Ссылки для упрощенного доступа

Что происходит с теми, кого задержали на акциях 12 июня

Споры о митингах 12 июня сменились в Сети репортажами из отделений полиции, куда свезли задержанных.

Борис Вишневский

Сын Александра Галича Григорий Михнов-Вайтенко стоял (сесть было негде) в Калининском суде, звонил мне, передавал воду внуку Бориса Стругацкого и ждал, когда суд вынесет решение (Боре - двое суток ареста и 15 тысяч штрафа). Нарочно не придумаешь. О великая русская литература...

Кирилл Шулика

К двум суткам, чтобы потом отпустить в счет отсиженного, поменяли на одни сутки, в Питере приговорили внука Бориса Стругацкого. Вышел на Марсово поле парень, а не положено. Его адвокатом был внук Александра Галича.

Жаль, что в этой истории нет никакой роли у внука Молотова. Хотя внук Молотова голосовал за ужесточение законов о массовых акциях, значит, есть.

Кто-то из задержанных до сих пор остается в ОВД в ожидании суда, другим уже присудили штрафы или административные сроки – местами с максимально абсурдной аргументацией.

Andrey Kalikh

Любимое из постановления о признании меня виновным (ударение на «меня»): «данное требование сотрудника полиции Гасанов Н.Г. проигнорировал».

Гасанов проигнорировал, а штраф платить все равно мне.

Дмитрий Гудков

Российский суд покорил еще одну вершину гуманизма. В Питере 12 июня в ходе митинга задержали мать и дочь. Просто выхватили из толпы случайных прохожих. Случай по нашим временам заурядный, но...

Они попали к разным судьям: мать оправдали, а дочь посадили на 10 суток. Мать после этого попросила «своего» судью посадить и ее: потому что не может знать, что она будет дома, когда дочь (девушка 19 лет) в тюрьме. Судья пошел навстречу и переписал приговор. Зовут судью Олег Щербаков.

Гуманность наших судов выходит наружу в таком виде.

Женщина добавляет, что ожидала от государства защиты, а не издевательства, ведь ее сын — военный. Комментарии излишни.

Diana Kachalova

Друзья, не знаю, все ли вы в курсе, что сегодня нашу коллегу из журнала «Собака» Ксения Морозова приговорили к 10 суткам ареста за то, что она была вместе с нами Марсовом поле. Кроме того ей присудили 12 тысяч штрафа.
В 12 отделении полиции дежурная, которая оформляла задержание, в присутствии трех свидетелей Борис Вишневский Григорий Михнов-Вайтенко и Наталия Сивохина (Natalia Sivohina), заявила, что вина Ксении, у которой с собой было редакционное удостоверение, что она пришла на митинг без аккредитации. Такое заявление само по себе нонсенс. Я не была на суде Ксении (если честно, то до вчерашнего дня я вообще не знала о ее существовании), но из того, что она пишет в ФБ, и, зная практику наших судов, я склонна ей верить, в качестве доказательства ее вины показали видео, на котором ее не было.
Я не знаю, давал ли журнал Собака поручение Ксении идти на этот митинг. Возможно и не давал. Но мне кажется, здесь дело даже не в незнакомой мне девочке. А дело в нас самих. Потому что три недели назад на встрече с главными редакторами петербургских СМИ в Союзе журналистов заместитель начальника ГУВД СПБ и ЛО по охране общественного порядка Виктор Подколзин уверял, что для работы на массовых мероприятиях достаточно пресс-карты и никаких направлений. Теперь получается, что или он врал в глаза уважаемой публике или тетенька в погонах из 12-го отделения просто решила иначе. И система встала на ее защиту.
Я не хочу разжигать, но если не потребовать от ГУВД объяснений за возможно не самую мне социально близкую девочку – где я и где журнал Собака, который про гламур, а не правозащиту, то следом придут за мной. И всем девочкам на это будет начхать

В статье "Ловушка для простаков" в "Новой газете" Борис Вишневский рассказывает, как непослушание инструкциям, доносившимся из громкоговорителя, вылилось для задержанных в Петербурге в административную статью:

<....> привезли около 40 человек, 10 из них несовершеннолетние (их обещали передать родителям), а остальным вменяют сразу две статьи КоАП: 20.2 (нарушение правил проведения митингов) и 19.3 (невыполнение законного требования сотрудника полиции).

– В чем выразилось неповиновение?

– Им трижды предлагали уехать в Удельный парк, а они отказались, – отвечает начальник отдела полиции.

Статья 20.2 предусматривает только штраф (хотя и немалый – от 10 тысяч рублей), но держать в полиции тех, кому его вменяют, можно не более трех часов. А по статье 19.3 можно арестовать на срок до 30 суток и держать в полиции 48 часов. Разница существенная. Отказ покинуть место пусть даже несанкционированного митинга (ст. 20.2) не образует самостоятельного нарушения по статье 19.3. Это лишь отягчающее обстоятельство при определении наказания (проще говоря, за это можно увеличить штраф). Но за это нельзя арестовать на сутки и нельзя держать в полиции больше трех часов.

Такую трактовку еще пять лет назад, отвечая на мой депутатский запрос, дала Генеральная прокуратура РФ. Теперь, как выяснилось, разъяснения Генпрокуратуры прочно забыты. «А пусть решает суд!» – говорили мне в одном отделе полиции. «Ничего не знаем, нам велели составить протоколы по обеим статьям – мы и составили!» – отвечали во втором. «Пусть решает начальство!» – ссылались в третьем. В итоге почти везде, где я был, задержанным вменяли обе статьи – и 20.2, и 19.3, – что грозило административным арестом...

Ivan Kurilla

Оказывается, голос из громкоговорителя есть "законное требование сотрудника полиции", за неповиновение которому людей сажают на несколько суток.

Тут несколько вопросов на уточнение возникает: голос из громкоговорителя не представляется и документ не показывает (он говорил что-то типа "я, сотрудник полиции, требую ...", но даже фамилию свою не называл). Почему его надо слушать? Мало ли у кого в руках микрофон, может, у реконструктора?

Объявления свернули в начале третьего, а люди продолжали приходить и в половину третьего, и позже, - как можно исходить из того, что все слышали? Да, может, у кого-то наушники в ушах? Так завтра полиция будет в газетах свои требования публиковать, а потом задерживать за "невыполнение законного требования сотрудника полиции".

Мне почему-то представляется, что требование сотрудника полиции может быть выражено только при прямом с ним контакте и после того, как он представится (тут, пишут, на омоне даже бейджей не было).

О законности требования прекратить митинг, разрешенный конституцией, здесь писать не буду, - это отдельная тема.

Лев Рубинштейн

Правильно ли я понимаю, что человек в полицейской форме, но без жетона, с точки зрения закона не является «сотрудником правоохранительных органов», а является всего лишь «кем-то-надевшим-полицейскую-форму»? И именно поэтому никакие его «требования», пусть даже и законные, а уж тем более незаконные, не имеют никакой силы?

Не надо мне только говорить, что это всего лишь теория, а практика - это дубина, кулак, автозак, кутузка и судья со скучными глазами и шелестящей торопливой речью. Это я, - спасибо,- и сам знаю.

Я именно о теории и говорю.

Посмотреть, как проводят время задержанные в петербургских ОВД, можно на сайте газеты "Фонтанка".

Andrey Kalikh

Из примерно 110 человек, которых судили сегодня ночью во Фрунзенском суде Санкт-Петербурга, не больше десятка получили штраф* (в том числе и наш многодетный отец). Всем остальным - административные аресты 5-15 суток. И это только один суд.

То есть, люди продолжают сидеть после 12 июня.

Варя Михайлова

Почти всех из нашего отделения уже осудили. Почти всем, кто заявляет хоть какие-то ходатайства и не признает вину, дают почти по максимуму: до 14 суток + 10 и больше тысячи штрафа. Тем, кто признает вину и не пытается защищаться, дают меньше: одному вот 3 суток дали. Отпустили без посадки только мужа беременной женщины.

В связи с этим у всех настрой на правовой нигилизм, ругают правозащитников, говорят, что от них только хуже. Видимо, в этом и цель всех этих судов.

Кстати, среди задержанных в нашем отделении есть действительно случайные люди: но они настроены агрессивно скорее к таким, как я, чем к власти: во всю ругают митингующих и правозащитников, спрашивают, чем мы так недовольны (после 30 часов задержания, кроме как стокгольмским синдромом, это никак не назовешь).

Один из таких случайных задержанных у нас – юрист. Он больше всех топил за то, что надо отзывать ходатайства и отказываться от юридической помощи. Такая ирония. Магистр права.

Перед отправкой в спецприемник для отбывания срока у всех принудительно катают пальцы, хотя не имеют права.

Отделение у нас нормальное: жуткая антисанитария и теснота, но сотрудники относятся к нам по-человечески: разрешают заряжать телефоны, выпускают курить и даже иногда водят в туалет, где есть унитаз, а не вонючая дырка в полу. Хотя между собой обсуждают, что все выходят на Марсово, потому что им пообещали 5 тысяч.

Вчера мы ночевали в камерах – 16 тел на 6 коек, но с матрасами, подушками и даже с бельем. Сегодня по камерам привезли неполитических (одного из них при отказе снять крестик завалили вчетвером на пол, надели наручники и сняли крестик силой; ещё один явно в тяжёлом состоянии: бьётся о стены, царапает окно до крови, кричит, обмочился внутри камеры, но в больницу его никто везти не собирается), поэтому мы ночуем сидя, в коридоре.

Меня и ещё одного мальчика в суд до сих пор не возили.

Оппозиционер Илья Яшин получил 15 суток ареста – вдвое меньше, чем Алексей Навальный.

Alik Kokh

Яшина, суки, опять на 15 суток упаковали. Даже не сформулировать за что.

Впрочем, и так понятно: он Путина не любит. На сегодняшний день - это более, чем повод.

Скажите спасибо, что не убили. Эти - могут.

Илья Яшин

‪Везут в спецприемник на Симферопольском бульваре, где я буду отбывать арест.‬

‪Старшина смотрит на телефоне какой-то сериал по НТВ. Там что-то про ментов, "товарищ генерал", "депутат Мыльников". ‬

‪- Что за кино? - спрашиваю.‬
‪- Шеф. Игра на повышение, - говорит.‬
‪- Хорошее?‬
‪- Да бред сивой кобылы! Честный генерал МВД, ага. Где такое видели? Хахаха.‬

Правовые аспекты комментирует адвокат ​Алхас Абгаджава:

Чисто юридически: Люди, вышедшие на Тверскую участвовали в мирной акции, скандировали вполне неагрессивыне лозунги. Единичные исключения агрессивных митингующих (баллончик в лицо полицейского), возможно это даже провокаторы. Их требования никак не выходят за пределы дарованных Конституцией прав и свобод. Чисто формально у них административка, такой закон. Правда, он-то выходит за пределы Конституции, но существует, а потому его несоблюдение - это правонарушение. Смотрим многочисленные видео-ролики и что мы видим. У сотрудников полиции в большинстве случаев неоправданная жестокость при задержаниях, сами задержания ничем не мотивированы. Без слов, без объяснений, с применением силы, не адекватной ситуации. Опять же чисто формально, это статья 285 или 286 УК РФ. У митингующих - административка, у стражей - уголовка. Только митингующим раздадут штрафы, особо невезучим довесят 318 УК РФ. Стражам дадут благодарности, особо пострадавшим - квартиры. То есть, вся правоохранительная система, от рядового полицейского до Верховного суда и даже Конституционного, служит не Закону и интересам народа, а только правящей группе людей.

В Сети продолжают появляться все новые документальные свидетельства столкновений между полицией и протестующими. На многих из них явственно видно, что помолодел не только протест – те, кто с ним борется, сами зачастую ничуть не старше.

Kirill Rogov

А вот страшно крутое кино Александр Расторгуев (Alexandr Rastorguev). Меня тут корреспонденты спрашивают, что нового в протестах. Ну вот - новое.
Особо надо отметить: это ОМОН давит мальчиков (и бьет ногами внизу, чего не видно), а не мальчики прорывают цепь.

Tatyana Ardaeva

Новая и страшная реальность: мальчики против мальчиков. И это не драка - это гражданская война. Она зреет.​

Как и после акции 26 марта, многие пытаются понять, почему молодежь стала настолько активнее участвовать в митингах.

Sergey Kalvarskiy

Эти молодые ребята никакие не дети и "школота". Именно они - самые настоящие граждане . Простите за пафос.

Andrei Desnitsky

Я так понимаю, теперь благомыслы изрекают следующее:
"Молодежь нынешняя зажралась. Хочет, чтобы у нее было будущее. Не то, что мы в их время..."
А еще недавно один из этих благомыслов, Соколов-Митрич, изрекал:
"Да, начальство наше ворует. А чего добился ты?"
Православненько так при этом.

Иван Давыдов

С изумлением прочел несколько совершенно хамских текстов (с изумлением - потому что написаны они не колумнистами газеты "Известь и я" и портала "Ум минус", с этих какой спрос) про молодежь, выходящую протестовать.

По-моему, это наоборот настоящее чудо, что сквозь шабаш последних пяти лет, сквозь бесконечную мизулину и "можем повторить" проросли здесь такие люди.

Это дает надежду. Извините за пафос, просто действительно обидно за хороших людей. "Детей", как теперь принято выражаться.

К числу тех, чьи высказывания никакого изумления не вызывают, можно отнести и Владимира Соловьева.

Alexey Tabalov

В.Соловьев. Живет и имеет собственность в Италии и США, отдыхает в Майами, а мажор и коррупционер - ты, потому что у тебя есть мобильный телефон.

Причинам, по которым новое поколение выбирает протест, посвящена сегодняшняя статья Станислава Кучера:

Главное, чего не хочет самая активная часть «поколения Путина» — жить в доме, который построил Путин. Моя аполитичная 26-летняя сестра показывает мне фотографию надписи у входа в малайзийский ресторан «Оккупантов не обслуживаем!» и спрашивает, почему в Америке, Европе и передовых странах Азии нас считают агрессорами. 25-летний коллега сообщает, что последней каплей в его решении выйти на Тверскую стал просмотр в Youtube фрагмента передачи Кеосаяна, где тот пытается высмеивать Макрона. 18-летняя дочь моего одноклассника бросает колледж потому, что их препод объявил студентам, что соцсети придумали в ЦРУ для развала России. В интернете, где живет это поколение, мир един, стираются границы и рушатся стены. В реальности, которую оно видит, отрываясь от гаджета, Россия — в кольце врагов и новый железный занавес — вопрос времени. О загнивающем аморальном Западе вещают стареющие лицемеры, чьи дети, дома и деньги давно не в России. На следующие шесть лет их призывают выбрать того же лидера, которого они видели с голым торсом на лошади еще в начальной школе. Это не то настоящее и не то будущее, в котором нормальный здоровый 20-летний человек хочет жить вне зависимости от политических убеждений и того, есть ли вообще у него таковые.
И еще о том, что объединяет и что отличает поколение Путина от тех, кто пребывал в "комсомольском возрасте" в конце 80-х.

Кристина Потупчик

Москва, 26 марта:
1043 задержанных, из них 70 несовершеннолетних.

Москва, 12 июня:
866 задержанных, из них 136 несовершеннолетних.

Большой привет идиотам из школ и вузов по всей России, сделавших своими попытками «оградить молодежь от оппозиционных митингов» все для их живейшего участия.

Marina Litvinovich

МВД дает из раза в раз удивительные цифры! А, главное, многие во власти именно на них и опираются (я свидетель) и строят на них свои дальнейшие действия. А потом удивляются, что что-то пошло не так.

"По данным МВД, в несогласованной публичной акции на Тверской улице участвовали порядка 4,5 тысячи человек, были задержаны более 150 участников". (РИА Новости, 13.06 https://ria.ru/society/20170613/1496390834.html)

Далее выясняется, что почти все из 150 задержанных - несовершеннолетние:
"В ходе акции 12 июня в Москве задержали 136 несовершеннолетних" - руководитель департамента региональной безопасности и противодействия коррупции города Владимир Черников. https://ria.ru/incidents/20170613/1496432359.html

На самом деле:
По данным «ОВД-инфо» на вторник, в ходе протестной акции 12 июня в Москве было задержано 866 человек, в Санкт-Петербурге – 658, по России – минимум 1719 человек.

Продолжатся ли акции протеста? Власти так или иначе будут к ним готовиться, считает политолог ​Валерий Соловей:

"Меня терзает смутное сомненье"
что теперь отменят:

1) день государственного флага (22 августа), ведь на улицы могут выйти под ним "опасные экстремисты"

2) день города в Москве (начало сентября), а то придут "опасные провокаторы" Навального и все испортят

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG