Ссылки для упрощенного доступа

Дискутируют Владимир Рыжков, Вячеслав Мальцев, Евгений Федоров

Администрация президента поручила регионам собрать к 8 апреля митинги против терроризма, "особенно там, где прошли акции протеста" 26 марта. Об этом сообщил "Коммерсант" со ссылкой на источники в администрации президента, "Единой России" и регионах. Информацию о готовящихся так называемых "антитеррористических митингах" подтверждают два источника РБК.

В ряде регионов митинги уже назначили. "Единая Россия" и власти мобилизуют бюджетников и пытаются привлечь к акциям парламентские партии. По закону заявки на митинг принимаются в период от 15 до 10 суток. Исключений в законе нет, но власти оправдывают нарушение принятого против оппозиции закона "исключительными случаями". Есть и информация о найме статистов.

Как и зачем гонят на митинги? Расскажут корреспонденты "Радио Свобода". Обсудим с оппозиционными политиками Владимиром Рыжковым, Вячеславом Мальцевым и депутатом Государственной думы РФ (фракция "Единая Россия"), лидером "Национально-освободительного движения" (НОД) Евгением Федоровым.

Ведет передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Администрация президента поручила регионам собрать к 8 апреля митинги против терроризма, особенно там, где 26 марта прошли акции протеста. Как и зачем гонят на эти митинги, мы обсудим сегодня с оппозиционными политиками Владимиром Рыжковым и Вячеславом Мальцевым, и Евгением Федоровым, представителем партии "Единая Россия", радикальным, я бы сказал, представителем этой партии в Государственной думе. В ряде регионов митинги уже назначили. "Единая Россия" и власти мобилизуют бюджетников. Эту информацию мы попросили проверить корреспондентов Радио Свобода. Из Новосибирска о ситуации в Сибири Татьяна Штабель.

Татьяна Штабель: Что касается митингов против террора, которые намечены, как мы знаем, во многих городах на 8 апреля, у нас ничего такого пока нет. Я точно знаю, что из сибирских городов в Омске и Красноярске уже заявили митинги, у нас пока ничего не заявили, мэрия и правительство региональное пока молчат. Есть, конечно, два рабочих дня, четверг и пятница, чтобы что-то заявить, или митинг, или пикет, но не знаю, насколько это реально и насколько у них получится это сделать. Проблема в том, что у нас на 8 апреля назначен еще один митинг, он уже согласован, уведомление подано в марте – это очередной митинг против повышения тарифов на ЖКХ. Митинг согласован, он пройдет на площади Ленина, на самой главной нашей площади, в самом центре города, где все митинги и проходят. Получается, тогда нужно будет что-то с этим митингом решать, либо вместо него проводить, либо после него проводить. Понятное дело, что тоже будут занимать центральную площадь города для митинга против террора. Но пока никакой информации об этом нет. Кто будет заявителем, как они собираются по закону провести все это, мне непонятно, никакой информации я не имею.

Михаил Соколов: Во Владивостоке власти, если и действуют, то очень конспиративно.

Валерия Федоренко: На данный момент ни краевая, ни городская администрация ничего не говорят о том, что у нас будет митинг. Мы узнали у работников бюджетной сферы, у знакомых учителей, врачей, мы узнали у студентов, никто ничего не слышал о том, что у нас будут митинги. Но надо сказать, что во Владивостоке митинги такие проводит в качестве администратора и согласовывает в основном краевая власть. Но молчат пока. Если завтра я утром встану и будет сообщение о том, что митинг в субботу или воскресенье все же состоится, я совершенно не удивлюсь. Тем не менее, по закону этот митинг, сейчас такая вилка получается, в любом случае по закону этот митинг проводить, уже поздно согласовывать и как-то не проводить не очень хорошо, Администрация президента сказала, не кто-то.

Михаил Соколов: Александр Валиев подтверждает: вопреки законодательству митинг в Челябинске, похоже, будет.

Александр Валиев: О том, что 8 апреля движение "За возрождение Урала", которое возглавляет губернатор Челябинской области Борис Дубровский, собирается провести антитеррористический митинг, стало известно сегодня. На сайте организации сказано, что акция пройдет на центральной пешеходной улице Кировке у Главпочтамта. По закону заявку необходимо было подать за 10 дней до митинга, хотя ясно, что в данных обстоятельствах этот срок выдержать невозможно. Между тем руководитель управления по взаимодействию с НКО администрации города Наталья Суркова сообщила, что заявки от движения "За возрождение Урала" не было вообще.

Наталья Суркова: Никакого уведомления на митинг "За возрождение Урала" не было. Неверно трактуют СМИ, к сожалению. Я не знаю, откуда они берут эту информацию. Вы позвоните организаторам "За возрождение Урала". Уведомления на митинг они не подавали.

Александр Валиев: Помощник руководителя аппарата движения "За возрождение Урала" Евгения Пилипюк сказала, что заявку подали почти сразу после получения информации о теракте в Санкт-Петербурге. Несоблюдение сроков в данном случае, по ее словам, связано с исключительностью самой ситуации. Только вместо Кировки, как сообщила Евгения Михайловна, власти сегодня предложили другое место.

Евгения Пилипюк: Заявку подавали в администрацию города прямо сразу, 3-го произошло – и подавали. Никто ведь теракт не планирует – это исключительный случай. Но площадку сменили, площадка будет не Кировка, а сквер имени Колющенко.

Александр Валиев: Акции у ДК Колющенко – редкость для челябинцев. Эта площадка далеко от центра города и в стороне от главных пешеходных маршрутов. Организаторы рассчитывают, что на митинг против терроризма придут от трех до четырех тысяч человек.

Михаил Соколов: Сейчас у нас в прямом эфире из Ульяновска Сергей Гогин. Что удалось узнать о возможных митингах?

Сергей Гогин: Удалось узнать, что заявка на акцию 8 апреля "Вместе против террора" на площади Ленина была подана сегодня и одобрена сегодня мэрией Ульяновска. Заявители известны – это Федерация независимых профсоюзов, Российский союз молодежи, Совет родителей и членов семей военнослужащих и общественная организация "Боевое братство". Это именно акция, а не митинг.

В этой истории термин важен. Как сообщил мне по телефону начальник управления по работе с правоохранительными органами администрации города, первоначально мэрия была вынуждена отказать в согласовании публичного мероприятия, потому что 54-й закон о собраниях и митингах, который регулирует как раз проведение митингов, пикетов, шествий, собраний и демонстраций, требует, чтобы уведомление о проведении таких мероприятий подавалось в срок не ранее 15 и не позднее 10 дней до дня проведения мероприятия. Тогда группа тех же самых товарищей переписала свое обращение в мэрию и принесла уведомление о проведении акции. А поскольку в законе такого понятия нет, то администрация о проведении мероприятия с таким названием легко согласовала. Так же поступают и в других городах, сообщил мне этот чиновник.

В региональном исполкоме "Единой России" мне сообщили, что партию пригласили в проведении акции и партия, разумеется, согласилась. Руководитель фракции ЛДПР в Заксобрании Дмитрий Грачев рассказал, что ему позвонили из центрального аппарата ЛДПР, спросили, намечен ли митинг и в случае, если поступит предложение, рекомендовали принять в нем участие. "Тему поддерживаем, выразить свою точку зрения готовы" – это слова Дмитрия Грачева. "Справедливая Россия" в Ульяновской области дезорганизована и в политическом поле отсутствует. Позицию коммунистов так и не удалось выяснить. Кстати, 8 апреля в Ульяновске пройдет еще один митинг "Против коррупции в России и в Ульяновской области". Его заявитель – это региональный представитель движения "Солидарность" Игорь Топорков. Сначала мэрия, кстати, отказалась согласовать это мероприятие, но когда он пригрозил, что прибегнет к помощи депутата Госдумы от КПРФ Алексея Куренного и попросит его организовать встречу с избирателями, то митинг быстро разрешили. Сегодня Ленинский районный суд Ульяновска присудил Топоркову административный штраф в размере 20 тысяч рублей за нарушение установленного порядка организации собраний и митингов. Топорков был организатором массовой прогулки по городу 26 марта, которая собрала более 300 человек и прошла без инцидентов.

Михаил Соколов: Завершает наш разговор Светлана Прокопьева из Пскова. Что у вас, как работает администрация по проведению этих мероприятий?

Светлана Прокопьева: У нас примерно такая же ситуация, как у коллег, то есть сегодня я потратила несколько часов на то, чтобы выяснить, будет этот митинг или не будет. Но не удалось узнать абсолютно ничего на этот счет. Если он действительно пройдет, то он пройдет довольно-таки внезапно. Другое дело, что сразу после теракта прошла акция памяти в центре Пскова, туда вышла молодежь, простые псковичи, организатором была "Молодя гвардия "Единой России". Люди вышли, положили цветы, зажгли свечи. Возможно, именно этим мероприятиям наша администрация будет отчитываться перед Администрацией президента о том, что акция все-таки прошла.

Михаил Соколов: Видите, такая реакция на трагическое событие в Петербурге, на теракте, где погибло 13 человек и террорист, 14 в сумме, многие пострадали. Еще раз надо высказать соболезнование семьям погибших и пострадавших. Что происходит вообще, какая-то чудовищная неразбериха во власти.

Владимир Рыжков: Я тоже присоединяюсь к словам самых высоких соболезнований и скорби. Когда случился теракт, я позвонил нескольким своим близким друзьям в Петербурге, чтобы убедиться, что с ними, с их близкими все благополучно. По поводу этой акции в репортаже из Челябинска было сказано, что по линии ЛДПР звонили из Москвы – это косвенно доказывает, что действительно есть команда от Администрации президента парламентским партиям подключиться к этой акции.

Сегодня Дмитрий Песков опровергал, он говорил, что якобы Администрация к митингам не причастна, но репортаж из Челябинска лишний раз доказывает, что без централизованной команды не только через "Единую Россию", а даже через центральный аппарат ЛДПР команда такая прошла. Второе, на что обратили внимание ваши корреспонденты, что эта акция юридически незаконна. Потому что если бы Алексей Навальный или любой другой оппозиционер сказал: хорошо, вы мне не согласовываете митинг на Тверской, давайте проведем акцию. Я могу себе представить, что бы ему ответили московские власти и в каких выражениях, сказали бы, что нет никакой разницы между акцией, демонстрацией и митингом, и иди ты лесом. А здесь нарушен федеральный закон – это явное беззаконие. По формальным основаниям и в Челябинске, и в Пскове, и во Владивостоке надо отказывать организаторам акции, потому что не выдержан 10-дневный срок. Разумеется, оппозиция воспользуется этим прецедентом, будет подавать теперь заявки на акции за два дня до самой акции. Посмотрим, как власти будут реагировать на такие заявки. Я знаю, как они будут реагировать.

Михаил Соколов: Двойной стандарт?

Владимир Рыжков: Опять-таки вспоминается фраза генерала Франко о том, что "друзьям – все, врагам – закон". Вот это как раз классическая иллюстрация, что своим все, можно нарушать федеральный закон о митингах и демонстрациях, а врагам невозможно проводить даже мирные акции протеста, что мы видели 26 марта.

Третий момент, на который я хочу обратить внимание, – это то, что я вообще не понимаю, зачем это делается. Потому что реальная террористическая угроза сосредоточена в трех местах – это город Москва, столица нашей страны, это город Санкт-Петербург, второй по размеру город и вторая столица, и республики Северного Кавказа, где идет ежедневная война.

Я представлю, с каким изумлением бюджетники Пскова, или бюджетники Новосибирска, или бюджетники Барнаула будут выходить в субботу, в свой выходной день или в воскресенье, в другой свой законный выходной день, протестовать против террора, которого, к счастью, там нет, и я уверен, что не будет. Поэтому это какая-то достаточно абсурдная вещь. Более того, на эту акцию будут отвлечены большие силы спецслужб и правоохранительных органов. Потому что все эти митинги и в Москве, если он будет, и в Питере, если он будет, и в десятках других городов, их надо охранять, их надо профилактировать, нужно вести оперативную работу по недопущению там инцидентов каких-то, конфликтов и столкновений.

Сейчас после теракта в Петербурге, когда все силы спецслужб и все силы полиции должны быть направлены на расследование и, самое главное, на профилактику, на извлечение уроков, на усиление работы по борьбе с терроризмом и экстремизмом, в это самое время их выведут на улицу охранять этот митинг, который нужен только начальству и неизвестно, для чего.

Я думаю, что на самом деле эта акция сыграет против Кремля, потому что есть случаи, когда это оправданно так или иначе, но когда это совсем неоправданно даже с точки зрения здравого смысла, в большинстве провинциальных городов убивать людям выходной день ради того, чтобы неизвестно что продемонстрировать, – это абсолютная глупость. Думаю, что это, наоборот, увеличит число недовольных, потому что любое принуждение со стороны власти, любая принудиловка, как мы знаем из советского опыта, из постсоветского опыта, – это только настраивает людей против власти.

Абсурдность этой акции еще и в том, что она только привлечет внимание к тому, что власть не способна бороться с терроризмом. Кто допустил теракт? Власть. 40% нашего бюджета идут на оборону и безопасность – это на порядок больше, чем на образование, здравоохранение, науку, на все вместе. Людей выгонят на эти митинги, они подумают: да, хорошо, из нашего кармана забирают триллионы рублей и не в состоянии обеспечить безопасность даже во второй столице, даже в тот день, когда там находится президент России и президент Лукашенко.

Мне кажется, что власть в данном случае какую-то несусветную вещь делает. Борьбе с терроризмом это никак не поможет, напротив, отвлечет в очередной раз силы спецслужб и полиции на проформу, на эту формальную акцию, привлечет внимание людей к тому, что власть неэффективна в своей профилактике предотвращения террористических актов, на мой взгляд, только приумножит число недовольных этой властью.

Михаил Соколов: Вячеслав, вы что скажете про эти секретные, срочно готовящиеся и, как нам Владимир Рыжков объяснил, не очень выгодные, похоже, для власти акции? Зачем они все это учиняют именно сейчас?

Вячеслав Мальцев: Это балаган называется. Власть любит устраивать балаган, пир во время чумы. Это особенность монархии именно российской. Рыжков сказал, что террористическая угроза исходит из трех мест в России, я в корне не согласен, она исходит только из одного места – из трона российского, который Вова сейчас занял. Все эти вещи, которые происходят, прямо или косвенно связаны с господином Путиным.

В 2010 году, если вы помните, 29 марта взорвали московское метро. Тогда я написал статью "Мать родна". Это единственная статья, которая была в Агентстве политических новостей сразу же удалена. Константин Крылов, который был главным редактором, повесил эту статью, и через 20 минут ее удалили по звонку из Администрации президента. У меня есть письмо, где он оправдывается и говорит, что удалил некто Ремезов, который владелец АПН, он не хочет, чтобы у него были проблемы и так далее. Я думаю, сейчас ее можно повторить слово в слово, ничего не изменилось. Я называю там террористов удивительными людьми, потому что они взрывают только там, тогда и когда это выгодно власти и где это выгодно власти. Начались протесты, мы ждали взрыва, и тут же взрыв. 11 июня 1996 года взорвалось московское метро, неоценимую услугу это оказало Борису Ельцину. Потом дома взорвались и Охотный ряд – это неоценимая услуга Путину.

Мы видим, что террористы какие-то странные. На Кавказе почти 100% террористических актов направляют против военных, полицейских сил и так далее, а в Центральной России 100% террористических актов направлены против нищих людей, которые ездят в метро.

То есть в этот момент в Питере проходит съезд ОНФ, Путин, и никто не взрывает ОНФ, взрывают метро. Причем в этой статье в 2010 году я пишу, что, интересно, джигиты такие хитрые, когда с кровниками разбираются, здесь они оказываются тупыми. Я в статье пишу, почему они не оставляют сюрпризы на местах, куда потом приедут руководители.

Михаил Соколов: Вы им советы не давайте.

Вячеслав Мальцев: Зачем советы? Я просто говорю, что я на 100% уверен, что это не они взрывают.

Михаил Соколов: А митинги зачем сейчас?

Вячеслав Мальцев: Вокруг вождя объединиться. И мы выйдем на эти митинги со своими плакатами, я призову своих сторонников, чтобы вышли и сказали, кто виноват в этих взрывах.

Михаил Соколов: То есть ваши сторонники выйдут на эти митинги, где что будет написано?

Вячеслав Мальцев: Мы пока будем это обсуждать, я не сказал, что они выйдут.

Михаил Соколов: Ваша идея в чем?

Вячеслав Мальцев: Отставка Путина немедленная в любом случае. Если он автор этих взрывов, он должен пойти под трибунал. Если он не автор этих взрывов, а взрывают реальные террористы, которые приехали сюда благодаря тому, что Путин устроил войну в Сирии, влез в войну, которая идет тысячу лет между шиитами и суннитами, значит, он должен пойти под трибунал. Потому что по-другому не бывает.

Сейчас люди показывают в интернете кадры химической атаки в Сирии, вы что, думаете, за это никто не ответит? Обязательно ответственность приходит. Мы видим, что была Хатынь, за это ответили. Что, за Идлиб не ответят? Ответят. Но мы не хотим, чтобы мы отвечали, потому что это Вова нас втянул, мы не хотели туда лезть. У меня в 7 километрах находится аэродром, с которого взлетают и бомбят Сирию. Мне это зачем? Я не хочу бомбить Сирию, я не хочу воевать с суннитами.

Михаил Соколов: К нам присоединился депутат "Единой России" Евгений Федоров. Кажется, Евгений со своей организацией НОД, члены которой любят подраться с оппозиционерами, покидаться зеленкой, побезобразничать безнаказанно, с этой организацией тоже имеет отношение к новым антитеррористическим так называемым митингам. Выводите людей на Поклонную или на Манежую, кажется?

Евгений Федоров: В уставе НОДа прямо написано – категорически следовать закону. Ваши поступки – это информационная война. Вы для того и финансируетесь из бюджета США, чтобы бороться в России с Национальным освободительным движением, обеспечиваете оккупацию. Я не удивлен.

Михаил Соколов: Что насчет митингов, вы проводите митинги или нет?

Евгений Федоров: Да, мы участвуем с большим количеством людей в митинге против террора, за укрепление российского отечества. Мы же понимаем, что это не просто террор где-то созрел, а это интервенция – это иностранный, организованный из-за границы механизм террора.

Это однополярный мир, вызов которому Россия бросила, который не устраивает этот однополярный американский мир, защищает свою власть над Россией террористическими методами, как и положено защищать оккупантам. Собственно говоря, это мы сейчас и наблюдаем.

Михаил Соколов: Евгений, скажите, пожалуйста, как вы согласовали митинг? Как вы с законом тут обошлись?

Евгений Федоров: Организаторы его согласовали.

Михаил Соколов: Есть федеральный закон, за который вы голосовали, где уведомление подается в срок не ранее 15 и не поздней 10 дней до дня проведения публичного мероприятия. Вы в данном случае, депутат Государственной думы, проводите мероприятие с нарушением федерального закона.

Евгений Федоров: Это ваше лживое мнение, мне на него глубоко плевать.

Михаил Соколов: Вы идете по пути Алексея Навального, ставя конституцию выше закона?

Евгений Федоров: Нам уж точно плевать на мнение вашего ЦРУ, честно вам скажу.

Поэтому мы проводим законный метод, в результате которого позволит укрепиться российской власти, российскому отечеству против ваших грязных выпадов против России, против вашего террора, против ваших бомбардировок по всему миру, против ваших санкций, против вашей агрессии против моей страны.

Михаил Соколов: А вы знаете, что на ваш митинг зовут через сайт "Массовки.ру" людей и обещают заплатить по 400 рублей?

Евгений Федоров: В том числе организованной вашим послом Теффтом уходящим такой провокации в виде этого механизма.

Михаил Соколов: Когда мы заснимем, как раздаются деньги на этом митинге, вы тоже посла Теффта будете обвинять?

Евгений Федоров: Мы давно расшифровали ваши методы информационной войны.

Михаил Соколов: Скажите, пожалуйста, на митинг ваш можно принести плакаты, например, жертв агрессии в Украине, детей, убитых газом в Сирии, жертв бомбежек в Алеппо? Если люди придут туда с плакатами "Путин, уходи, ты плохо нас защищаешь", как господин Мальцев обещает, что с ними будет?

Евгений Федоров: С ними будет ровно то же, что происходит со всеми незаконными действиями в законном митинге. Указанных людей выведут, а если это будет попытка каких-то провокаций, то эти люди поедут в тюрьму, как и положено всем нарушителям закона.

Михаил Соколов: Вы не опасаетесь, что люди из оппозиции, например, подадут в прокуратуру протесты, и вас будут штрафовать так же, как участников акции 26 марта? Вам вообще светит, как организатору незаконного мероприятия, я думаю, не меньше 15 суток, как дали Алексею Навальному. Вы готовы отсидеть за свои убеждения?

Евгений Федоров: Насколько я знаю, люди из оппозиции в этом митинге против вас участвуют, а вы и ваша "пятая колонна", мы вас не боимся.

Михаил Соколов: То есть и отсидеть не боитесь?

Евгений Федоров: "Пятую колонну" мы не боимся. Ваш террор мы не боимся. Мы не боимся вас уже, все, закончилось ваше время, слазьте.

Михаил Соколов: Владимир, вы видели представителя фракции "Единая Россия", вождя Национально-освободительного движения Евгения Федорова, спасибо ему, что он не боится вести с нами вот такой откровенный диалог.

Все его коллеги депутаты из "Единой России" обычно трусят, прячутся, на звонки не отвечают, а тут откровенная прямая боевая позиция.

Владимир Рыжков: Я бы Евгению Федорову посоветовал "чесать в другом месте", пройтись по коридорам Государственной думы, и он обнаружит, что там чуть ли не у каждого третьего депутата, его коллеги, недвижимость в странах НАТО, дети учатся и работают в странах НАТО, бабки отгружены и отправлены в страны НАТО. Он все "пятую колонну" ищет в рядах оппозиции, которые бессребреники, живут в России, являются патриотами России и болеют душой за Россию.

Михаил Соколов: Он может и в правительство сходить, там есть человек, Дмитрий Анатольевич, у которого виноградники в Тоскане.

Владимир Рыжков: Игорь Шувалов, который декларирует виллы в богатых странах Запада. Поэтому не там господин Федоров ищет "пятую колонну". Он же не ответил на вопрос насчет законности митинга.

Михаил Соколов: Говорит – не боится.

Владимир Рыжков: Он просто уверен, что им можно нарушать закон. По принципу любой диктатуры, я уже цитировал генерала Франка, "друзьям – все, врагам – закон". Он уверен, что он друг режима, поэтому может совершать любые беззаконные действия, будучи уверенным, что он никакой ответственности за это не понесет.

Михаил Соколов: Бывает же с представителями власти, человек тоже уверен в своей безнаказанности, ворует, например, а потом его хвать, как удмуртского губернатора, мешок на голову, в самолет и посадка.

Владимир Рыжков: Все они кончат этим. Потому что они сегодня гарцуют, а завтра за ними придут. Ведь репрессивная машина, мы знаем еще с 1930-х годов, как два историка, она же сжирает своих в первую очередь.

Поэтому, господин Федоров, колокол звонит и по вам, не беспокойтесь. Мы еще доживем до этого момента, когда за вами придут в 6 утра с обыском. Как комментировать эти фантазии, я часто в ваших эфирах сталкиваюсь с фантазиями.

Михаил Соколов: Других единороссов у нас для вас нет, извините, мы их в Думе берем.

Владимир Рыжков: Это так же, как комментировать планировку колхозов на Марсе или образ жизни арктических пингвинов в тропической Амазонии. Человек просто лепит горбатого, что называется. Питерское метро взорвала Америка, фактически, то, что он сказал. Как можно бред комментировать?

На самом деле это серьезно, потому что представитель власти, депутат Государственной думы живет в совершенно неадекватном мире, он же лицо, облеченное ответственностью, лицо, облеченное властью, вместо того, чтобы адекватно понимать реальность, что это теракт, оценить угрозу для крупных городов, прежде всего для Москвы и Санкт-Петербурга, установить истинных заказчиков и мотивы этих людей, он говорит – виновата Америка.

Слава богу, что он даже в этой Думе маргинал, слава богу, что там есть, я думаю, профессиональные адекватные люди, которые понимают, кто взорвал, как взорвал, откуда это идет. Я надеюсь, спецслужбы работают, идут по следу.

Михаил Соколов: Вы про адекватных людей не рассказывайте мне сейчас. Я вижу набор законопроектов, которые появляются. Например, законопроект о социальных сетях, по паспорту регистрировать в социальных сетях, один аккаунт, детей не пускать. Они сейчас проводят эти, как они называют, акции, не митинги, а акции незаконно, по собственному закону, а параллельно идет законопроект, который ограничивает встречи депутатов с избирателями, чтобы эти встречи приравнять к митингам, чтобы депутат просил разрешение, а ему не разрешали. Предположим, у него один район, а ему куда-нибудь на другой конец города.

Владимир Рыжков: Ничего, назовет это акцией и проведет. Как мы сегодня выяснили, что ничего нельзя проводить, а акции можно проводить.

Челябинск создает очень важный для будущего российской свободы прецедент, что ничего нельзя, а акции можно. Спасибо челябинским муниципальным властям, они действительно прорубают окно к нашей свободе сегодня.

Михаил Соколов: Я думаю, что это все-таки инструкция Администрации президента, как юридически это оформить.

Владимир Рыжков: Абсолютно неадекватная, фантастическая, фантасмагорическая картина мира, которую мы сейчас услышали, не имеющая никакого отношения к реальности, поэтому о чем тут полемизировать.

Я как-то раз вам в студии сказал, что люди делятся на две категории: те, кто верит в хоббитов, и те, кто в хоббитов не верит. Мой оппонент верит в хоббитов, я могу ему пожелать – читай книжки, читай Толкиена, читай "Алиса и платяной шкаф". Это тот уровень, на котором невозможно полемизировать.

Он сказал, что когда бюджетников выгонят в выходной день бороться с терроризмом, которого у них отродясь не было и отродясь, к счастью, не будет, то это сплотит их вокруг Путина и укрепит Россию. Я думаю, что эти люди будут хорошим русским матом вслух и про себя давать оценку и этой власти, и этому президенту, который вместо того, чтобы заниматься делом и профилактировать теракты, выгоняет подневольных людей в выходной день что-то там демонстрировать. Поэтому эффект будет ровно обратным.

Я с Евгением Федоровым не согласен, что это будет сплочение, это будет, наоборот, еще большее озлобление, недовольство властью. А если еще эти законы примут, чтобы детей не пускать в социальные сети, то это вызовет просто ненависть всех школьников к этой власти. Я сегодня написал в твиттере, что именно так власть революционизирует молодежь. Точно так же проходило в конце XIX века, когда ужесточались университетские уставы, когда вязали любого, кто открывал рот. Чем это кончилось? Вся молодежь поддержала революцию.

Если господин Федоров не знает историю, то мы с Михаилом Соколовым историю знаем, как кандидаты исторических наук, и не рекомендуем власти применять такие меры, потому что она подорвет даже то хрупкое согласие, даже ту хрупкую поддержку, которая и так тает на глазах.

Михаил Соколов: Я не знаю насчет хрупкой поддержки, поскольку 82%, как нам сообщает уважаемый "Левада-центр", поддерживает политику Владимира Путина.

Ваше мнение, Вячеслав Вячеславович, укрепят эти "путинги" Россию или, наоборот, будут разрушать режим? Может быть, чем хуже, тем лучше, бывает и так для оппозиции?

Вячеслав Мальцев: Я немножко про другое скажу. Всегда на либеральных каналах и либералы говорят о том, что народ поддерживает Путина, причем как мантру повторяют. Народ не поддерживает Путина. Я живу в Саратове, я езжу по стране, я общаюсь с этим самым народом, не поддерживает он Путина. У народа синдром 1937 года.

Рыжков сейчас хорошо сказал, что делятся люди две категории, на тех, кто верит в хоббитов и тех, кто не верит в хоббитов. Я скажу, что все-таки, наверное, на три категории: тех, кто верит в хоббитов, не верит и тех, кто хоббиты. Если помните, был такой писатель Честертон в Англии, у него есть знаменитое произведение "Пятерка шпаг" – это детектив, там об убийстве, которое закамуфлировали под естественную смерть. А естественная смерть во Франции – это дуэль и гибель на дуэли. И вот когда это все раскрылось, человек, который раскрыл, говорит: этот человек убит на дуэли. В Англии он бы погиб на охоте. В России при взрыве. То есть это написано 150 лет назад. Самая естественная смерть в России при взрыве бомбы.

Я думаю, что история человечества развивается по спирали, сейчас мы дошли до определенного витка, если то, что сказал Рыжков о молодежи, справедливо, то я еще добавлю, что молодежь сейчас не так, которая была 150 лет назад, поэтому революция неизбежна.

Революция неизбежна по многим причинам, но одна из них, конечно, то, что подошел период убрать эту власть. Депутаты, про которых мы сегодня говорили, в Госдуме, я общался намедни с одним, я спросил его, есть ли кто-то, кто верит, что не Вова взорвал в Питере бомбу. Он очень удивился, посмотрел такими глазами, сказал: ты что, дурак, конечно, нет таких. То есть там, в Госдуме, говорят: он власть не отдаст, он будет цепляться, он будет взрывать и так далее. Они все это знают прекрасно.

Поэтому мы сейчас просто подходим к определенному периоду, когда маски сняты, когда нужно действовать откровенно и открыто. И то, что вы говорили, что Федоров благодаря путинскому режиму окончит где-то на Колыме, нет, конечно, он не благодаря путинскому режиму окончит на Колыме – это точно, потому что не успеет путинский режим его посадить, мы его посадим, отправим куда-нибудь на пляжи Индигирки или Колымы, там он будет хорошо жить.

У нас человек из Магадана приехал, снимал там разрушенные домики, которые надо восстанавливать, между Магаданом и Якутском, там непочатый край работы. Тут два варианта. Они думают, что они нас туда отправят и мы там будем восстанавливать. Ни фига, не получится у них это.

Михаил Соколов: Евгений, вот видите, обещают вам светлое будущее. Я вижу сообщения очень забавные.

С одной стороны, Кремль не организует антитеррористические митинги, говорит господин Песков, с другой стороны единоросс, господин Макаров, спикер Законодательного собрания Санкт-Петербурга, говорит, что они будут проводить митинги.

Я помню один митинг, который проводил Чаушеску, он проводил митинг в свою поддержку, а все закончилось революцией. Про революцию говорит и господин Мальцев. Может быть, вы действительно тайный революционер и собираетесь зажечь революционное пламя?

Евгений Федоров: Вообще стандартный разговор, все нормально. Вы, как и ваши подельники в 1941 году хотели уничтожить российское мое отечество, и в 1812-м, и тысячи раз вместе с Мальцевым и со всеми остальными. Вы в это верите, как верили в это немецкие солдаты в 1941-м, а потом был 1945-й, и это была наша победа. Мы и сейчас победим. И то, что вы пытаетесь нас запугать террором, как и немцы в 1941-м налетали, бомбили наших граждан мирных, у вас опять ничего не получится.

У вас не получилось захватить улицы с помощью детей и провокаций, поэтому вы перешли к террористической деятельности. Не получится нас запугать, не получится ликвидировать Россию. У вас, господа, с Мальцевым и компанией интервентов, не получится ликвидировать наше тысячелетнее отечество, как и все, кто пытался это сделать до вас.

Михаил Соколов: Евгений Александрович, вы без шпаргалки можете, как-то сойти с этой записи, которая у вас в голове проигрывается? Может быть, вы как-то все-таки будете поинтереснее разговаривать?

Как быть с законом, вы же его обходите? Вы сами требуете, чтобы закон соблюдали. Мы же все понимаем, вам можно, другим нельзя. Люди же будут на вас смотреть и говорить – жулики.

Евгений Федоров: Не получится, ничего у вас не выйдет, слабые вы.

Михаил Соколов: Почему ваш премьер Медведев и лидер вашей партии не может по существу, например, ответить на вопрос, откуда благотворительные фонды, виллы, где он живет? Почему он несет какую-то ерунду про "компот"? Он что, слабоумный или он, как вы, верит в "пятую колонну", в американцев-террористов?

Евгений Федоров: Сегодня ваши подельники в Государственной думе подняли вопросы, вопрос был только один: вы хоть один факт приведите нарушения закона, изложенного в этом ролике? Они не смогли. То есть это просто блеф, нет ни одной претензии с точки зрения нарушения закона. А это означает, что проверять нечего, нечего просто даже в прокуратуру написать. Какой-то человек у другого человека был в гостях, что, это нарушение закона? Или владеть каким-то домом бизнесмену запрещено? У вас ничего не существует, вы пустышки.

Михаил Соколов: То есть вы полностью опровергаете. Надо сказать, что ваше опровержение звучит гораздо лучше, чем то опровержение про компот и бумажки, которое мы слышали от Дмитрия Медведева.

Владимир Рыжков: Я хочу отреагировать на слова Евгения, что власть сильна, оппозиция слаба. Если бы не административный ресурс, который сейчас, матеря про себя начальство в Москве, будет выгонять в эти выходные несчастных бюджетников.

Михаил Соколов: А кто-то по 400 рублей заплатит.

Владимир Рыжков: Из студентов по всей стране, матеря начальство в Москве, не вышел бы ни один калека на ваш призыв.

Когда Алексей Навальный призвал 26 марта выйти людей, вышло около 60 тысяч по всей стране. Кто слабак – власть, которая без принуждения, страха и кнута или подкупа не может вывести ни одного калеку по всей стране, или оппозиция, которая может в 60 регионах вывести почти 60 тысяч человек? Это вы слабаки, господин Федоров. Без костылей администрации вы не способны ни одну массовую акцию в стране провести.

Михаил Соколов: Евгений, скажите, могло бы так быть: Владимир Путин обращается к своим избирателям, 82% – выйдите на Красную площадь, поддержите нас, встаньте вокруг Кремля.

Евгений Федоров: Давайте все-таки договоримся о терминах. Речь идет не об оппозиции, а о "пятой колонне", то есть люди, за которыми стоит государственная мощь Соединенных Штатов Америки.

Михаил Соколов: Я вас спрашиваю, по призыву Путина хоть 10 тысяч человек выведете на Тверскую?

Евгений Федоров: Навальный – это власть, это реальная оккупационная машина власти. Его даже посадить нельзя за коррупцию, потому что у него неприкосновенность, американцы дали. Это реальная власть.

Михаил Соколов: Кто правит в России – Владимир Путин или американцы?

Евгений Федоров: Потому что однополярный мир. Слыхали про такой? Потому что война идет Америки против России, санкции и все остальное.

Михаил Соколов: Вы раньше рассказывали, что Путин – агент ЦРУ?

Евгений Федоров: Это обычное историческое событие, которое описано в учебниках истории миллион раз, ничего нового не происходит. Вопрос в том, у кого силы больше. Силы больше у российского народа, который хочет, чтобы отечество было свободным и богатым, или у вас, оккупантов, коллаборационистов и стоящей за вами огромной мощи США?

Михаил Соколов: Мы с вами вежливо, а вы ругаетесь.

Давайте Вячеславу Мальцеву дадим пару минут на ответ господину Федорову, который нам не сказал, можно ли вывести людей на улицу просто по призыву Владимира Путина.

Владимир Рыжков: Сказать нечего, он прекрасно понимает, что никто не выйдет.

Вячеслав Мальцев: Во-первых, я бы хотел сказать, что вышло не 60 тысяч, а только в одной Москве вышло более 100 тысяч человек, я там присутствовал. Во-вторых, не в 60 регионах были протесты, а в 130 городах России. На нашем сайте 05.11.2017 в этом можно убедиться, там есть фотографии, видеозаписи.

Кроме всего прочего хотелось бы посоветовать Федорову как-то более конкретно определить, кто такие "пятая колонна". Мы сегодня про Франко говорим, прозвучало и по ком звонит колокол, колокол по Федорову зазвонит. Мы все прекрасно знаем, что "пятая колонна" – это та колонна, которая стоит внутри Мадрида, это те, кто работает внутри системы, находясь в системе, а все четыре колонны, которые стоят вокруг Мадрида, – это реальные противники режима, независимо от того, какой этот режим. Тогда это был режим Франко, против республиканцев они выступали. Сейчас ситуация изменилась, но если они хотят пользоваться этой терминологией, то "пятая колонна" рядом с Федоровым сидят.

Мы – это первая, вторая, третья, четвертая, мы открыто выступаем против режима Путина и открыто с ним боремся. Мы никакая не "пятая колонна". Пятая рядом с ним – это те, кто нам помогает. Их действительно много, их вообще большинство, просто они сейчас боятся. Их надо освободить от синдрома 1937 года, и все.

Сейчас я видел недоверие в ваших глазах, когда говорил о том, что, возможно, взрывы в метро – это проделки режима. Вы мне скажите, ответьте вы мне на вопрос, если режим так беспощадно бомбит детей в Сирии, если могут убивать десятками, сотнями, даже тысячами детей, то почему они не могут сделать это в России?

Владимир Рыжков: Я не вижу никакой логики. Потому что, с моей точки зрения, каждый теракт, будь то взрыв в московском метро или будь то взрыв в питерском метро, все почему-то забывают, что Питер пострадал, когда самолет взорвали над Синаем, погибло около 300 человек именно из-за сирийской войны.

Мне кажется, что любой теракт – это откровенный открытый провал режима, провал как в глазах собственных граждан, так и всего мира. Я не вижу никакой логики здесь и никакого смысла.

Более темная история, Вячеслав упоминал ее, была 1999 года, когда взрывы в домах в Москве. История с Рязанью была очень мутная, так называемый "рязанский сахар", там, возможно, есть что обсуждать.

Но в данном случае я совершенно не понимаю, какая выгода Путину от того, что в очередной раз государство оказалось недееспособным, да еще в тот момент, когда он сам находился в Питере.

Михаил Соколов: По крайней мере, каждый теракт нужно изучать очень конкретно, смотреть, кто, что, как делал, изучать эти доказательства. Они, если говорят, что у них есть видео, должны показать это видео.

Владимир Рыжков: Сейчас прошло только два дня, мне кажется, надо подождать, когда будет больше информации.

Михаил Соколов: Я вернусь к этим митингам и политической мобилизации, которую пытаются странным образом устроить то ли власть, то ли сторонники власти. Мы попросили людей на улице ответить, что они думают об этих инициативах.

Михаил Соколов: Довольно часто, Евгений Александрович, ваши коллеги говорят, когда оппозиция критикует за плохую работу спецслужбы: "Это у них пиар на крови". Вы, когда митинговать зовете, кстати, судя по всему, по настроению людей, вопреки их воле, это не пиар на крови, вы не пиаритесь там?

Евгений Федоров: Я принял решение выйти на защиту своего отечества, как мой дед, прадед и прапрадед, все 60 поколений моих предков, которые до меня жили.

Задача митинга – сплотить народ отечества перед лицом ваших угроз и вашего террора. Просто разные рода войск, однополярный мир американский использует ИГИЛ, который создал в качестве террориста, и одновременно вы, как радио, это все прикрываете.

Михаил Соколов: Соединенные Штаты Америки призывают Россию к эффективной борьбе с запрещенным в России ИГИЛом. Зачем вы говорите неправду. По-моему, это некорректно.

Евгений Федоров: Задача митинга сплотить народ и дать ему волю к сопротивлению вашей оккупации и вашей интервенции.

Владимир Рыжков: Я хочу Евгению напомнить, что наши деды воевали вместе и может быть даже в одном окопе. И американцы, и англичане были нашими союзниками. Кто-то просто не знает историю, им полезно напоминать, что наши деды были союзниками во Второй мировой войне с американцами и англичанами, а наши прадеды были союзниками в Первую мировую войну с теми же самыми англичанами, французами и американцами. Это к слову о стратегических союзниках.

По поводу того, что насильно сгоняемые в выходные митинги, ваш опрос на улице показал, что доминирующее настроение у людей – это недоумение, они не понимают, на хрена это надо и как это поможет в борьбе с терроризмом. Я думаю, что это не сплотит страну, а еще больше усилит социальную напряженность, недоверие к власти и вообще протестные настроения. Поэтому власть в данном случае поступает глупо, неуклюже, просто во вред самой себе, потому что она настроит еще большее количество людей против самой себя.

Михаил Соколов: Может ли власть иногда проявлять адекватность? Я тут увидел свежее сообщение о том, что в Администрации президента обсуждается возможность корректировки повестки российского телевидения: "Не умеют интересно говорить о внутренних проблемах, волнующих граждан, все обсуждается не на экранах, а на интернет-площадках". Хотят сблизить два мира.

Владимир Рыжков: Я подтверждаю, потому что меня практически каждый день зовут на телевидение, я в последнее время очень редко туда хожу, потому что, во-первых, жалко время, а во-вторых, мне неинтересно бесконечно говорить про Украину, про Порошенко, про протесты в Берлине, про демонстрации в Мюнхене, про последние назначения в администрации Трампа.

Я каждый раз говорю продюсерам, которые мне звонят с различных телеканалов, что давайте я подожду, пока вы начнете обсуждать российские проблемы, и тогда с удовольствием приму участие в этом обсуждении. Так что если такое изменение повестки произойдет, я буду приходить и со своими мнениями, со своими аргументами участвовать. Надо обсуждать проблемы России, а не фэнтези, которым мы сегодня заняли треть нашего эфира.

Михаил Соколов: Вячеслав, может власть поадекватнее себя вести, даже исходя из своих интересов?

Вячеслав Мальцев: Во-первых, власть уже дошла до ручки. Я уже как-то сказал, какое бы произведение сейчас Юрий Олеша написал, то есть уже такой гротеск.

А Рыжкову я посоветую все-таки ходить на телевидение, потому что меня, например, туда не зовут, потому что во время выборов я там сказал "царя на кол", много других вещей, которые стоило бы услышать российским телезрителям. Им нужно говорить то, что там не говорят. Не то, что спрашивают, а то, что там не говорят, нужно нести. Я думаю, раз пригласят, два и потом не будут приглашать сто процентов, так, как не приглашают, например, меня. Потому что их не интересует оппозиция, их не интересуют внутренние проблемы, их интересует отрабатывать деньги, не Госдепа, про которые тут вечно рассказывает Федоров, они против Киселева, безумцы, устраивали какие-то митинги, потому что он чуть ли не из Госдепа деньги получается. Представляете, что в башке у этих людей.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG