Ссылки для упрощенного доступа

"Почему консерваторы попались на ложь Путина?" Таким вопросом задался британский эксперт по России Эдвард Лукас. На протяжении многих десятилетий, говорится в статье, опубликованной им в газете The Times, Советский Союз притягивал левых. Теперь же некоторых самых больших поклонников Кремля надо искать в числе правых. Что же случилось?

Большими "путинскими темами" Лукас называет "порядок, суверенитет, христианскую веру" и пишет, что они резонируют со взглядами многих консерваторов. Восстановление России после хаоса и унижения девяностых вызывает восхищение тех, кто считает, что их собственные страны ослабели в результате манипуляций либеральной элиты. Поворот этот четче всего наметился в США, где произошло то, что Лукас называет "политическим землетрясением".

Недавно опубликованные данные о росте симпатий к Путину среди консерваторов в США действительно поражают. Их свел воедино американский политолог Джеймс Кёрчик. Практически половина – 49 процентов рядовых республиканцев – считают Россию своим союзником. А популярность Владимира Путина среди них росла в последнее время ошеломляющими темпами: за два последних года число позитивно оценивающих Путина и его политику выросло в три раза, достигнув 32 процентов.

Джеймс Кёрчик полагает, что дело не только в Трампе и его взглядах на Россию. По его сведениям, Кремль давно и упорно обхаживает тех, кто придерживается консервативных социальных взглядов и добился на этом пути немалых успехов. Один из путинских козырей – отношение к геям и особенно к не разрешенным в России однополым бракам. Объектами обработки в США стали Национальная стрелковая ассоциация, ветеранские организации и так далее. В подтверждение этого наблюдения можно привести немало цитат из высказываний консервативных деятелей, преисполнившихся симпатиями к Путину уже с середины нулевых годов, особенно после ужесточения Кремлем антилиберальной риторики. Видные консерваторы задолго до избрания Трампа уже называли Путина "спасителем западной цивилизации", "последней надеждой мира", объявляли его достойным Нобелевской премии.

Но все же это были фигуры хоть и видные, но все же достаточно маргинальные. Однако в ходе предвыборной кампании и самих президентских выборов 2016 года произошел резкий сдвиг Республиканской партии вправо. То, что вчера было маргинальным, вдруг стало мейнстримом. И вот уже такой респектабельный, пользующийся высоким авторитетом среди консерваторов публицист, как Кристофер Колдвелл, регулярно печатающийся и в британской Financial Times, и в американской Wall Street Journal, недавно объявил Путина "самым выдающимся государственным деятелем нашего времени". Деятелем, который "спас свою страну" и "стал символом национального самоопределения" в битве против глобализма. А национальные вопросы, вопросы суверенитета, по мнению Колдвелла, это Zeitgeist, дух века, "движущая сила, страсть, которая владеет сегодня Западом".

"В нашей собственной консервативной партии растет фракция, которая мыслит примерно так же", – пишет Эдвард Лукас, – Этот подход напоминает о симпатии левых к Советскому Союзу. Чем меньше ты на самом деле знаешь о "рабочем рае", тем легче тебе испытывать по отношению к нему энтузиазм". И напоминает о реалиях сегодняшней России, которые, по идее, не должны никак вызывать симпатии у традиционных консерваторов – сторонников свободы, права и независимых государственных институтов.

Даже если будет доказано, что Россия вмешивалась-таки в президентские выборы и сыграла в них важную роль, это не смутит значительную часть сторонников Республиканской партии

Так что же произошло? Французский автор Николя Энин в своей недавно вышедшей книге "Русская Франция" высказывает такое предположение: Россия везде, где может, распространяет свою пропаганду, утверждая, что западные страны находятся в состоянии морального упадка, поскольку они "слишком открыты иностранным влияниям, в них слишком много иммиграции, слишком много ислама и прав сексуальных меньшинств". Главный объект этой пропаганды в Америке – "сердитые белые". Считая, что Путина поддерживают прежде всего популисты, Энин дает такое определение: "Популист не имеет политической программы как таковой. Его главный тезис сформулирован так: "Вы сердитесь, и вам надо сердиться еще сильнее. Мы вас еще больше распалим, и когда вы дойдете до крайности в своей сердитости, вы будете голосовать за меня, потому что я босс партии сердитых". Добавлю, что это можно было бы отнести и к Британии – здесь тоже голоса "сердитых белых" определили исход референдума о выходе из ЕС.

Кого же в таком случае консерваторы считают врагами, коли Путин – друг и союзник? Опросы показывают, что в США эта роль отводится не только демократической партии, Клинтонам, Обаме, но и всем либералам, и, может быть, прежде всего – родным американским СМИ, тем из них (а это большинство), что не выказывают восторга по поводу действий Дональда Трампа и его политики. Есть все основания предполагать: даже если будет доказано, что Россия вмешивалась-таки в президентские выборы и сыграла в них важную роль, это не смутит значительную часть сторонников Республиканской партии. Это же естественно, когда союзник приходит на помощь другу в войне против общего врага, считают они.

"Консерваторов не беспокоит, что Путин подрывает основы западной демократии, раз этот автократ ненавидит либеральные ценности, – полагает Huffington Post. И продолжает: "Консерваторы ощущают глубокую симпатию к авторитаризму и глубокое недоверие к современной западной культуре". Но мне кажется, что эта оценка страдает некоторой односторонностью. Да, верно, что главным в мировоззрении значительной части консерваторов в последние годы стало отвращение к правам человека и меньшинств, к идее терпимости, а потому союз с Путиным с этих позиций действительно выглядит логичным. Но это относится отнюдь не только к правым. Особенно отчетливо это видно на британском примере. Окружение лидера лейбористов Джереми Корбина тоже нисколько не смущает роль апологетов Путина и его политики. Как же возможно такое совпадение? А тоже все по-своему логично. Ведь классический либеральный консенсус, лежащий в основе современной западной цивилизации, который левые презрительно именуют "неолиберализмом", – это и их главный враг. А враг моего врага…

Прямо на сайте The Times, под статьей Эдварда Лукаса, можно найти наглядное тому доказательство. Автору сильно достается – большинство участников форума резко, иногда в невежливых и злобных выражениях критикуют и статью, и самого автора, которого, как принято в соцсетях, надо прежде всего оскорбить и унизить. Но поразительно другое: атакуют они его с противоположных позиций! Он вызвал ярость и правых, и левых. Лукас пишет о системе лживой пропаганды российских телеканалов, а справа ему отвечают: "BBC ничуть не лучше".

Еще один комментатор явно правоконсервативных взглядов снисходительно поучает автора: "Если Лукас не может понять, почему консерваторы отказываются считать Путина олицетворением зла, то пусть задумается о контрасте между Путиным и Меркель – вот где настоящее зло во плоти!" Слева некий товарищ обвиняет автора в клевете на Россию и доказывает, что вопреки утверждениям Лукаса, с российской экономикой все в порядке и с промышленностью тоже, и со знанием дела доказывает, что в России трудно найти в продаже западные товары, так же как на Западе российские. Другой его единомышленник пишет, что "Западу нужен сильный враг, поэтому западные политики распространяют ложь о России и о Путине". Третий обвиняет автора в продажности, в том, что статья "заказана торговцами оружием". И снова справа, уже ближе к делу: "Возможно, все дело в том, что Россия – это преимущественно белая страна и считается расово чистой. Это вопрос о восстановлении контроля, с безопасностью вашей расы во главе угла".

Если сопоставить изящные формулировки правоконсервативного теоретика Колдвелла, пишущего о "национальном самоопределении", Zeitgeist и суверенитете, с куда более грубым, простецким и откровенным высказыванием с форума о "чистоте расы", то трудно избавиться от ощущения, что речь по большому счету идет об одном и том же. Huffington Post сардонически предполагает, что если дальше так пойдет, то путинские поклонники могут найти себе и других союзников. "Подумайте, если все дело в том, что надо уничтожить либерализм, то есть ведь и еще одна сила – тоже глубоко религиозная, наднациональная, любящая оружие, автократическая, верная традициям, белая, гомофобная, презирающая женщин, беспощадная в осуществлении своих целей и ненавидящая либеральные ценности еще сильнее Путина. Она называется "Исламское государство".

Андрей Остальский – лондонский политический комментатор

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG