Ссылки для упрощенного доступа

Россия присоединилась к Монреальской конвенции. Что это значит для авиапассажиров?

Марьяна Торочешникова: Российские авиапассажиры, чьи рейсы были отложены по вине авиакомпаний, теперь могут претендовать на внушительные суммы компенсаций. Россия присоединилась к Монреальской конвенции об унификации правил международных воздушных перевозок. Эта конвенция, в частности, устанавливает размеры компенсаций от авиакомпаний за нарушение правил перевозки – это опоздание, перенос рейса, повреждение или потеря багажа. И они в разы больше тех, которые до сих пор применялись в России. Как это будет работать, и на что может рассчитывать авиапассажир?

В студии Радио Свобода – основатель и генеральный директор компании Compensair Роман Гильманов и юрист этой компании Александра Скиба.

Полная видеоверсия программы

Российские авиапассажиры, чьи рейсы были отложены по вине авиакомпаний, теперь могут претендовать на внушительные суммы компенсаций

Я предлагаю посмотреть сюжет, подготовленный нашим корреспондентом в Свердловской области Антоном Гуськовым. Он встретился с жителем город Верхняя Пышма Юрием Кауровым, чем отпуск обернулся судебным разбирательством.

Юрий Кауров: Мы с ребенком решили 11 дней отдохнуть во Вьетнаме (туроператор – "Анекс тур"). Должны были вылетать 25 октября 2016 года. Задержка рейса произошла сначала на час, потом на два часа, и никакого объяснения не было. Представитель авиакомпании появился только ночью, сказал, что рейс задерживается до девяти утра. Часть пассажиров (и нас в том числе) разместили в гостинице "Анжело" при аэропорте Кольцово, а часть нигде не разместили, они ночевали на лавках, на креслах. И никто ничего толком не объяснял.

У кого-то случилась истерика, женщине стало плохо, вызвали скорую, девочке стало плохо. Люди сильно нервничали, было непонятно, что происходит. Два дня из отпуска, и непонятно, полетим или нет, долетим ли, сделают самолет или нет. Человек 12 вообще отказались от отдыха, снялись с рейса.

Представитель авиакомпании Михаил сказал, что это связано с техническими причинами, и в девять утра мы улетим, велел смотреть на онлайн-табло. Мы смотрим – рейс задерживается до 15. Соответственно, мы по второму кругу прошли все паспортные контроли, таможню, нам поставили печати, мы с чемоданами пошли в аэропорт и так же, без всяких объяснений, сидели в аэропорту до вечера.

Ближе к ночи, часов в 11-12, этот Михаил нарисовался снова. Все уже были очень злые, кому-то плохо. Он сказал: "Самолет сломан, мы его делаем, рейс задерживается до 27-го числа, но утром вы железно улетите". Но на следующий день утром мы опять не улетели.

Задержка рейса произошла сначала на час, потом на два часа, и никакого объяснения не было

Улетели мы утром 27-го числа, в 15:40 дня, то есть мыкались почти двое суток. Я уже по прибытии домой написал претензию в авиакомпанию Azur аir и туроператору. Туроператор возместил 2300, и авиакомпания – тоже около двух тысяч (не знаю, как они это высчитывали). Смешно, конечно... Два дня из отпуска потеряны, и даже если посчитать сумму из общей поездки, то компенсация должна быть как минимум раз в десять больше – просто за потерю этих двух дней (я уже не говорю про моральный и физический вред).

Юрист Вадим Винер: Они исходили из нижнего предела 120-й статьи Воздушного кодекса РФ, которая ставит 25% от минимального размера оплаты труда, но не более 50% провозной платы. Наша общественная организация подала иск в интересах Каурова и его дочки, мы попросили авиакомпанию увеличить провозную плату до 50% и довзыскать с туроператора недоплату и моральный вред. Они даже не обжаловали это решение суда, и оно вступило в законную силу. Суд довзыскал по верхней планке 30 400 рублей, плюс 10 000 морального вреда с авиакомпании Azur air. У нас был вообще первый прецедент суда, который взыскал по верхней планке, основываясь на 50% провозной платы, потому что ни один оператор никогда не показывал эту провозную плату, а у нас была такая справка.

Марьяна Торочешникова: Авиапассажиру удалось восстановить свои права, получить достойную, по его мнению, компенсацию. А вот сейчас, когда Россия присоединилась к Монреальской конвенции, можно ли говорить о том, что эти компенсации будут еще больше и не будут ограничиваться ни половиной стоимости авиабилетов, ни минимальными размерами оплаты труда, и люди могут быть уверены, что если уж авиаперевозчик подпортил им отпуск или деловую встречу, то можно рассчитывать на приличную сумму?

Монреальская конвенция имеет прямое действие на правоотношения между пассажиром и авиакомпанией

Александра Скиба: Да, Монреальская конвенция имеет прямое действие на правоотношения между пассажиром и авиакомпанией. В соответствии с Конституцией нам необходимо будет модифицировать нормы закона, потому что у нас есть максимальная планка, и она должна увеличиться. Монреальская конвенция также создает планку: если переводить в российские рубли, то это около 70 тысяч – это максимальная компенсация, которую пассажир может получить в случае задержки рейса. То есть теперь законодателю необходимо предусмотреть, как оговорить это в национальном законодательстве, а в рамках судебного производства будет нужно ссылаться на Монреальскую конвенцию, чтобы увеличить шансы на победу и размер компенсации.

Марьяна Торочешникова: А что меняет эта Монреальская конвенция, к которой Россия присоединилась, наверное, одной из последних? Она ведь действует с 1999 года, там уже 120 участников, а российские авиаперевозчики, как я понимаю, лоббировали неприсоединение к ней.

Роман Гильманов: Да, вопрос о присоединении России к Монреальской конвенции висел уже несколько лет, а сама по себе конвенция появилась в 1999 году, в расцвет коммерческих авиаперевозок. Ведь по факту пассажир является потребителем услуг, и в этом случае недостаточно Закона о защите прав потребителей.

Конвенция регулирует не только компенсацию за задержку и отмену рейса, но также и все отношения перевозчика и авиапассажира. То есть, если случится, например, какое-то бедствие или авария, то авиаперевозчик обязан компенсировать родственникам или этому человеку солидную сумму в качестве страховки. Если говорить о современных отношениях потребителя и производителя услуг, то, безусловно, Монреальская конвенция – это шаг вперед.

Марьяна Торочешникова: Да, ведь до этого Россия действовала на основании Варшавской конвенции, которая регулирует те же взаимоотношения, и суммы там были значительно меньше. Так что существенно изменится с присоединением к Монреальской конвенции? Например, размер компенсации при утрате перевозчиком багажа сейчас не может превышать 600 рублей за один килограмм для багажа и 11 тысяч рублей для ручной клади в случае, если стоимость багажа не может быть точно установлена. А Монреальская конвенция предусматривает, что перевозчик в случае уничтожения, утери, повреждения или задержки багажа может ограничить компенсацию суммой около 78 тысяч рублей в отношении каждого пассажира.

По факту пассажир является потребителем услуг, и в этом случае недостаточно Закона о защите прав потребителей

Роман Гильманов: Монреальская конвенция дает верхние границы, и она позволяет внутри конкретного государства, ее подписавшего, принять внутреннее регулирование, которое обеспечит механику и порядок расчета компенсации. В общих значениях Монреальская конвенция позволяет получить, например, за утерю багажа до 1400 евро компенсации. При этом если у пассажира есть чеки, подтверждающие стоимость багажа, то сумма может быть увеличена или уменьшена.

Марьяна Торочешникова: По поводу перевозок тоже есть очень заметные изменения.

Другое важное нововведение: увеличен срок исковой давности

Александра Скиба: Да. В компенсацию входит также моральный вред. Другое важное нововведение: увеличен срок исковой давности. По российскому законодательству он составляет шесть месяцев, а теперь это два года.

Марьяна Торочешникова: И конечно, для многих авиапассажиров это просто спасение: если у человека не задался отпуск, он вернулся и не очень хочет об этом вспоминать или не успел вовремя оформить документы, то теперь можно будет найти время, чтобы это сделать.

Что делать человеку, который оказался в такой же ситуации, как Юрий, герой нашего сюжета? Вон он прибыл в аэропорт вовремя, а его рейс отменяют – на что он может рассчитывать, к кому ему обращаться? Нужно ли сразу собирать все бумажки, чеки и прочее, чтобы копить доказательства?

Лучше сохранить все доказательства

Роман Гильманов: Лучше сохранить все доказательства. Когда вы приезжаете в аэропорт и видите, что рейс задерживается, вы можете либо взять у представителя авиакомпании или аэропорта справку о том, что рейс задержан (они обязаны ее предоставить), либо, если они отказываются это сделать, сфотографировать табло, где видно, что рейс задержан или отменен. Это первое доказательство, которое уже гарантирует, что вас не назовут обманщиком, желающим получить деньги с авиакомпании.

Если рейс задерживается на два часа, то авиакомпания через своего представителя должна предоставить вам прохладительные напитки и какие-то снеки. Если задержка составляет четыре часа или более, то вам должны предоставить горячее питание и после этого регулярно, с интервалом в три-четыре часа вновь предоставлять его (или они могут предоставить вам ваучер на получение этого питания в каком-нибудь кафе в аэропорту).

В случае если задержка составляет шесть часов в ночное время суток или восемь часов в дневное, авиакомпания должна предоставить вам отель и трансфер туда и обратно. Также авиакомпания в этот период должна предоставить вам возможность осуществить два телефонных звонка или отправить имейл за их счет. Если у вас есть маленький ребенок, то они обязаны предоставить доступ к комнате матери и ребенка.

Марьяна Торочешникова: Это все хорошо, но ведь не всегда удается найти представителя авиакомпании. Что делать в этом случае? Куда можно позвонить? И нужно ли каким-то образом фиксировать то обстоятельство, что никаких представителей компании в аэропорту не было?

В компенсацию входит также моральный вред

Александра Скиба: Если представителя не оказывается на месте, нужно звонить либо на "горячую линию" самой авиакомпании, либо в аэропорт и требовать, чтобы его прислали. Факт отсутствия представителя также необходимо фиксировать, это своего рода нарушение со стороны авиакомпании, которое в дальнейшем может быть обжаловано в судебном порядке и с помощью влияния на авиакомпанию со стороны органов по защите прав потребителей. Это касается в основном европейских авиакомпаний. В соответствии с европейским регламентом, представители должны появиться вовремя и объяснить пассажирам все права и обязанности: право на отказ от рейса либо на замену рейса на ближайший рейс в случае отмены рейса. Если этого не происходит, то органы по защите прав потребителей очень сильно штрафуют авиакомпании.

Александра Скиба
Александра Скиба

Роман Гильманов: Если вам не удается найти представителя авиакомпании, то вы можете на свои средства приобрести напитки, питание, отель, сохранить все чеки и далее обжаловать все это в судебном либо в досудебном порядке и попытаться возместить эти расходы.

Фактически у российских авиакомпаний нет регламента, который создан на базе Монреальской конвенции. Мы только идем к этому, и, по нашим прогнозам, это может произойти ближе к 2018 году. На текущий момент все, что есть, это федеральные авиационные правила и Воздушный кодекс РФ, который регулирует эти отношения.

Марьяна Торочешникова: Правильно ли я понимаю, что одно дело – когда рейс задерживается на часы и даже дни, и другое дело – когда авиакомпания совсем отменяет его, и там уже совершенно другие компенсации и другой порядок действий? Авиакомпания может, например, предложить вам воспользоваться услугами другой авиакомпании, а не сама доставить вас до места назначения. Как вести себя в ситуации, когда ваш рейс отменили?

Если задержка составляет шесть часов в ночное время суток или восемь часов в дневное, авиакомпания должна предоставить вам отель и трансфер туда и обратно

Роман Гильманов: Ситуация кажется другой, но на самом деле она очень схожа. В случае задержки мы фиксируем время опоздания, попадания в конечный пункт. В случае с отменой рейса авиакомпания должна либо полностью возместить вам расходы на билет, либо предоставить вам альтернативный способ попадания в пункт назначения. Это может быть рейс этой или другой авиакомпании, это может быть комбинация – рейс плюс автобус. Считается время опоздания (попадания в конечный пункт), и, исходя из этого времени, идет непосредственный расчет суммы компенсации, которую вам обязана выплатить авиакомпания.

В европейской системе на расчет влияют два фактора – это количество часов опоздания (попадания в конечный пункт) и расстояние от пункта назначения до изначального пункта. В российском законодательстве расстояние не имеет большого значения, учитывается общее количество часов задержки.

Марьяна Торочешникова: Монреальская конвенция будет распространяться в том числе и на внутренние авиаперевозки или же она касается только перелетов за рубеж?

Если представителя авиакомпании не оказывается на месте, нужно звонить либо на "горячую линию" самой авиакомпании, либо в аэропорт

Александра Скиба: Она действует в рамках Российской Федерации и в случае, если был вылет из РФ в страну, которая тоже подписала данную конвенцию. Европейские авиакомпании, как правило, предусматривают определенную процедуру, не обязательно нужно направлять и подписывать претензию. Они помогут в аэропорту, и если такая ситуация возникает, например, с австрийскими авиалиниями, то вы можете заполнить форму по взысканию компенсации у них на сайте, ввести необходимые данные, например, номер бронирования, номер билета, и они, не требуя больше никаких документов, пришлют вам подтверждение о выплате компенсации. В дальнейшем вы указываете свои банковские реквизиты, или они присылают денежные средства уже на счет, с которого были куплены билеты. Там процедура намного прозрачнее и быстрее, чем у нас.

Марьяна Торочешникова: То есть не надо ходить в суды и писать претензии...

Роман Гильманов: Но это идеальный сценарий! Я думаю, так бывает в долях процента случаев. Даже в европейском регулировании есть несколько пунктов, которые позволяют авиакомпании не платить компенсацию – например, форс-мажорные обстоятельства. Если у авиакомпании присутствует хоть малейшая возможность отнести случай задержки или отмены к этим пунктам (политические беспорядки, плохие погодные условия, забастовки, неподходящие метеоусловия), то она будет относить свою задержку именно к этим причинам и отказываться от выплаты компенсаций.

Марьяна Торочешникова: А в каких случаях признается, что задержка рейса происходит по вине авиакомпании?

Все технические проблемы являются виной авиакомпании

Роман Гильманов: Все технические проблемы являются виной авиакомпании. Когда авиакомпания говорит, что рейс задерживается ввиду того, что в самолете обнаружены какие-то неисправности, это является прямой виной авиакомпании: они не подготовили самолет к полету. Если мы говорим, например, о лоукостерах, когда самолет делает в день по несколько перелетов подряд, то задержка одного перелета влечет за собой задержку сразу нескольких последующих. И такие причины также можно отнести к вине авиакомпании и требовать компенсации.

Александра Скиба: Но это сценарий по европейскому праву, а в российской судебной практике технические проблемы считаются форс-мажором. И это прописано в Воздушном кодексе: если авиаперевозчик отказывается выполнять свои обязательства по перевозке, ссылаясь на то, что было необходимо исправить дефекты, которые могли повлечь определенные последствия, то это должно считаться форс-мажором. На этом все наши авиакомпании и выходят из положения в судебной практике.

Роман Гильманов: Это вопрос создания новой судебной практики, чем мы и занимаемся.

Марьяна Торочешникова: А что делать человеку, который по вине авиакомпании потерял свой багаж? Багаж потерян, улетел не туда, прилетел не в тот день, вообще не вернулся – на что можно здесь рассчитывать после того, как Россия стала участницей Монреальской конвенции?

Александра Скиба: Если вы не обнаруживаете свой багаж на ленте, в первую очередь, не выходя из грин-зоны, необходимо обратиться к представителю авиакомпании и заполнить таможенную декларацию. В дальнейшем данный факт протоколируется, и у вас есть примерно три недели на то, чтобы дождаться своего багажа. В этой форме вы указываете, куда должен приехать данный багаж. Это все выполняется за счет авиакомпании, и в случае, если ваш багаж не прибыл к вам в это время, это трактуется Воздушным кодексом как утеря багажа.

Если вы не обнаруживаете свой багаж на ленте, надо, не выходя из грин-зоны, обратиться к представителю авиакомпании и заполнить таможенную декларацию

Дальше тоже есть некоторые исключения из правил. Иногда представители авиакомпании говорят, что само состояние багажа было неадекватным – например, чемодан неисправен, и это тоже могло повлечь последствия.

Марьяна Торочешникова: А как доказать, что чемодан был хороший, если твое слово против слов авиакомпании?

Роман Гильманов: В данном случае я всегда фотографирую чемодан, когда его отправляют на ленту, и это является косвенным доказательством того, что чемодан был исправен и выглядел нормально. Срок ожидания – три недели, но при этом некоторые авиакомпании указывают на сайте, что у них срок короче. Поэтому, если случилась задержка или потеря багажа, следует ознакомиться с правилами авиакомпании и руководствоваться в первую очередь ими.

Марьяна Торочешникова: Но должна ли авиакомпания выплатить какие-то компенсации за задержку багажа, если вы улетели в тот же отпуск, а ваш багаж туда не прилетел и вы остались вообще без вещей?

Роман Гильманов: Монреальская конвенция не дает четкого определения порядка действий в данном случае: здесь, опять же, необходимо руководствоваться тем, что регламентирует авиакомпания. Большая часть авиакомпаний допускает покупку средств первой необходимости на сумму в несколько сотен долларов, и если у вас задерживают чемодан, то вы можете позволить себе что-то приобрести. Если сумма затрат больше, ближе к тысяче, то, помимо того что это все необходимо подкреплять чеками, вам еще нужно мотивировать покупку. И скорее всего, взыскать эти средства в претензионном порядке у вас не получится, придется прибегать к каким-то дополнительным органам, в крайнем случае – к суду. А маленькие суммы, 100-200 долларов, вполне взыскиваются в рамках претензий.

Если вы находите багаж или даже получаете его на ленте, мы рекомендуем осмотреть его содержимое

Если вы находите багаж или даже получаете его на ленте, мы рекомендуем осмотреть его содержимое. Иногда что-то пропадает. К нам обращалась клиентка, сказавшая, что у нее из багажа пропало несколько вещей, хотя она получила багаж в срок, по прилете. К сожалению, она обнаружила это через несколько дней, поэтому взыскать что-либо уже не было возможности. А вот если вы что-то заметили в аэропорту, то это можно доказать, сразу обратившись к сотрудникам.

Александра Скиба: Некоторые пассажиры делают оценку имущества, которое они передают в качестве багажа, и после этого есть возможность сверить, но именно в аэропорту.

Марьяна Торочешникова: А если вы обнаружили пропажу в аэропорту, как вы докажете, что эта вещь там была?

Роман Гильманов: Вы сразу обращаетесь к сотрудникам авиакомпании и демонстрируете, что у вас недостает таких-то вещей. Они принимают вашу претензию и если сочтут все это обоснованным, а вещи, которые вы декларируете, потерянным (если это какие-то вполне адекватные вещи – одежда и так далее), то ваша декларация идет в работу. Если вы говорите, что потеряли в своем чемодане 20 тысяч евро наличными, то первый вопрос будет: "Почему вы их изначально не задекларировали?". Ценные вещи нужно декларировать. Если вещи не представляют большой ценности, то со стороны авиакомпании нет причин вам не доверять.

Роман Гильманов
Роман Гильманов

Марьяна Торочешникова: Ну, вот вы написали претензию, составили декларацию, а вас игнорируют или заплатили вам, как в том же екатеринбургском сюжете, какие-то две тысячи рублей компенсации. Что делать дальше, как и с чем идти в суд?

Александра Скиба: У нас есть 30 дней на ответ авиакомпании на претензию. Претензию всегда нужно отправлять по почте, чтобы зафиксировать факт отправления.

Марьяна Торочешникова: Заказным письмом с уведомлением.

Претензию всегда нужно отправлять по почте, чтобы зафиксировать факт отправления

Александра Скиба: Да. Необходимо приложить все документы, подтверждающие ваш авиаперелет, непосредственно претензию с точным указанием того, что вы хотите получить от авиакомпании, и направить на ее юридический адрес.

Марьяна Торочешникова: А что можно получить от авиакомпании? В случае задержки рейса это, прежде всего, компенсация за задержку. А что еще?

Александра Скиба: Убытки – понесенные и те, которые человек еще понесет.

Марьяна Торочешникова: А может ли он рассчитывать на компенсацию убытков, вызванных тем, что он не прилетел куда-то вовремя? Например, у него была где-то запланирована деловая встреча, а он туда не попал – и не состоялась какая-то сделка. Можно ли в таком случае вернуть упущенную выгоду?

Александра Скиба: Это крайне сложно. Суды очень скептически относятся к оценке этой сделки. Здесь, как правило, практика все-таки играет против пассажиров, и авиакомпания смотрит в очень короткой перспективе: те убытки, которые человек понесет непосредственно в рамках статуса пассажира, то есть покупка следующего билета, отмена дальнейшего трансфера и так далее.

Марьяна Торочешникова: А можно ли рассчитывать на какую-то дополнительную компенсацию за то, что по вине одного из перевозчиков вы не успели на следующий рейс или поезд, автобус и поэтому не приехали куда-то вовремя? Например, вы собирались в круиз, купили билеты на круизный лайнер, но из-за того, что ваш вылет задержался, ваш теплоход ушел без вас.

Александра Скиба: Да, это как раз входит в предмет убытков.

Роман Гильманов: Если мы говорим о рейсе с пересадкой и задержке, например, первого сегмента, то зачастую рейс с пересадкой выполняется одной авиакомпанией и вы бронируете его целиком. Соответственно, если задерживается первый сегмент, то вы можете требовать от авиакомпании доставки в конечный пункт не обязательно с пересадкой в том же городе, а, возможно, прямым рейсом.

Марьяна Торочешникова: Можно еще, наверное, компенсировать моральный вред.

Суммы компенсаций морального вреда обычно достаточно маленькие

Александра Скиба: Да, но это достаточно широкое понятие – что такое моральный вред, как его оценивать. Здесь суды, как правило…

Марьяна Торочешникова: …исходят из принципов разумности и справедливости, а сумма не должна стать предметом обогащения – у них какие-то такие инструкции. Но, наверное, судья все-таки войдет в положение истца, если, например, была история с теплоходом и отменой круиза, и может быть, там что-то добавят.

А вам известны какие-то максимальные суммы компенсации морального вреда российскими судами в случае споров по искам авиапассажиров?

Александра Скиба: Максимальные назвать не могу, но они достаточно маленькие. Если, например, сравнивать с американской, англосаксонской системой права, то там моральный сред, как правило, оценивается в сотни тысяч, миллион – все эти случаи с "Макдональдсом" – и они носят превентивный характер, имеют целью наказать коммерсанта за нарушение…

Марьяна Торочешникова: И дать понять остальным, что так поступать не нужно.

Александра Скиба: А у нас эта система не работает, поэтому суды назначают минимальные суммы.

Роман Гильманов: Да, в российской судебной системе на это лучше не рассчитывать. Это, возможно, будет приятным бонусом, но изначально стоит рассчитывать на возмещение убытков, которые вы понесли по тем пунктам, которые мы обсудили.

Марьяна Торочешникова: А штрафуют ли авиакомпании? Российский закон о защите прав потребителей предусматривает штраф в случае, если компания не ответила добровольно на претензии потребителя.

Оригиналы документов никогда не надо отправлять авиакомпании, их стоит оставить для суда

Александра Скиба: Жалобы на авиакомпании в органы по защите прав потребителей достаточно редки, но нет прецедентов, когда авиакомпания была бы сильно оштрафована за это.

Марьяна Торочешникова: Я имею в виду не тот штраф, который платится в казну, а тот, который назначается в пользу потребителя за недобровольное исполнение каких-то своих обязательств. Например, в случае с холодильником или диваном, который не вовремя доставили, суд может назначить какой-то штраф, который идет в карман потребителя, а не в госбюджет.

Роман Гильманов: По нашему опыту, в российской судебной практике таких штрафов нет. Суд в первую очередь будет возмещать те убытки, которые вы понесли.

Марьяна Торочешникова: А в суд нужно нести все чеки, квитанции и фотографии, которые вы делали в аэропорту?

Роман Гильманов: Лучше это нести сразу на стадии претензии к авиакомпании – возможно, она будет заинтересована в том, чтобы не доводить до суда.

Марьяна Торочешникова: Но авиакомпании нужно, наверное, показывать копии этих документов, а суду нужны оригиналы.

Роман Гильманов: Разумеется!

Александра Скиба: Оригиналы никогда не надо отправлять авиакомпании.

Роман Гильманов: Потому что письмо может не дойти.

Марьяна Торочешникова: Как долго рассматриваются в судах такие дела? И, кстати, в какой суд идти? Ведь очень долго шли разные споры, и потом в законодательство были включены какие-то поблажки для потребителей. В случае с авиакомпанией нужно судиться по месту ее нахождения или по месту жительства пассажира?

Александра Скиба: У истца есть право выбрать, куда подать свой иск – например, по месту нахождения истца, а сейчас Монреальская конвенция позволяет подавать также и по месту нахождения ответчика. Например, у авиакомпании Air France есть представительство в России, и вы можете, чтобы побыстрее разрешить спор, подать по месту нахождения ответчика.

Марьяна Торочешникова: А раньше такой возможности не было?

Александра Скиба: Наш закон о защите прав потребителей предусматривает право пассажира обращаться в суд по месту его нахождения, поэтому, как правило, такие иски рассматривались без присутствия ответчика, либо присутствовал его представитель.

Марьяна Торочешникова: Как я понимаю, вы в основном судитесь за рубежом. Можете ли вы сравнить подход российских судей и европейских, например, по аналогичным требованиям пассажиров?

В европейских судах вероятность выигрыша гораздо выше, а суммы на порядок больше

Роман Гильманов: Да, мы стараемся все-таки нести дела в европейские суды, потому что там есть определенные расчетные регламенты, и вероятность выигрыша гораздо выше, а суммы на порядок больше. И скорость рассмотрения дел куда выше. Развитость европейской судебной системы позволяет нам более эффективно работать с судами в Европе.

Александра Скиба: Регламент, в принципе, подразумевает создание определенных органов по защите прав пассажиров, а также создание альтернативных механизмов разрешения споров и процедуры, когда тебе нет необходимости непосредственно являться на заседания: ты заполняешь документы, отправляешь их в страну вылета, например, и заполняешь определенную форму. В рамках данной процедуры суд дистанционно рассматривает все аргументы со стороны истца, уведомляет ответчика о начале судебного заседания, ответчик также присылает свои аргументы, суд приходит к определенному решению по существу и уведомляет стороны.

Марьяна Торочешникова: Это немного похоже на российский судебный приказ.

Роман Гильманов: Когда мы работаем с европейскими судами, пассажиру, который находится, например, в Перми, Самаре или Екатеринбурге, нет необходимости ехать в Москву или в европейскую страну, где идет судопроизводство: мы все делаем дистанционно. В этом плюс европейской системы.

Марьяна Торочешникова: Я попрошу вас дать еще какие-то рекомендации авиапассажирам: на что обращать внимание, как себя вести? Мы, например, ничего не сказали про овербукинг – это когда на один рейс конкретной авиакомпании продано больше билетов и зарегистрировано больше пассажиров, чем есть мест в самолете. Тут рекомендуется пораньше регистрироваться на рейс.

Роман Гильманов: Если вы столкнулись с такой неприятностью, как задержка, отмена рейса или овербукинг, то не стоит нервничать. Я рекомендую максимально хладнокровно и рационально подходить к решению проблемы. Ваши эмоции могут только помешать. Кроме того, если мы говорим о российских авиакомпаниях и вылетах из России, то я крайне рекомендую собрать контакты всех пассажиров. Если дело дойдет до суда, то групповой иск выиграть гораздо больше шансов, чем индивидуальный.

Марьяна Торочешникова: Этим, наверное, и должны были заниматься 29 мая пассажиры "Вим-авиа", которые застряли в аэропорту Домодедово и там даже баррикадировались, потому что их сутки не отправляли.

Роман Гильманов: И насколько известно, причиной тогда была объявлена плохая погода, хотя погода была хорошая.

Необходимо составить корректный иск и всегда определять суммы, которых вы требуете от авиакомпании

Александра Скиба: Необходимо также составить корректный иск и всегда определять суммы, которых вы требуете от авиакомпании. Нужно вовремя отправить иск (два года – это претензионный срок, срок исковой давности) и в дальнейшем, следуя процедуре, подавать иск в суд и требовать от авиакомпании и от суда необходимые компенсации убытков, которые человек понес в рамках рейса.

Марьяна Торочешникова: И, если есть возможность, воспользоваться услугами юристов, которые занимаются подобными делами. Правильно ли я понимаю, что сумма, потраченная на адвоката или юриста, представлявшего ваши интересы в суде, также может быть взыскана судом?

Александра Скиба: Да, это судебные расходы, которые, как правило, покрываются за счет ответчика в случае полноценного выигрыша дела.

Марьяна Торочешникова: А сейчас в России стало появляться много компаний вроде вашей, где вообще не требуется первоначальная плата заявителя, юристы просто работают за проценты.

Роман Гильманов: Да, когда вы работаете с нами, вы не несете вообще никаких рисков. Если вы самостоятельно нанимаете юриста и проигрываете дело, то вы оплачиваете его работу, с нами же вы не платите до тех пор, пока не получите ваши деньги.

Марьяна Торочешникова: И у вас на сайте есть подробная информация по этому поводу.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”

ЕВРОПА ДЛЯ ГРАЖДАН

XS
SM
MD
LG