Ссылки для упрощенного доступа

Вполне ожидаемое, но всё же резонансное событие: фактическая победа Реджепа Эрдогана на референдуме о политической реформе

Турция теперь не парламентская, а президентская республика, Эрдоган получает почти диктаторские полномочия и сможет остаться у власти до 2029 года.

Максим Артемьев:

А "Эрдоган-ятаган" уже кто-то зарифмовал?

Александр Сотник:

У Турции теперь есть свой Путин. Даже путинистей, чем у нас.

Кирилл Шулика:

Эрдоган фактически списал государственное устройство с соседнего Азербайджана. И вот для Азербайджана это шанс стать окончательным и бесповоротным лидером в регионе. Дело в том, что в Азербайджане фактически нет оппозиции, которая могла бы противопоставить себя Алиеву.

В Турции в стране раскол. Тем более что крупные города были однозначно против реформ Эрдогана. По факту там ситуация 50 на 50. Значит, будет борьба за власть и раздрай, потому что добровольно бай власть не отдаст. Плюс есть фактор проповедника Гюлена, живущего в США.

В Иране проблемы.,связанные с его участием в коалиции с Асадом. Далеко не факт, что страна в очередной раз не получит санкции.

Но это дело Азербайджана все. Мне интересно другое. В стране, которая входит в НАТО, в стране, где власть репрессировала оппозицию после якобы попытки госпереворота, произошла фактическая узурпация власти, далекая от идеалов демократии. И ведь пока это все готовилось, ни одна страна, ни одно ЕС и США не высказали свою озабоченность. Как минимум не высказало свою озабоченность. О каких-то действиях я даже и не говорю.

Сергей Марков:

Первым Эрдогана с победой на референдуме поздравил союзник - президент Азербайджана Ильхам Алиев. А вот поздравят ли лидеры стран ЕС? Или скрутятся от недовольства? Сейчас, после победы Эрдогана, будет маленький референдум для премьеров и президентов ЕС. Думаю, сейчас, поздним вечером, они лихорадочно созваниваются друг с другом: "ну что, ты как? Будешь поздравлять?"

Игорь Клямкин:

Турция отрывается от России в конституционном творчестве. Конституционный султанизм, за который проголосовало там большинство населения, по части концентрации полномочий президентом превосходит российское конституционное самодержавие. Он будет совмещать должности главы государства и главы правительства, будет назначать и смещать министров, которые, в свою очередь, будут избавлены от обязанности отчитываться перед парламентом и отвечать на вопросы парламентариев, лишаемых даже возможности влиять на бюджет. Если же говорить в целом, то зависимость главы государства и возглавляемой им исполнительной власти от законодателей фактически исчезнет, равно как и от власти судебной, ибо ее формирование тоже будет под президентским контролем.

Есть повод напомнить о том, о чем в свое время уже писал.

Когда-то (в конце ХУ- ХУI веках) османское и московское государства уже двигались в одном направлении. Москва после освобождения от Орды стала внимательно присматриваться к турецкому политическому опыту. Потому что османы одолели единоверную московитам Византию и создали сильнейшую по тем временам военную державу. А присмотревшись, многое заимствовали. Потом, начиная с Петра I, Россия стала присматриваться к уходящей в отрыв Европе и подстраивать свою государственность под идущие оттуда вызовы Нового времени, и к началу ХХ столетия далеко на этом пути продвинулась, между тем как Османская империя увязла в традиции, и ее былая мощь оказалась в прошлом. А потом Первая мировая война показала, что не только турецкая, но и российская государственная системы не жизнеспособны, ответами на что стали две принципиально новые политические модели – Ататюрка и большевиков. Обе были настроены на освоение идеи демократии, но в Турции демократия понималась по-европейски, а ее охрана в культурно не европейской стране поручалась европеизированной армии, между тем как в России, ставшей Советским Союзом, демократия насаждалась, как альтернативная европейской, и стала фасадом тоталитарной партийной диктатуры.

Последние десятилетия показали, что и эти обе модели стратегически неустойчивы. Сначала обвалилась советская, а на ее месте после кратковременного экспериментирования с европейскими политическими формами образовался политический кентавр, в котором изначальная османско-московская государственная система сочленилась с имитационными конституционно-демократическими институтами и процедурами. А сегодня мы можем наблюдать институциональное завершение турецкого тренда от современности к традиции, который наблюдался в последние десятилетия. И разница между этим конституционно-выборным султанизмом и российским конституционно-выборным самодержавием разве что в том, что в турецком случае президентское полновластие узаконено более определенно и последовательно.

Две евразийские страны, поначалу институционально обустроенные сходным образом, после долгих и разных блужданий в поисках адекватного государственного устроения пришли примерно к одному и тому же. Но почему-то не уверен, что для обеих это синтезирование ХУ-ХУI столетий со столетием ХХI есть завершение долгого исторического пути, что добрались они наконец-то до своих политических земель обетованных.

Василий Гатов:

Еще геополитическое соображение после учреждения конституционного султаната: и Грузия, и Украина теперь зажаты между странами со специфическими вождистскими режимами. Трудно будет оставаться демократическими.

Однако перевес сторонников Эрдогана оказался не так велик. Во многих крупных городах президент на референдуме проиграл.

Ринат Мухаметов:

Еще по референдуму в Турции. Первые мысли:

1. Впечатляет явка. 84 %! Людям не безразлично, что будет со страной, и они верят, что от них что-то зависит, и стремятся менять жизнь вокруг себя. Это важно. Как говорили классики: будьте реалистами, требуйте невозможного!

2. Крупнейшие города Турции, включая Стамбул (откуда Эрдоган родом и где он был мэром), высказались против поправок в Конституцию. Стамбул совсем с небольшим перевесом, Анкара чуть больше. Измир дал всего 31% за "да". Против также в основном Эгейский регион (запад страны), большая часть курдских районов, европейский кусочек, крымскотатарский Эскишехир, курортный юг.

3. Свое слово сказала турецкая глубинка, поднявшая голову за годы правления Ак парти консервативная провинция. Это те, кого весь XX век гнобили, загоняли под ноготь, обзывали "деревенщиной"; те, кого считали отсталыми, кого не пускали в некоторые "европейские" районы крупных городов (дискриминировали почти как в ЮАР при апартеиде, только не по расовому признаку, а по принципу отношения к религии и традиции) и госучреждения, включая школы и вузы, из-за платков и бород. И вот они - крестьяне, лавочники и разнорабочие из далеких внутренних районов (или их потомки и родные, переселившиеся в мегаполисы) - пришли и спокойно, но весомо, зримо, до бела выбритым военным, чопорным старушкам из дорогих районов Стамбула на Босфоре и пижонам с Таксима (всем, кто на "саляму алейкум" принципиально отвечает "добрый день") сказали: мы тоже есть, ваше время закончилось, двигайтесь, это и наша страна, и мы порешили, что будет "да".

Борис Цейтлин:

Опять сельские погнали городских. Тенденция глобальная.

Анна Качкаева:

По итогам подсчета 95 процентов голосов расширение полномочий президента поддержали 51,7 процента турок, против выступили 48,6 процента. Ндаа, в Стамбуле вряд ли будет спокойно

Наталья Шавшукова:

А что начали хоронить Турцию? 48,5% - это не 15 даже. и уж простигосподи не 2,5. Еду туда в отпуск на майские.

Егор Холмогоров:

Расколотая Турция...
Но конечно такой результат по любому провал Эрдогана. Никто не поверит что нет фальсификаций.

Екатерина Шульман:

Еле-еле перевалили через 50%. И крупные города против. С таким
счётом не поимператорствуешь. Авторитаризация гибридов - не такое простое дело, как кажется. Наш-то никак не доползет до полноценной автократии, все его шатает, что уж о турецком говорить - у него централизации недостаточно и экономика нересурсная.

Ярослав Шимов:

Ничего не понимаю. У Эрдогана всё подсчитали более-менее честно? Но зачем?! Как он теперь сможет править как султан, если у него черным по белому написано, что половина страны его не хочет? Постсоветские методы подсчета, дающие примерно 85:15, куда лучше. Они являются гарантией стабильности и предохранителем против гражданской войны.

Александр Коляндр:

Интересно, как будет выглядеть Гражданская война в Турции?

Но у президента оказался ещё один электоральный ресурс - турецкие диаспоры в Европе.

Осман Пашаев:

Знаете, он все равно победит, через зарубежные участки, еще как-то. Но впервые за 15 лет он - Реджеп Первый - пролетел и в Стамбуле, и в Анкаре. Впервые. И пусть теперь попробует нагнуть их. Республиканскую столицу (Анкару) проиграл да и султанскую (Стамбул) не взял. Проиграл фраер в обеих. А Измиру всегда спасибо. Третий город страны ни разу не лег под усатого. Анталья красавчики. Экишехир тоже и не стыдно за своих крымских татар.

Айдер Муждабаев:

Голосование турков в европейской диаспоре — те же яйца, что русский мир. Живут в западном комфорте, а тоскуют по величию Империи. Самая безответственная часть общества. Голосуют за то, что на них никак не влияет, но добавляет гордости за оставленную по счастью родину. Брайтон-бич.

Александр Морозов:

турки Германии опять обошли на полкорпуса русскоговорящих. По опросам во время референдума две трети поддержали Эрдогана. Теперь русскоговорящие с "девочкой Лизой" и "семьей Мартенс" опять отброшены назад в списке проблем. Пишут, что неплохо бы провести подобный опрос и среди русскоговорящих. Например, задать им вопрос: "Если бы российский парламент проголосовал за предоставление Путину бессрочных полномочий президента, вы поддержали бы это решение или нет?".

При этом Эрдоган готов к новому наступлению и уже заявил о намерении вернуть смертную казнь.

Аббас Галлямов:

Спасибо за то, что дали мне право назначать и смещать министров, игнорируя мнение парламента, а теперь мне нужно право убивать.


Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG