Ссылки для упрощенного доступа

Очень живой интерес в эти дни вызвали слова двух женщин, недавно вышедших из тюрьмы после осуждения по резонансным делам: Евгении Чудновец и Оксаны Севастиди.

Первая анонсировала свой собственный правозащитный проект и поспешила при этом дистанцироваться от людей, помогавших ей выйти на свободу:

Обычные люди не знают, что делать при столкновении с правоохранительной или судебной системой. В этом центре им смогут помочь. Через письменное обращение, по почте, через звонок по телефону. Сейчас даже в тюрьмах есть телефоны, есть возможность позвонить и рассказать о проблеме. В отличие от «Руси сидящей» мы планируем сотрудничать с судебной системой. То есть мы хотим идти не против, а рядом. Не бороться, а помогать исправиться.

Вторая пошла ещё дальше - многих просто потрясло её интервью "Медузе":

После всего этого я так же люблю своего президента Путина. У него всегда широкие жесты — он помогает Украине и Сирии.<...>

Нет. Не думаю, что он ответственен за приговоры. Про Сталина тоже говорили — смотрите, что при нем творилось. А Сталин ведь не знал обо всех приговорах.<...>

Он спас меня и жизнь моей мамы. Я бы хотела с ним познакомиться, поблагодарить его. И сказала бы ему про другие дела по госизмене.

Потом часть сказанного была опровергнута.

Зоя Светова:

Только что на "Дожде" Оксана Севастиди заявила, что не говорила тех слов про Сталина, которые ей приписываются в интервью "Медузе". Про Путина: " Не думаю, что он ответственен за приговоры. Про Сталина тоже говорили — смотрите, что при нем творилось. А Сталин ведь не знал обо всех приговорах". Наверное, "Медуза" не успела с ней согласовать интервью. А ведущий "Дождя" , к сожалению, не имел при себе текста интервью. Так что вышел казус.

Но волну разочарования и возмущения уже было не остановить.

"Методичка":

Приветствуем новый призыв "нераскачивающих" правозащитников: "делаем общее дело, а не зарабатываем политические очки!"

Егор Лынов:

Вот он каков, ядерный электорат Путина, женщину посадили за СМСку, заставляли работать по 14 часов за 100 рублей, а она все равно Путина любит. И как бороться с таким отсутствием здравого смысла я не представляю, им можно часами доказывать коррумпированность и беззаконие системы, они будут с тобой соглашаться, но Путин не виноват, он же не в курсе, за всеми не уследишь. Безусловно, я рад, что невиновного человека отпустили из тюрьмы, но понять такую жизненную позицию, хоть убейте, не могу.

Сергей Ерженков:

Методология в действии. Сажаем провинциальных ПТУ-шниц, поднимаем на щит в оппозиционной среде, надуваем, как жаб, а потом из троянского коня выходят ахейцы и всех мочат

Павел Пряников:

"После всего этого я так же люблю своего президента Путина. Пусть еще раз меня посадит, - ответила Севастиди".
А потом "Открытая Россия" ещё раз освободит.

Павел Шехтман:

И сказала Севастиди: «нага я вышла из чрева матери моей, нага и возвращусь. Путин дал, Путин и взял; да будет имя Путина благословенно!»

Игорь Гром:

Что бывает, когда вату садят за лайки и репосты, потом всем миром пытаются спасти и спасают. А потом возникает такая метаморфоза. И у нас было так. И опускаются руки. И плевать уже хочется на них и на все.
Стокгольмский синдром, мать их.

Александр Вест:

это даже не Стокгольмский синдром, это глубже, 40 годами по пустыне тут уже не отделаться.

Елена Макарова:

Ой, как я люблю такое. А переобувание в прыжке - вообще мой любимый аттракцион. Много букв чтобы матом не разговаривать, потому что им у меня сейчас не только все слова, но и чувства тоже.
ЗЫ: я не удивляюсь, нет, но каждый раз как в первый, однако...

Альфред Кох:

Почитал про Севастиди и Чудновец. Вспомнил Евангелие:

"Ибо если вы будете любить только любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают мытари?" (Мф 5:46)

Как бы найти в себе хоть сколько-то христианской любви? Вот сейчас испытываю острый ее дефицит. Хочется в морду им плюнуть. А надо - любить....

Ладно, утешусь тем, что мне их хотя бы жаль. Это уже шаг в правильном направлении.

Светлана Бахмина:

Даже не знаю что и сказать.
Вспомнился пост Ольги Романовой еще до их освобождения, где она писала, что нас ждут разочарования
Но тем не менее хорошо, что их освободили

Александр Тимофеевский:

Вспомнил рассказ Н.Я. Рыковой о том, как в сталинском лагере она подружилась с врачом из Киева, хорошей женщиной, но гораздо более простой, чем сама Надежда Януарьевна, с детства образованная, из культурной дворянской семьи, знавшая пять языков, общавшаяся с Волошиным, Кузминым и Андреем Белым, и так далее, и тому подобное. Но ни что ни от ничего не уберегает, ни от каких, самых стоеросовых и забубенных общих мест, и Надежда Януарьевна как-то горячо сказала новой подруге: "Я вот уверена, что его обманывают, убеждена, что он многого не знает". Подруга застыла в потрясении: "А знаете, они правильно вас посадили. Если вы в этом уверены и даже убеждены, то так вам и надо". Надежда Януарьевна говорила, что это была лучшая интеллектуальная отповедь, полученная ею в жизни.

Михаил Пожарский:

Теперь, когда Евгению Чудновец, слава Богу, выпустили, можно говорить о ней все как есть. Журналист Стешин в детстве надувал жаб велосипедным насосом, а тут всем журналистским миром надули героиню-общественницу из провинциальной городской сумасшедшей с шилом в заднице. Почему городской сумасшедшей? Ну, а кому еще придет в голову бороться с сексуальным насилием путем распространения видео с сексуальным насилием? Нет, конечно, это не является никаким распространением порнографии, и посадили ее несправедливо. Но ведь любому человеку с головным мозгом в черепной коробке должно быть понятно, что распространение видео с сексуальным насилием, даже с комментарием "посмотрите какой ужас!!", может привести лишь к повторной травматизации жертвы и ни к чему иному. Это просто акт пускай и добронамеренного, но кристально чистого идиотизма. Суды по таким делам проходят в закрытом режиме не просто так. И имена в прессе меняют тоже не просто так. Если вы натыкаетесь на видео, где происходит какое-то насилие, травля детей и т.д. и т.п., то жать нужно кнопку "репорт", а не "репост". Но вот Чудновец уверена, что все правильно сделала и рассказывает теперь НТВ, что снова нажала бы на репост. "Ну я же добра хотела, что же могло пойти не так?" Вот есть такая порода общественных активистов формата "друзей, с которыми врагов не надо" - так вот это оно самое. И это, конечно, большая трагедия, что она теперь собирается заниматься "общественной деятельностью", вместо того, чтобы постигать пользу деяния недеянием.

Фёдор Крашенинников пишет колонку для информационного агентства "Политсовет":

Чудновец и Севастиди, две невинные жертвы карательно-сажательного «правосудия», были внезапно высочайше помилованы и немедленно получили возможность выразить свой восторг и восхищение президенту за свою свободу. Их благодарности и готовность бороться за чьи-то там права без намеков на политическую деятельность были транслированы на всю страну: мол, полюбуйтесь, вот какие патриотки — Отечество их ни за что упекло в тюрьму, а потом выпустило, а у них и претензий особых нет, одни восторги! Берите пример!

К самим женщинам нет и не может быть претензий. Попав в жернова следствия, суда и ФСИН обычный человек будет готов пойти на многое, чтоб этот кошмар в его жизни закончился, и благодарить любого, кто поспособствовал возвращению домой. И тем безобразнее весь этот аттракцион с использованием невинных жертв произвола с участием персонажей из ОНФ. Во-первых, обоих гражданок надо не миловать, а полностью реабилитировать с последующим разбирательством со всеми теми, кто шил их липовые дела и сажал в тюрьму. Во-вторых, некрасиво так откровенно использовать «стокгольмский синдром» недавних узниц.

Есть все основания полагать, что внезапное помилование двух этих женщин — удачная попытка убрать из публичного поля тему освобождения Ильдара Дадина. В отличие от Чудновец и Севастиди, попавших в жернова репрессий случайно, Дадин там совершенно логичен и закономерен и тем убедительнее его выход на свободу. Понимая свою правоту и преступность своих преследователей, Дадин не сдался ни во время отсидки, ни после освобождения. Сделать из него очередного верноподданного активиста, вся общественная работа которого свелась бы к бесконечным здравицам Путину, не получилось бы. Поэтому вместо неудобного власти освобожденного активиста пришлось найти парочку удобных. К счастью кремлевских пиарщиков, несправедливо осужденных у нас пруд пруди, можно каждый день кого-нибудь миловать и показывать на всю страну, как очередной раздавленный произволом человек благодарит начальство за внезапную доброту. Жаль только, что даже ради пиара всем невинно осужденным свободу не дадут.

Впрочем, отмечают другие комментаторы, освобождения для Чудновец и Севастиди требовали вовсе не из-за их правильных или неправильных взглядов.

Кирилл Шулика:

А уж вытаскивать из тюрем надо всех невиновных, несмотря на их взгляды. И даже не раскатывайте губу в части получения благодарности. Скорее даже рассчитывайте, что проклянут. С этим часто сталкиваешься на выборах - кому ты реально помогаешь, те не голосуют за тебя. Можно карту создавать даже. В кварталах, где помог, голосов меньше, чем ты ожидаешь практически всегда. Говорят так - вы кандидаты, это ваша работа, а за кого голосовать мы и сами знаем. Поэтому последнее, что надо делать кандидату, это открывать общественную приемную, а вся помощь должна носить исключительно публичный пиаровский характер.

Глеб Павловский:

когда человека вдруг освободили из тюрьмы, он вправе нести любой вздор - даже лепетать и мяукать от счастья. А мы на него глядя, вправе лишь радоваться и любоваться

Мария Баронова:

Итак, дело Чудновец закончено и если это возможно, я очень прошу понять, что Невиновный не равно Классный, Гениальный, Очень умный и нравящийся нам. Мы тут все тоже друг-другу регулярно не нравимся и комитеты по этике устраиваем, но это не повод говорить: "ну и пусть бы сидел". А уж желать другой девушке - Севастиди, идти обратно в тюрьму за то, что Путина благодарит (который ее помиловал) - это вообще ой. Похихикать - это сколько угодно. Но не становитесь небратьями.

Иван Давыдов:

Вчера утром в ходе одного необязательного разговора вспомнил несколько тем, которые по-настоящему взволновали общественность и вызывали бурные дискуссии в последние месяцы (перечисляю в случайном порядке, без соблюдения хронологии):

- Почему правильно запирать журналистку в холодильнике и бить ведром по голове, если она нашла в ресторане испорченные продукты
- В подъездах каких домов в районе Патриарших удобнее всего справлять малую нужду
- Изнасилование пьяной несовершеннолетней – проступок или шалость

Сегодня добавились еще две:
- Стоит ли сбивать ребенка джипом и ставить на колени в снег, если он обстрелял твою машину из игрушечного автомата
- Имеет ли право невинно осужденный человек быть глупым

Очень любопытный труд можно было бы написать об истории гражданского общества в отечестве. Да и смешной.

Иван Павлов:

Ознакомился с содержанием баталий уважаемых мной френдов в фейсбуке по поводу политических взглядов моей подзащитной Оксаны Севастиди. – Не о то ломаем копья, друзья!

Главный урок, который все мы должны извлечь из дела Севастиди – хватит уже пользоваться СМСками. Это дорого нам всем обходится. Для переписки существуют телеграмы, сигналы, мессенджеры, вотсапы и другая более экономически выгодная хрень.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG