Ссылки для упрощенного доступа

В московском офисе правозащитного движения "Русь сидящая" утром 8 июня прошел обыск. Точнее,​ осмотр в рамках доследственной проверки. У проверяющих якобы была информация о хищении правозащитной организацией бюджетных средств. В "Руси сидящей" заявили, что добровольно выдали необходимые документы, а о каких хищениях идет речь, они не знают.

Обыск проводили шестеро сотрудников управления по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) по распоряжению московского генерал-майора полиции Козлова, сообщила Радио Свобода исполнительный директор "Руси Сидящей" Ольга Романова. Сотрудники правозащитной организации не исключают, что причиной обыска стало то, что они "мешают ФСИНу", говорит Ольга Романова:

Кому может понравиться, если у вас есть целое большое ведомство – ФСИН, громадное и свирепое, и вот какая-то маленькая организация работает там внутри без вашего разрешения?

– В офис пришла бригада УБЭП во главе с полковником, ужасно симпатичным, и двумя понятыми, как они сказали – представителями общественности, совершенно случайно оказавшимися студентами Академии Следственного комитета. Нам сказали, что их интересуют наши бухгалтерские документы. Кому может понравиться, если у вас есть целое большое ведомство – ФСИН, громадное и свирепое, и вот какая-то маленькая организация работает там внутри без вашего разрешения? Мы так работаем и будем работать. И еще написали целую концепцию по тому, как это ведомство надо до конца снести и на его руинах строить совершенно новое. Концепцию мы писали в Центре стратегических разработок Алексея Кудрина, собственно, по официальному договору с Центром стратегических разработок. И кому же это может понравиться? Мало того что мы без разрешения читаем в тюрьмах лекции, устраиваем самый разнообразный ликбез, юридический, финансовый, как алименты платить, как пенсии платить, то есть рассказываем заключенным, как не дать себя обмануть, как отстаивать свои права. Делаем это мы и через ОНК, и через религиозные организации, и через попечительские советы. Слушайте, сейчас в тюрьмы не пускают даже членов СПЧ при президенте, а мы продолжаем проходить. Да, мы такая вот партизанская группа.

– Были ли какие-то обвинения в ваш адрес?

– Нет. Просто полковник и примкнувшие к нему лица хотели даже не поговорить об этом, а увидеть финансовую документацию. Они, конечно, ее всю получили. У нас нет бюджетных средств и никогда не было. Ни российских бюджетных средств, ни американских бюджетных средств, ни европейских бюджетных средств. Я всегда думаю: господи, все живут на бюджетные средства, все получают президентские гранты... Кстати говоря, мы в этом году подали заявку на президентский грант, мы каждый год подаем, ни разу не получали, и теперь, пожалуй, мы не будем этого делать на всякий случай. Береженого бог бережет, а не береженого конвой стережет.

– Вы это как-то связываете с тем, что вчера Гозман объявил о сборе средств, в том числе и для "Руси сидящей"?

– Я связываю это с чем угодно, а главное, связывают с нашей деятельностью, и общественной, и просветительской, и деятельностью по написанию концепции. Конечно, мы очень мешаем ФСИНу, ну, вот мы мешаем ему, больше особо, наверное, никому. Ну, судам еще мешаем, но у судов и без нас много "друзей".

Около двух часов дня осмотр документов в офисе "Руси сидящей" завершился. Координатор организации Сергей Шаров-Делоне добавляет: оперативники вели себя корректно:

– Формально это действие называется "обследование помещения с добровольной выдачей документов". Они попросили некоторые документы по бухгалтерии, и мы сказали "пожалуйста", потому что нам, опять же, нечего скрывать. Фонд помощи заключенным и их семьям абсолютно открытый, и все эти фонды проверяются столько раз на дню, что там бухгалтерия абсолютно открытая, белая, чистая и так далее.

Сергей Шаров-Делоне
Сергей Шаров-Делоне

– А можно в бытовых деталях, как они пришли, что делали?

– Зашли, сказали: "Мы представители ОБЭП". Показали документ, на основании которого проводится доследственная проверка. Представились. Все очень корректно. А дальше попросили: "Не могли бы вы предоставить такие-то документы?" Никаких вскрытий компьютеров, телефонов, что "маски-шоу" обычно творят, ничего этого не было. Они просто спросили: "Какие у вас есть финансовые документы по таким-то разделам", – и мы сказали: "Пожалуйста, бога ради". И им все выдали.

Все очень корректно. Никаких вскрытий компьютеров, телефонов, что "маски-шоу" обычно творят, ничего этого не было

– Они забрали документы и ушли?

– Да, составили протокол, естественно. У нас ни одного замечания по протоколу, у нас и адвокат был, и все, ни у кого не возникло, потому что все вполне корректно и грамотно.

– И чего теперь вы ожидаете, как будут развиваться события?

– Понимаете, по-хорошему дело должно заглохнуть, потому что проверка на тему сигнала о хищении бюджетных средств, и мы ожидаем, что будет выяснено, что бюджетных средств не было, и на этом эта версия отпадет. Может быть, какая-то другая родится, кто его знает, но эта версия должна отпасть сама собой, просто в силу отсутствия наличия. Мы довольно спокойно к этому относимся, потому что мы знаем, что здесь нам ничего не страшно. Ну, можно искать айсберг в Сахаре, можно сделать пять заходов поиска айсберга в Сахаре, но вы его не найдете.

По данным источника ТАСС в правоохранительных органах, "силовиков интересуют финансовые документы, печатная продукция, внешние носители информации, а также компьютеры, установленные в офисе".

По словам координатора "Руси сидящей" Ольги Романенко, сейчас все сотрудники организации едут в офис.

– Часть людей уже на месте, остальные только едут. У нас эта неделя очень ответственная, сейчас мы проводим региональную "Школу общественного защитника" в Сахарнице, это наш совместный проект с Сахаровским центром, мы людей со всей страны привезли, а тут обыск, – говорит Романенко Радио Свобода. – Еще у нас сегодня по плану была отправка посылок на зону.

Адвокат Иван Павлов обыски в "Руси сидящей" напрямую связывает с их правозащитной деятельностью.

– Это звоночек всем нам, не первый и не последний, – считает Павлов. – Но мне бы хотелось дождаться более полной информации, потому что на самом деле неважно откуда оперативники, а важно откуда следователь, который будет вести дело.

Под видом осмотра (оперативного мероприятия) проводится самый настоящий обыск и выемка

Асмик Новикова из "Общественного вердикта" говорит, обыск по УПК возможен только в рамках возбужденного уголовного дела, а на все остальное сотрудники правоохранительных органов не имеют права.

– По бумагам это называется осмотр. Он предполагает, что правоохранительные органы могут войти и осмотреть, вроде как встать и посмотреть по сторонам, оценить визуально обстановку, – объясняет Новикова Радио Свобода. – То есть то, что "Русь сидящая" предоставила документы, будет оформлено как добровольная передача, а не изъятие. Вообще, это становится уже неприкрытой практикой: квазипроцессуальные формы, когда силовики находят способы уйти от соблюдения УПК. Потому что под видом осмотра (оперативного мероприятия) проводится самый настоящий обыск и выемка. А это значит, что уголовного дела пока нет. А еще это означает, что правоохранительные органы уверенно используют суррогаты, чтобы не сковывать себя соблюдением гарантий и, чего уж, развязать себе руки.

По мнению Новиковой, оперативники "работают, упрощая себе все условия".

– Все то, что пока забрали в "Руси сидящей" – по сути изъяли – это не доказательства, а сведения. И их еще предстоит переводить в доказательства, если уголовное дело будет возбуждено, – добавляет Асмик Новикова из "Общественного вердикта".

"Русь сидящая" была основана в 2008 году. Организация оказывает помощь заключенным и их семьям. "Пора прекратить репрессии против самых талантливых и креативных российских граждан. Руки прочь от нашего будущего – продажные судьи и силовики должны остаться в прошлом", – говорится на сайте движения.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG