Ссылки для упрощенного доступа

Почему чиновники обсуждают дефлорацию, а родители и учителя не говорят о сексе с детьми

Сексуальная жизнь граждан регулировалась во все времена – будь то период Возрождения с цеховыми династиями, или молодая советская Россия с запретами-разрешениями на аборты. Другое дело, что профессиональные и демографические интересы общества в европейской традиции, да и в российской народной тоже, учитывали также личный интерес – "пробные" ночи, ночевки на сеновале и праздничные гулянья позволяли молодым людям познакомиться ближе, прежде чем выступить в брак.

В Советском Союзе, как известно, секса не было, сохранялась только репродуктивная функция, что, кстати, повторяло церковную точку зрения. Этими обстоятельствами, пожалуй, можно было бы объяснить ту волну интереса к интимной жизни граждан, которую демонстрируют сегодня депутаты и чиновники, если бы не опыт последних двадцати лет, который из самых разных источников получали родители нынешних детей и сами молодые люди.

Другое дело, что попытка ввести сексуальное образование для подростков, предпринятая в 90-е годы, осталась не воплощенной по воле все тех же чиновников, несмотря на готовность родителей принять такого рода просвещение для своих детей. Как показал масштабный опрос в конце 90-х годов, 70–80% родителей ответили, что подобные уроки будут весьма уместны в школьной программе. Правда, замечает социолог Любовь Борусяк, умозрительно родители часто соглашаются на то, от чего отказываются на практике. Ее мнение подтверждает и гештальт-терапевт Полина Солдатова: "Для родителей это аморально. К тому же сегодня эта тема становится все более табуированной. Поэтому мы обсуждаем в первую очередь вебинары для мам или для пап: что происходит с ребенком, как с ним разговаривать про секс".

Вероятно, в последние годы выросло и недоверие к школе – как к источнику знаний и социальной среде; скандалы сексуального характера делают предосудительной любую инициативу в этом направлении. В то время как зарубежные исследования свидетельствуют о том, что доступность и обилие информации сексуального характера, к которой подростки испытывают естественный для их возраста интерес, без базовых знаний ведут к деформации личной сексуальности (как это происходит с юными любителями порнографии, например).

На самом деле, именно сексуальное невежество и отсутствие телесных границ позволяют взрослому человеку с дурными намерениями приблизиться к ребенку, а ребенку не позволяют рассказать о случившемся. Современное сексуальное воспитание, считает социолог Любовь Борусяк, рассказывает, как правило, о негативных последствиях – заболеваниях, передающихся половым путем, нежелательной беременности. "Это такая идея возмездия, - объясняет социолог, - что за удовольствие ты должен расплатиться. Но главное в сексуальном воспитании – что здесь нет вины, нет расплаты, а есть возможность свободы человека, самораскрытие, наслаждение и прочее".

Надо сказать, что исследование, проведенное Любовью Борусяк среди студентов, показывает, что разговор о сексе у молодых людей уже не вызывает чувства стыда. Более того, наличие опыта для них является не только нормой, но и ценностью – "не иметь сексуального опыта также неприлично, как не иметь высшего образования". Однако это не говорит о распущенности – как норму молодые люди рассматривают последовательную моногамность, то есть отношения с одним человеком на определенном отрезке времени.

Молодые люди о том, должно ли государство контролировать их сексуальную жизнь

Иными словами, есть два взгляда на интимную жизнь - чиновничий, опасный тем, что наделенный полномочиями человек, недостаточно сведущий в данном вопросе, а потому опирающийся на исключительно собственный опыт, пытается воплотить личные заблуждения. Иначе невозможно объяснить, например, попытку саратовского медицинского ведомства передать контроль над сексуальной жизнью девочек-подростков в полицейские органы.

И есть реальная жизнь, она развивается естественным социальным образом, и благодаря ей появляется все больше независимых ресурсов, которые помогают подростку разобраться в том, что с ним происходит, и справиться с трудностями сексуального роста. Наверное, даже хорошо, что эта инициатива исходит не от государства, поскольку властная риторика вряд ли подходит для приватного разговора. С другой стороны, далеко не каждый ребенок или родитель подойдет к проблеме с правильной стороны, в то время как школа может транслировать базовые знания для всех учеников. Пока же про половой акт не рассказывают даже на уроках анатомии, только про функции "половых органов", без каких-либо латинских или общепринятых уточнений.

Про стадии паническую и эротическую

Дарья Рахманинова, основатель проекта "Неудобный разговор":

- У меня было несколько причин начать этот "разговор". Во-первых, я преподаю биологию и общаюсь с учениками. Кроме того, езжу в различные лагеря в качестве вожатой. То есть я понимаю, в какой среде ребята живут, чем они питаются, откуда что узнают и так далее. Таким образом я и поняла, что нет доступного, адекватного ресурса, где подросток мог бы узнавать информацию про сексуальность, в том числе про сексуальную безопасность.

Правда, про контрацепцию и заболевания, передающиеся половым путем, они знают. Знают и не понимают, что можно еще здесь сказать. Тогда как на самом деле возникает много трудных психологических моментов – про насилие, в том числе пассивное, про осознание самого себя, о котором они не догадываются и о котором родители с ними не говорят.

Студенты психфака РАНХиГС о секспросвете и собственном опыте

Начать с того, что для сексуальности важно пройти все ее стадии – паническую, эротическую и уже потом перейти непосредственно к сексуальной активности. Если подросток не знает этого и хочет казаться взрослым, то он может двигаться быстрее, не понимая при этом ни своих настоящих потребностей, а иногда даже и элементарной физиологии.

Я преподаю анатомию, и там есть курс про половые органы, в урезанном виде. Сами половые органы не называются, говорится об их функциях. О половом акте также ничего нет. И здесь я, как учитель, хотела бы разграничить – половое воспитание и основы половой грамотности. Мы не про нравственные ценности говорим, это, действительно, роль семьи, а про то, как подростку избежать опасностей и быть толерантным к окружающим.

Как сказать "нет" и как сказать "да"

Мария Давоян, организатор Sex Ed курса:

- В идеале курс, который я веду для студентов, надо бы читать в возрасте 15 лет. А базовое сексуальное образование еще раньше - с 4 лет, постепенно дополняя информацией, необходимой на каждом этапе развития. Надо понимать, что сексуальное образование должно быть универсальным, и даваться, по моему мнению, каждому ученику в той форме, которая лучше подходит для региона.

у людей не хватает не то, чтобы опыта, не хватает слов, чтобы разговаривать о сексе

Наш курс состоит из нескольких аспектов и рассчитан на 10 часов. Это не только лекции, но и интерактивные задания. Что-то мы рассказываем научным языком, например, про физиологию и анатомию, историю. А некоторые вещи объясняем языком человеческим, говорим о личном опыте, про концент, скажем. Когда мы учим наших студентов взаимному согласию - как сказать "нет", если ты чего-то не хочешь, и как сказать "да", если ты чего-то хочешь. Кстати, со вторым гораздо больше проблем, чем с первым.

У людей не хватает не то, чтобы опыта, у них не хватает даже слов - они не умеют разговаривать о сексе со своими партнерами, со своими детьми, со своими друзьями, с коллегами. Да, есть литературный, художественный язык, есть научный язык. Но нет здорового языка, который описывал бы эту область с жизненной, комплексной позиции. Поэтому тема секса остается вне разговоров.

Воздержание хуже просвещения

Татьяна Никонова, автор блога Sam Jones's Diary:

- Все, что происходит в России, всегда можно описать минимум с двух сторон: первая сторона, как люди считают, чтобы было правильно, вторая – что они делают на самом деле. Например, есть опрос 2011 года, который был проведен в Кирове, Ижевске и еще нескольких достаточно больших городах, среди молодежи 16–20 лет. Получалось, что примерно 60% из них уверены, что начинать сексуальную жизнь нужно в 16-18 лет. При этом четверть из них сказали, что у них есть знакомые, которые начали в 13–15.

Я согласна с тем, что информация должна подаваться с самого раннего возраста и ступенчато. К 13 годам ребенок должен знать все, что касается конкретных занятий сексом, его безопасности, вопросов согласия, вопросов удовольствия и куда податься, если возникла сложная ситуация. Просто потому, что ребенок в этом возрасте уже может заняться сексом.

На самом деле, если бы у нас школа не была репрессивным инструментом, она стала бы идеальной площадкой для сексуального просвещения. Огромное количество детей не может получить эту информацию от родителей, примерно треть родителей (по опросам ВЦИОМ) говорят о том, что тема секса в их семьях табуирована. В два раза меньше людей табуируют тему самоубийств в семье, а вот про секс они не в состоянии говорить. Есть дети религиозных родителей, дети в неполных семьях, где родители очень много работают и не в состоянии этим заниматься. Есть дети, которые живут со старшими родственниками, воспитанники детдомов, у которых просто нет родителей. А в 11-13 лет ребята могут просто не справиться с теми переживаниями, которые приносит секс. Но по тому, как звучит общественная риторика по поводу секса и семьи, на школу сейчас рассчитывать не приходится.

Жители Томска о возрасте согласия и государственном контроле

В западных странах есть брошюрки, где про секс написано нейтрально и пунктирно, но они рассчитаны на то, что будут уроки, на которых со взрослым человеком можно все подробно обсудить. В России такого не будет. Здесь нужен толстый учебник, в котором будет проговариваться обыденный язык для этой темы. Поэтому я сейчас пишу книгу - "Наука "секс" для подростков", учебник о согласии, удовольствии, безопасности. И я очень надеюсь, что это сможет помочь людям, поскольку знаю, что у нас и взрослые сексуально неграмотные, и дети растут такие же.

Многие считают, что главное – это пропаганда воздержания до определенного момента. На самом деле, такая пропаганда работает в несколько раз хуже, чем просвещение. Более того, если такой ребенок все-таки начинает заниматься сексом, он не знает, как предохраняться. Если бы мы смогли донести идею, как возможность свободно говорить о важных вещах укрепляет семью, насколько лучше, если у людей будет здоровая репродуктивная и сексуальная жизнь (это все-таки разные вещи), я думаю, многое изменилось бы в лучшую сторону. Но, к сожалению, то, что сейчас происходит, не оставляет надежды. Недавно Роскомнадзор в Челябинске запретил программу по профилактике ВИЧ-инфекции. Хотя все, о чем рассказывали – это базовые для здоровья вещи, ничего вредного или провоцирующего.

Рожденные после СССР. Как разговаривать о сексе

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG