Ссылки для упрощенного доступа

Европейский суд по правам человека 17 января признал, что закон, запрещающий американским семьям усыновлять детей из России (в прокремлевском лексиконе – "закон Димы Яковлева", в оппозиционном – "закон подлецов"), является неправомерным. Страсбургский суд согласился с жалобой 45 граждан США, которые собирались усыновить российских детей, но не смогли этого сделать из-за вступления в силу запрета. ЕСПЧ пришел к выводу, что действия российских властей нарушили запрет на дискриминацию (ст. 14 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свободы) и право на неприкосновенность семейной жизни (ст. 8 Конвенции). По решению ЕСПЧ заявителям будет выплачена компенсация общей суммой 75 тысяч евро. Российские власти уже заявили, что будут обжаловать это решение.

С иском в Европейский суд по правам человека обратились 45 граждан США. Они планировали усыновить 27 российских детей, многие из которых страдают серьезными заболеваниями, требующими специализированного лечения. Заявители утверждают, что процесс оформления документов проходил с 2010 по 2012 год: потенциальные родители несколько раз встречались с детьми и успели к ним привязаться. В материалах дела описывается также случай, когда семья хотела усыновить брата ребенка, которого они взяли в семью до этого. Во многих случаях потенциальные родители уже получили положительное решение от российских властей о том, что их семьи подходят для усыновления, говорится в материалах ЕСПЧ. Однако с принятием в декабре 2012 года в России закона о запрете на усыновление детей американскими гражданами процедуры были приостановлены. По мнению заявителей, таким образом были нарушены статьи Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

По мнению адвоката Каринны Москаленко, которая представляет интересы американских семей в ЕСПЧ, вывод Страсбургского суда оставляет шансы истцам на усыновление российских детей: "Решение ЕСПЧ дает заявителям шанс усыновить российских сирот. Они до сих пор интересуются их судьбой, посылают им посылки, чтобы дети не думали, что они их предали", – заявила Москаленко агентству ТАСС.

Руководитель Международной правозащитной группы АГОРА Павел Чиков считает, что ЕСПЧ "очень узко рассмотрел" вопрос запрета на усыновление, и его решение едва ли устроит обе стороны:

Павел Чиков
Павел Чиков

– Европейский суд признал нарушение запрета на дискриминацию в связи с правом на неприкосновенность семейной жизни. Нарушение Конвенции выразилось в том, что вступивший в силу запрет обрубил идущие процессы по усыновлению и удочерению гражданами США российских детей – у всех заявителей шли процедуры, они общались с российскими детьми, они уже выезжали в Россию, встречались с ними, переписывались, собирали документы, были в контакте с органами опеки, с российскими судами, то есть готовили дело к судебному решению о приеме ребенка. Поскольку это ограничение было обусловлено единственным критерием – наличием гражданства США, оно было дискриминационным по признаку принадлежности к гражданству. Заявители жаловались и на другие основания, но Европейский суд с ними не согласился. Решение принято единогласно, в том числе за него проголосовал судья от Российской Федерации Дмитрий Дедов, хотя он сформулировал при этом и особое мнение. Обычно Европейский суд российскими властями обвиняется в политизированности выносимых решений, а в данном случае, если почитать особое мнение судьи Дедова, он упрекает своих коллег в недостаточном учете контекста и, по сути дела, в деполитизированном подходе в решении этого вопроса.

Подход Европейского суда всегда довольно деполитизированный

Но, на мой взгляд, ЕСПЧ очень узко рассмотрел этот вопрос, видимо, это было сделано в какой-то степени и сознательно. С другой стороны, подход Европейского суда всегда довольно деполитизированный, а в вопросах, связанных с усыновлением, удочерением, Европейский суд исходит из наилучшего интереса ребенка. Скорее всего, недовольными останутся обе стороны. Понятно, что заявители не обращались в Европейский суд за тем, чтобы формально получить моральное удовлетворение, признание нарушения их прав и довольно символическую компенсацию в размере трех тысяч евро на американскую семью. Понятно, что они обращались с другими целями и задачами. Если российские власти их не удовлетворят, они будут недовольны и, скорее всего, будут дальше требовать большего. Российские власти в какой-то степени могут быть удовлетворены решением, потому что там не было сказано, что закон сам по себе дискриминационный, что он политизированный. Но и обвинение в том, что решение было дискриминационным, российские власти, наверное, тоже не признают, и может быть, воспользуются правом на обжалование решения в Большой палате Европейского суда и точно не побегут отменять этот закон.

Акция противников "закона Димы Яковлева" в Москве, март 2013 года
Акция противников "закона Димы Яковлева" в Москве, март 2013 года

– То есть получается, что Россия, кроме этих денежных выплат, по сути, ничего не должна – никак не должна реагировать, менять что-то в "законе Димы Яковлева"?

– Заявители абсолютно убеждены, и я вместе с ними тоже убежден в том, что текст решения ЕСПЧ, указывающий на дискриминационный характер запрета, требует изменения нормы закона. Я убежден, что они хотят именно этого, и Европейский суд так и написал, что этот запрет – дискриминационный. Но тут вопрос толкования. Российские власти могут сказать, что Европейский суд применил и признал это дискриминационным лишь в отношении этих заявителей и лишь в отношении тех процедур, которые шли на момент вступления в силу этого закона. Что вообще решение касается этих вот 20 с небольшим американских семей и больше никого. Грубо говоря, что Европейский суд не признал, что права всех американцев нарушены этим самым законом. То есть российские власти могут толковать это таким образом, и не исключено, что будут.

Российские власти воспринимают антисиротский закон в контексте внешнеполитических отношений с США, а надо воспринимать в контексте наилучшего интереса детей

– Какие-то последствия могут быть у этого решения в России? Некоторое время назад опять пошли разговоры о том, что этот закон могут отменить, уполномоченная по правам детей Анна Кузнецова не исключила такую возможность.

– Проблема заключается в том, что российские власти воспринимают "антисиротский закон" в контексте внешнеполитических отношений с США. А надо воспринимать вопросы усыновления, удочерения и приемных семей в контексте наилучшего интереса детей. Наилучший интерес детей выглядит следующим образом. Суд пишет в своем решении, и российские власти это признают: до настоящего времени в России около 65 тысяч детей-сирот находятся в детских домах, треть из них страдает различными заболеваниями, довольно серьезными, они не находятся в приемных семьях. Да, ситуация улучшилась, но 65 тысяч детей остаются в детских домах, а не в семьях. Никто не может оспорить тот факт, что ребенку лучше жить в семье, чем в государственном учреждении. Никто не спорит даже с тем, что российские семьи имеют приоритет при приеме ребенка из детского дома, приюта и так далее. Но если таковых не находится, существует институт международного усыновления, который российские власти признают, и они подписали и являются участником Конвенции ООН о правах ребенка, в нем отдельно прописано, что такое международное усыновление. С точки зрения 65 тысяч детей, которым лучше жить в семье, и многим из них еще и требуется высокотехнологичная и дорогостоящая медицинская помощь, которая не оказывается на территории РФ, – почему они не имеют права получить эту семью, эту медицинскую помощь и этот уход в приемной семье в другой стране? Они могут! Они могут везде, за исключением США, поэтому этот запрет – дискриминационный. Если посмотреть на эту ситуацию с позиции интересов этих детей, то вот все становится довольно очевидно. А дальше – вопрос только отлаживания этой системы, технологии и прочего. Но если смотреть на эту ситуацию – а наладятся наши отношения, отношения Владимира Путина, с Трампом или не наладятся, и вопрос отмены этого запрета на усыновление идет через запятую с отменой запрета на ввоз польских яблок и так далее, тогда как бы ситуация выглядит совсем иначе. Естественно, это одна из условных карт в колоде, и не более того.

Почему они не имеют права получить эту семью, эту медицинскую помощь и этот уход в приемной семье в другой стране?

– Когда принимали "закон Димы Яковлева", наши законодатели, среди прочего, аргументировали свое решение мировым опытом. Были ли в ЕСПЧ подобные прецеденты, подобные решения, когда заявители из других стран обращались с исками о таком дискриминационном подходе в вопросе усыновления детей?

– Я таких дел не знаю. В чем польза решения ЕСПЧ: суд написал, что этот запрет никак не связан ни с какими гуманитарными соображениями. Он не написал при этом, что он связан с политическими соображениями, и этого ожидать, наверное, не стоило от Европейского суда, но этот запрет никак не оправдывается никакими гуманными соображениями, о которых первоначально говорили российские власти, – заключает Павел Чиков.

Елена Мизулина, активно поддерживавшая принятие "закона Димы Яковлева" в России
Елена Мизулина, активно поддерживавшая принятие "закона Димы Яковлева" в России

Уполномоченный России при ЕСПЧ, заместитель министра юстиции РФ Георгий Матюшкин 17 января заявил, что Россия будет обжаловать решение Страсбургского суда. Уполномоченный по вопросам прав человека, демократии и верховенства права МИД РФ Константин Долгов заявил, что нет "абсолютно никаких оснований для корректировки или отмены" "закона Димы Яковлева" и выразил надежду, что ЕСПЧ пересмотрит свое постановление.

Член Совета Федерации Елена Мизулина, поддерживавшая принятие "закона Димы Яковлева" назвала решение ЕСПЧ "грубейшим вмешательством во внутренние дела России". Депутат Госдумы Ольга Баталина, также являющаяся сторонницей запрета на усыновление российских сирот, заключила, что "истинная суть намерений американских родителей", обратившихся в ЕСПЧ, – денежная компенсация в 75 тысяч евро. "Пока американцы оценивали стоимость своих моральных страданий, российские граждане самостоятельно решали проблемы детей-сирот – с 2012 года число детей, нуждающихся в семейном устройстве, сократилось со 119 до 60 тысяч детей. Это лучший ответ на вопрос, для кого интересы детей-сирот являются реальным приоритетом", – написала Баталина на своей странице в "Фейсбуке".

Запрет на усыновление российских детей гражданами Америки был принят в России 28 декабря 2012 года и вступил в силу 1 января 2013 года. Неофициально он получил имя "Димы Яковлева" – в память о ребенке, которого усыновили американцы Майлс Харрисон и Кэрол Линн Эксманн-Харрисон в 2008 году и который погиб спустя четыре месяца в результате несчастного случая – приемный отец на 9 часов оставил сына в закрытой машине на жаре. Отец был оправдан. Считается, однако, что "закон Димы Яковлева" российские законодатели приняли в ответ на принятый в США "закон Магнитского", вводящий персональные санкции в отношении российских чиновников, причастных к гибели в тюрьме аудитора компании Firestone Duncan Сергея Магнитского. По данным Госдепартамента США, из-за запрета на усыновление детей в американские семьи не смогли уехать 259 российских сирот. В декабре 2016 года, в четвертую годовщину принятия закона, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что "закон Димы Яковлева" "вполне себя оправдал" и разговоров о его отмене не ведется.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG