Ссылки для упрощенного доступа

"Следующая цель Навального – Путин"


Политолог Станислав Белковский

Политолог Станислав Белковский – о блогере Усманове и ложечках Сечина

Леонид Велехов: Мой гость сегодня – Станислав Белковский. Будем обсуждать события богатых на них последних дней.

Полная видеоверсия программы

Леонид Велехов: Стас, добрый вечер. Очень рад.

Станислав Белковский: Я просто сегодня понял окончательно философию транспортной реформы в городе Москве, поскольку я сталкивался с ее последствиями в последние несколько дней в особенно яркой форме, – это, конечно, не пустить в эфир Белковского.

Леонид Велехов: У меня та же самая мысль витала.

Станислав Белковский: Мне кажется, если Белковский откажется от эфиров, то мэрия Москвы откажется от реновации.

Леонид Велехов: То есть ничего себе на весах.

Станислав Белковский: Поэтому мы сейчас это продумаем, потом внезапно, может быть, в стиле Алексея Анатольевича Навального, выдвинем ультиматум на эту тему, что я не буду больше никогда выходить на эфиры, лишь бы не было реновации.

Леонид Велехов: Я понял. Но это будет очень большая потеря.

Станислав Белковский: Для кого?

Леонид Велехов: Для нас для всех.

Станислав Белковский: А мы их кинем, только ни в коем случае, Леонид, никому об этом не говорите. Мы согласимся не выходить в эфир, а потом выйдем в YouTube-канал.

Леонид Велехов: Когда они свои строительные мощности свернут, мы выйдем.

Станислав Белковский: Нам будет легче выйти в YouTube, чем им восстановить свои строительные мощности.

Леонид Велехов: Замечательно, что вы тут. Продолжим разговор о нашем новом популярном видеоблогере, выпустившем уже вторую продукцию свою по счету.

Станислав Белковский: В цикле "Тьфу на тебя".

Леонид Велехов: "Тьфу на тебя" номер два. Беря быка за рога, чего он хочет?

Станислав Белковский: Это эмоциональная реакция восточного человека.

Леонид Велехов: Опять эмоциональная реакция? Первая была через месяц после событий, теперь еще одна?

Станислав Белковский: С точки зрения политических технологий, которым я посвятил значительную часть своей жизни, это рационально объяснить нельзя, то есть там все делается неправильно, мягко говоря. Потому что в политических технологиях есть несколько важных принципов, один из которых состоит в том, что хамить надо на "вы", а не на "ты". Одна моя приятельница Ксения Анатольевна Собчак, мы с вами это обсуждали в том фильме, который мы снимали здесь пару месяцев назад, говорила, обращаясь ко мне, что "твоя подчеркнутая вежливость есть извращенная форма хамства". Нельзя хамить на "ты".

Леонид Велехов: Но обратите внимание, что прогресс есть – стал обращаться с полным именем и по отчеству, правда, не отчество Навального, но тем не менее.

Станислав Белковский: Полиграфович. Причем он перепутал Шарикова и Швондера.

Леонид Велехов: Он смешал Шарикова и Швондера, все вместе он сбил в одну кучу.

Станислав Белковский: Поэтому мне кажется, что Алишер Бурханович просто хочет войти в историю человеком, которого не удалось оболгать – это его внутренняя мотивация. Ходят разные слухи, которые, конечно, не могу ни подтвердить, ни опровергнуть, и вообще это такая деликатная сфера, которую лучше лишний раз не касаться, о состоянии здоровья Алишера Бурхановича. Видимо, он хочет в контексте этого процесса немножечко зафиксировать, что он был человеком с хорошей репутацией, что он занимался не только горнообогатительным комбинатом и приватизацией руды и активов "Газпрома", но созданием нового бизнеса в сфере высоких технологий типа "Мейл.ру", что в значительной степени правда, занимался.

Леонид Велехов: То есть все искренне в его понимании?

Станислав Белковский: Искренне – не означает правда.

Леонид Велехов: Да, бесспорно.

Станислав Белковский: Но в его понимании да, искренне. Если бы это было неискренне, он поручил бы это озвучить кому-то другому. То, что он решил озвучить это сам, уже говорит о том, что он очень больно переживает эту ситуацию.

Леонид Велехов: А почему тогда отказывается от дебатов? Или, может быть, на дебаты в конце концов пойдет?

Станислав Белковский: Потому что объяснили, я думаю, Алишеру Бурхановичу советники, что идти на дебаты с Навальным – это значит резко повышать капитализацию Навального, а также популяризировать версии, излагаемые Алексеем Анатольевичем.

Леонид Велехов: Как вы думаете, сериал продолжится?

Станислав Белковский: Да, продолжится.

Леонид Велехов: Он всегда будет завершаться классической фразой, как говорит Сирано?

Станислав Белковский: Алишер Бурханович вошел во вкус – это видно, тем более он сидит на яхте. Мне вообще кажется, что стоило бы сделать этот сериал на Первом канале, что-то типа "Карточного домика".

Леонид Велехов: Эти все сюжеты еще ждут своих сериалов, своих блокбастеров.

Станислав Белковский: В свое время меня пригласил один достаточно высокопоставленный в то время телевизионный топ-менеджер на день рождения, потому что я часто был в программе, которую он вел на одном из федеральных телеканалов.

Леонид Велехов: Представляю, о ком идет речь.

Станислав Белковский: С тех пор уже нет этой телепрограммы, топ-менеджер занимается чем-то, я не знаю чем. Вдруг за 15 минут до отъезда к нему на день рождения я понял, что у меня нет подарков. Мне стало очень обидно, как же я приеду к этому топ-менеджеру без подарка. Я придумал подарок: я за 15 минут написал концепцию программы. Сейчас, когда я приведу название этой программы, станет понятно, о чем шла речь. Ну простите, пожалуйста, тем самым я раскрою весь секрет этой истории. Программа должна была называться "Личный враг". Концепция ее состояла в том, чтобы я, лично я, Белковский, на 10 минут по итогам аналитической программы, которую вел этот топ-менеджер, выходил в эфир федерального телеканала и, как принято было говорить в ельцинские времена, мочил, а как стало принято говорить в вегетарианские путинские времена, увлажнил, одного какого-нибудь человека, типа "Тьфу на тебя". Поэтому, мне кажется, сериал "Тьфу на тебя" в исполнении Алишера Бурхановича Усманова собрал бы такие рейтинги.

Леонид Велехов: Ничего бы накручивать не пришлось.

Станислав Белковский: Не только накручивать не пришлось, но, мне кажется, экономические проблемы федеральных телеканалов были бы решены надолго.

Леонид Велехов: То есть, как вы думаете, накручивают все-таки?

Станислав Белковский: Я бы даже так сказал, что можно дать под этот проект целый телеканал. Не можете догадаться сразу, какой?

Леонид Велехов: Я думаю, что есть много вариантов.

Станислав Белковский: Я думаю, что канал ТНТ, потому что ТНТ – это и есть "Тьфу на тебя". Если бы там Алишер Бурханович исключительно занимался обвинениями в адрес разных неблагоприятных личностей, то уже борьба рейтингов была бы выиграна этим телеканалом априори.

Леонид Велехов: Замечательно. Мы видим, что Навальный тоже играет на повышение, вот замахнулся на ложечки для Сечина. Кто следующий?

Станислав Белковский: Путин.

Леонид Велехов: Публика ждет, его все время упрекают.

Станислав Белковский: Алексей Анатольевич Навальный прирожденный политик, он очень талантливый политик. Соответственно, он понимает всю природу политических технологий и того, как они применимы в реальной жизни и борьбе, поэтому он знает две вещи, что играть надо только на повышение, то есть нельзя, условно говоря, с Медведева перейти на Игоря Ивановича Шувалова или Юрия Трутнева – это несерьезно с точки зрения политики, поэтому переходить надо на президента. Но нельзя сделать это слишком быстро, потому что, как было сказано у Сомерсета Моэма в "Театре", или не делай пауз, или держи их максимально долго. Да, он держит паузу сейчас между Медведевым и Путиным, он ее держит. А то, что Алишер Бурханович неожиданно с каналом ТНТ своим неформальным вдруг ему помог и популяризировал все его информационные усилия, дай бог здоровья, для Навального это только хорошо, пока его фактическим пресс-секретарем выступает Алишер Бурханович Усманов, богатейший человек России. Хотел бы я нанять богатейшего человека России пресс-секретарем, просто у меня не получается, нет таких возможностей.

Леонид Велехов: А вы считаете, что этот поединок Усманов вчистую проигрывает?

Станислав Белковский: Пока да. Другое дело, что Алишер Бурханович выглядит очень трогательно в этом.

Леонид Велехов: По-своему да.

Станислав Белковский: Потому что Россия – страна женского политического сознания, власть в этой стране выбирают женщины, и не только в ней. Если у нас будет время и желание, мы можем поговорить о Макроне, о феномене Трампа в этом контексте. Элементы женского сознания очень важны с точки зрения формирования электорального выбора. Поскольку Алишер Бурханович, в отличие от Алексея Анатольевича Навального, выглядит не победителем, а несправедливо и незаслуженно обиженным человеком, а никто так не любим русскими женщинами, как несправедливо и незаслуженно обиженный человек, в чем во многом состоял секрет успеха Бориса Николаевича Ельцина в политическом процессе конца 80-х – начала 90-х годов, то в чем-то Алишер Бурханович выигрывает, то есть это неоднозначный процесс, он двунаправленный.

Леонид Велехов: Возвращаясь к расследованию по поводу ложечек для Сечина. Как вам ложечки за 15 тысяч? Вообще, зачем?

Станислав Белковский: Это нужно.

Леонид Велехов: Зачем такая просто демонстративная?

Станислав Белковский: Демонстративная роскошь и плевок в лицо тем самым народу. Был такой пошловатый, но все-таки цензурный и удовлетворяющий требованиям Роскомнадзора анекдот 90-х годов про петербургского криминального авторитета, которого спрашивают: а как же ты пойдешь по Невскому проспекту? На что он говорит: а я вот так пойду по Невскому проспекту.

Леонид Велехов: То есть это такая откровенная распальцовка?

Станислав Белковский: Да, распальцовка, конечно. Там же икорница есть. Как же Игорь Иванович Сечин будет есть ложечками дешевле, чем за 15 тысяч рублей?

Леонид Велехов: Какие-то икорницы, видимо, из сервиза мадам де Помпадур, по меньшей мере по этой цене.

Станислав Белковский: Это же Игорь Иванович Сечин. Почему олигархи не летают рейсовыми самолетами? Я в свое время общался с несколькими олигархами, которые не то чтобы объяснили мне это впрямую, но из косвенных данных, которые они мне дали, из представлений, которые сформировались в мозгу, я в общем и целом сделал вывод почему. Потому что, понимаете, в рейсовом самолете они могут столкнуться с плебеями, например, с Белковским, а вдруг плебей болен гриппом. Не "тьфу на тебя", а "начхать на тебя" со стороны этого плебея, а этого нельзя допустить. Поэтому, конечно, олигарх должен летать в замкнутом пространстве, которое абсолютно стерилизовано и дистиллировано. Так и здесь. Как же Игорь Иванович Сечин, сам Игорь Иванович Сечин может есть ложечками дешевле чем за 15 тысяч рублей? То, что это дело кончается некоторыми событиями у скульптуры Страсбург на Площади согласия, это никто не помнит, потому что историю в школе изучали плохо.

Леонид Велехов: В эту вашу распальцовочную концепцию, конечно, укладывается тогда и реакция Михаила Леонтьева, на этот раз уже просто запредельно хамская.

Станислав Белковский: Михаил Леонтьев всегда реагирует весьма специфично. Он говорит "не пошли бы вы в задницу".

Леонид Велехов: Начинает называть "дебилом" Навального. Почему его как-то не одергивают старшие товарищи? Уже никакого суда не боятся, ни небесного, ни земного?

Станислав Белковский: Скажем, Мария Захарова, извините, что я вас спрашиваю, а не вы меня, потому что это несколько противоречит этике отношений журналиста и гостя в эфире, вам не кажется, что она примерно в той же стилистике высказывается?

Леонид Велехов: Абсолютно.

Станислав Белковский: А почему это все позволено? А потому что это нравится Владимиру Владимировичу Путину. Или почему советник президента Сергей Юрьевич Глазьев раз в месяц разрожается тирадами типа "в Киеве сидит кровавая хунта, которую надо уничтожить" или "президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер прямой преемник нацистских преступников". После чего в тот же день пресс-секретарь президента Дмитрий Сергеевич Песков делает заявление о том, что президент не вполне согласен с точкой зрения своего советника.

Леонид Велехов: Что это частное мнение советника.

Станислав Белковский: Но при этом советник остается на своей должности, сидит на ней уже пять лет. Потому что все эти люди фактически отображают стилистику Владимира Путина. Они говорят то, что он хотел бы сказать и то, как он хотел бы сказать, но не может в силу своего статуса и тех ограничений, которые налагает на него его пост.

Леонид Велехов: Они озвучивают его внутренний голос.

Станислав Белковский: Когда Владимир Путин срывается, когда в нем прорывается охтинский двор, он тоже говорит что-то подобное. Но потом он щиплет себя за левое ухо и возвращается в свое нормальное дипломатическое состояние. Но все остальные не щиплют себя за левое ухо. Как можно ущипнуть Марию Захарову за левое ухо? Это было бы слишком эротично.

Леонид Велехов: Возьмем высказывание другого свойства одного из близких Владимиру Путину людей – Песков. Дмитрий Песков вчера в абсолютно дипломатичной форме заявил, что предвыборной кампании Путина нет, раздумий и планов тоже. Тут есть какая-то такая двусмысленность, возможность интерпретаций или не стоит обращать серьезно внимание?

Станислав Белковский: В свое время Михаил Жванецкий написал прекрасный диалог, который зачитывали Александр Анатольевич Ширвиндт и Михаил Державин – это было еще 30 лет назад, где при обсуждении подобного рода текста говорилось: нет ли здесь второго смысла? Спрашивал Ширвиндт. На что Державин отвечал: "Здесь и первого нет". Это обычная их реакция: мы не знаем, кто будет следующим президентом. Все знают, а они нет. И второе: мы не ведем избирательную кампанию, она ведется сама по себе помимо нас. И просто два таких не очень умных престарелых еврея, типа нас с вами, вдруг неожиданно задаются вопросом: а что бы это значило? В этот момент Дмитрий Сергеевич Песков и его коллеги сидят у экранов телевизора и смеются над нами в голос, что, конечно, очень хорошо уже по какой причине – потому что они смотрят нас.

Леонид Велехов: Слух о том, что Путин может пойти самовыдвиженцем из той же самой оперы?

Станислав Белковский: Я думаю, что он и пойдет. Потому что все-таки рейтинг партии "Единая Россия" недостаточно высок, чтобы он выдвинулся от этой партии и чтобы партия взяла ответственность за его выдвижение. Пойдет самовыдвиженцем, я думаю, да. Идет борьба между Вячеславом Володиным, спикером Государственной Думы, и Сергеем Кириенко, первым заместителем руководителя Администрации президента и куратора внутренней политики, за формирования повестки и контроля над предвыборной кампанией как таковой. Поскольку консенсус между этими людьми достигнут едва ли быть может, то значит, он не должен идти ни от "Единой России", ни от "Общероссийского народного фронта". Компромисс только самовыдвиженец.

Леонид Велехов: Пока что нам сообщили, что завтра он идет в монастырь, но лишь на одно мероприятие.

Станислав Белковский: Не уходит в монастырь?

Леонид Велехов: Нет, на одно отдельно взятое мероприятие.

Станислав Белковский: Помните, в "Необыкновенном концерте" Сергея Владимировича Образцова был такой номер – "Брошу мир и уйду в монастырь". Вы знаете историю с Чудовым монастырем?

Леонид Велехов: Вы имеете в виду Ивана Грозного?

Станислав Белковский: Нет, я имею в виду недавнюю историю. Дело в том, что было принято решение восстановить Чудов монастырь в Кремле. Последние, как вы знаете прекрасно, достижения Чудова монастыря – это встреча Николая I, императора и самодержца всероссийского, в день его, чуть было не сказал инаугурации, коронации с Александром Сергеевичем Пушкиным, в ходе которой Александр Сергеевич Пушкин вдруг из друга декабристов превратился в абсолютного лоялиста и монархиста. Причем историки и литературоведы не всегда, на мой взгляд, понимают, что превращение Пушкина из декабриста в лоялиста и монархиста связано с тем, что ему просто стало наплевать, что для художника достаточно нормальная и естественная реакция при достижении им определенного возраста. То есть это не смена позиций – это смена жизненных приоритетов.

Леонид Велехов: Все-таки, когда император говорит тебе "я сам буду твоим цензором" – это как-то меняет.

Станислав Белковский: "Я буду цензором твоих африканских страстей", как сказала Марина Ивановна Цветаева по этому поводу. Не духовник, как мне кажется, но действительно близкий приятель Владимира Владимировича Путина владыка Тихон Шевкунов предложил снести 14-й корпус Кремля, где сидели всякие чиновники, и на этом месте восстановить Чудов монастырь. 14-й корпус Кремля был снесен в минувшем году. Но тут выяснилась одна странная деталь, что Кремль является памятником ЮНЕСКО, памятником культуры из реестра ЮНЕСКО, поэтому действовать в нем по принципу, что хочу, то и ворочу, нельзя, нужно согласовывать с ЮНЕСКО, что ты там сносишь, а что строишь. Поэтому строительство Чудова монастыря застопорилось, там создали сквер, этот сквер существует там и по сей день. Но если, мне кажется, преобразовать первый корпус Кремля, где должен сидеть президент, хотя он там не сидит, Владимир Путин осчастливил нас и облагодетельствовал весь русский народ верноподданный тем, что он вообще не бывает в Кремле, он сидит в резиденции Ново-Огарево.

Леонид Велехов: Он, по-моему, и в Москве бывает не так часто.

Станислав Белковский: Прибывает он в Кремль и в Москву только по большим праздникам, когда приезжает какой-то президент Белиза или Габона, потому что лидеры других стран весьма редко посещают нашу столицу, как-то обходятся без нее.

Леонид Велехов: Вот нас осчастливил, тем не менее, филиппинский лидер.

Станислав Белковский: Да, такого типа лидеры все еще.

Леонид Велехов: Он как прилетел, так и улетел. Но посмотрите, что ради него, из-за смены его графика, так как у него началось какое-то восстание побиваемых им наркоторговцев, Путин изменил и на два дня раньше принял его. Какое уважение, какой жест.

Станислав Белковский: Никто не едет, понимаете. Помните, как сцена из "Москвы 2042" Владимира Николаевича Войновича, когда встречают Карнавалова, прототипом которого был Александр Исаевич Солженицын, выходит на дорогу, а никто не едет. Так и здесь, поскольку уже в Москву никто не приезжает в основном, то кто бы ни приехал – это очень важно, поэтому поменяют любой график.

Леонид Велехов: В случае с Дутерте, насколько я понимаю, Москва нашла замену Чавесу, теперь он у нас будет брать, не у нас, а у них будет брать оружие под кредиты и прочее.

Станислав Белковский: Вы понимаете, Чавес все-таки был идеологически значительнее фигура.

Леонид Велехов: Конечно, несравнимо.

Станислав Белковский: Дутерте идеологически незначительная фигура, просто бандит, оказавшийся у власти. Мало ли бандитов, оказавшихся у власти. Я думаю, что президент Соединенных Штатов Америки Дональд Трамп, когда окончательно зайдет в тупик и окажется перед угрозой импичмента, перед которой он уже оказался, поэтому здесь я немножечко тавтологию допустил, он свергнет президента Дутерте. Методом исключения, а что еще можно сделать? Северную Корею замочить нельзя, потому что Китай просит этого не делать, дать сто дней на урегулирование ситуации. Венесуэлу нельзя урегулировать, потому что это слишком сложно.

Леонид Велехов: Там много кубинцев, большая кубинская гвардия.

Станислав Белковский: Что ему остается делать методом исключения? Только, конечно, авианосец переориентировать из корейской акватории на Филиппины и немножко Дутерте почикать, потому что, я боюсь, что без этого Трамп уже не спасется.

Леонид Велехов: Раз уж заговорили о Трампе нашем Дональде Джее, спрошу: как вы считаете, этим своим вояжем на Ближний Восток он никак как-то свои, что называется, шансы не повысил, не улучшил, мнение о нем, репутацию свою?

Станислав Белковский: Вы знаете, есть вещи, которые изменить уже нельзя, они формулируются русскими пословицами типа "мертвым пожар не страшен" или "мертвые не потеют". Репутацию Трампа изменить нельзя, изменить можно только его политическую судьбу, спастись он может. Его визит в Саудовскую Аравию, где он договорился о продаже 130 миллиардов долларов самому авторитарному режиму Ближнего Востока, неизбежно столкнется в Вашингтоне с вопросом: а зачем ты это сделал? Когда ему придется отвечать на этот вопрос, как опять же в известном произведении Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, "зачем нужны были копейки?", не нашлось, что ответить. А потом он поехал в Израиль. Причем он позиционируется как филосемит, сторонник Израиля, его дочь Иванка Трамп приняла иудаизм и зять его Джеральд Кушнер религиозный еврей, ближайший его советник. Все они приперлись в Израиль и умудрились, я прошу прощения у аудитории за глагол "приперлись".

Леонид Велехов: На американской радиостанции, Стас, что вы делаете?

Станислав Белковский: Я боюсь, что в дипломатическом протоколе нет глагола, который бы более точно отражал то, что происходило. Кроме того, что они приехали в Израиль, они еще умудрились предстать весьма странными, фриковатыми, неадекватными людьми в глазах еврейского истеблишмента, при том, что все сплошные евреи, кроме самого Трампа. Поэтому Трамп идет от победы к победе. Я хочу напомнить нашей уважаемой аудитории, что два аналитика, Аллан Лихман, профессор Вашингтонского университета, и режиссер Майкл Мур, не путать с Роджером Муром, который только что умер, бывший исполнитель роли Джеймса Бонда, точно предсказывали победу Трампа. Они же точно предсказывают импичмент Трампа. Кроме того есть гражданин кантона Ури, помните, в романе Федора Достоевского "Бесы", а есть еще резидент острова Брандо. Не знаете такого человека?

Леонид Велехов: Конечно, знаю.

Станислав Белковский: Резидент острова Брандо – это Барак Обама, потому что он находится в Полинезии на острове Брандо, который назван так на Таити, потому что это колония-поселение, прошу прощения за термин из Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, была основана Марлоном Брандо, исполнителем главной роли в фильме всенародно любимом нами "Крестный отец", заканчивает там книгу, за которую ему заплатили аванс 50 миллионов долларов. Очень хочу, чтобы обзавидовались все авторы, но особенно я, я уже обзавидовался.

Леонид Велехов: У вас все впереди.

Станислав Белковский: Поэтому резидент острова Брандо, когда он вернется в Вашингтон, он тоже поставит вопрос, чем занимался его преемник Дональд Трамп в первые месяцы своего президентства. Надо сказать, что резидент острова Брандо действует очень грамотно, он ведь не сказал ни одного слова.

Леонид Велехов: Абсолютно, не проронил. Такая выдержка политическая.

Станислав Белковский: Он действует правильно, потому что он ждет накопления ошибок Дональдом Трампом. Когда эти ошибки будут накоплены.

Леонид Велехов: Китайская пословица: сидит на берегу и ждет.

Станислав Белковский: Он приедет в Вашингтон и скажет: дорогие друзья, как говорил Руслан Имранович Хасбулатов в день оглашения указа Бориса Николаевича Ельцина о роспуске парламента, Верховного совета, произошло худшее – вы избрали идиота. Не кажется ли вам, что стоит теперь немножко повестку дня изменить?

Леонид Велехов: Это было ваше личное оценочное суждение, вложенное в уста Барака Обамы.

Станислав Белковский: Безусловно. Поэтому мне представляется, что, конечно, Верховный суд сейчас Соединенных Штатов Америки найдет квалифицирующие признаки импичмента в действиях Трампа, но Сенат не отпустит Трампа. Я вполне допускаю, что Конгресс таки признает импичмент Трампа, поскольку там требуется простое большинство, Палата представителей признает, но Сенат, как Верхняя палата, там не наберется две трети голосов для импичмента Трампа.

Леонид Велехов: Не надо забывать, что в следующем году выборы, довыборы и все прочее.

Станислав Белковский: При этом Трамп останется президентом, но его легитимность, его авторитет будут весьма серьезно подорваны. Действия на международной арене – это по-прежнему развитие логики шоумена, который несет всякую чушь и ересь, я прошу прощения за эти политологические термины.

Леонид Велехов: Это ваше личное отношение.

Станислав Белковский: Конечно. Не очень сообразуются с реальностью, не помнит, что он говорил вчера. Даже визит в Израиль, который должен был стать триумфальным в силу демонстративного филосемитизма Дональда Трампа и особой роли Джеральда Кушнера в его окружении, вызвал в еврейском истеблишменте, насколько мне известно, впечатление некоторого недоумения.

Леонид Велехов: То есть нигде, даже там, где он планировал снять банк, ничего не было.

Станислав Белковский: Мне кажется, он должен был бы снять очки совершенно очевидным образом, у него это не вполне получилось.

Леонид Велехов: Я еще обратил внимание, как грустно сегодня папа римский на фотографии с ним выглядит, совершенно уныло, потупив взор. Еще я обратил внимание на то, что Меланья и Иванка стоят в мантильях, перед саудовским королем они не накрыли голову, а перед папой нашим римским...

Станислав Белковский: Там с папой римским специфика состоит еще в том, что считается, принято считать во всяких конспирологических кругах, всяких орденах секретных, никому неизвестных, что рапу римского Франциска привел во многом к власти в Ватикане Барак Обама. Это не совсем так, но действительно Барак Обама помогал стать рапой. И даже я помню, когда папу Франциска избрали, то в журнале "Тайм", обычно существует итоговый номер журнала "Тайм", где перечисляются самые влиятельные люди мира, среди них, естественно, был рапа римский, разные влиятельные люди пишут друг о друге, причем совершенно необязательно пишут комплиментарно. Я помню в тот же год, когда Франциск стал папой, Мадлен Олбрайт, бывший Госсекретарь США, писала статью о Владимире Путине, излишне говорить, что она была весьма критической. Так вот статью о папе Франциске писал лично Барак Обама, она была весьма восторженной. Когда Россия аннексировала Крым, можно проверить в интернете, любой пытливый зритель и слушатель может убедиться в том, что я ничего не путаю, в марте 2014 года первое, что сделал Барак Обама после некоторых колебаний и сидения в Вашингтоне, они прибыл в Рим к папе Франциску. Сначала был саммит "большой восьмерке" в Гааге, что тоже было очень иронично, потому что Россию исключили из "большой восьмерки", а саммит был в Гааге. А из Гааги он отправился непосредственно на встречу с папой Франциском. Поэтому папа Франциск, конечно, сторонник Барака Обамы полный. Я думаю, что здесь при всем том, что, конечно, институты в западном мире превалируют над личностями, конечно, нельзя говорить о том, что личная дружба или еще какие-то отношения такого рода превалируют над политическими интересами, нет, в отличие от России нет, но все-таки папа Франциск – это человек Обамы. Я не думаю, что он будет большим сторонником президента Трампа.

Леонид Велехов: Был бы я продюсером, дал бы я вам писать сценарий нового сезона сериала "Папа".

Станислав Белковский: Причем главным героем я представляю уже себя.

Леонид Велехов: Нам нужно вернуться еще в родные Палестины.

Станислав Белковский: Конечно. "В родные Палестины" звучит этнокультурно двусмысленно. Поскольку я сам уже не молодой папа, у меня дети есть, но они примерно возраста большинства сотрудников этой радиостанции, им около 20, то я бы написал сериал "Пожилой папа".

Леонид Велехов: Итак, возвращаемся в родные Палестины, слово сказано, надо повторить.

Станислав Белковский: Слово не воробей, поймают – вылетишь.

Леонид Велехов: История с Гоголь-центром, чтобы не на смехе закончить эту программу. Насколько это все серьезно?

Станислав Белковский: Это серьезно в том смысле, что, конечно, Министерство культуры давно хотело убрать Кирилла Серебренникова с поста руководителя Гоголь-центра, несмотря на то, что Гоголь-центр подчиняется, если я правильно понимаю, департаменту культуры Москвы. Но нужно создать условия, основания для того, чтобы убрать Кирилла Серебренникова. Но есть еще один важный вопрос. Дело в том, что не все понятно, в таких вопросах надо максимально деликатно высказываться, я постараюсь ничего лишнего не сказать, хотя вы знаете, что я большой любитель говорить лишнее.

Леонид Велехов: Есть такой грех.

Станислав Белковский: Не все понятно с состоянием здоровья Олега Павловича Табакова, художественного руководителя Московского художественного театра имени Чехова. Кирилл Серебренников, конечно, рассматривался как вполне объективный возможный преемник художественного руководителя МХТ, наряду с другими людьми, там и Константин Хабенский, и Михаил Пореченков, там разные люди, но все-таки поскольку единственным режиссером во всей этой плеяде является Кирилл Серебренников, при этом ученик Олега Павловича Табакова, участник этой школы, то, конечно, очень важно было не допустить, чтобы он стал худруком МХТ.

Леонид Велехов: То есть вот какая интрига закручена.

Станислав Белковский: Я думаю, что ныне происходящий скандал имеет к этому некое отношение, возможно. Дай бог здоровья Олегу Павловичу, чтобы он руководил МХТ лет 15-20 как минимум, но тем не менее, мне кажется, здесь интрига тоже есть.

Леонид Велехов: Стас, уже, к сожалению, программа наша близится к концу, и оказалась она по вашей вине короче, чем мы надеялись, но что поделаешь. Как в целом вы оцениваете ситуацию в России, протестная волна как-то поднимается?

Станислав Белковский: Да. Она поднимается даже не столько на политическом, сколько на этическом и эстетическом уровне. Есть вещи, которые терпеть невозможно, надо сказать, что политик типа Алексея Навального это хорошо понимает. Таких политиков, к сожалению, сегодня в России немного, но многие люди понимают, что можно вытерпеть те или иные изменения в налоговой сфере или военные решения, но ложечки за 15 тысяч рублей – это уже перебор.

Леонид Велехов: Это перебор.

Станислав Белковский: Это явный перебор.

Леонид Велехов: Опять же очень точный укол шпагой был сделан.

Станислав Белковский: Политик типа Алексея Навального это прекрасно понимает. Поэтому протестная волна будет нарастать потому, что система мотиваций, по которым нужно простить власти все, исчерпана. Хорошо, Россия аннексировала Крым. Дальше что? Что творится в Крыму, а я веду внимательный мониторинг, пытаюсь во всяком случае вести внимательный мониторинг того, что происходит в Крыму и позиции крымских элит, я вижу, что там нарастает большое недовольство происходящим. Я не исключаю, что будет смена руководства Крыма в ближайшее время, даже думаю, что премьер-министром Крыма может стать какая-то сильная фигура федерального уровня типа Владислава Суркова, я не говорю, что он станет, такого типа фигура. Даже в Крыму становится понятно, что издержки от присоединения к России превосходят бенефиты, выгоды от этого присоединения. Если это происходит даже в Крыму, а я действительно верю, что в марте 2014 года подавляющее большинство крымчан проголосовало за аншлюс, потому что я много раз был в Крыму до этого, с тех пор я зарекся ездить в Крым, принял для себя внутреннее, я понимаю, что от моего решения ничего не зависит, поскольку я простой обыватель, но тем не менее, для себя я принял решение не ездить в Крым, пока его международный статус не будет урегулирован в любую сторону. Признает его международное сообщество частью России, буду ездить, признает частью Украины, буду ездить, но пока этот вопрос не решен, ездить не буду. Там недовольство велико. Стало ясно, что присоединение к России вовсе не принесло тех благ, на которые рассчитывали.

Леонид Велехов: Очевидно, там цены выросли в два-три раза.

Станислав Белковский: Ничего не произошло, никакого прорыва, никаких реформ, никаких инвестиций, никаких, прости господи, реноваций, не созданы офшорные зоны или зоны свободного экономического развития, территории опережающего развития, о которых говорили, ничего этого не произошло. Конечно, я считаю, что в сегодняшней России очень много оснований для роста протестных настроений. Вопрос в том, что Владимир Путин это игнорирует, он считает, что ему власть гарантирована навсегда, его главная задача – это принудить Соединенные Штаты Америки к пакту о новом разделе мира.

Леонид Велехов: К любви, как вы любите говорить.

Станислав Белковский: Принуждение к любви. А этот русский народ, а другого русского народа у нас все равно нет, как у товарища Сталина не было других писателей, он вытерпит все и "широкую ясную грудью дорогу проложит себе. Жаль только жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе". Поэтому я очень желаю всему русскому народу и себе самому, как представителю русского народа, все-таки проснуться утром и решить, что с терпением покончено. Я ничего экстремистского ни в коем случае не имел в виду, я имел в виду, что просто хлопаешь себя по карманам – нет денег, открываешь холодильник – нет водки, а результат – нет терпения.

Леонид Велехов: Замечательно.

Станислав Белковский: Помните роман Юрия Трифонова "Нетерпение"?

Леонид Велехов: Конечно. И чем все закончилось? Замечательно. Жалко, что по укороченному сценарию, но ничего, в следующий раз, надеюсь.

Станислав Белковский: Я считаю, что укороченный сценарий для любой теле– или радиопрограммы увеличивает концентрацию мыслей на единицу времени и не заставляет нас растекаться мысью по древу, не мыслью по древу, как переводил Дмитрий Сергеевич Лихачев, а мысью по древу. Мысь – это белка. Кроме того, у вас будет стимул пригласить меня еще раз. И кроме того, мы сегодня пришли к одному очень важному геоэкономическому и геополитическому выводу, что вся реновация, вся реконструкция в Москве проводится только для того, чтобы не пустить меня в эфир. Поэтому еще раз Сергей Семенович, дорогой, обращение к Сергею Семеновичу, поскольку я не знаю ни ханты, ни манси языка, я буду обращаться на государственном языке Российской Федерации, то есть на русском языке: уважаемый Сергей Семенович, готов полностью отказаться от любых публичных выступлений при условии вашего отказа от реновации. Предлагаю сделку: я больше никогда нигде не выступаю, вы отказываетесь от реновации, и тогда русский народ на Востряковском кладбище воздвигнет мне памятник.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG