Ссылки для упрощенного доступа

Украина с начала нынешнего года ввела трехмесячный запрет на ввоз любых российских книг на территорию страны. Он связан с исполнением недавнего закона Верховной Рады, призванного не допустить проникновения на внутренний рынок страны антиукраинских изданий, в первую очередь из России. Власти Украины утверждают, что речь идет не о запрете всех российских книг, а лишь об "ограничении пропаганды со стороны страны-агрессора".

Сейчас формально запрет действует только на книги с антиукраинским содержанием, но фактически на украинской границе не пропускают любые книги из России. Такая ситуация продлится до апреля, когда будут разработаны соответствующие подзаконные акты для создания механизмов проверки книг и их легального ввоза. Пока же пересекающие границу люди жалуются на то, что таможенники забирают у них даже литературу из ручной клади, рассказывает автор программы о книгах на киевском Old Fashioned Radio Даниил Ваховский:

– Я знаю о таких случаях, а также о том, что российские интернет-магазины прекратили отправлять нам печатную продукцию почтой. Таможня оказалась в глупой ситуации. Согласно принятому закону, книги из России должны проходить рецензирование, фактически – лицензирование. Специальной комиссией должна выдаваться специальная бумага о том, что книга не содержит антиукраинской риторики. Однако комиссию не создали до 1 января, когда начал действовать закон. Поэтому таможенники вынуждены так поступать, поскольку нет разрешения на ввоз печатной продукции.

Закон, о котором упомянул Даниил Ваховский, называется "Об ограничении доступа на рынок Украины иностранной печатной продукции антиукраинского содержания". Речь идет, в первую очередь, об ограничении книг из России, прославляющих российские силовые структуры, искажающих украинскую историю, оскорбляющих национальное достоинство украинцев. Этот закон, принятый в конце прошлого года, как заявил тогда в Верховной Раде вице-премьер Вячеслав Кириленко, является "элементом гуманитарной безопасности Украины". Об этом законе рассуждает украинский писатель и сценарист Андрей Кокотюха:

– Нет запрета книг из России. Есть запрет литературы антиукраинского содержания. Это, прежде всего, сепаратистская литература, а также книги таких авторов, как Сергей Лукьяненко или Захар Прилепин, которые высказываются в пользу аннексии Крыма и поддерживают войну в Донбассе. Мое мнение – книги всех российских авторов, за исключением тех, которые не поддерживают аннексию Крыма и не занимаются антироссийской пропагандой, в Украине нужно ограничить. Это необходимо сделать до того времени, пока война не закончится нашей победой, пока Россия не признает свои преступления и пока не выплатит Украине репарации. И только после этого российские книги, фильмы и музыка могут возвращаться в украинское культурное пространство. До того времени любая книга российского автора – это книга, выдержанная в координатах "русского мира", а "русский мир" – это то, с чем сегодня воюет Украина. Это нормально, когда русский автор пишет о "русском мире", но не нормально, когда эти книги есть в Украине, – говорит он.

Книги российских издателей занимают до 60 процентов украинского рынка. Если комиссия, которая должна выдавать разрешения на ввоз печатной продукции на территорию Украины, не заработает до весны, полки многих книжных магазинов могут опустеть и в страну, как прогнозирует Даниил Ваховский, начнет поступать контрабанда, которая будет попадать на стихийные рынки. В любом случае, убежден директор издательства "Саммит-Книга" Иван Степурин, от ограничений на ввоз книг из России украинские читатели больше потеряют, чем приобретут:

– Мы потеряем в ассортименте именно технической, переводной классики, например, альбомов по мировому искусству, всего того, что пока находится на полках украинских книжных магазинов. Почему потеряем? Потому что, по нашим ощущениям, выбор тех лиц, которые будут определять, какая же литература должна быть доступна украинскому читателю, может затянуться, формализоваться, появятся бюрократические барьеры. По нашим ощущениям, весь импорт может приостановиться, и достаточно надолго.

Иван Степурин не поддерживает запретные меры, которые, как он считает, могут привести к тому, что на полках книжных магазинов исчезнут и издания популярных российских писателей:

Литература, которую сейчас называют сепаратистской, радикальной, уже давно не пользовалась никаким спросом

– В то время, когда наш читатель и так патриотически и морально настроен, нам говорят, что необходимо ввести какие-то запретные меры, которые будут определяться, я думаю, некими сверхобразованными или сверхпосвященными людьми, которые знают, что нужно читать украинцам, а что не нужно читать. По моим ощущениям, литература, которую сейчас называют сепаратистской, радикальной, уже давно не пользовалась никаким спросом. Вряд ли мы здесь найдем (даже где-нибудь в отдаленных уголках книготорговли) издания явно сепаратистского характера. И не потому, что действуют какие-то запретные меры, а потому что они просто не востребованы.

А у нас читают таких выдающихся, в том числе и современных, российских писателей, как Бориса Акунина, Людмилу Улицкую, Александра Чудакова. Неужели мы недостаточно образованны, чтобы не сделать выбор между серьезной литературой мирового уровня и ширпотребом, которым нас пугают из России. Обидно, что мы идем по такому пути, и завтра нам нужно будет запрещать YouTube и Facebook, – сетует Иван Степурин.

Впрочем, у принятого Верховной Радой закона, ограничивающего ввоз книг в страну, есть и немало сторонников. Один из них – директор киевского издательства "Наш формат" Антон Мартынов:

– Этот закон необходим. Речь идет не о запрете российских книг, а об изменении политики их ввоза. Если раньше мы ввозили книги на территорию Украины в расчете на килограммы, то сейчас это будет в расчете на названия. Это принятая в мире практика относительно любых товаров, и я не вижу в этом ничего криминального.

– Некоторые эксперты говорят, что если до весны не заработает комиссия, которая должна выдавать, по сути, лицензии на возможность ввоза иностранных книг в Украину, то многие книжные магазины могут закрыться. Разделяете ли вы такие опасения?

Я не вижу в этом ничего удивительного после той политики, в частности и информационной, которую проводит государство-агрессор против Украины

– На данный момент в Украине осталось две системообразующие сети книжных магазинов. Одна из них – почти полностью украиноязычная, доля русскоязычных книг в ней составляет не более 5 процентов. А вторая имеет достаточно большое количество российских книг, но динамика импортозамещения, замены этих изданий на украиноязычные очень сильна. И руководители этой сети не высказывают обеспокоенности относительно того, что, возможно, до апреля российские книги будут слабо представлены в Украине. И руководство этой сети одобрительно отзывается о принятом законе. Поэтому я бы не говорил, что есть опасность закрытия книжных магазинов.

- Действительно ли за почти три года со времени аннексии Россией Крыма и российской агрессии в Донбассе спрос особенно на художественные издания из России упал, и в том числе из-за патриотических соображений украинцы сейчас отдают предпочтение отечественным книгам?

– Могу сказать однозначно, что это так. Это не только художественная литература, но и нон-фикшн (нехудожественная литература), в нише которой мы работаем. Это и все остальные категории книгоиздания. Конечно же, украинский читатель проголосовал гривной за продукцию, которая издана в Украине, в том числе и преимущественно на украинском языке. Я не вижу в этом ничего удивительного после той политики, в частности и информационной, которую проводит государство-агрессор против Украины.

– А можно ли было найти в киевских книжных магазинах еще до Евромайдана российские издания, в которых украинцев и Украину изображали в крайне негативном свете?

Все думали, что обойдется, и никто не хотел вспоминать опыт Финляндии, Литвы, Латвии и Эстонии

– Это не было ярко выраженной тенденцией, но в наших магазинах можно было найти десятки российских книг, которые прогнозировали в Украине революционные события, аннексию нашей территории и военные действия. Это все, как минимум, подогревалось. Конечно же, это не было главным вектором развития и существования российского книжного бизнеса, но, тем не менее, такие книги были на нашем рынке. И после начала всех известных событий не было никаких акций российских книгоиздателей, чтобы остановить этот процесс, перейти на цивилизованный путь общения, а не на войну и прямое вторжение на территорию государства-соседа. Все думали, что обойдется, и никто не хотел вспоминать опыт Финляндии, Литвы, Латвии и Эстонии. Никто не хотел задумываться, какие последствия повлекут за собой военные действия и насколько общество может отвернуться от российской книги, русского языка после вот таких действий. Глобальных размышлений в российских СМИ и в российском обществе на эту тему мы не наблюдали.

– Как, по вашему мнению, может развиваться ситуация с ограничением ввоза в Украину иностранной книжной продукции?

– Она может развиваться по двум вариантам. Первый состоит в построении сильного восточноевропейского книжного рынка. Вероятность такого развития событий оцениваю где-то в 70 процентов. Второй – оставить все как есть, то есть не предпринимать никаких шагов. До аннексии Россией Крыма и военных действий в Донбассе доля российской продукции на украинском рынке составляла более 80 процентов, и если все оставить как есть, то ту динамику, которую показывают украинские издатели по отвоевыванию своего локального рынка, мы ее просто за определенный период утратим и вернемся на круги своя. То есть с тотальным присутствием тут россиян, так как они имеют прочные позиции: серьезный маркетинг, финансовые ресурсы.

Закон о лицензировании не запретит поставки российских книг в Украину. Будут завозиться наиболее актуальные позиции, которых нет в украинском ассортименте

Нашим украинским издателям порой очень трудно пробиться на полки магазинов, поскольку украинский язык якобы трудно продается. Речь идет о некоем штампе, что когда-то, лет двадцать назад пробовали продавать что-то из украинской тематики, такая продукция не пошла, и после этого от нее оказались. И сейчас нам достаточно сложно преодолеть вот эти штампы. Поэтому закон о лицензировании не запретит поставки российских книг в Украину. Будут завозиться наиболее актуальные позиции, которых нет в украинском ассортименте. Меньше будут завозить специализированную литературу, но я не вижу в этом проблемы, поскольку она и так уходит в цифровой формат. Мы будем получать из РФ не то, что хотят россияне сюда все "слить", а самое лучшее, что можно быстро продать и вернуть деньги. Соответственно, пока этот продукт, конечно же, не будет заменен украинским книгоиздателем.

Поэтому я считаю, что первый вариант, когда мы сможем построить сильный восточноевропейский рынок, для нас более приемлем. Это и рабочие места, и лучше работающая экономика, это намного меньшие риски не получать нужный нам ассортимент в нужное время и по приемлемой нам цене. То есть цену, ассортимент и другие условия поставок нам будут диктовать не из Москвы, а решения мы будем принимать самостоятельно. Это, конечно же, процесс сложный и затяжной, чем оставить все как есть, но, тем не менее, он абсолютно реалистичен, – считает руководитель издательства "Наш формат" Антон Мартынов.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG