Ссылки для упрощенного доступа

Лежачего, конечно, не бьют, но Барак Обама не всегда был лежачим. Были времена, когда он казался не просто стоящим, но даже бегущим по волнам. Многим хотелось верить, что именно так сильные и уверенные в себе идут в будущее – легкой пританцовывающей походкой, с гордо поднятым подбородком. Никто не говорил так складно, никто так убедительно после каждой фразы не вертел головой на тонкой профессорской шее. Хотелось верить, что – да, этот может! Его вера в себя была заразительна, казалось: раз может он, можем и мы. Нас возвышающий обман... Уже тогда взахлеб писали о мании, охватившей мир, но почему-то это воспринималось как сугубо положительное явление. И зря, ведь мания – это всегда лишь фаза биполярного душевного заболевания, а при ремиссии мания всегда сменяется глубокой депрессией. Именно это сейчас и происходит с общественным мнением, причем не только с американским.

Барак Обама родился в рубашке или с серебряной ложечкой в подъязычье, как хотите. Ему прощалось то, за что других политиков пишущая братия подвергала единодушному осмеянию. Он мог, к примеру, заявить, что в ходе избирательной кампании собирается посетить все 57 штатов Америки, мог повторять эту глупость не раз, но великодушная пресса всякий раз списывала ошибку на усталость и задерганность. Мог уперто называть Мальвинские острова (в нормативной топонимике ООН – Фолкленды) Маледивами, но и это считалось простительной оговоркой. Это невежду Буша можно было поднимать на смех за то, что он перепутал Австрию с Австралией, хотя не только в американском наречии эти названия предельно созвучны по причине общей этимологии.

Везунчику Обаме все сходило с рук, он был бациллоносителем доброй надежды. То же самое в политике: когда на конгрессе Демократической партии Джон Керри впервые выдвинул его кандидатуру в президенты США, ликование было столь велико, что делегаты в спешке забыли подвергнуть выдвиженца обычной процедуре кадровой перепроверки. Заграница охотно раздавала Обаме щедрые авансы: Нобелевская премия мира была присуждена ему в счет будущих достижений, в которых никто не сомневался. Обама принял ее со скромным достоинством, но до сих пор не вернул, хотя миротворчество не заладилось. По факту жизни число жертв военных конфликтов за время правления этого президента оказалось вдвое больше, чем при воинственном Буше. Злые языки шутили, что он еще успеет получить Нобелевскую премию по медицине – за обещание бросить курить.

Льготное отношение к Обаме в определенных кругах сохраняется и посейчас, когда он уже лежачий. Журналисты из числа избирателей Обамы убиваются в голос: он чудовищно постарел за восемь лет правления, заметно поседел и осунулся, походка учителя танцев лишилась упругости, подбородок потерял остроту и расплылся. Считается, что президент фактически сгорел на работе. Отношение американцев к нему остается двойственным: где-то около половины из них одобряет жертвенное служение Барака Обамы родине, при этом 70 процентов уверены, что под его руководством страна двигалась в неправильном направлении. Это значит, что очень многие отметили галочкой обе колонки. Как эти чувства уживаются в одной голове – вопрос скорее для психиатра.

На своей декабрьской пресс-конференции, последней в его президентской карьере, Обама себя очень хвалил: в экономике он оставляет после себя незначительный, но все же рост, низкую незанятость, ничтожную инфляцию. В сфере международных отношений дела идут еще лучше: он старался никогда и нигде не высовываться, президента великой державы из себя не корчил, в чужие внутренние дела не вмешивался, даже в свои собственные, во всем полагался на исключительную эффективность и объективность международных организаций вроде ООН. Одним словом, воплощал в жизнь принцип постмодернистской политики: кто ничего не делает, не может ничего испортить.

Его противники, разумеется, такой идеал не разделяют и считают, что докторский девиз "Не навреди!" – это лозунг активного, а не пассивного действия: убивает тот, кто не лечит, а не тот, кто пытается исцелить. Непротивленец – всегда тайный пособник преступника. "Я – та сила, что вечно хочет зла и вечно совершает благо" – это Гете не про Обаму сказал, тот, напротив, вечно хочет блага.... Что касается хозяйственных достижений, то экономические показатели всегда как дышло, все зависит от того, как их повернуть. Если деньги берутся за счет круглосуточной работы печатного станка центробанка, то это означает жизнь взаймы. Барак Обама наделал долгов больше, чем все президенты последних двадцати лет, вместе взятые. Возвращать долги придется тем, кто вырастет уже при Дональде Трампе.

Стоит задуматься над тем, почему такую бурю восторгов вызывал бессмысленный клич: "Да, мы можем!" Не поняв этого, невозможно понять, откуда берутся Трампы

Идя к власти, Обама божился, что будет президентом всех американцев, что законы будет проводить в жизнь консенсуально, то есть при согласии республиканских конгрессменов. Сегодня это звучит откровенной издевкой над лопухами. Ни один из серьезных законопроектов не был принят на двухпартийной основе, а токмо волею одной фракции Конгресса, президентской. До 2010 года у демократов сохранялось большинство в обеих палатах Конгресса, и сопротивление республиканцев было чисто техническим, оно легко преодолевалось голосованием. Так был продавлен важнейший почин правления Обамы – реформа системы медицинского страхования. После того как соотношение сил на Капитолийском холме изменилось, Обама придумал новый трюк – вообще не выносить проблемные законы на голосование, а принимать их президентскими декретами. Именно так, в указном порядке в виде подзаконной нормы, появился на свет переломный Договор по ядерной программе Ирана, снимающий с теократического режима санкции в обмен на обещание хорошо себя вести. Так появились на свет и указы, запрещающие открытие новых буровых скважин на континентальном шельфе Америки или прокладку энергопроводов с алясских месторождений через северные штаты. Намерение нового президента пересмотреть многие начинания Обамы его сторонники считают вершиной коварства, хотя силовой способ их принятия им представляется вполне легитимным.

В результате всех своих успехов и достижений удачливый Обама умудрился нанести своей партии непоправимый ущерб. За восемь лет его сидения в Белом доме Демократическая партия потеряла в пользу республиканцев 69 мандатов в Палате представителей, 13 сенаторских кресел, 14 губернаторских позиций и бессчетное количество мест в управлении городов (мэры, старосты и члены муниципалитетов). Можно смело предположить, что демократы потеряют впридачу еще и Верховный суд, где тон будут задавать назначенцы нового президента. Комментатор еженедельника Weekly Standard Альфред Барнс в статье с красноречивым заголовком "Учиться на его ошибках!" заметил: "Промахи Обамы были подарком для республиканцев. Теперь они знают, чего не надо делать".

Правила политического бонтона требуют, чтобы действующий президент в случае катастроф, стихийных или рукотворных, демонстрировал личное присутствие, как бы руководя спасательными работами. Показуха, конечно, в чистом виде, но все-таки подданным приятно видеть своего начальника при исполнении. Буш-младший растерял остатки симпатий своих земляков, когда не удосужился в первый же день посетить места разрушений, причиненных ураганом "Катрина". Знаменитый документалист и бушегуб Майкл Мур тогда уел президента язвительным текстом: "В тот день, когда обрушился ураган, мистер Буш со своими богатыми друзьями потчевали себя тортом. А потом на протяжении всего дня Буш играл на гитаре, которую ему дал какой-то исполнитель кантри. И все это – когда Новый Орлеан утопал в воде". При Обаме такое было бы невозможно?

В статье бывшего конгрессмена-афроамериканца Аллена Уэста "Красноречивое сравнение" в издании Townhall, читаю: "Обама не поехал в Чаттанугу на базу морпехов, когда исламский джихадист Юсеф Абдулазиз застрелил там четверых пехотинцев и одного моряка – вместо этого он провел вечер в одном из бродвейских театров, наслаждаясь модным мюзиклом. Когда в Бенгази четверо американцев еще боролись за жизнь, надеясь на помощь своего правительства, Обама первым же бортом отправился... не туда, а в Лас-Вегас, где в этот день ему хорошо шла карта. Получив известие о том, что американский журналист Джеймс Фоли был обезглавлен фанатиком в Сирии, президент Обама не счел это достаточной причиной для того, чтобы прервать отлично складывающуюся партию гольфа и предпочел сконцентрироваться для удара по мячику". Из этого правила нет исключений: так Обама вел себя всегда, чем он сильно смахивает на Михаила Горбачева и Владимира Путина, которые умудрялись в годину испытаний всегда находиться в законном отпуске. Восемь лет отдыхал и правдолюбец Майкл Мур. Сейчас он оживился – ему опять есть о чем снимать.

Пожалуй, самый яркий пример "нас возвышающего обмана" связан с обещаниями президента Обамы радикально улучшить положение афроамериканского населения Соединенных Штатов. Он сам официально провозгласил себя "первым пострасовым президентом Америки". Понимай так, что вместе с Обамой приходит подлинное равенство всех рас, цвет кожи перестает играть какую-либо роль в жизни человека. Утекло немало воды, две каденции – срок достаточный для того, чтобы вывернуть мир наизнанку. И что же? Колумнист Townhall​ Ларри Элдер, сам, кстати, еще более чернокожий, чем полукровка Обама, приводит любопытные данные в статье с убийственным заголовком "При Обаме жизнь черных ухудшилась – и еще как!". За годы правления "пострасового" президента доходы средней афроамериканской семьи снизились на 20 процентов, черные сейчас в 13 раз беднее белых. Признаюсь, мне трудно в такое поверить, но на выручку Ларри Элдеру приходит одно из самых солидных агентств, Pew Reserch Center, по данным которого, уже 27,2 процента черных американцев живут ниже черты бедности. Бен Стайн, уважаемый комментатор консервативных взглядов, вообще позволяет себе немилосердное суждение: "Обама – самый расистский президент, который когда-либо правил в Америке".

Показательно положение в Чикаго, где Барак Обама когда-то начинал свою стремительную служебную карьеру, педалируя тему расового неравенства. Хотя другим городам США рост преступности удалось остановить, в Чикаго за выходные в среднем жертвами уличных убийств становятся десять человек, при 50 пострадавших от ножевых и огнестрельных ранений. В подавляющем большинстве речь идет об афроамериканцах. Надо ли говорить, что на похороны в Чикаго Обама принципиально никогда не ездил, чтобы не расстраиваться по мелочам. Зато туда ездил коварный Трамп, который на собраниях говорил на редкость доходчиво: "Я не обещаю вам новых пособий. Я обещаю вам работу, чтобы вы могли жить, как все нормальные люди". И представьте себе: процентов двадцать черных американцев ему поверили и даже отдали свои голоса!

Обама считает свое президентство исключительно успешным: в интервью журналу The Atlantic он даже высказывается в том смысле, что ему "есть чем гордиться", что "история оценит его по достоинству". Вряд ли. Утерянного доверия не вернуть. Аналитик Джеймс Кирчик в статье "Цена доверия" в Weekly Standard выражает уверенность в том, что "как бы ни силился Барак Обама и его обоз путем исторического ревизионизма извратить факты, им не удастся обелить катастрофу этого президентства".

Тем, кого непомерно тревожит неясное будущее, кто томится тягостными предчувствиями, стоит бесстрастно задуматься над тем, почему такую бурю восторгов вызывал у вроде бы адекватных людей совершенно бессмысленный и мошеннический клич: "Да, мы можем!" Не поняв этого, невозможно понять, откуда берутся Трампы.

Ефим Фиштейн – международный обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG