Все с разными признаками ненормальности.

Но Лиза Глинка выделялась даже на этом фоне. Она была совершенно неформатной. Она занималась тем, о чем у других даже и мысли не возникало. Тут детская онкология, муковисцидоз, болезни сердца - а у нее бомжи на вокзале, безнадежные умирающие, сборы денег для пострадавших в пожарах и наводнениях. Она взялась ниоткуда, как-то сразу, и занялась сразу всем. Энергетика сумасшедшая. Спорить с ней даже в голову не приходило - ты просто шел и делал то, что она хочет.

Я иногда представлял себе, какой она будет в старости. Такой желчной сухой старухой, которая на всех ворчит, но за спиной у которой все улыбаются.

Но человек предполагает, а Бог располагает. Он распорядился иначе. Лиза старой не будет.

А нам надо по возможности помогать тем, кто будет продолжать ее большое и важное дело.

Анна Трефилова:

Я все думала с утра, что это за такое ощущение странное. Похожее будто на что-то. А сейчас, слушая Лизу по радио, вдруг поняла что. Так было уже. Много лет назад. Когда погиб Артем Боровик. И тоже не сразу узнали, и тоже все надеялись, может нет, и потом трудно было поверить. И еще. Есть люди - они не близкие друзья, вы толком и не знаете друг друга, но их легкое касание в твоей жизни, легчайшее, мимоходом, пара слов, что-то вместе на минутку в вечности - тяжелее и весомей иных. Так было с Артемом. И так теперь.

Но вот начались попытки свернуть разговор на причины случившегося.

Сергей Гуляев:

Зачем доктор Лиза заключила сделку с дьяволом? Неправедная бандитская война на Донбассе, еще более чудовищная бойня в Сирии...Что там делать нормальному человеку?
Соболезнование родным всем погибших.
Вы знаете кто виноват в их гибели...

Впрочем, с последним замечанием согласны далеко не все!

Анна Фёдорова:

Ой ну началось. "Люди, которые делают добро, не должны связываться с государством, оно же злое, оно вас и убьет". Люди такое пишут и думают, что они изящный вывод сделали. На самом деле это либо лицемерие, либо наивность космическая. Нельзя "не сотрудничать" и "не связываться" - с государством ли, с крупным бизнесом ли, с любыми серьезными игроками - если ты хочешь сделать что-то значимое, не в пределах своего двора-поселка. Да и там придется, скорее всего. Никого нет в белых перчатках, всегда приходится идти на компромисс, сотрудничать, поддерживать своим честным именем совсем не святых людей и институты. По-другому это не работает. Это невесело, но это реальность. И я уважаю людей, которые пошли на это сотрудничество ради благих целей, а не чтоб виллу в Испании себе намутить.

Мария Баронова:

Нет ничего плохого в обслуживании режимов. Потому что это обслуживание своей страны. Это служение своей стране. Стране, которая в первую очередь нужна нам, потомкам российской интеллигенции, которые в той или иной форме пытаются что-то сделать для того, чтобы мы все могли не уезжать из страны своего языка, а жить в ней. Эта страна не нужна любителям смесей для мытья ванн. Это наша страна, она нужна нам.

И если сегодня произошел теракт, то это в первую очередь теракт против нас. Против всех, кто способен на рассуждения нужно ли нам воевать в Сирии или нет. А если это техническая неполадка, то это в первую очередь наша трагедия. Нет никому дела до нашей страны настолько, насколько есть нам дело. И сегодняшний день является трагическим и траурным в первую очередь для нас.

И надо прекратить бороться с самими собой и начать служить в первую очередь себе. Не смотря ни на что.

Тем не менее, пишут дальше, катастрофы не случилось бы, не будь военной операции в Сирии.

Андрей Лошак:

Выступлю в привычной роли капитана-очевидность: Ансамбль им. Александрова, доктор Лиза, посол в Анкаре, а также 217 человек, летевших чуть более года назад из Египта в Санкт-Петербург, были бы живы, если бы президент Путин своим личным указом не отправил на войну в Сирию наши войска.

Михаил Соколов

Путинская война за Асада в Сирии поедает людей: сначала туристы, летевшие с Синая, - 224 человека погибло, потом как минимум, 22 погибших военных,неизвестное число наемников, недавно - убитый в Турции посол, теперь вот еще 92 пассажира Ту-154 Минобороны, летевшего из Сочи в Латакию... Если еще приплюсовать жертвы гибридной войны в Украине, для импичмента оснований вполне достаточно. Соболезнования родным и близким погибших.

Кирилл Рогов:

Невероятно жаль всех безвинно погибших сегодня над Черным морем. Но эта трагедия должна обратить нас к другой мысли. К мысли о том, что Россия принимает участие в том, что характеризуется значительной частью человечества как гуманитарная катастрофа в Сирии. От ударов российской авиации постоянно гибнут люди, жизни которых не менее бесценны, чем жизни погибших сегодня.
Но в общественном сознании сегодняшней России этой трагедии практически не существует. Ее не показывают по российскому телевидению. И поэтому ее нет.

Павел Елизаров:

война в Сирии, как и любая другая война, несёт только несчастья. в прошлом году Путин на вопрос о том, зачем в неё ввязалась Россия, ответил вот так: "У нас там проводятся масштабные учения ... мы в принципе можем достаточно долго там тренироваться без существенного ущерба нашему бюджету"

потери за время этих учений:
- бомбардировками уничтожен второй город Сирии, чудесный Алеппо. там воевали не с ИГИЛом, а с противниками друга Асада.
- рейс 7К-9268 Когалымавиа над Египтом - 224 погибших. месть ИГ за то, что Россия ввязалась в сирийскую войну.
- военный Ту-154 сегодня утром под Сочи - 93 погибших. летели в Сирию развлекать военных.
- в Анкаре застрелен посол Андрей Карлов. убийца говорил о смертях в Алеппо.
- военные потери, по официальным данным - 25 погибших. на самом деле больше - например, мы ничего не знаем о потерях группы Вагнера, отбивавшей Пальмиру, которую потом сдали обратно.

не пора ли заканчивать тренировку?

Дмитрий Гудков:

Что там было на самом деле? Птица в двигатель или все-таки взрыв? Слишком уж символично: военный самолет, из Сочи, со знаменитыми россиянами на борту. Правду нам не скажут, ведь даже после теракта над Синаем ее, очевидную, произнесли лишь месяц спустя.

Мои глубокие соболезнования всем близким погибших. Теперь уже некому будет спорить о том, правильно ли поступала Елизавета Глинка. Она погибла, пытаясь спасти жизни других людей, как делала это всегда.

Но погибла не только она. И в корне всего этого, как ни уходи от причины, – война в Сирии. Ее необходимо остановить.

Виталий Манский:

Война не бывает далеко, если ты на ней воюешь. RIP

Игорь Магрилов:

Майский концерт в Пальмире получился, этот - нет. Впрочем, и Пальмира уже не российская. Сдана уже Пальмира, где так красиво играл российский симфонический оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева...
Не нужно радоваться гибели людей, пусть даже они были верными служителями режима, воспевающими "вежливых людей". Главное, чтобы в самой России поняли, что политика их лидера будет пожинать всё новые и новые жертвы, и не все из них будут носить погоны.

Игорь Эйдман:

Как же несправедливо устроена жизнь. За агрессивную войну в основном расплачиваются случайные люди: в начале туристы в Египте, теперь известный доктор-филантроп, артисты. А главные виновники этой агрессии - военные преступники Путин, Шойгу, Медведев, Патрушев и т.д. остаются безнаказанными.

Таня Фельгенгауэр:

Что еще должно случиться, чтобы Путин прекратил воевать в Сирии? Что еще должно случиться, чтоб Шойгу ушел в отставку?

Юлия Галямина:

Шойгу в отставку.

Сергей Жариков:

После этой истории со сбитым самолётом Шойгу должен подать в отставку. Стопудово. Если для него, конечно, что-то значит такое понятие, как офицерская честь.

Сергей Пархоменко:

Поскольку Россией управляет сложившийся религиозный фанатик, полный безумных идей о своем Высшем Предназначении, есть небольшой шанс, что гибель этих людей произведет в его больном мозгу какое-то такое действие, которое в конечном итоге убережет от гибели сколько-нибудь других невинных.

А вдруг он наконец ужаснется? Опомнится? Увидит все это новыми глазами? Просто испугается, на крайний случай?

Хотя вероятность невелика. Скорее всего опять съездит к каким-нибудь таким старцам, как не раз уже ездил, и они его еще разок утешат, успокоят, наполнят снова уверенностью в своей правоте и в своем праве гнать людей на страдания и смерть. Пообещают, что отмолят. И тогда эти смерти тоже будут напрасны, и продолжатся, как будто ничего не случилось, все умножаясь и ускоряясь.

Прошло от силы полдня, и дискуссия оказалась в той точке, в которой оказывается почти неизменно.

Айдер Муждабаев:

В тысячах постов россияне снова будут возмущаться, почему люди в разных странах мира не скорбят вместе с ними, относятся к любым жертвам России как к прямым или косвенным потерям врага. А удивляться, к сожалению, нечему. Россия сама изменила мир к худшему, устраивая то тут, то там ад на Земле. Лишая ни в чем не повинных людей жизни, здоровья, близких, родины, мечты и надежды. Россию никто не трогал, никто не угрожал, её никто не ждал, не просил приходить в чужой дом, разрушать и убивать. Россия сейчас — страна, несущая горе всем, в том числе себе. Страна-ложь и страна-война. Поэтому все возмущения должны идти не сюда, а в Кремль. Прежде, чем обвинять в аморальности других, нужно посмотреть в зеркало.

При этом больше всего гнева спровоцировали два человека: Аркадий Бабченко и Божена Рынска. Фейсбучный пост второй уже удален (в сети много скриншотов, но воспроизвести их мы просто не можем).

Пост Аркадия Бабченко процитируем:

Есть ли у меня сочувствие по поводу гибели восьмидесяти штатных сотрудников Министерства обороны поехавшей головой недоимперии, устроившей в соседней братской когда-то стране Сталинград и Курскую дугу с тысячами погибших, и летевших теперь в Сирию петь и плясать перед летчиками для поднятия боевого духа, чтоб им более лучше бомбилось, а также девяти сотрудников агентств массовой пропаганды - причем самых передовых из них, "Первого канала" и "Звезды" - клепавших сюжеты про фашизм, хунту, распятие детей, тысячами вербовавших людей на войну как в Украину, так и в ту же самую Сирию, оправдывающих посадки моих друзей, врущих про то, что моего товарища не пытают в Сегежской колонии, призывавших к расправам со мной и моими друзьями, выливших тонны дерьма на близким мне людей и не раз поставивших их жизнь под угрозу, раскрутивших антимигрантские, антигрузинские, антиукраинские, антилиберальные, педофильские и прочие кампании, приведшие к убийствам инакомыслящих и инакородных уже в мирных российских городах - сотнями, если не тысячами - и в первых рядах строивших новую оруэловщину, диктатуру и ГУЛАГ....
Риторический вопрос.
Нет. У меня нет ни сочувствия, ни жалости. Я не выражаю соболезнования родным и близким. Как не выражал никто из них. Продолжая петь и плясать в поддержку власти или все так же поливать дерьмом с экранов телевизоров и после смерти. Чувство у меня только одно - плевать. Не я противопоставил себя этому государству и его обслуге. Это государство и его обслуга противопоставили меня себе. Оно назначило меня врагом и национал-предателем. Так что - совершенно плевать.

Далее – уже привычный жанр отповеди.

Михаил Шнейдер:

Я мог бы понять реакцию украинцев и вообще тех, у кого убивали родных, близких и друзей. Но мне не понятно затаённое злорадство некоторых отечественных интернетных "борцов с режимом". Видимо, они считают, что такая их реакция - это признак активной жизненной позиции. На мой взгляд, они такое же ватное быдло.

Екатерина Богач:

Сегодняшний ужас ещё раз показал, насколько легко люди перестают чувствовать грань. Насколько они душевно и этически отупели. Или всегда такими были. Сегодня я отписываюсь и удаляю из друзей. И мне страшно продолжать читать ленту — всё время думаю, кто же ещё, не дай бог, окажется среди говорящих про бога не тимошку и прочее "не жалко палачей".
Смерть — это всегда смерть. Это всегда для кого-то из живых горе и страдание. И тем, кто спрашивает "а что ж вы каждый день не плачете, ведь каждый день гибнут люди", я отвечу — я уже давно плачу каждый день. Потому что каждый день повсюду приносит гибель, которой могло бы не быть.

Смерть — это уже не про грехи и не про заслуги умершего, смерть — про живых. А некоторые живые нынче пугают. Ведь с ними жить, если повезёт жить дальше.

Любовь Якубовская:

Война прекратится только тогда, когда гибель каждого человека, на чьей бы стороне он не выступал, будет откликаться в нас нестерпимой болью.
Потому что воют и погибают всегда не те, кто развязывает войны, кто их проектирует, цинично стравливает, а потом наживается на военном конфликте в той или иной форме. Эти не гибнут, гибнут другие.

Евгений Левкович:

Не хотел ничего писать, но увидев в своей ленте какое-то запредельное количество злорадства, а иногда и откровенной радости, выражаю глубочайшие, простите за пафос, соболезнования родным, друзьям и знакомым погибших. Последствия нашей нравственной катастрофы не менее чудовищны, чем вашей авиа.

Виктор Шендерович:

Просьба ко всем, кто, по случаю катастрофы самолета Минобороны, испытывает радость или желание нравоучительно порассуждать об ответственности погибших за путинские преступления, божьей воле и прочей дряни, - забаниться самостоятельно.

Станислав Кучер:

У меня есть друг, американский журналист, радикальный пацифист, участник антивоенных митингов времен Вьетнама, жесткий противник войны в Ираке. Всегда презирал ура-патриотизм и то, что американцы называют flag-waving (размахивание флагами). В 2006-м я заехал к нему и был поражен, увидев на его доме звездно-полосатое полотнище. Оказалось, в тот день в Ираке было сбито сразу три военных вертолета, погибло много десантников.
- Майк, я что-то не понимаю, ты же против войны, - сказал я ему. – А эти ребята летели воевать.
- Эти ребята – американцы, - ответил Майк. – Один из них родом из нашего города. Я против этой войны. Но я не могу ничего не чувствовать, когда гибнут мои соотечественники.

Можно быть против Путина, против войны вообще и против российской войсковой операции в Сирии. Можно не смотреть телевизор и презирать пропаганду. Но публично радоваться смерти своих сограждан (или выражать свое «нейтральное» мнение в терминах «да мне вообще наплевать», «вот ни разу ни жаль» и так далее в том же духе) – нельзя. Не испытываете никаких чувств – бывает, особенность вашей личности и опыта, никто не заставляет каждого выражать соболезнования или вешать на аватарку российский флаг. Просто промолчите.
Потому что сегодня любые слова на тему этой трагедии, кроме сочувственных – провление худших человеческих качеств автора, какой бы убедительной логикой они ни были продиктованы. Рассуждать о закономерности смерти сегодня – низко и недостойно.
Мои глубокие соболезнования близким всех погибших, всем, кого потрясла эта нелепая и ужасная смерть, всем, кому сегодня просто больно.

Александр Тимофеевский:

Когда 11 сентября телевизор показывал мусульман, пляшущих от счастья и радостно бьющих в бубен, мы смотрели на это с ужасом и отвращением, конечно, но и с чувством удовлетворенного превосходства: мы - не дикие, мы - просвещенные белые люди, христианской веры, европейской цивилизации, не станем себя так вести, никогда. Чувство превосходства - самое ложное на свете, белые люди, христианской веры, европейской цивилизации прыгают сейчас от радости на обломках самолета, в котором разбились наши близкие, журналисты и музыканты, доктор Лиза - великая подвижница, лучшее, что есть на родине. Но даже если бы там сидели сплошь крокодилы, зачем радоваться чьей-то гибели? Но радуются, и шумно. Заходить в некоторые углы фейсбука сегодня можно, только предварительно надев калоши (по бессмертному выражению Чуковского). Мы - такие же дикие, и в день Рождества Христова по григорианскому календарю самое время попросить у мусульман прощения.

Максим Соколов:

Предложение, которое, с сожалению, не будет исполнено
Позволившим себе ликование, остроумную иронию etc. по случаю гибели наших людей, должен быть перекрыт кислород. Ни одной казенной копейки, ни вообще какого-либо бонуса (даже нематериального) от казенных учреждений. Для России этих людей больше нет от слова совсем. Что касается частных сношений, это уже дело совести каждого.
Строжайший запрет иметь какое-либо дело с весельчаками может быть снят только после индивидуального публичного покаяния. Тут, кажется, говорили о необходимости национального покаяния -- вот, пожалуйста, hic Rhodus, his salta.

Захар Прилепин:

Это нехорошо, но я сходил и посмотрел и на то, что Божена написала, и на то, что Аркаша, и на то, что Айдер, и на то, что Андрей Лошак. Они все пишут одно и то же, просто градации разные, и Аркаша, рассчитанный на киевских бесноватых, пишет откровенно то, что Андрей помягче излагает для местных. Я так и вижу вас, зашедших к Аркаше и с трудом сдержавшихся, чтоб не выразить ему поддержку - приличные всё-таки люди, - но нашедших Лошака и возрадовавшихся, вот оно, вот тут всё в порядке и по полочкам: аннексия Крыма, стреляют и бомбят, крошка Цахес, вина на том (на тех), кто разжигал и помогал (то есть, и на тех, кто в самолёте тоже, но о них смолчим, приличные, говорю, люди).
И все те персонажи, что ставят отметку "Нравится" - я вас всех вижу, ФБ выносит на самый верх, чтоб никто не забылся.
Вижу и не забуду. Не со зла, а просто память хорошая.
Журналисты, фотографы, писатели, аристократы духа, интеллигенция из Новосибирска и Томска, питерские и московские. Все в одной тёплой горсти.

Ольга Туханина:

Любое мероприятие с Боженой - чумной дом. Любая компания с Бабченко - холерный барак. И все, кто там присутствуют, все заражены. Вокруг всех - карантин. Пусть они рукопожимаются там друг с другом до безумия, но вокруг них должен образоваться вакуум. Ситуация "на публике противники, а в гримерках коньячок пьем" должна уйти в прошлое. Никаких гримерок, никаких эфиров.

Остракизм называется. Иначе не выживем.

Мария Захарова:

Ребята, либералы, баньте эту скотобазу, глумящуюся на крови. Иначе не будет у либеральной идеи будущего. А оно должно быть!!! Потому что сила в многообразии идей и их здоровой конкуренции, основанной на свободе выбора. Либеральные взгляды не должны ассоциироваться с живодерством. Не марайтесь об эту грязь. Мы - страна. Да, мы на многие вещи смотрим по-разному . Но вспомните , что говорила Доктор Лиза - надо уметь договариваться. И мы договоримся. А с теми , кто говорит "хорошо, что сдохли" договориться нельзя. Мертвые души не договороспособны.

Но здесь круг замыкается.

Олег Кашин:

Еще, конечно, интересный феномен - люди, у которых главное сегодняшнее событие не самолет, а пост Божены. Всех понимаю, их не понимаю.

Григорий Голосов:

Как странно. ФБ лента полна гневных высказываний в адрес злорадствующих по поводу сегодняшней трагедии, им грозят банами и прочими прижизненными и посмертными муками. Однако сами злорадствующие мне почему-то не попадаются, хотя должна быть масса, судя по обилию этих инвектив.

Алексей Шабуров:

Произошла трагедия. Погибли люди. Надо помолчать.

Но вместо этого я видел вчера весь день, как все возмущались. Возмущались каким-то стертым постом Божены - которая вам вообще кто? Ну правда, неужели в такой день вам больше нечего было делать, как думать и писать про Божену?

Возмущались какими-то украинцами. Хотя, по-моему, если вас всерьез интересует мнение украинцев по какому-то российскому поводу, то вам нужно срочно обратиться к психиатру.<...>

Публика - она как дрессированная собачка. Ей дали команду голос, она лает. И пока лает, думать совершенно невозможно.

Фёдор Крашенинников:

Не читал поста никакой Божены, зато вся лента в возмущениях.
Кто она такая, что каждый ее чих надо обсуждать? Для кого и почему она авторитет?

Илья Клишин:

я сегодня утром сидел и читал новостные ленты, твиттер и прочее всякое в поисках апдтейтов по разбившемуся борту. и вдруг вижу странное. нашистские топ-блогеры (назовем их условно так) начинают одновременно постить один и тот же скриншот поста божены рынски. один и тот же. с примерно одним и тем текстом вокруг него (ну разница на уровне пересказа в школьном изложении). дальше подтягиваются депутаты, чиновники, прокремлевские журналисты. все продолжают постить этот скриншот. и писать один и тот же текст. потом, спустя минут 15-20, по этому скриншоты начинают писать (!) новости риа, рт, нтв и все кому не лень. все новости как будто очень похожи друг на друга.

все это выглядит, как будто у кого-то на какой-нибудь старой или не очень старой площади есть такой огромный пульт управления полетами, и он такой сидит и думает: ага, надо форсить, что либералы недочеловеки и мрази, возьмем для этого упоротый пост божены. нажимает красную кнопочку, появляются первый посты. поворачивает рычажок, твитов все больше, хештег в топе. потом зажимает еще две кнопки и <жмёт> энтер, и идут публикации в сми, и вот уже топ яндекса.

что-то похожее я видел как-то вечером в воскресенье, когда вдруг в течение 10 минут все губернаторы и министры захотели прокомментировать одно там историческое шоу на телеканале дождь (с одинаковым текстом). действительно, все же знают, что все губернаторы и министры вечером в воскресенье только и делают что смотрят дождь и сидят в твиттере.

короче. че я вам хочу сказать, чуваки. будьте немного умнее. спасибос за внимание

Айсель Герейханова:

Поражает удивительная маниакальность, с которой "правильно скорбящие" выслеживают сумасшедших, возмущаются и при этом подробно рассказывают нам, как некий Н. или некая Б. радуются гибели людей. Мир хрупок, мир болен, миру нужно немного помолчать

Михаил Пожарский:

Что делает всякий высокоморальный, тонко чувствующий российский блогер после всякой трагедии? Правильно, первым делом бежит разоблачать всех, кто недостаточно качественно скорбит или, не приведи господь, не скорбит вовсе. Напишет высокоморальный блогер пару строчек дежурных соболезнований (обычно "земля пухом", "помним, скорбим" и тому подобные пошлости) и тут же принимается за любимое занятие: строчит три гневных абзаца в адрес отступников. "Как вы смеете!", "Да как вам не стыдно!", "До чего же мы докатились!" и прочее морализаторское самолюбование за чужой счет ("посмотрите на меня, я не такой!"). Важнейшим из искусств для нас является полиция. Если где-то нет полиции, то мы сами ее придумаем и исполним, даже в тех местах, где она неуместна - например, "полиция скорби" или "полиция эмпатии".

Михаил Виноградов:

Сегодня русский фейсбук проявил свои лучшие и худшие качества.
К лучшим можно отнести открытость, сопереживание, деликатность, уважение к памяти.
К худшим - попытки внедрить единый стандарт скорби и начать тестировать на него всех френдов и нефрендов, скатываясь то в доносы, то в болезненно навязчивую потребность цитировать какой-то трэш, которым якобы были наполнены френдленты у всех, то в потоки мировоззренческого мусора (с).
Скорбь - это эмоция. С эмоциями люди не всегда могут совладать. И проявляют их по-разному. А кто-то вообще не проявляет. Или даже не скорбит. Или скорбит - но не чувствует себя оскорбленным, если кто-то рядом не скорбит или скорбит как-то не так.
Люди, как правило, неодинаковы.
Немного странно произносить такие очевидные банальности. Казалось, вокруг взрослые люди.

Станислав Дмитриевский:

Ненависть в это григорианское Рождество — главная из эмоций российских социальных сетей. Ненавидят погибших. Ненавидят тех, кто ненавидит погибших. Ненавидят тех, кто скорбит. Ненавидят тех, кто отказывается скорбеть или не может себя заставить скорбеть. Все друг друга ненавидят, все друг друга банят, никто друг друга не слышит, даже не пытается услышать и понять. Если твои мысли или чувства не совпадают с моими — значит ты враг. Посеянная Путиным в наших сердцах гражданская война давно идет: при случае — переубиваем друг друга, не содрогнувшись. Помоги нам всем младенец Христос — и мертвым, и живым, и не рожденным.

Полина Жиянова:

Всегда помню слова о. Георгия Чистякова, что в несчастье нужно задавать вопрос "зачем это нам дано?", а не за "за что?" А ответ у меня один: чтобы мы опомнились. Вечная память всем погибшим. Скорблю.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG