Ссылки для упрощенного доступа

Атомные шрамы


Японцы, пережившие взрыв ядерной бомбы, в Петербурге

Японцы, пережившие бомбардировку Хиросимы и Нагасаки, встретились в Петербурге с ликвидаторами последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Смысл этой встречи, организованной экологами "Гринпис", в том, чтобы напомнить всем: безопасной ядерной энергетики не существует.

В Петербург на "Корабле мира" прибыли хибакуся – так в Японии называются люди, пережившие бомбардировку Хиросимы и Нагасаки. "Корабль мира" (Peace Boat) принадлежит японской неправительственной организации, с 1983 года работающей в сфере миротворчества и устойчивого развития и имеющей консультативный статус при Экономическом и социальном совете ООН. "Корабль мира" зашел в петербургский порт во время кругосветного плавания – чтобы японцы-хибакуся могли встретиться с чернобыльцами. Встречу организовали активисты петербургского отделения "Гринпис".

Мероприятие было глубоко символичным: японцы, пережившие взрыв ядерной бомбы, встретились с ликвидаторами-чернобыльцами у памятника Крузенштерну на набережной Лейтенанта Шмидта, в том месте, где лучше всего видно плавучую АЭС "Академик Ломоносов", строящуюся на Балтийском заводе. Затем делегация отправилась в парк Сахарова, чтобы возложить цветы к памятнику жертвам радиационных аварий.

Координатор проектов энергетического отдела "Гринпис России" Рашид Алимов считает очень важной миссию японцев-хибакуся, которые ездят по всему миру, делают остановки в разных городах и рассказывают об угрозах, которые несут как ядерное оружие, так и атомная энергетика.

Рашид Алимов
Рашид Алимов

– Они рассказывают и о последствиях бомбардировок, и о последствиях, с которыми столкнулась Япония из-за аварии на АЭС "Фукусима". В Петербурге они впервые встретились с ликвидаторами-чернобыльцами. И те, и другие очень негативно отзывались о строительстве плавучей АЭС "Академик Ломоносов", особенно о планах запустить реактор в центре города. Японцы считают, что эксплуатация плавучей АЭС может привести к загрязнению воды и рыбы, для них такие проекты неприемлемы. У нас был организован небольшой семинар, на котором японцы делились своими воспоминаниями о пережитой трагедии. Большое впечатление произвело свидетельство одной из хибакуся: Танака Тошико рассказала, что в то время ей было всего 6 лет, что когда началась бомбардировка, бежать было уже поздно, что она успела только закрыться рукой, и что здоровье ее серьезно пострадало. По мнению хибакуся, человечество должно осознать риски, которые несет атомная энергетика, и отказаться от нее, в том числе потому, что отходы, которые она производит, служат для производства ядерного оружия.

Рашид, вы как эколог "Гринпис" согласны с хибакуся?

– Да, их опасения подтверждаются многочисленными исследованиями, которые проводит наша организация: это и исследования загрязнения после аварии на Чернобыльской АЭС, и последствий аварии на "Фукусиме". Кстати, нам стало ясно, что правительства и в Японии, и в России, и на Украине, и в Белоруссии действуют практически одинаково: пытаются скрыть масштабы последствий ядерных аварий и снять с себя ответственность за судьбу людей, которые оказались облучены или проживают на загрязненных территориях. Во всех этих странах "Гринпис" занимается мониторингом загрязненных территорий, один из вышедших недавно докладов называется "Атомные шрамы". Там сравниваются аварии на Чернобыльской АЭС и на "Фукусиме", в частности, приводятся факты о том, что российское правительство недавно понизило статус некоторых загрязненных территорий, так что люди стали получать меньшие компенсации, а в Японии людей принуждают возвращаться на загрязненные территории. Еще одно недавнее исследование показало, что в Японии больше всех пострадали от аварии женщины и дети – как вследствие менее крепкого здоровья, так и вследствие большей социальной уязвимости женщин. После аварии в стране были остановлены все АЭС, потом некоторые запущены снова, но хибакуся и "Гринпис Японии" выступают за полный отказ от атомной энергетики, и мы считаем, что это возможно.

Мешки с почвой, зараженной после катастрофы на АЭС Фукусима
Мешки с почвой, зараженной после катастрофы на АЭС Фукусима

– Но ведь немало экспертов полагают, что производство солнечных батарей и лопастей для ветряков воздействует на окружающую среду чуть ли не так же пагубно, как и АЭС.

– Я думаю, что это сравнение отходов от производства ветряков и солнечных батарей с отходами атомной энергетики некорректно: все же отходы ядерного топлива не только гораздо более опасны, но они будут таковыми еще многие тысячелетия, так что это несравнимые вещи.

Стоит напомнить, что в мае 2013 года российский "Гринпис" опубликовал письмо Катсутака Идогава, мэра японского города Фукутаба, самого близкого к АЭС "Фукусима-1", к мэру города Сосновый Бор, где расположена ЛАЭС. "…Я поверил атомщикам, поверил их заверениям, что реакторы безопасны и АЭС будет хорошо работать, принося радость и процветание моему городу, – писал Катсутака Идогава. – Заверения атомщиков оказались ложью, чудовищная катастрофа началась на АЭС "Фукусима-1" 11 марта 2011 года. Потом произошли взрывы на трех реакторах и радиационные аварии на четырех приреакторных бассейнах с ядерными отходами, отработавшим ядерным топливом. После этого радиационный фон в моем городе сильно повысился, радиометры на окне моего офиса зашкаливали. Информации ни от АЭС, ни от правительства не было, и я принял решение об эвакуации жителей города Фукутаба. Я верю и надеюсь, что Вам никогда не придется принимать… решения об эвакуации города Сосновый Бор из-за радиационной аварии на Ленинградской АЭС или Ленинградской АЭС-2".

Член организации "Союз Чернобыль" Валентин Алексашенко, встречавшийся с японцами-хибакуся, тоже поддерживает полный отказ от атомной энергетики.

Валентин Алексашенко вручает памятный знак Сеичиро Мисе
Валентин Алексашенко вручает памятный знак Сеичиро Мисе

– Я работал в отделе континентальной радиоэкологии в Институте экологии растений и животных Уральского научного центра. Наш отдел создал Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский, я его продолжатель. Мы занимались изучением влияния испытаний ядерного оружия на окружающую среду, а когда эти испытания в 1968 году были запрещены, мы стали изучать влияние АЭС на окружающую среду. И вот, наша команда специалистов была послана в Чернобыль. Нас интересовала миграция радионуклидов, выброшенных из ядерного реактора. Мы изучали, с какой скоростью они попадают в почву. В этих местах замечательные сады, так вот, сначала можно было срывать фрукты, мыть их и есть, но на третий год радионуклиды начали в растворенном виде поступать в почву, и корневая система деревьев разносила их по стволам, веткам и плодам. При взрыве ядерное топливо из-за высочайших температур превратилось в аэрозоли и рассеялось в приземном слое воздуха, так что есть вероятность, что хоть одна микрочастичка может попасть в легкие. А она может вызвать сразу несколько смертельных заболеваний. Атомщики говорят, что плутоний тяжелый, что он давно осел – ничего подобного: нейтральные частички прилипают к пылинкам и, как на аэростатах, мигрируют по воздуху.

Хибакуся в 3 поколении (внучка жертв бомбардировки) возлагает цветы у Колокола Нагасаки
Хибакуся в 3 поколении (внучка жертв бомбардировки) возлагает цветы у Колокола Нагасаки

– На встрече японцы-хибакуся подарили вам брошюру, где рассказывается о 10 уроках "Фукусимы", главный из которых состоит в том, что безопасной ядерной энергетики не бывает – вы согласны с этим?

– Конечно. Атомные станции опасны не только из-за возможных нештатных ситуаций. Они – все без исключения – выбрасывают в атмосферу радиоактивные нуклиды. Это происходит из-за того, что тепловыделяющие элементы даже по ГОСТам могут иметь микротрещины, идеальных элементов просто нет. И через эти микротрещины во время реакции вода соприкасается с топливом – это первый контур, а потом его очищают, и очищенные радионуклиды выбрасываются через вентиляционную трубу. То есть даже работающие в штатном режиме АЭС загрязняют окружающую среду.

Во встрече японцев-хибакуся с ликвидаторами последствий аварии на Чернобыльской АЭС принял участие и депутат Законодательного собрания Петербурга Михаил Амосов, последовательно выступающий против загрузки радиоактивного топлива и запуска ядерных реакторов плавучей АЭС в центре Петербурга. По его мнению, встреча хибакуся и ченобыльцев очень важна, потому что в истории катастроф такого масштаба едва ли не самое главное – это память.

Михаил Амосов (слева)
Михаил Амосов (слева)

– Японцы-хибакуся – живое воплощение памяти о трагедии Хиросимы и Нагасаки. Я думаю, что именно потому, что человечество о ней помнит, войн между обладателями ядерного оружия не происходит. А вот с памятью о катастрофах в области мирного атома у нас большие проблемы. Все уже забыли о Чернобыле, потихоньку уходит память о "Фукусиме" – и вот уже у нас в центре города на Балтийском заводе строят плавучую АЭС. Что же касается чернобыльцев, ликвидаторов, которые спасали всех нас, то, конечно, страна не должна о них забывать, не должна лишать их тех льгот, которые ранее были им предоставлены. Мне кажется, встреча японцев-хибакуся, пожилых людей, которые в 1945 году были детьми, но хорошо помнят ту страшную бомбардировку, и наших чернобыльцев очень важна для привлечения внимания всего мира к проблеме ядерного оружия и атомной энергетики, с которой надо быть чрезвычайно осторожными. Тут должен быть установлен строжайший контроль – возможно, даже более строгий, чем тот, к которому привыкли специалисты. Ослаблять внимание к этим объектам ни в коем случае нельзя.

По мнению Михаила Амосова, никогда нельзя забывать, до какого безумия могут дойти люди во время войны, но в то же время люди обязаны помнить и о том, к каким непоправимым последствиям может привести легкомысленное отношение к мирному атому.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG