Ссылки для упрощенного доступа

До конца этого года старейший в России золотодобывающий комбинат "Коммунаровский рудник" в Хакасии, производящий сейчас тонну золота в год, увеличит объем переработки сырья в два с лишним раза. Реконструкция фабрики позволит обогащать до 1 миллиона тонн руды. За последние годы прибыль компании выросла вдвое и составила 190 миллионов рублей в год. Однако на уровне жизни в золотодобывающем поселке это никак не сказывается. Корреспондент Радио Свобода побывал в Коммунаре, где нет воды, где за долги арестованы стадион и квартира главврача поселковой больницы.

Золотодобывающий поселок Коммунар. Хакасия
Золотодобывающий поселок Коммунар. Хакасия

Богом дарованный

От столицы Хакасии Абакана до поселка Коммунар почти 240 километров: сначала по асфальту до райцентра Шира, а затем по грунтовой дороге через тайгу. Автобус из Абакана в Коммунар ходит один раз в сутки, и точно также – обратно.

Дорога к поселку Коммунар
Дорога к поселку Коммунар

Золото на ручье Собака, где сейчас стоит Коммунар, нашли в первой половине XIX века. В 1899 году на руднике "Богомдарованный" извлекли первый пуд ценного металла, и с тех пор его здесь добывают в промышленных масштабах. Шахтеры по-прежнему находят под землей следы проходки времен купца Константина Иваницкого – первого хозяина рудника. Иваницкий построил и золотопромышленную фабрику, о существовании которой теперь напоминают опоры старой канатной дороги.

– Раньше тут был древний фуникулер, канатная дорога. Но я ее уже не застал, – рассказывает начальник шахты "Северная" Игорь Казанцев. – Вот эта телевышка сделана из столба канатной дороги. Раньше руду на фабрику возили не КАМАЗами, не КрАЗами, а по канатной дороге. Устройство приема таких вагонеток только лет пять-семь назад разрушили, оно мешало новому строительству. А так бы оно еще стояло и стояло.

Игорь Казанцев родился в Коммунаре, закончил Красноярский институт цветных металлов и вернулся работать на рудник, хотя звали на производство в Норильск и Абазу. В конце 90-х трудился здесь за возможность поесть на руднике дважды в день и за буханку хлеба, которую относил домой. Потом с деньгами на руднике стало получше. Но регулярно зарплату начали выдавать здесь лишь в последние годы.

Рудник умирал, стоял не то что на коленях, а по пояс вкопанный в землю. А теперь все работает и золото добываем

– Самое главное, что здесь есть работа, а не как было в 90-е годы, – говорит Казанцев. – Рудник умирал, стоял не то что на коленях, а по пояс вкопанный в землю. А теперь все работает и золото добываем.

"Коммунаровский рудник". Шахта "Северная"
"Коммунаровский рудник". Шахта "Северная"

Сейчас 70 процентов руды добывается на карьере "Подлунный", остальное – в шахте "Северная". Работы ведутся вокруг большой горы, чуть в стороне от самого поселка Коммунар. По сути рабочие на карьере снимают верхушку горы, а шахтеры – пробиваются ей внутрь, уходя вглубь примерно на 300 метров в месяц. Как и 100 лет назад, работа в шахте – самая тяжелая на руднике. Горняки ежедневно спускаются на семь часов под землю, где трудно дышать, не смолкая шумят отбойники и гуляет "ветер" – работает система вентиляции. Проходчики – самые высокооплачиваемые рабочие на руднике, получают около 70 тысяч рублей в месяц. Работа в проходке опасна и почти неизбежно сопровождается профзаболеваниями: вибрационной болезнью или хроническим бронхитом – из-за постоянного перепада температур.

– Пока только в одном из забоев у нас применяется новшество, так скажем, механизированный способ бурения, – объясняет Игорь Казанцев. – Используется установка на дизельном ходу, на ней установлен манипулятор, на нем пневмоударник. То есть человека не достает вибрация, шум получается поменьше.

Тяжелая техника ворочает отвалы
Тяжелая техника ворочает отвалы

На горе, примерно на 1300 метрах над уровнем моря, тяжелая техника ворочает отвалы, а взрывники готовят площадку под очередную серию зарядов. В специальные лунки закладывают граммонит – смесь тротила и аммиачной селитры. Несколько десятков зарядов взрываются поочередно и настолько быстро, что, кажется, будто произошел один мощный взрыв. Золотоносную руду, добытую в "Подлунном" и поднятую из шахты в отвалы, грузят в самосвалы и везут через поселок на фабрику. Еще в 70-е годы прошлого века начались разговоры об истощении месторождений под Коммунаром. Казанцев говорит, что именно по этой причине его дядя уехал тогда в Среднюю Азию. Однако золото в Коммунаре пока не закончилось.

Подготовка к взрывным работам
Подготовка к взрывным работам

– Это зависит от химиков, – говорит начальник шахты. – Со временем появляются новые технологии, которые позволяют при меньших затратах добыть золото из руды с меньшим содержанием. Раньше у нас было на тонну руды 3-5 граммов золота, сейчас мы добываем даже граммовую руду, и можем добывать золото с прибылью. После реконструкции фабрики, которая ведется, я думаю мы проживем еще лет 30, минимум. Руды, которую мы считали бедной, а теперь считаем рядовой, у нас очень много.

Револьвер и малазийский уголь

Фабрика по извлечению золота находится на противоположном конце Коммунара. Чтобы попасть на предприятие, нужно пройти через алкотестер – подуть через соломинку в прибор. Входящих досматривают, не обращая внимания на должность. В одном из кабинетов висит древний плакат с руководством по сборке револьвера. Это напоминание о том, почему рудник был назван именно так. В 1922-м его переименовали из "Богомдарованный" в "Коммунар" в память о погибших в этих краях при защите продовольственных обозов большевиках.

Алкотест
Алкотест

Здесь добывают так называемую "упорную" руду. Перед обогащением она проходит три стадии измельчения, а потом отправляется на мельницу, где превращается в буквальном смысле в порошок – каждая частица размером в 74 микрона. "Мелящую среду" создают специальные стальные шары: на помол одной тонны руды уходит три килограмма шаров. После помола руду растворяют в щелочной среде, в цианидах.

Цех по измельчению руды
Цех по измельчению руды

– Мы стоим на аппаратах, каждый из которых по 1,5 тысячи кубов, – поясняет главный обогатитель "Коммунаровского рудника" Владимир Марьясов. – Сюда подается цианид, и идет растворение.

Цианирование продолжается, как правило, в течение суток. После сгущения образуется так называемая "пульпа" – золотоносной раствор, который для обогащения смешивают с малайзийским углем. Эта технология называется CIP – "уголь в пульпе". На руднике ее используют с 2005 года, после отказа от обогащения за счет осаждения на цинковую пыль.

– Пульпа идет самотеком из емкости в емкость, – показывает Марьясов. – Специальные устройства пульпу выпускают, а уголь, наоборот держат. Так обогащается золото.

В этом растворе находятся частицы золота
В этом растворе находятся частицы золота

"Богатенький" уголь уходит на электролиз, где с помощью электричества получают непосредственно золото. Вынимают его под камерами наблюдения в присутствии сотрудников службы безопасности. Журналистам этот процесс никогда не показывают. Говорят, категорически запрещено всеми инструкциями. Впоследствии золото отправляют на завод цветных металлов имени Гулидова в Красноярск.

За этим стеклом цех электролиза, в котором получают чистое золото
За этим стеклом цех электролиза, в котором получают чистое золото

"Работал, пока не придавило"

Владимир Марьясов родился в Коммунаре. Получил образование и вернулся.

Народ к нам едет. Я думаю, что средняя зарплата по всему предприятию больше 30 тысяч. А найдите за 30 тысяч зарплату в городе?

– Предприятие работает стабильно, – говорит Марьясов. – Зарплата выплачивается регулярно, нормального размера. Народ к нам едет. Я думаю, что средняя зарплата по всему предприятию больше 30 тысяч. А найдите за 30 тысяч зарплату в городе?

Слова Марьясова подтверждают жители окрестных сел, которые ежедневно приезжают к коммунаровскому рудоуправлению в поисках вакансий. Сотрудники фабрики, которых вызывает для разговора с журналистом заместитель начальника службы безопасности, жизнью вроде бы довольны. Любовь Кондрашова рассказывает, что отработала пять лет на фабрике "по-вредному" и ушла на пенсию в 49 лет, но продолжила трудиться на предприятии кладовщиком.

Муж у меня всю жизнь на шахте отработал, пока его там не придавило... Сейчас на льготной пенсии, дома. Сыновья тоже работают на фабрике... У нас и работающие-то предприятия – гараж, фабрика и шахта. У нас сильно-то выбора нет

– Мне нравится у нас на руднике, я здесь всю жизнь прожила, – говорит Любовь Кондрашова. – В Красноярске училась, вроде в Барнаул уехала работать... Все равно тянет домой, приехала в Коммунар. Вышла замуж, два сына. Муж у меня всю жизнь на шахте отработал, пока его там не придавило... Сейчас на льготной пенсии, дома. Сыновья тоже работают на фабрике. Один после техникума работает, другой после техникума поступил в институт заочно. У нас и работающие-то предприятия – гараж, фабрика и шахта. Сильно-то выбора нет...

Любовь Кондрашова
Любовь Кондрашова

Петр Аржаев на фабрике следит за тем, как руда проходит через ситовое оборудование. Раньше он работал шофером, а за 12 лет на фабрике вырос от дробильщика до старшего дробильщика.

– Насколько тяжелая работа? Недаром это первый список, там и пыль, и вибрации, – говорит Петр. – У меня супруга работает, я работаю, так что хватает [на жизнь]. В целом все нормально. Хоть какая-то стабильность. Я знаю, что я завтра получу зарплату, не буду ждать, дадут или не дадут.

Петр Аржаев
Петр Аржаев

"Коммунаровский рудник" входит в "Южуралзолото Группа Компаний" – ОАО "ЮГК", возглавляемое Константином Струковым. Компания владеет активами в в Челябинской области (Кочкарское, Светлинское, Березняковское, Западный и Южный Курасан), Забайкальском крае (Дарасунский рудник), Красноярском крае (прииск Дражный). В 2015 компания стала владельцем еще и ООО "Соврудник" в Красноярском крае. Главный акционер "ЮГК" –​ Ugold Limited, зарегистрированный на Кипре. Как говорится в годовом отчете компании, в 2015 году чистая прибыль "Коммунаровского рудника" выросла по сравнению с предыдущими годами более чем в два раза, составив около 191 миллиона рублей. Forbes по итогам 2016 года оценивает состояние Константина Струкова в 900 миллионов долларов.

"Хоть увольняйся"

Работать на рудник приезжают со всего района: Ефремкино, Вершина Теи, Шира и других. Из 900 сотрудников рудника 225 – приезжие. Вахтовики живут в двух общежитиях, комнаты в которых предоставляет приезжим предприятие.

Общежитие для вахтовиков
Общежитие для вахтовиков

Когда рядом нет начальства, работники шахты становятся откровеннее. Водители автотранспортного цеха, курящие около проходной, отказываются называть свои имена, но рассказывают, что зарплату на руднике (получают в их подразделении от 25 до 40 тысяч рублей) могут урезать в любой момент без объяснения причин.

Работники автотранспортного цеха
Работники автотранспортного цеха

– Да, и никаких объяснений. Расчетку получили, улыбнулись. Не хочешь работать – до свидания! Вот и идет текучка, – говорит один из сотрудников.

– За все наказывают, люди приехали, месяц отработали до зарплаты и обратно ни с чем, – добавляет другой. – Ладно, я местный, поехал домой, пообедал, я дома! А человеку надо поесть, за питание высчитывают, посчитайте, он 5-6 тысяч только проедает. Сюда едет, добирается – это все за его счет.

О том, что на руднике практикуются жесткие финансовые санкции к работникам, говорят в Коммунаре многие.

Если с мужиками поговорить…Так они вряд ли расскажут все как есть. Боятся и эту работу потерять

– Например, пишется зарплата 50 тысяч. Это на шахте, столько немногие получают. Могут принести домой 15 тысяч. Обещали 30, приходишь к получению, и начинается... Бывает даже без комментариев – за что. Одно время на больничный было уходить нельзя... Если с мужиками поговорить…Так они вряд ли расскажут все как есть. Боятся и эту работу потерять. Фамилию мою только не надо называть, – просит нас одна жительница Коммунара, муж которой работает на руднике. – У меня четверо детей, кредиты. Муж мой в семье работает один, поэтому сейчас одна надежда – работать, работать и работать. Хотя бы эту работу не потерять.

Поселок Коммунар
Поселок Коммунар

Поселок Коммунар сегодня – это деревянные бараки, которые были построены еще 30-е годы прошлого века. Недавно в некоторых из них сделали ремонт – просто покрыли сверху сайдингом. В селе много брошенных домов. Если не удалось устроиться на рудник, то на другую работу рассчитывать здесь почти не приходится. И люди из Коммунара уезжают. Остаются в основном старики, которые заработали пенсию на руднике еще в советские времена.

Поселок Коммунар
Поселок Коммунар

80-летняя Нина Журавлева отработала на руднике 16 лет – это два срока по первому списку вредности. Как говорит сама, прошла на фабрике весь путь "снизу доверху". Потом, уже будучи на пенсии, подрабатывала в местной школе техничкой. Сейчас получает 10 тысяч рублей пенсии, топит дом дровами, удобства имеет на улице. Никаких доплат от предприятия, которому отдала столько лет, не имеет.

– Вот один раз встала и двери не могу открыть, снегом завалило, – жалуется Нина Александровна, – Торкнулась, а нет! Сыну звоню, а он мне: а зачем тебе на улицу? Сейчас в кладовке дрова есть, в туалет дома сходи... Когда снег валит, и из дома и из поселка никуда не вырваться.

Нина Журавлева
Нина Журавлева

В поселке и на подъездах к нему нет асфальта. Как нет тут централизованного водоснабжения: кто-то нашел деньги, чтобы пробурить себе скважины, остальным воду привозят раз в неделю в цистерне. Руководство рудника организовало вывоз из Коммунара мусора: по всему поселку расставлены специальные приступки, встав на которые можно закинуть мешок в приезжающую сюда раз в день мусорную машину. На этом коммунальные радости в поселке заканчиваются.

По идее мне должны выплачивать субсидию и льготу – я ветеран труда. Но уже полгода льгот нет. Я бываю вредная бабушка, дошла до республиканской прокуратуры, звонила в льготный отдел в райцентр. Там говорят: нет денег!

– 12 тысяч получаю, а плачу за квартиру 7 тысяч, – говорит 67-летняя Наталья Семеновна, также проработавшая много лет на руднике. – Очень дорогое у нас отопление. Знаете, тут такая хитрая система, я пыталась ее понять, но так и не поняла. По идее мне должны выплачивать субсидию и льготу – я ветеран труда. Но уже полгода льгот нет. Я бываю вредная бабушка, дошла до республиканской прокуратуры, звонила в льготный отдел в райцентр. Там говорят: нет денег! Но мне-то от этого не легче. Жить не на что. Я семь тысяч отдам из 12, а на что жить?

Многие в поселке живут в таких деревянных бараках
Многие в поселке живут в таких деревянных бараках

В поселке с населением примерно в 2,5 тысячи человек есть средняя школа и участковая больница, где кроме медсестер и нянечек работают два врача – терапевт и стоматолог. Чтобы попасть на прием, скажем, к педиатру, нужно ехать за 70 километров в центр Ширинского района – поселок Шира. Из-за долгов местного сельсовета за электроэнергию суд по иску "Хакасэнергосбыта" недавно наложил арест на муниципальную квартиру, где живет главный врач коммунаровской больницы.

– Два раза судились от имени юридического лица, а еще я подала иск как физическое лицо, – рассказывает главврач Коммунаровской участковой больницы Ксения Почеряева. – Иск мой построен на том, что если квартиру заберут, население останется без врача, потому что жилья у меня нет, а предложить другое жилье сельсовет не может.

В прошлом году из-за долгов отключали свет и в местном доме культуры. Глава сельсовета Надежда Гриценко рассказывает, что коммунальные долги в поселке составляют около 70 миллионов рублей. А доходная часть бюджета Коммунара около 8 миллионов. Гриценко говорит, что рудник за последний год отдал в казну поселения 4 миллиона 700 тысяч рублей налогов, остальное – более 170 миллионов – уходит в бюджеты других уровней.

Следующий суд у нас по спортзалу – зал "Кедр" вместе со стадионом обещают арестовать. Там у нас тоже долги. На очереди – здание почты и вообще все имущество администрации, вплоть до нашего герба

– Вот сейчас за коммунальные долги, видимо, будет арестована и уйдет с торгов квартира медика, которую сельсовет купил для специалистов. Следующий суд у нас по спортзалу – зал "Кедр" вместе со стадионом обещают арестовать. Там у нас тоже долги перед энергетиками. На очереди – здание почты и вообще все имущество администрации, вплоть до нашего герба, – жалуется Надежда Гриценко.

Поселок Коммунар
Поселок Коммунар

Начальству рудника и руководству региона до проблем Коммунара особого дела нет, жалуются в поселке. Правда, в 2013 году, незадолго до губернаторских выборов, в поселке отремонтировали котельную и школу, а в местном доме культуры оборудовали туалет с кафелем. Тогда, четыре года назад в ходе своей предвыборной кампании в Коммунар приезжал глава региона Виктор Зимин. Он обещал, что в бюджете поселка будет оставаться треть всех налогов, которые платит рудник, то есть не менее 50 миллионов рублей в год. После выборов про эти обещания власти забыли. Очередные выборы губернатора в регионе в следующем году. Не исключено, что глава региона скоро вновь посетит Коммунар и, возможно, даже вновь что-то пообещает.

Дом культуры поселка Коммунар
Дом культуры поселка Коммунар

А на руднике тем временем идет большое строительство: 113 специалистов работают над возведением нового цеха по дроблению и измельчению руды. Специально для этого головное предприятие прислало с Урала в Коммунар 50 строителей. В тонне золотоносной руды примерно 1,8–2 грамма чистого металла. "Коммунаровский рудник" перерабатывает сейчас около 500 тысяч тонн руды в год, добывая в среднем тонну золота. Реконструкция рудника может увеличить производство золота в два с лишним раза. Так что золотой поток будет литься из рудника и дальше. Правда, видимо, мимо поселка Коммунар.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG