Ссылки для упрощенного доступа

Джеймс Коми подверг резкой критике президента США Дональда Трампа


Джеймс Коми дает показания на слушаниях в сенатском комитете по разведке. 8 июня 2017

В комитете по разведке Сената США в четверг прошло самое громкое публичное мероприятие со времен начала расследования российского вмешательства в президентские выборы и возможной связи людей из окружения президента Трампа с Россией. На слушаниях выступил Джеймс Коми - бывший директор ФБР, неожиданно уволенный Дональдом Трампом со своего поста месяц назад.

Накануне членам комитета и представителям СМИ была направлена публикация 7-страничного заявления Коми. В нем названы основные подробности его личных встреч и телефонных разговоров с президентом США. Он, в частности, сообщил, что Трамп с января по март в ходе нескольких личных встреч и телефонных разговоров с ним просил его о "лояльности", просил "оставить в покое" отставного генерала Майкла Флинна, которого подозревают в связях с Россией, а также несколько раз добивался от Коми уверений в том, что сам Трамп не является целью расследования ФБР и просил сообщить об этом публично. В ходе слушаний большинство вопросов сенаторов от обеих партий касалось именно этих вопросов.

Начал свое выступление Коми, однако, с обвинений в адрес Белого Дома во лжи при объяснении мотивов его увольнения, а также в очернении образа ФБР и его самого перед сотрудниками ФБР. "Это была ложь – прямая и простая", – заявил Коми. Коми заявил, что убежден, что был снят президентом с должности в связи с расследованием "российского следа" - ссылаясь при этом на слова самого Трампа. 9 мая, когда стало известно о распоряжении уволить директора ФБР, президент разослал твит, в котором назвал причину такого решения – неспособность ФБР и его директора эффективно расследовать вмешательство России в президентскую кампанию. Администрация Трампа, однако, представила иные резоны для увольнения Коми - в частности, его неуверенные действия при расследовании дела против Хиллари Клинтон. Сам Трамп очень резко отзывался о директоре ФБР после его увольнения.

На эту часть выступления Коми уже отреагировал юрист Белого дома, заявив, что "президент США не является лжецом".

Отвечая на вопросы сенаторов, Коми заявил, что не может сказать, являлись ли обращенные к нему просьбы Трампа относительно Флинна и российского расследования давлением или вмешательством в работу следствия (что является уголовным преступлением и возможным основанием для импичмента), однако заявил, что решение по этому вопросу может принять назначенный уже после увольнения Коми специальный прокурор Боб Мюллер. Сенаторы-республиканцы при этом указывали, что в словах Трампа, обращенных к Коми, не было прямых распоряжений сделать что-либо конкретное. Сам экс-директор ФБР заявлял, что у него сложилось впечатление, будто президент хочет от него конкретных шагов, однако подтвердил, что просьбы Трампа ни в случае с Флинном, ни в случае с расследованием "российского следа" не были оформлены как прямое распоряжение.

Фрагмент слушаний:

По вашей оценке, грозило ли генералу Флинну на момент увольнения юридическое преследование? И считаете ли вы, что президент пытался помешать правосудию или просто старался помочь Флинну сохранить лицо после увольнения?

У Флинна на тот момент были проблемы с законом. ФБР открыло уголовное расследование в отношении его заявлений о контактах с Россией и самих контактов. Тогда я так оценил ситуацию. Не мне решать, был ли наш разговор с президентом попыткой помешать правосудию. Я посчитал, что этот разговор вызывает беспокойство. Но я уверен, что специальный совет попытается прийти к заключению, какими были намерения, и было ли это преступлением.

Джеймс Коми также заявил, что после своего увольнения организовал утечку в прессу информации о наличии у него записей бесед с Трампом. По словам Коми, он сделал это намеренно, рассчитывая на назначение специального прокурора (что впоследствии и произошло).

При этом Коми подтвердил, что в то время, когда он был директором ФБР, Трамп лично не был предметом расследования по делу о возможном российском вмешательстве в выборы. Он не знает, изменилась ли эта ситуация сейчас.

Говоря о самом вмешательстве России, отвечая на вопрос одного из членов комитета – можно ли считать вмешательство России "враждебным актом" в отношении США? – бывший директор ФБР ответил "Да". Коми рассказал, что впервые он столкнулся с российскими кибератаками в конце лета 2015 года. На вопрос о том, сколько нападений было тогда зарегистрировано, Коми ответил, что речь идет о сотнях проникновений в электронные материалы государственных и негосударственных компаний. Коми добавил, что, возможно, речь идет о более чем тысяче таких проникновений.

Фрагмент слушаний:

– У вас есть сомнения, что Россия пыталась вмешаться в выборы 2016 года?

– Никаких.

– Вы сомневаетесь, что Россия стояла за взломом систем демократической партии и последующей публикацией этой информации?

– Нет никаких сомнений в этом.

– У вас есть сомнения, что за вмешательством в списки избирателей стояла Россия?

– Нет.

– Сомневаетесь ли вы, что российские чиновники знали об этих действиях?

– У меня нет в этом сомнений.

– Вы уверены, что ни один голос во время выборов в 2016 году не был изменен?

– Уверен. На момент, когда я ушел с поста директора, у меня не было никаких доказательств этого.

Радио Свобода вело прямую трансляцию слушаний:

Синхронный текстовый перевод – на сайте "Голоса Америки"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG