Ссылки для упрощенного доступа

О веб-сериале “Права человека” – с его создателями. Как из цикла видеолекций возник постапокалиптический рассказ?

Откуда взялся розовый динозавр в интернет-сериале о правах человека и кого он изображает? Как из обычной идеи научных и образовательных видеолекций возник парадоксальный постапокалиптический цикл на темы от дня рождения правозащитного движения в России до опасности безграничной власти? Парадоксальный монтаж и современный стиль сериала. Как молодые актеры сериала узнали, кто такие Сахаров, Синявский и Даниэль. Лозунг “Соблюдайте вашу конституцию” и “Хроника текущих событий” глазами молодых художников. Демократия, права человека, гражданское общество и “следование внутреннему голосу” Сократа. “Естественное” право сильного и ограничение власти во II веке до нашей эры. “Гарри Поттер” как молодежное чтение о правах человека. Историческая память и политическое насилие в сериале "Права человека".

Создатели сериала: директор Сахаровского центра Сергей Лукашевский; медиахудожник и продюсер Злата Понировская; режиссер и сценарист Маргарита Михайлова; актриса и режиссер Юлия Ауг; продюсер, актриса, редактор Ирина Михайловская (проект “Ромб”); актер сериала и активист Queer Peace Евгений Ляпин.

Ведет программу Елена Фанайлова

Елена Фанайлова: О веб-сериале "Права человека" мы сегодня будем говорить с его создателями и участниками. Злата Понировская, медиахудожник и продюсер, в том числе продюсер этого сериала. Ирина Михайловская, продюсер, актриса, редактор проекта "Ромб".

Два слова, Ира, что это такое?

Ирина Михайловская: Проект "Ромб" - это видео в интернете, то, что сейчас все больше и больше набирает обороты, как вы можете заметить по соцсетям. Короткие видео на полторы-две минуты социального характера, общественно значимого, которые нам присылают разные люди из России и из Украины. Это снимают люди, которые умеют снимать, мы не спрашиваем у них дипломы. Человек присылает заявку: "Я хочу снять бабушку, у которой нет воды, еды, ничего" - и он снимает для нас эту бабушку.

Елена Фанайлова: Замечательно. Сергей Лукашевский, директор Сахаровского центра и отец-основатель этого проекта. Маргарита Михайлова, режиссер и сценарист. Юлия Ауг, актриса и режиссер. И Евгений Ляпин, активист Queer Peace и актер сериала.

Предлагаю нам посмотреть сразу первую часть…

Елена Фанайлова: Для меня здесь очевидно сразу несколько вещей. Это просветительский характер этого проекта, причем до дидактизма доходящий, направленный, видимо, на молодое поколение, которое мало что помнит об этом. И одновременно какой-то очень иронический тон. Когда ребята там лопают тортик и обсуждают советский мир, это, по-моему, очень смешно. И очень крутой, очень модный дизайн этого всего, такой фактически мультфильм, смешанный жанр.

Расскажите, как вы в проекте оказались. Женя, по-моему, исполнитель одной из главных ролей…

Евгений Ляпин: Да я бы не сказал, что я исполнитель одной из главных ролей. Я там очень неплохо ел торт, он был очень вкусный.

Злата Понировская: За что мы потом сильно получили в комментариях: с ума сошли, такая серьезная тема, а вы там торт на камеру едите…

Евгений Ляпин: На самом деле, мне кажется, это очень здорово - демонстрировать проблему. Когда начинают говорить о правах человека, все представляют, что это обязательно должно быть очень серьезно и скучно. И вообще, когда говорят о правозащитниках, представляют два типажа - либо это люди, которые с плакатами стоят на улице и чего-то требуют, либо это люди, которые сидят за круглым столом и непонятно чего хотят.

Елена Фанайлова: И еще гранты пилят.

Евгений Ляпин: Обязательно! Печеньки... Мне кажется, одна из крутых задач, целей, которые достигает наш проект, является как раз объяснение того, что о правах человека можно разговаривать и таким понятным языком, очень простым.

Злата Понировская: Очень сложно придумывался проект. Мы с Сережей встретились в Англии, я показывала Сереже Оксфорд, и мы обсуждали, каким может быть проект для юных людей, где нескучно и понятно было бы рассказано о правах человека.

Елена Фанайлова: Вы "Гарри Поттером" вдохновлялись, я догадываюсь...

Злата Понировская: И вот под этим самым деревом, где Гарри Поттер превратил кого-то в хорька, было придумано, что, во-первых, можно снять цикл лекций или, во-вторых, сделать такой классический "продакт плейсмент" в "Смешариках", например. И это еще предстоит, мне кажется, сделать. То есть рассказывать о правах человека, о человеческих ценностях через очень понятные форматы. Потом был придуман веб-сериал, Полина Филиппова, маркетинг-директор Сахаровского центра, написала мне, что давайте что-то делать, и дальше была огромная, гигантская работа над сценарием, в котором участвовало очень много людей. Мы собрали блестящую конференцию, расшифровка которой у нас есть, мы вам ее с удовольствием передадим, когда специалисты и интеллектуалы пытались рассказать друг другу, что такое права человека, что они об этом думают, и мнения были самые разные. А потом была совершенно героическая работа Сережи и Марго, когда они создали сценарий.

Маргарита Михайлова: Да, и мы сначала пытались придумать, как про это рассказывать. Мы взяли расшифровку круглого стола и пытались как-то скомпоновать кусочки из нее, чтобы это было интересно. Получилось не очень понятно, и Сережа сказал: "Все, хватит! Я хочу, чтобы было понятно". Тогда я сказала: "Сережа, сформулируйте так, чтобы было понятно, а я на экране напишу все ваши определения". Сережа написал лекции, и сначала мы их просто разложили на голоса, когда несколько людей говорят, перекликаясь друг с другом. Видео, которое мы сейчас смотрели, на самом деле, не первая серия. Первая серия была снята с Юлией Ауг, и это больше напоминает такой видеоклип, где все говорят про одно и то же, просто с разными интонациями. А потом мы уже раскачались, и начали появляться разные роли, разные характеры детей. А красиво так, потому что Полина мне сразу сказала то, чего я не ожидала услышать, что правозащитники ассоциируются с какими-то фриками, унылыми и скучными людьми, к ним очень плохо относятся. У меня почему-то не было такого стереотипа, и мне казалось, что правозащитники - это такие классные ребята с Манхеттена, черные, которые борются за свои права.

Злата Понировская: Там еще был огромный поиск по контенту по правам человека, англоязычному, не знаю, испаноязычному, русскоязычному. И это действительно вещи, которые требуют немедленного душевного отклика, либо это очень плохо снято. Была задача - сделать это цветным. 2017 год, цветное телевидение! (смеются)

Елена Фанайлова: История борцов за свои права прекрасная! Черные ребята на Манхеттене - мне это очень нравится.

Маргарита Михайлова: Да, и я всем показывала клипы черных рэперов, которые изображают женщин в хиджабах, вообще много чего мы посмотрели.

Сергей Лукашевский: Я с огромным удовольствием все это слушаю, потому что ведь одна из главных задач, для чего существует Сахаровский центр, это как раз вовлечение молодежи даже не в деятельность, а просто в дискурс. И вот уже мой опыт на протяжении восьми лет говорит о том, что, когда ты отправляешься в путешествие в поиске новых форматов, новых форм того, как ты можешь что-то делать, это путешествие с совершенно неизвестным тебе финалом. Оно поведет тебя самыми невероятными зигзагами. Так было в этом проекте, абсолютно. Сначала формально была идея - сделать цикл лекций, которые должны по возможности мотивировать человека, желательно молодого, прийти в Сахаровский центр на разные наши образовательные программы. Но поскольку мы все знаем про продвижение, про социальные сети, мы подумали: так, надо это все профессионально и качественно продвигать. Как только возник вопрос, а кто это будет делать, вот другого имени, кроме Златы, у меня в голове не возникло, тем более что мы до этого разговаривали в Лондоне ровно об этом. Дальше все начало стремительно меняться, и от моей идеи просто цикла лекций, на хорошо снятом видео с красивым задником, не осталось и следа. Была идея постапокалипсиса, было много разных вариантов.

Маргарита Михайлова: Да, идей хороших у нас было очень много!

Сергей Лукашевский: Дальше возникла следующая нетривиальная задача. Казалось, что вот мы соберем разных людей, которые умеют про это говорить, и они каждый небольшую лекцию прочитают. Когда мы сделали этот круглый стол, стало понятно, что это совершенно несводимо, что в действительности, как и полагается, у хорошей концепции, хорошей теории есть много разных людей, которые говорят во многом противоположные вещи. Нужен был цельный, единым образом выстроенный текст, и писать его пришлось мне, и для меня это была совершенно новая задача - попытаться, с одной стороны, сказать все правильно, а с другой стороны, сделать это для очень короткого ролика. Потому что уже ни о каких лекциях на двадцать минут речь не шла, мне сказали так: максимум - восемь! А в результате получилось четыре-пять.

Елена Фанайлова: Директор Сахаровского центра приобретает опыт сценариста-короткометражника.

Сергей Лукашевский: Я испытываю совершенно необычные ощущения, потому что я первый раз вижу собственный текст, который говорят другие люди с экрана. Это просто ошеломительно и удивительно! (смеются) А дальше это некоторая живая жизнь, в которой возникает что-то новое. В действительности, мы все эти последние годы в Сахаровском центре продолжаем экспериментировать с самыми разными формами. Мы завели публичные дискуссии, когда это еще не было популярно в Москве. Мы пытались скрестить документальный театр и правозащиту, историческую память и документальный театр. И вот теперь новое, красивое, современное видео. Действительно, очень красивое! Мы хотим это сделать не только текстом, но и визуально понятным для нового поколения. Я помню, была статья такая про Сахаровский центр в начале 2000-х годов, и там была такая фраза: "Там вас встретят пожилые серьезные люди в роговых очках и расскажут вам..."

Елена Фанайлова: Пиджачки их посыпаны перхотью и пеплом, свитер в катышках...

Сергей Лукашевский: Вот это очередной прекрасный шаг в другую сторону. Это точно не роговые очки.

Юлия Ауг: А я оказалась в проекте благодаря Рите. Я снималась у Риты в ее первом полном метре.

Маргарита Михайлова: Который, кстати, скоро выходит в прокат! (смеются)

Юлия Ауг: Мы очень подружились, финалом этой работы стало не просто творческое сотрудничество, но и человеческое общение. И когда мне Рита написала, во-первых, я сразу откликнулась, потому что я понимаю, что с Ритой интересно работать, потому что Рита мыслит так, как среди моего круга знакомых режиссеров никто не мыслит. У Риты есть свой стиль, есть свое представление о том, какой продукт она будет делать. Я могу даже не понимать вначале, что она предлагает, но я абсолютно точно знаю, что это будет результат. То есть она так говорит не от растерянности, а потому что у нее есть собственный концепт. И во-вторых, это для меня очень важная тема. Когда мне Рита сказала, что они попытаются снять некий постапокалиптический сериал о правах человека, вот на Земле произошел этот самый апокалипсис, потому что не соблюдали права человека, к чему это может привести, - мне это очень понравилось. Да, у меня активная гражданская позиция, да, я точно определяю свое место в этом гражданском обществе, но что такое права человека - это же невероятно сложно! Поэтому просто ответить на этот вопрос - для меня это стало самой главной отправной точкой. Мне кажется, что массовая безграмотность в области прав человека - колоссальная беда нашего гражданского общества.

Ирина Михайловская: Мы начали работать с Марго на проекте "Ромб", и я узнала, что снимется такой сериал о правах человека, и Злата и Марго предложили мне в нем поучаствовать, и я сказала, конечно же, что я двумя руками "за". Потому что я, во-первых, двумя руками за права человека, во-вторых, мне интересно с ними работать, и интересен результат. Когда все это уже вышло, я еще не видела серию со своим участием, но я видела другие, но я вот считаю, что когда вы размещаете это видео в соцсетях, нужно все-таки давать к нему какую-то подводку, чуть больше объяснять вначале, что эта серия о том-то, давать короткий анонс. Потому что люди, дети, юноши, они вообще про это не знают ничего, и эта красивая форма, торт, красивые люди - это все классно, но они могут не ухватить суть. Какие-то там Синявский, Даниэль, аресты... Я специально показывала своей дочке, она-то как раз знает, правда, не то что бы очень хорошо, и у нее тоже были вопросы, она сказала, что это не до конца ей понятно, и многие из ее одноклассников и знакомых не въехали бы. Так что я думаю, что продукт сделан, но нужно его подавать с каким-то большим разъяснением. Я всегда за разъяснения, даже в стихах, ты же знаешь. (смеются) Потому что человек не с первого раза схватывает главное, когда слушает стихотворение, песню.

Злата Понировская: У нас есть сайт prava-tv, и там мы собирались выкладывать подробные описания серий вместе с сериями, и мы этот совет уже на выпуск пятой серии примем к сведению и будем писать подробнее, что и как устроено в этой серии, может быть, не в подводке, а в комментарии, но чтобы доступ к информации был. Еще будет момент, когда мы доопубликуем все серии... Сейчас каждый вторник, около 12-14 часов дня, выходит новая серия, и ее можно посмотреть в соцсетях "Сахарницы", а потом ее шерят разные другие медиа, и "Ромб" в том числе. Мы рассчитываем, что, когда половина серий выйдет хотя бы, шесть из двенадцати, мы соберем из этого большую часть, получасовую, 15-минутную, и про нее подробно расскажем и дополним. Если будут силы у нас, то, может быть, мы еще раз доредактируем текст, который был исходником, и будет такая брошюрка, и мы ее тоже на сайте выложим к тем сериям, которые у нас есть.

Ирина Михайловская: Я бы это даже продвигала в какие-то продвинутые учебные заведения, в какие-то частные школы.

Евгений Ляпин: Но есть же опасность, что если мы это делаем еще более понятно, то это становится совсем агитматериалом.

Ирина Михайловская: Агитматериал за права человека - это плохо?

Юлия Ауг: У нас ведь на днях, по-моему, вышли две агитки, просто голимые агитки - Птаха написал небольшой рэп по поводу того, что протестовать плохо, и Алиса Вокс, бывшая солистка "Ленинграда", вообще сделала клип за гранью добра и зла - "малыш, начни с себя"!

Евгений Ляпин: Да, "малыш, не лезь в политику, иди учи матчасть". Ну, в защиту Алисы Вокс хочется отметить, что, мне кажется, взять деньги у структур, которые такое требуют, и сделать настолько плохо, это подарок просто. (смеются) Человек делает очень умный шаг.

Злата Понировская: Я не думаю, что это она сделал умный шаг, ты уж меня извини. Кстати, те люди, которые заказывали, могли бы... тут есть два варианта - либо только Птаха согласился, либо заказали самому отстойному рэперу. Но я сейчас не об этом. Оба эти клипа сделаны прямо в жанре агитки, то есть жанр агитки вернулся. Поэтому совсем делать агитку из прав человека, ну, нельзя.

Евгений Ляпин: И результат сразу виден - они получили огромное количество дизлайков, все над ними смеются, то есть эффект получился обратный. И если мы сделаем про права человека так, мы получим ту же историю.

Злата Понировская: Поэтому нужно было найти эту грань.

Евгений Ляпин: И права человека, как уже сказали, очень сложная тема, на которую все смотрят по-разному, и нельзя создать единую дидактическую позицию, что права человека - это так и так, а шаг в сторону будет караться расстрелом. Это противоречит духу прав человека!

Злата Понировская: В этом смысле, когда была дискуссия, Таня Вайзер, историк, объяснила нам, что исторически в США, например, как появляются права человека? Во-первых, все права, которыми обладает человек, это права белого мужчины, а потом потихоньку начинают включать разные другие группы, когда они осознают себя, собственно, бесправной или угнетаемой группой. Таким образом права человека все время переосмысливаются. И закончилась та дискуссия, я помню, разговором о правах искусственного интеллекта, роботов и так далее.

Юлия Ауг: Я сейчас делаю такой спектакль в Питере. У Ани Старобинец есть замечательные совершенно тексты, и один из текстов - "Злачные пажити" - о том, как в неком постапокалиптическом мире человек может оцифровать свое сознание и таким образом продлить свое существование. Но в обществе, в котором возможно технологически это сделать, не обеспечены права человека настолько, что далеко не каждый человек может воспользоваться этим правом на оцифровку сознания.

Ирина Михайловская: И вот я еще хотела сказать, что сказали тут про "Гарри Поттера", которым как будто вдохновлялись, а я подумала, что это красивая идея, и мне кажется, это хорошо пошло бы у молодежи.

Злата Понировская: Но не так много молодежи, которая читала и смотрела "Гарри Поттера", и им уже от 25-ти и старше.

Евгений Ляпин: Но "Гарри Поттер" во многом содержит в себе эти паттерны прав человека! Потому что там борьба с грязнокровками, борьба с оборотнями, абсолютно классическая история, которая дико созвучна. Даже знаменитый эпизод, когда в конце третьего фильма Люпин собирает свои пожитки и уезжает из школы, потому что многие родители могут написать письма, что они не хотят, чтобы такой, как Люпин, учил их детей, мы сразу вспоминаем просто ленту новостей, где всякие неадекватные гомофобные активисты ломают просто жизни учителям. Это абсолютно про сегодняшний день! И поэтому история "Гарри Поттера" настолько популярна и интересна - люди увидели в ней содержание, созвучное сегодняшнему дню.

Елена Фанайлова: Да, там много действительно социального содержания и вещей, которые имею отношение к человеческим правам. И я хочу перейти к третьей части проекта, которая называется "О безграничной власти", и вот как мне показалось, она посвящена политическому насилию как таковому и тому, как человеческие права сталкиваются с машиной государственного насилия.

Елена Фанайлова: Эта серия очень сильная, конечно, и ты понимаешь, что насилие - это вещь, имманентно присущая человеческому обществу. И то, что вы касаетесь здесь социопсихологии, эксперимента Зимбардо, мне очень близко самой, как человеку, любящему социальную антропологию и интересующемуся проблематикой зла. Сережа, вы опять автор сценария?

Злата Понировская: Автор сценария - Марго, но автор текста - Сережа. Он рассказал про власть очень здорово и очень живо.

Сергей Лукашевский: Спасибо! Мне важно, что серия эта получилась такой выразительной. Мы перед тем, как заняться подготовкой, мы просмотрели все видео, которое нашли, и все они примерно строились таким образом: права человека - это очень хорошо, смотрите, какие у человека есть права, смотрите, какие он классные, вы можете то, то и то. И нигде не задавался очень простой вопрос: а зачем они, собственно, нужны? Вот не то что это абстрактно хорошо, а зачем? И я попытался дать на этот вопрос ответ. Мне пришло в голову, что права человека нужны и возникли как ограничитель власти, что они идут в связке с государством. Собственно, это в фильм не вошло, но первое исторически документированное историками, археологами возникновение понятия "право", "свобода", причем историки спорят, что это в действительности означало, это цивилизация Аккада, когда местный царь принимает закон, ограничивающий власть, ограничивающий произвол чиновников. Вот это первое историческое свидетельство в мире, когда появляется слово. Это где-то второе тысячелетие до нашей эры.

Елена Фанайлова: А на круглом столе, когда обсуждали историю прав человека, все возводили это только к идеям Просвещения, к XVIII веку.

Сергей Лукашевский: Там не говорилось о правах человека, конечно, но вот само слово появляется. Там текст буквально такой: он дал им право, и власть над ними ограничил. Мне показалось важным дать ответ на этот вопрос, и я считаю, что это очень актуально относительно того, что происходит в нашей стране, - зачем это нужно. Не просто потому, что мы кого-то жалеем и считаем, что он должен что-то получить. Нет, от этого вообще зависит выживание общества - от ограничения власти. Власть не может быть безграничной, и универсальным ограничителем являются права человека.

Маргарита Михайлова: Мне кажется, рассуждать о власти как о чем-то абстрактном, это очень странно. Это тоже очень человеческое и принадлежит человеку. И почему еще получилась серия хорошо, потому что мы ее делали так, как будто во всем этом виноваты мы сами, то есть мы признаем свою вину, и мы сами не можем контролировать свои желания, свои страсти, свои страхи, не можем сохранять достоинство и быть людьми.

Злата Понировская: Некоторые даже голосовать не ходят, да!

Маргарита Михайлова: Это проблема не какой-то там власти, а наша проблема, такая темная часть нас.

Елена Фанайлова: Я думаю, что это и большая цивилизационная проблема, которую обсуждали перед Второй мировой войной Фрейд и Эйнштейн в своей знаменитой переписке под названием "Почему война", когда они говорили о двух механизмах работы с человеком. Они обсуждали и последствия Первой войны, но Вторая уже была на пороге, и вот эти чувствительные и умные два человека обсуждали каждый со своей стороны - Фрейд говорил об индивидуальной работе с людьми, с паттернами насилия, а Эйнштейн говорил о необходимости создания общественных структур, международных, которые бы контролировали агрессию. Мне кажется, это видео, которое мы сейчас посмотрели, ровно об этом.

Елена Фанайлова: Я бы очень хотели и четвертую часть сразу, про демократию, посмотреть, которая мне тоже очень нравится...

Елена Фанайлова: Стилистически это страшно любопытно сделано, помимо того, что сама история увлекательная. Родионов - прекрасный актер. И динозаврик в этой серии появляется, наш любимый герой, которого Злата изобрела. Розовые динозаврик ходит там, видимо, для красоты, и изображая угрозу одновременно. Я правильно понимаю?

Злата Понировская: Да. Конечно, тирекс - продукт эволюции, я его не совсем изобрела, но я его покрасила в розовый цвет, это правда. И это я делаю в программке, которую делает 3D, в которой ты можешь создать объект, и это иногда похоже на вязание, а иногда на то, что ты должен обтесать камень. Потом этому объекту нужно сделать скелет, чтобы начать управлять лапками, глазами, чем угодно, и получается такая марионетка. Не все необходимо делать самому, есть огромное количество пользовательского контента.

Елена Фанайлова: Мне, кстати, было любопытно, как вы эти архивы визуальные собирали. Это же море информации!

Маргарита Михайлова: Злата рисовала все, что там нарисовано, а все остальное...

Елена Фанайлова: Ну, вот Шварценеггер, который призывают людей к демократии, это откуда?

Маргарита Михайлова: Я сидела, смотрела ленту Фейсбука, смотрю - Шварценеггер, класс! Я сохранила ссылочку в сценарий, потом через два месяца достала и поставила.

Евгений Ляпин: Не каждый сериал про права человека может похвастаться, что у них Шварценеггер снимался, а у нас... (смеются)

Маргарита Михайлова: У нас еще есть редактор - Алиса Иваницкая, она знает все на свете, особенно про кино, она читала сценарии и присылала нам их потом со ссылками на Ютьюб с кусками подходящих фильмов.

Евгений Ляпин: Вот почему динозаврик, почему именно он? Есть логическое, сознательное объяснение?

Злата Понировская: Да нет, мы просто придумывали с Марго, какой сеттинг нам нужен, и дальше я послушно его рисовала. Могла бы быть и собачка. Хотя, да, у нас был план на розовую лошадь. У нас с Марго был предыдущий проект, который назывался "Розовая лошадь Апокалипсиса". Апокалипсис не отпускает нас!

Елена Фанайлова: Динозаврик, кажется, тоже вполне себе угрожающая фигура... Розовый динозаврик апокалипсиса.

Злата Понировская: С другой стороны, у него нет ручек, и он как права человека, то есть вроде такой грозный, большой, но ему очень сложно...

Евгений Ляпин: А мне кажется, это как раз образ того, с чем права человека должны бороться. Это такой бессознательно появившийся образ, тем не менее, он очень созвучен, например, новому спектаклю Константина Богомолова "Дракон", который вышел во МХАТе, где некое сосредоточение авторитарной власти приняло образ дракона, но дракона такого очень милого и домашнего, к которому все уже привыкли, и вообще он 300 лет назад от холеры всех спас, потому что озеро вскипятил. А здесь несмотря на то, что динозаврик розовый, но это тварь, которая пожирала и уничтожала все. Это очень интересно, как какие-то образы всплывают из подсознания и появляются одновременно во многих сообществах.

Злата Понировская: Когда придумывался сценарий, было придумано, что мы будем заимствовать большое количество образов, и в этот момент было решено отказаться от лекций. Полина Филиппова сказала: "Лекций вы уже записали на своем веку тысячи. Их кто-нибудь смотрит? Я не знаю. Попробуйте так, и это, может быть, кто-нибудь посмотрит". И это была жирная точка в обсуждении, нужны ли нам все эти динозавры и так далее.

Елена Фанайлова: А как этот проект вас изменил, что нового вы узнали?

Сергей Лукашевский: В общем-то, это то, что мы в Сахаровском центре все время пытаемся делать - запускать что-то новое и необычное, что мы не знаем, чем закончится, не знаем, какой будет отклик. Готовясь каждый раз к тому, что старшее поколение, например, будет ворчать и говорить: "Зачем там торт? Как можно говорить о правах человека вместе с розовым динозавром?" - и так далее. Мы надеемся, что этот сериал позволит новым людям, другим людям, которые не существуют, например, в контексте бардовской песни, скажем, вообще вне этого, тоже к нам приходить на самые разные события, программы и прочее, включая фестиваль, который будет.

Злата Понировская: Для меня это был еще проект, на котором некоторые мои знакомые, люди, которые работали над этим проектом совершили чудо. Потому что это было очень тяжело, видеопродакшн очень трудозатратный, запредельный. Это было для меня некоторой новостью. Но, да, язык медиа более понятен сейчас. И довольно много узнала о концепции прав человека. Ценности эти я разделяю, но так, чтобы уметь в кого-то вцепиться и долго про это рассказывать... Ура, появились эти слова! Классно!

Ирина Михайловская: Ну, да, аналогично. Про форму мы уже говорили, форма прекрасная, а я про содержание. Во-первых, я сама для себя в очередной раз поняла, насколько плохо у меня в голове структурировано все, что касается прав человека, государства, обязанностей. Так-то мы все за все хорошее и против всего плохого, но структуры нет. А если у меня нет, я так понимаю, что у многих вообще нет об этом никакого представления. У нас люди понимают по умолчанию, что государство - это нечто, которому можно все, а я - человек, и кто я, что я... Так было в России всегда, веками, не только в советское время. И какая-то возможность хоть чуть-чуть, хоть как-то это донести или объяснить, ну, просто бесценна, я считаю.

Маргарита Михайлова: Я то молодое поколение, которое узнало о том, что такое концепция прав человека, откуда она взялась. Я изучила все тексты, прочитала все учебники. И как режиссер я решала очень интересные задачи о том, как понятно рассказать о сложных вещах, об очень абстрактных вещах. У нас были интересные условия для производства, когда ты имел дело с очень сложным текстом, понимал это один, и на площадке ты должен был всем объяснить это. Для меня это, конечно, потрясающий опыт. Я потом думала, что мои мозги еще так не работали никогда!

Юлия Ауг: Для меня эта тема всегда была, но она не была конкретизирована, а сейчас стала очень конкретной. И пришло понимание того, что, если я дальше хочу элементарно, даже у себя на странице в Фейсбуке говорить что-то о правах человека, я должна сама в первую очередь в этом разобраться, структурировать для себя всю эту историю прав человека, и только после этого я стану внятной и убедительной. А ведь это очень важно - быть внятным и убедительным.

Евгений Ляпин: Хочется сделать маленький комментарий по поводу формы подачи, которую мы выбрали. Это то, что происходило, например, с культурой на протяжении всего времени. Изначально культура была элитарной, музыка была элитарной, была опера, была симфоническая музыка. Но в ХХ веке происходит такой феномен, как поп-культура, и вдруг культурой начали интересоваться на 5-10 процентов, а 90-95 процентов людей. И то, что происходит сейчас, что мы делаем все вместе, за этим столом и снимая подобные ролики, это как раз популяризация концептов, которые кому-то могут казаться очень сложными, но которые на самом деле являются необходимыми. Все, что касается и прав человека, и каких-то философских понятий, пусть кто-то обвинит - зачем вам торт, зачем вы снимаете попсу, но когда речь идет о правах человека, не стыдно делать попсу. И мне кажется, даже если мы делаем попсу, мы делаем классную попсу.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG