Ссылки для упрощенного доступа

Капитальный отток


С начала года зарубежные инвестфонды вывели с российского рынка акций почти столько же средств, сколько они вложили в него после президентских выборов в США

За четыре месяца отток зарубежного капитала с российского фондового рынка достиг максимума за последние три года. А ставки американских инвесторов на грядущее ослабление рубля вновь, как и год назад, превысили ставки на его дальнейшее укрепление. С российскими экспертами разбираемся, какие из перетоков капитала могут оказать наибольшее влияние на курс рубля.

С российского фондового рынка зарубежные инвесторы с конца февраля вывели более 1,6 млрд долларов, и общий объем их текущих вложений в него сократился за это время примерно вдвое. Такие оценки, основанные на данных профильной международной аналитической компании EPFR Global, представила инвестиционная компания “Ренессанс Капитал”. Сокращение этих вложений большими, чем теперь, темпами в последний раз отмечалось во второй половине 2013 года, поясняет эти оценки газета "Коммерсант".

Эти опасения сохраняются на рынке и будут удерживать инвесторов от вложений в рублевые активы

Буквально на следующий рабочий день свой комментарий к этой статистике представил Центральный банк России. По сообщению ТАСС, в пресс-службе Банка отметили, что оценки EPFR Global учитывают зарубежные инвестиции не только фондов, ориентированных исключительно на Россию, но и тех из них, которые направляют сюда лишь часть своих капиталов. А такая статистика “свидетельствует о притоке портфельных инвестиций в Россию, составившем в марте – июне порядка 2,1 млрд долларов”.

Напомним, что на фоне этой динамики инвестиций в Россию нефть подешевела за первые полгода почти на 16% – такого не было с первой половины 1998 года, то есть 19 лет. Но при всем этом курс рубля к доллару за шесть месяцев в итоге фактически не изменился, оставаясь в начале июля на уровнях первых дней января.

В какой мере можно говорить о том, что отток зарубежного капитала с российского рынка акций был “компенсирован” его притоком (в расчете заработать на сохраняющихся в стране высоких процентных ставках) на рынок рублевых государственных облигаций России – ОФЗ, то есть внутреннего госдолга? Что, собственно, и стало главным фактором “стойкости” рубля на фоне дешевевшей нефти…

Константин Гуляев, руководитель управления рыночных исследований Инвестиционно-финансового дома “КапиталЪ”:

– Я согласен, что отток капитала с рынка акций был с лихвой компенсирован его притоком в сегмент внутреннего российского долга. Поэтому мы и не видим заметного давления фактора оттока капитала с рынка акций на курс "доллар – рубль". Наоборот, рубль выглядел очень устойчивым, несмотря на существенное снижение и цен на нефть, и российских фондовых индексов. Было бы трудно представить такое, если бы не приток капиталов на долговой рынок…

Денис Порывай, аналитик австрийского банка Raiffeisen:

– На этих двух рынках – совершенно разные инвесторы. И нет такого в России, что если инвесторы продают акции, то вместо них покупают облигации, или наоборот. Да и вообще они несопоставимы: рынок облигаций превышает российский рынок акций в десятки раз – и по общему объему, и, соответственно, по притоку капитала. Поэтому существенное влияние на курс рубля здесь может оказывать лишь “аппетит” нерезидентов, то есть инвесторов из-за рубежа, к рынку ОФЗ. На нем мы действительно видели в первом квартале большой объем покупок, но уже где-то с апреля спрос на аукционах ОФЗ стал снижаться. Скорее всего, это обусловлено тем, что их перестали покупать в прежних объемах нерезиденты…

Но затем, по мере нарастающего разочарования в этих ожиданиях, рынки вновь ушли вниз

Именно с этого времени и прекратилось фактически укрепление рубля, продолжавшееся несколько месяцев подряд…

Денис Порывай:

– Здесь важно понимать, и кто именно покупает. Ведь ОФЗ вполне может приобрести не только некий иностранный инвестор, но и российский резидент – скажем, через какой-то офшор. И, по нашим представлениям, тот высокий отток капитала из России в январе – мае, который отражен в статистике Центрального банка, частично мог быть обусловлен именно такими крупными покупками ОФЗ – российских резидентов через офшоры. А все это косвенно поддерживало курс рубля, хотя нефть дешевела. И только в июне, когда прежний спрос на рынке ОФЗ стал сокращаться, мы увидели уже относительно сильную реакцию рубля на снижение нефтяных цен.

Куда более существенным для рубля является сегодня отток средств с рынка ОФЗ и, соответственно, их вывод из России

К концу июня на финансовом рынке США количество ставок спекулятивных инвесторов на ослабление рубля впервые с января 2016 превысило количество ставок на его укрепление. Об этом сообщило агентство РБК, ссылаясь на данные американской Комиссии по торговле товарными фьючерсами. Напомним, именно в январе 2016 года курс российской валюты упал до очередного минимума – 83 рубля за доллар. Если такие инвесторы, а это прежде всего рисковые хедж-фонды, теперь, судя по разнице фьючерсных контрактов на повышение курса рубля и на его снижение, ставят на последнее, сколь значимым индикатором дальнейшей динамики курса рубля это можно считать?

Константин Гуляев:

– Этот показатель, на мой взгляд, стоит учитывать, но он не является еще четким указателем, каким будет новый вектор движения. Конечно, когда снизились и цены на нефть, и индексы российского фондового рынка, то прежнее мнение хедж-фондов, возможно, изменилось. И их недавние ожидания, что рубль укрепится (которые, кстати, во многом реализовались), теперь меняются. Позиции рубля уже не так прочны, учитывая и спад цен на нефть, и ситуацию на западных финансовых рынках, где сегодня торгуют на очень высоких, исторически высоких уровнях. Поэтому закономерно, что мнение хедж-фондов может меняться. Но все же это – весьма изменчивый показатель, и на 100% на него полагаться, конечно, нельзя.

Это создаст давление на курс рубля – ведь такого же большого, как еще в начале года, притока валюты на российский долговой рынок мы, скорее всего, уже не увидим

Речь идет о так называемых “длинных” позициях инвесторов (или лонгах – на жаргоне финансистов), которые предполагают укрепление рубля, и “коротких” позициях (шорты – на том же жаргоне), открываемых в расчете на снижение его курса...

Денис Порывай:

– Эти “короткие” и “длинные” позиции по рублю трудно назвать каким-то хорошим “предсказательным” индикатором. Ведь на этом рынке может быть и наоборот: у всех – “сильно короткая” позиция к рублю, а он при этом может и сильно укрепиться. Ведь если, скажем так, все в “шорте”, то даже небольшое движение в другую сторону приводит к закрытию этих “шортов” и может дать обратный эффект. Поэтому я бы не относился к этой статистике как к некоему предвестнику направленности грядущего движения на рынке. Может быть и так, и этак...

Да и вообще они несопоставимы: рынок облигаций превышает российский рынок акций в десятки раз – и по общему объему, и, соответственно, по притоку капитала

Если иметь в виду уже внутрироссийские факторы, сколь большое влияние на курс рубля может оказать в текущей ситуации традиционный для второй половины года рост импорта в страну? Ведь это неизменно отражается на курсе национальной валюты, так как рост импорта означает и рост внутреннего спроса на валюту со стороны импортеров…

Денис Порывай:

– Действительно, во втором полугодии сезонным фактором является восстановление импорта (мы это увидели еще во втором квартале) и вырастет, скорее всего, спрос на валюту со стороны импортеров. Это создаст давление на курс рубля – ведь такого же большого, как еще в начале года, притока валюты на рынок российских ОФЗ мы, скорее всего, уже не увидим. Следует иметь в виду и перспективу ужесточения санкций в отношении России – по крайней мере, риск этого существует. Поэтому мы ожидаем некоторого давления и на курс рубля, и на объемы валютной ликвидности на российском финансовом рынке.

Константин Гуляев:

– Сезонный рост импорта, конечно, создаст дополнительный спрос на валюту. Но все же это – не такой фактор влияния на курс рубля, который мог бы перевесить все остальные. Куда более существенным для рубля является сегодня отток средств с рынка ОФЗ и, соответственно, их вывод из России. То есть рост импорта может разве что несколько усилить ту тенденцию, которая, возможно, сформируется на рынке в ближайшие месяцы.

Уже где-то с апреля спрос на аукционах ОФЗ стал снижаться. Скорее всего, это обусловлено тем, что их перестали покупать в прежних объемах нерезиденты…

Среди главных рисков для рубля многие аналитики называют сегодня даже не цены на нефть, а фактор геополитический – ожидания улучшения отношений с Западом теперь улетучились, санкции продлены и, не исключено, могут быть даже расширены. Однако этот фактор начал проявляться еще с весны, что отнюдь не помешало рублю сначала продолжать укрепляться, а потом как минимум не ослабевать, несмотря даже на дешевевшую нефть. В какой мере, по вашим представлениям, этот фактор может оказывать влияние на курс рубля до конца года? И – ваш текущий, при нынешних ценах на нефть, прогноз по курсу рубля к доллару к тому времени…

Константин Гуляев:

– Геополитический фактор оказывает прежде всего влияние на рынок акций и на, скажем так, общее восприятие российского рынка инвесторами. Мы видели, как в конце прошлого – начале нынешнего года на фоне возникших ожиданий смягчения санкций российский рынок акций существенно прибавил, его индексы заметно выросли. Но затем, по мере нарастающего разочарования в этих ожиданиях, они вновь ушли вниз. Более того, индекс Московской биржи даже попадал в так называемую “медвежью” зону, когда его снижение превышало 20% с тех максимумов, которые отмечались в начале года. На динамику же курса рубля этот геополитический фактор пока не оказал заметного влияния. Однако если ситуация будет ухудшаться, а цены на нефть вновь снизятся, то это вкупе может в немалой степени повлиять на обменный курс. Но пока наш прогноз по нему на конец года мы “улучшили” в пользу рубля: раньше он составлял около 68 рублей за доллар, а теперь мы его повысили – где-то до 64 рублей.

Денис Порывай:

– Этот геополитический фактор, а именно ужесточение риторики в отношении России, как нам представляется, обусловлено в большей степени внутриполитической ситуацией в самих США. И, скорее всего, до существенного ужесточения санкционного режима дело все же не дойдет. Тем не менее, эти опасения и сохраняются на рынке, и будут удерживать инвесторов от вложений в рублевые активы. Да и преимущества в доходности по ним уже не столь очевидны, как ранее – скажем, в сравнении с активами в Индии или Мексике. Плюс, конечно, негативное влияние на курс окажет сезонное восстановление импорта. Поэтому в целом мы ожидаем, что если цены на нефть сохранятся примерно на текущих уровнях (48–49 долларов за баррель Brent), то курс может “уехать” за 60 рублей – в район 62 или даже 65 рублей за доллар.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG